ПОНЯТИЕ НОРМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРНОЙ РЕЧИ

Понятие нормы литературного языка

«Идеалом была для меня всегда замена схоластики, механического разбора — живой мыслью, наблюдением над живыми фактами языка, думанье над ним», — писал Л.В. Щерба. Он, в частности, активно занимался проблемами изучения и кодификации литературной нормы русского языка.

Каждый из нас сталкивался с такой проблемой: примерно знаешь, как сказать, но точно в этом не уверен. Вот случаи из реальной жизни. Водитель объявляет остановку: «Следующая — 3-й квАртал машиностроителей». Пассажир переспрашивает у кондуктора: «Извините, прослушал, 3-й квартАл машиностроителей уже следующая или через одну?» Невольно у свидетеля этой, как говорят лингвисты, коммуникативной ситуации возникает вопрос: «Как будет правильно сказать: квАртал или квартАл?» Другой пример лингвистических головоломок. Вы написали сочинение на тему: «Гражданская тема в лирике А.С. Пушкина». Красной ручкой учитель подчеркнул фразы из вашего текста: «Для поэта характерно служение гражданским мотивам, воспевание гражданских доблестей». На полях пометка — буква «р» (речевая ошибка). Что это значит? В такие моменты мы и сталкиваемся с понятием «литературная норма».

К сожалению, язык средств массовой информации давно перестал быть эталоном для теле- и радиослушателей. Недавно популярная радиостанция провела опрос среди слушателей. Его темой стали «мараз- мы» в текстах песен современных исполнителей. Вот некоторые запомнившиеся примеры: «Я иду по мокрым лужам» (разве лужи могут быть сухими?), «Я камнем падаю вверх», «Твои слова меня баюкали: три месяца от них не сплю», «И ноздрями землю втяну» (может быть, запах земли?), «Под кожей рук моих твои глаза дрожат» и т.п. Почему возможны такие ляпы? Как нам самим не попасть в первые строчки рейтинга нарушителей норм и правил родного языка?

Языковая (литературная) норма — это определенный итог в развитии современного русского языка. Она реализуется двояко. Во-первых, через общепринятое употребление, регулярно повторяющееся в речи говорящих (воспроизводимое говорящими). Например, существительное кофе традиционно относилось только к мужскому роду. Легко запомнить: кофеёк (мужской род), значит, и кофе мужского рода. Но вот в речи людей последних лет активно стали встречаться словосочетания: крепкое кофе, бразильское кофе и т.д. Получается, что для современных носителей языка и речи это слово стало уже существительным среднего рода. На это немедленно отреагировали и лингвистические справочники. В ряде словарей грамматической правильности теперь указывается, что кофе — это существительное не только мужского, но и среднего рода!

Во-вторых, литературная норма проявляется в предписаниях, правилах, указаниях к употреблению. Они зафиксированы учебниками, словарями, справочниками. Традиционно в грамматиках сообщается, что возможны два варианта произношения: хОленый и холЕный. Первое слово в живой речи практически не употребляется.

Получается, что литературную норму формируем мы, носители языка. Именно говорящий делает выбор из всего многообразия языковых и речевых фактов. Этот предпочтенный большинством носителей языка вариант и становится литературной нормой в данный отрезок времени. Академик С.И. Ожегов говорил, что «правильность, ясность, чистота и выразительность литературной речи, ее высокая культура — необходимая составляющая общей культуры общества». Поэтому задача языковеда — решать вопросы нормализации современного русского литературного языка.

Норма может быть обязательной и допустимой. Например, в современном русском языке правомерно говорить и писать обжитОй и об- жИтый, широкО и ширОко. Однако неверно говорить: у неё нет чул- кОВ (надо: чулОК). На первый взгляд парадоксально, что примеры отступлений от литературной нормы мы находим в творчестве великих русских писателей. Например, в речи поэта В.В. Маяковского: «У нас есть две, четыре, пять публик — вот что плохо». Согласно грамматической норме, у существительного публика нет формы множественного числа! Но для мастеров художественного слова важна не внешняя, а внутренняя форма слова. Поэтому новаторство в языке — прерогатива писателей и поэтов. Название художественного направления в литературе — сентиментализм — впервые употребил Н.М. Карамзин. Собственный поэтический язык создал в XX в. эгофутурист Игорь Северянин:

Я испытал все испытанья. Я все желания познал.

Я изжелал свои желанья. Я молодость отмолодал.

Жизнь и отрадна, и страданна, И всю ее принять умей.

Мечта свята. Мысль окаянна. Без мысли жизнь всегда живей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >