ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ ДЖ.СТ. МИЛЛЯ

Джон Стюарт Милль (1806—1873) представитель завершающего, четвертого, этапа развития классической политической экономии. Дж.Ст. Милль родился в Лондоне в семье Джеймса и Гаррит Милль[1]. Он был старшим из девяти братьев и сестер.

Замечательный по своим интеллектуальным качествам отец воспитал не менее выдающегося сына. Поэтому любая биография Дж.Ст. Милля не может обойтись без характеристики личности и заслуг его отца, воздающей должное его роли в формировании личности своего выдающегося сына. Джеймс Милль был сыном бедного шотландского священника. Он рано отказался от духовной карьеры и собственным трудом пробил себе путь в научную и культурную элиту Англии. Среди тех, с кем он поддерживал постоянные научные и дружеские связи, были философ И. Бентам, Рикардо, историк Д. Грот. Отдавая дань восхищения блестящему научному таланту своего современника и друга Д. Рикардо, Джеймс Милль написал под его влиянием «Элементарный курс политической экономии» (1821), в котором излагает основные научные завоевания рикардианской школы политической экономии, хотя впоследствии выяснилось, что он кое в чем упростил Рикардо и полностью поддержал закон рынков Сэя об автоматическом равенстве совокупного спроса и предложения. Несмотря на это, книга пользовалась большим успехом и Джеймс Милль вошел в историю экономической мысли в качестве «малого классика» политической экономии. В конце жизни Дж. Милль добивается относительного материального благополучия, став видным чиновником Ост- Индской компании в Министерстве по делам Индии. Тяжелая жизнь закалила его характер, он был требователен к себе и окружающим. Свою жизнь он посвятил воспитанию детей, особое внимание уделив старшему сыну — Джону.

Единственным учителем Джона был его отец. Дж.Ст. Милль впоследствии писал, что его первые воспоминания относятся к трехлетнему возрасту, когда он уже умел читать и писать по-английски и когда отец начал преподавать ему древнегреческий. Время обучения английскому он просто не запомнил — в столь раннем возрасте это происходило. С 12 лет мальчик перешел в основном на самообразование — в объеме, значительно превышавшем любые университетские курсы того времени. К 14 годам это был блестящий, необычайно широко эрудированный юноша, обладавший глубокими познаниями в таких областях, как история, математика, логика, философия и политическая экономия. Кроме того, он владел древними и новыми языками (древнегреческим, латынью, французским, немецким), был начитан в древней и новой литературе. Некоторая разбросанность и несистематический характер, уклон в сторону так называемого классического образования (древние языки и т.д.) искупались тем, что эти знания были добыты самостоятельным трудом и усвоены критически.

Сам Милль придавал особенностям своего воспитания решающее значение. Он с осуждением писал о том экстенсивном и позднем обучении, которое является уделом большинства его сверстников. Будучи человеком чрезвычайно скромным, никогда не переоценивавшим своих достижений, он тем не менее считал, что к 14 годам обогнал своих сверстников в объеме познаний на четверть века![2] Знакомясь с объемом и уровнем его детских занятий, нельзя сказать, что он преувеличил дистанцию разрыва. Сомнение вызывает другое. Никакие десятилетия не позволили бы уму обыкновенному освоить те знания, которые за считанные годы впитал ум гениального ребенка. Такие интенсивные занятия в столь раннем возрасте имели и свою печальную сторону. С грустью Милль отмечал в зрелые годы, что «никогда не был ребенком, никогда не играл в крикет; лучше было бы, если бы природа шла своим путем». Впрочем, менее всего соответствует действительности представление о Милле как о далеком от жизни, замученном умственными занятиями книжнике. С детских и до последних лет жизни он избрал свой способ сочетания умственных и физических занятий: длительные пешие прогулки, во время которых обдумывались и обсуждались его лучшие замыслы. Когда Миллю было 13 лет, отец изложил ему во время пеших прогулок только что вышедшие в свет «Начала политической экономии и налогового обложения» Рикардо. Вскоре Милль уехал во Францию, где жил у брата И. Бентама, во время путешествий он встречался с Сен-Симоном и Сэем. Светский образ жизни семьи Бентамов, переезды с места на место ломают изнурительный ритм занятий Милля (обычно он ежедневно занимался по 9— 10 часов), что, безусловно, благотворно повлияло на его будущее физическое и духовное здоровье.

Однако по отношению к своим собеседникам Милль выступает как зрелый ум, поражая их глубиной и широтой познаний. Эти беседы завершали определенный этап воспитания юноши, готовили его к той практической социальной деятельности, в которую ему в скором времени предстояло окунуться. Вернувшись в Англию, Милль поселился в Лондоне и в скором времени приобщился к политической деятельности своей страны. Милль в скором времени с помощью отца занял место скромного чиновника Ост-Индской компании, где его отец к тому времени занимал видное положение.

В это же время он приобщился к деятельности политического кружка молодых, радикально настроенных интеллигентов, издававших свой собственный журнал «Вестминстер ревью». Радикальный кружок, в который вступил Милль, стремился к большему: к подлинному расширению народного представительства в парламенте. По существу его деятельность составляла ядро будущего движения за всеобщее избирательное право. К кружку примыкали Рикардо и Джеймс Милль. Идейным вдохновителем был философ и проповедник Иеремия Бен- там — основатель утилитаризма[3]. Бентам разработал принцип «наибольшего счастья для наибольшего числа людей», который он положил в основу нравственного разграничения между добром и злом. По его мысли, общество должно быть построено таким образом, чтобы чувство долга, понимаемого как социальный долг индивидуума перед обществом, и стремление к собственной выгоде не вступади в конфликт друг с другом. Маркс высмеивая нравственное учение Бентама, рассматривая его как квинтэссенцию буржуазного «здравомыслия». Маркс писая о Бен- таме: «Ни в какую эпоху, ни в какой стране не было еще философа... который с таким самодовольством вещал бы обыденнейшие банальности»[4]. Вскоре Милль понимает слабость идейных позиций представителей политического кружка, и узкая трактовка Бентама человеческого блага (в его понятии человек строго рассчитывает «издержки» и «удовольствия» от всякого рода поступка) стала для Милля неприемлемой.

Крушение авторитета учителей, к которым относился и его отец, вызвало в душе 20-летнего юноши сильное потрясение. Вспоминая этот период, Милль писал в своей «Автобиографии»: «Я был в подавленном душевном состоянии... состоянии, в котором, как мне кажется, обычно пребывают методисты, когда их впервые постигает „сознание греха". В этом душевном состоянии мне захотелось задать самому себе вопрос: „Предположим, что все цели твоей жизни осуществлены, что все изменения в учреждениях и воззрениях, которых ты добиваешься, могут быть реализованы в это самое мгновение: доставит ли это тебе полную радость и счастье?" И неумолимая совесть отчетливо сказала: „Нет!" Сердце во мне оборвалось, и основание, на котором покоилась моя жизнь, рухнуло»[5].

Путь Милля к душевному выздоровлению был продолжителен и труден. Впоследствии сам он считал, что главную роль на этом пути сыграло проснувшееся в нем чувство сострадания к ближним. Вместе с этим чувством пришел и его бескорыстный интерес к поэзии, музыке. Одновременно происходит решительный поворот в философских интересах. Милль обращается к немецкой философии. Здесь его глубоко интересует система Иммануила Канта. Его привлекает мысль Канта о фундаментальной закономерности всего сущего — как физического, так и нравственного мира. Впоследствии учение Канта о трансцендентности объективного мира, об интуитивном постижении этого мира своеобразным образом преломилось в философии научного познания, разработанной Миллем, его философия научного познания исходила из сочетания фундаментального с эмпирическим (по Канту, теория познания зиждется на анализе эмпирического, опытного, и априорного, до- и внеопытного, видов познания). Мысли Милля относительно необходимости гармоничного сочетания артистического и логического, или интуитивного и рационального, прослеживаются во многих работах с 1840-х гт. Наука может дать лишь способы решения практических задач. Всякая практическая деятельность начинается с постановки цели, но конечным основанием всякой цели служит достижение блага, т.е. удовлетворительного результата. Критикуя утилитаризм, Милль пишет: «Лучше быть неудовлетворенным человеком, чем удовлетворенной свиньей»[6]. Применительно к обществу, по Миллю, решающий вопрос состоит в том, что есть общее благо — сумма индивидуальных благ, либо же, напротив, индивидуальные блага есть лишь аспект единого, сознательно предпринятого социального действия. В ряду важных событий в биографии Милля также занимает посещение Франции в 1830 г. во время Великой французской революции. Под влиянием этих событий он разрабатывает свою философию истории, в которой черты необходимости, взаимосвязи отдельных исторических событий имеют центральное место (утилитаристы, включая отца Милля, рассматривали историю как набор случайных событий, в которые интеллектуальная элита должна внести порядок). Милль считал, что всякий исторический этап развития общества не только содержит в себе урок на будущее, но и несет определенное положительное содержание в процессе прогрессивного восхождения человечества.

В 1830 г. Милль встречает жену лондонского бизнесмена, мать двоих детей Гарриет Тэйлор. После 20-летнего ожидания, когда она станет вдовой, он женится на ней.

Период между 1836—1848 гг. оказался самым плодотворным для научной, теоретической деятельности Милля. За этот период он написал и опубликовал работы: «Об определении политической экономии и надлежащем ей методе исследования» (1836), «Бентам» (1838), «Система логики» (1843), «Очерки по некоторым нерешенным проблемам политической экономии» (1844), «Принципы политической экономии с некоторыми ее приложениями к социальной философии» (1848). Позже он напишет «О свободе» (1859), «Утилитаризм» (1863), «Угнетение женщин» (1869) и др.

Период 1850-х гг. представляется в биографии Милля как время раздумий. В это время он с супругой много путешествует, проводя большую часть на юге Франции и в Швейцарии. Оставив работу государственного чиновника в Ост-Индской компании, Милль выставляет свою кандидатуру в парламент. Многочисленные выступления Милля в парламенте становились достоянием общественности, поскольку к тому времени он уже пользовался репутацией признанного метра в области наук и философии. Милль активно занимался разработкой и продвижением избирательной реформы. В 1867 г. впервые в число избирателей была включена большая часть рабочего класса.

Последние годы жизни Милль провел в своем имении во Франции, продолжая работать над рукописями, часть из которых была опубликована уже после его смерти.

Фундаментальный труд Милля «Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии» был опубликован в 1848 г. В предисловии своей книги Милль определяет свою задачу как попытку «соединить его (Адама Смита. — Л.С.) практический метод исследования политической экономии с возросшими с тех пор теоретическими представлениями в данной области или установить связь между экономическими явлениями в обществе и лучшими социальными идеями современности...»[7].

Логическая структура «Основ политической экономии» обусловлена его задачами: систематизация и развитие научных идей, теорий, фактов. Три первые книги посвящены производству, распределению и обмену.

  • [1] Биографические сведения приводятся по вступительной статье А.Г. Милейков-ского и Ю.Б. Кочеврина в кн.: Милль Дж.Ст. Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии. В 3 т. Т. 1.: пер. с англ. / подобщ. ред. Л.Г. Милейковского. М.: Прогресс, 1980. С. 7—74.
  • [2] Bain A. John Stuart Mill: A Critisism. London, 1882. P. 21.
  • [3] Утилитаризм — философский принцип, согласно которому всякий природныйи общественный феномен рассматривается как средство для достижения внешнейцели — полезного эффекта.
  • [4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 623.
  • [5] MillJ.S. Autobiography / ed. by J. Stillinger. Boston, 1969. P. 80, 81.
  • [6] Mill J.S. Utilitarianism, On Liberty and Considerations on RepresentativeGovernment / ed. by H.B. Acton. London, 1972. P. 9.
  • [7] Милль Дж.Ст. Указ. соч. Т. 1. С. 76, 77.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >