Н.Я. Данилевский о культурно-исторических типах

Всегда ли культура сохраняет свой потенциал? Не увядает ли она? Отчего мощный взлет духа сменяется порой духовным и художественным спадом? Эти вопросы всегда интересовали исследователей культуры. Наблюдая за судьбой отдельных культур, они видели, что процесс наращивания новых ценностей в культуре не продолжается вечно. Наступают какие-то длительные паузы, а иногда культура словно окостеневает и уже не дает больше плодоносных всходов.

В результате родилось предположение, что культурное развитие проходит отдельные фазы от рождения до гибели. Одним из первых последовательно раскрыл эту мысль русский философ Николай Яковлевич Данилевский, предложивший понятие «культурно-исторический тип» и обозначивший им особую культуру, которая раскрывает свои возможности в конкретный исторический период.

Культурно-исторические типы — целостные совокупности специфических элементов духовной и материальной жизни этноса, которые проявляются в религиозном, социально-экономическом, политическом и других отношениях.

Н.Я. Данилевский считал, что у европейской цивилизации уже остался позади период «плодоношения». На смену ей должна прийти зарождающаяся славянская цивилизация, лишенная агрессивного содержания. В ней общенациональный элемент доминирует над личным, индивидуальным. Однако эта цивилизация только формируется. У России, считал философ, лишь два пути: или вместе с другими славянами образовать всеславянскую цивилизацию, или полностью утратить свое культурно-историческое значение. Причем если европейская цивилизация оказалась двусоставной, т.е. творческой в двух областях — политической и научной, то русско-славянская цивилизация, по мнению Н.Я. Данилевского, будет трех- или даже четырехсоставной, т.е. творческой в четырех областях — религиозной, научной, политико-экономической и эстетической, а главным образом — в политико-экономической; он верил, что эта цивилизация создаст новый и справедливый социально-экономический порядок.

Всего философ насчитывал десять цивилизаций: египетская, индийская, иранская, еврейская, греческая, римская, новосемитская (аравийская), германо-романская (европейская). К этим несомненным, по Н.Я. Данилевскому, «естественным» группам он причислял две «сомнительные» цивилизации: американскую и перуанскую (индейскую), погибшие насильственной смертью и не успевшие совершить своего развития. Что касается групп новой Америки (современных США), то их значение еще не было ему ясным. Он колебался, следует ли признать их особым культурно-историческим типом.

Русский философ отмечал, что начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип сам вырабатывает их для себя при большем или меньшем влиянии чуждых ему предшествовавших или современных цивилизаций. Такое влияние Н.Я. Данилевский допускал лишь в смысле «почвенного удобрения». Всякое же образовательное воздействие чуждых духовных начал он абсолютно отвергал.

Философ не принимал географическое деление общей культуры по частям света.

Он выдвинул идею о существовании множества цивилизаций, являвшихся выражением бесконечно богатого творческого гения человечества. Каждая из них возникает, развивает свои собственные формы жизни (язык, способы общения, труда, формы быта и т.д.), свои моральные и духовные ценности, а затем погибает вместе с ними. Все культурно-исторические типы одинаково самобытны и из себя самих черпают содержание своей исторической жизни. Но не все они реализуют свое содержание с одинаковой полнотой и многосторонностью.

Обоснование понятия «культурно-исторический тип» имело огромное значение для культуроведения. Несомненно, на Земле существует множество культур, и они развиваются неодинаково. После работы Н.Я. Данилевского наши представления о культурном процессе стали глубже и богаче. Действительно, влияние одной культуры на другую не является всепроникающим.

Тогда что же такое человечество? Человечество — это народы, населяющие земной шар. Однако проблема на самом деле глубже. Связаны ли эти народы между собой? Образуют ли они некую общность? А может быть, они просто одновременно живут на Земле и само понятие «человечество» — пустой звук? Впоследствии я много размышлял над этим вопросом и теперь мог бы ответить так: «человечество» — собирательное понятие, раскрывающее общность народов, населяющих Землю.

В истории культурологии сложились три специфические версии, выражающие отношение к проблеме человечества, его понимания. Одна из них исходит из того, что человечество существовало всегда, поскольку на Земле жили разные народы. Условное объединение этих народов, их сближение и обозначалось понятием «человечество». В рамках этой концепции выявилась тенденция отождествлять человечество только с каким-нибудь одним культурным ареалом, например европейским человечеством.

Другое истолкование проблемы основывается на историческом понимании человечества. В рамках этой концепции оно рассматривается как единство, которое существовало не всегда, а сложилось постепенно, в то или иное историческое время (правда, это время определяется по-разному). Наконец, третья версия истолкования понятия сводится к тому, что слово «человечество» вообще бессодержательно, поскольку никакой реальности оно не выражает.

Итак, первая версия сводится к истолкованию понятия «человечество» как некоей общности, общей судьбы. Мировые отношения складывались и распадались. Однако они восходят к глубочайшей древности, доисторическим временам. Это, по существу, мифологема, т.е. не научная концепция, а версия, родившаяся на основе сопоставления мифологического творчества разных народов и сама ставшая неким мифологическим построением.

Как считают сторонники первой версии, западная культура, которая претендовала на «всемирность», на самом деле выпала из процесса образования единого человечества.

Наконец, можно отметить и третью версию интерпретации человечества. Согласно ей, человечество невозможно как некая реальность, поскольку культуры развиваются не синхронно, не одномоментно. Так, по выражению В.С. Соловьева, Н.Я. Данилевский «признает человечество за пустую абстракцию». Он видит в культурно-историческом типе высшее и окончательное для нас выражение социального единства.

Логическая опора теории Н.Я. Данилевского заключается в противопоставлении понятий «род» и «вид». Человечество, по его мнению, есть «род», т.е. отвлеченное понятие, существующее только в обобщающей мысли, тогда как «культурно-исторический тип», «племя», «нация» — понятия видовые, соответствующие определенной реальности. Критикуя такой взгляд на проблему, В.С. Соловьев подчеркивал: «Но логика не допускает такого противопоставления. „Род“ и „вид“ суть понятия относительные, выражающие лишь сравнительно степень общности мыслимых предметов. То, что есть род по отношению к одному, есть вид по отношению к другому. Человечество есть род по отношению к племенам и вид по отношению к миру живых существ»[1]. И далее: «К тому же дело идет не об общем понятии „человек", а о человечестве как едином целом, и если можно отрицать реальность этого целого, то лишь в том смысле и на тех же основаниях, которые имеют силу и против реальности племенных и национальных групп»[2]. Вопрос о человечестве может показаться относящимся к формальной логике лишь на первый взгляд. Он самым непосредственным образом связан с развитием культуры, с проблемой о том, как это развитие осуществляется — в едином потоке или через становление и отмирание локальных культур.

  • [1] Соловьев В.С. Сочинения. В 2 т. Т. 2. М., 1988. С. 411.
  • [2] Соловьев В.С. Сочинения. В 2 т. Т. 2. М., 1988. С. 411
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >