Социальная ответственность бизнеса — российская практика

Для России проблемы социальной ответственности компаний в чем-то знакомы и понятны, но в чем-то — абсолютно новы. В недавнем прошлом на предприятиях лежала существенная доля всей работы по социальной защите населения — достаточно вспомнить такие забытые слова, как собрание месткома, профсоюзная путевка, пансионат от завода, премия за экономию фонда заработной платы, отличник охраны труда на производстве... Многие из этих вещей безвозвратно ушли в прошлое, что-то в модифицированном виде сохранилось и в капиталистической экономике. Однако, несмотря на внешнее сходство, природа советского социального обеспечения — совсем не то же самое, что социальные программы современных компаний. В советское время колоссальная доля услуг была для предприятий фактически бесплатной (или финансировавшейся через бюджет социального страхования или профсоюзов) — от медицины до путевок на отдых. Поскольку система была сложившейся и функционировала без изменений на протяжении многих лет, количество социальных объектов на балансе компании и развитость социальной инфраструктуры отражали только «возраст» предприятия и «пробивную силу» его руководителей — ведь все серьезные расходы можно было отнести на капитальные вложения следующего года и «выбить» недостающие фонды в отраслевом министерстве или у региональных властей.

С началом экономических реформ большинство социальных объектов «повисло» на балансах компаний, фактически став «мертвым грузом». Резкое сокращение бюджетов всех компаний в начале периода реформ очень больно ударило по всем социальным программам, ведь соображения экономической эффективности, обеспечения выживания и прибыльности вышли на первое место и на некоторый период отодвинули социальные задачи на второй план. Многим компаниям пришлось пройти через болезненный период выведения социальнокультурных объектов со своих балансов. Особая сложность этого процесса заключалась в том, что многие крупные предприятия исторически являлись градообразующими — особенно на Урале, в Западной и Восточной Сибири. Жизнь всего города зависела от того, насколько полно и регулярно крупнейшее городское предприятие финансирует бытовую сферу. И, несмотря на реструктуризацию и выведение непроизводственных объектов с балансов компаний, эта зависимость сохраняется. Хотят градообразующие компании или нет, но им постоянно приходится поддерживать ЖКХ своих городов. Такая сильная зависимость уменьшает возможность «маневра» и «связывает руки» руководителям предприятий, а попытки полностью уйти от нее редко заканчивались успехом.

Если в технологическом отношении многие объекты социальной сферы жестко связаны с компаниями, то в области человеческих ресурсов перед российскими управленцами стоит другая проблема. Серьезным препятствием эффективной реализации социально ответственной деловой стратегии является то, что в сознании многих работников компаний по-прежнему очень сильны представления о том, что компания несет ответственность за их судьбу. Хотя такая позиция сейчас распространена гораздо меньше, чем в советский период, зачастую чрезмерные претензии сотрудников компаний находят дополнительное основание в том, что еще недавно все были равны, что приватизация прошла неграмотно, что все реальные активы были созданы еще в советское время и поэтому все имеют равные права на них и т.д. Кроме того, период «забвения» социальных программ, который сопровождал первоначальное формирование класса собственников, также значительно ухудшил отношение работников к работодателям. Поэтому диалог между руководством компаний, работниками, профсоюзами, местными организациями часто идет очень тяжело.

Противоречивым является и влияние профсоюзов и коллективных договоров. Все больше компаний ощущают давление профсоюзов своих работников, и нередко это давление оказывается неоправданно жестким. Профсоюзы не всегда готовы реально оценивать ситуацию и признавать «законность» интересов других связанных с компанией лиц (акционеров, покупателей, кредиторов и т.д.), что приводит к необоснованно жестким требованиям при заключении коллективных договоров и в других важных ситуациях. Это давление тем более сильно, что в большинстве отраслей реальные уровни заработной платы по-прежнему остаются ниже, чем в советский период, и именно рядовые сотрудники компаний чувствуют себя в наиболее проигрышном положении.

Государственная политика в области финансирования социальных программ также находится не в блестящей форме. Замена отчислений в Фонд занятости, Фонд обязательного медицинского страхования и Пенсионный фонд единым социальным налогом (ЕСН) не полностью привела к тому эффекту, на который рассчитывало Правительство. Даже введение регрессионной шкалы по этому налогу не смогло компенсировать его значительного объема, и многие предприятия по- прежнему не показывают реального фонда заработной платы, из-за чего страдает финансирование социальных программ, за которые отвечает государство, что усиливает давление на частный сектор.

Напрашивается вывод о том, что российская специфика существенно затрудняет реализацию принципов социальной ответственности бизнеса. Слишком негативно сказывается наследие прошлого, слишком силен конфликт интересов вовлеченных сторон. Предприятия испытывают «инвестиционный голод», и в такой ситуации позволить себе «роскошь» значительных социальных программ могут немногие. Да и государственная политика пока не способствует налаживанию этого диалога. Поэтому наиболее отрадным — и во многом неожиданным результатом исследований Ассоциации менеджеров — стал вывод о том, что во многих компаниях положение начинает меняться, и период пренебрежения социальными интересами уже сменился осознанием взаимной зависимости бизнеса и общества и рациональным поиском приемлемого компромисса интересов, даже несмотря на сложность текущих условий ведения дел.

На сегодняшний день крупный российский бизнес — двигатель позитивных перемен в отечественной экономике. Бизнес вносит существенный вклад в социально-экономическое развитие регионов своей деятельности через создание в них благоприятного делового климата, поддержание достойных условий труда персонала и жизнедеятельности местного сообщества.

На наших глазах происходит становление нового для России явления, получившего название «рынок социальных услуг». Его характерной особенностью является приход цивилизованного бизнеса в сферу оказания конкурентных социальных услуг. Спектр этих услуг широк и включает такие направления, как: пенсионное обеспечение, добровольное медицинское и индивидуальное страхование, финансовые услуги населению (потребительский кредит, ипотека и пр.), образовательные услуги, услуги транспорта и связи, жилищно-коммунальные услуги, энергоснабжение и пр. Другими словами — все то, что необходимо для развития полноценной социальной инфраструктуры.

Бизнес является неотъемлемой составляющей социально- экономической системы. Прагматика же современных условий ведения основной хозяйственной деятельности заключается в учете интересов других социальных партнеров как одного из важных факторов обеспечения благоприятных условий ведения бизнеса.

Для этого бизнес сам, за рамками установленных требований, вкладывает ресурсы в развитие внутренней и внешней среды своего обитания. В частности, в персонал, экологию, местное сообщество. Это приносит дивиденды в виде капитализации на репутационной составляющей, что ведет к финансово измеряемой отдаче.

Результаты исследований Ассоциации менеджеров показывают, что российский бизнес в целом готов нести свою долю ответственности за состояние и развитие социальной сферы — концепция социальной ответственности бизнеса находит все больше практических применений. На современном этапе развития российской экономики отличительными чертами отношения бизнеса к проблемам общества и своему участию в их решении являются следующие:

  • • Ответственность перед обществом в решении важных социальных задач признается в документах более чем 2/3 компаний, хотя стандартов по способу фиксации социальных целей в списке общих целей, для достижения которых компании создаются, еще не сложилось.
  • • Происходит постепенная переориентация от традиционных (обусловленных опытом советского периода) моделей построения социальной политики предприятия к современным способам ее реализации. В отдельных областях более быстро, в других — медленнее, но процесс повышения эффективности социальных программ начался.
  • • Компании все меньше воспринимают социальные расходы как «одностороннюю» благотворительность и все больше — как взаимовыгодное партнерство со своими работниками. Быстрее всего этот процесс протекает там, где интересы бизнеса и сотрудников компаний гармонизированы (или хотя бы не вступают в сильное противоречие). На сегодняшний день руководители предпочитают финансировать такие программы, которые приводят к конкретным производственным эффектам. Так, развитие персонала всегда является приоритетом в социальных программах.
  • • Тем не менее, изменения в подходе к социальной политике и социальной ответственности еще пока осуществляются в рамках «старых» организационных структур — кадровые службы продолжают доминировать в выполнении соответствующих функций. При этом роль профсоюзов в решении социальных проблем очень невелика.
  • • Усложнение задач по решению социальных вопросов происходит довольно быстро, и многие компании уже начинают осознавать потребность в создании специальных структур для проведения социальной политики. В то же время на рынке ощущается недостаток специалистов в данной области.
  • • К областям, в которых компании пока еще недостаточно осознали выгоды от более полного финансирования социальных расходов, относятся природоохранная деятельность, забота о здоровье сотрудников в широком смысле (т.е. не ограничивающаяся соблюдением требований техники безопасности на производстве). В некоторых случаях это отражает недостаточные стимулы к соответствующей деятельности, создаваемые государством, в некоторых — сигнализирует о том, что многие руководители по-прежнему считают, что рабочую силу проще «заменить», чем «поддерживать в хорошей форме».
  • • Компании вынуждены финансировать те направления социальной политики, в которых государственные вложения не являются адекватными (поддержка малоимущих) или которые обусловлены влиянием советского наследия (ЖКХ).
  • • В оценке эффективности социальных программ часто сохраняется двойственность: многие руководители по-прежнему оценивают результативность расходов по объемам финансирования, а не по достигнутому эффекту.

Однако в целом анализ ситуации показывает, что в наиболее передовых компаниях уже накоплена «критическая масса» позитивных сдвигов в области социальной ответственности, и в ближайшее время можно ожидать ускорения перемен в данной сфере и у остальных предприятий, которые — пока отставали в этом процессе. Поэтому у российских компаний, при внимательном отношении к остающимся проблемам, вполне может сформироваться достаточно эффективный и конструктивный подход к управлению социальной политикой, что будет способствовать как достижению целей бизнеса, так и стабилизации и улучшению социальной ситуации в стране.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >