Современные тенденции и приоритеты социального развития. Развитие общества, основанного на знаниях

Рассмотрение генезиса концепции и теории постиндустриального общества и постиндустриальной экономики, последующих понятий «информационное общество», «общество, основанное на знаниях», «экономика, основанная на знаниях» и соответствующих теорий полезно предварить следующими рассуждениями.

Теорию постиндустриального общества не следует оценивать как одну, субъективно выделенную из множества альтернативных доктринальных теорий общества будущего, распространенных сегодня в западной социологии. Изначально эта концепция рассматривалась как «аналитическая конструкция, а не картина специфического конкретного общества... некая парадигма, социальная схема, выявляющая новые оси социальной организации и стратификации в развитом западном обществе»[1] [2]. Такой подход к предмету, объектам и задачам исследования объективно выделяет рассматриваемую теорию из остальных социологических и экономических теорий и концепций нашего времени. Мы не стремимся выступить в роли апологетов основных концептуальных постулатов этой теории и доказать отсутствие в ее внутренней структуре всех и всяческих недостатков.

Напротив, осознание отдельных значительных понятийных и концептуальных погрешностей и теоретических недоработок должно усилить внимание и стимулировать критический интерес читателей

к тем ее сущностным положениям и характеристикам, которые опреде-

2

ляют роль и значение этой теории .

Сегодня вряд ли возможно однозначно и вполне определенно указать автора-первооткрывателя и источник термина «постиндустриальное общество». Традиционно считается, что это понятие было введено в научный оборот американском социологом Д. Рисменом, который в 1958 г. применил его в заглавии одной из своих статей[3] [4] [5]. Указанная статья хотя и имела относительно частный характер, однако благодаря своему заглавию получила широкую известность. Вместе с тем не столь широко известно, что еще в 1917 г. А. Пенти, один из теоретиков английского либерального социализма, использовал этот термин в заглавии одной из своих книг[6]. И почти забыт тот факт, что сам А. Пенти отдавал приоритет в приме- нении данного термина А. Кумарасвами , серьезному исследователю, автору ряда работ по доиндустриальному развитию азиатских стран. При этом важно отметить, что те авторы, которые, по-видимому, первыми, в начале прошлого столетия использовали понятие «постиндустриализм», отчетливо вкладывали в него смысл, отличный от принятого сегодня. Родоначальники термина «постиндустриальное общество» утверждали, что индустриальный экономический уклад предельно обострил многие социальные противоречия, и, критикуя его, рисовали идеальное общество, в котором возрождены принципы мелкотоварного и даже полукустарного производства, посредством которого, по их мнению, могут быть преодолены конфликты, порожденные индустриальной системой[7]. Такую точку зрения разделяет и В.Л. Иноземцев[8].

Понятие «информационное общество» было введено в научный лексикон во второй половине 1960-х гг. профессором Токийского технологического института Ю. Хаяши. По другим данным, его авторами являются Ф. Махлуп и Т. Умесао. В 1966 г. термин был использован в Японии в докладе группы по научным, техническим и экономическим исследованиям. В этом докладе утверждалось, что информационное общество представляет собой общество, обладающее высококачественной информацией, а также всеми необходимыми средствами ее распространения, избавляющими людей от рутинной работы и обеспечивающими высокий уровень автоматизации производства. По мнению авторов указанного доклада и их сторонников, революционизирующее действие информационных технологий должно привести к тому, что в информационном обществе классы будут заменены социально недифференцированными и бесконфликтными сообществами согласия (И. Масуда). При такой эволюции, приводящей к информационному обществу, одной из главных ценностей бесконфликтных сообществ будет не потребление товаров (индустриальное общество), а время. В западной социологической и экономической литературе конца 1960-х — начала 1970-х гг. считалось, что основой формирования информационного (в других вариантах — «технотронного общества», «общества знаний») общества является развитие вычислительной техники, систем и средств связи и информационных технологий. Отмечался и ряд других признаков:

  • • глобальный характер информации, при котором государственные границы уже не оказывают влияния на ее движение;
  • • значительное возрастание реализуемых возможностей сбора, обработки, хранения, актуализации, передачи информации и доступа к ней;
  • • увеличение воздействия информации на развитие и интенсификацию различных сфер человеческой деятельности (бизнес, особенно в сфере услуг, потребительскую культуру, образование, здравоохранение);
  • • возникновение новых форм занятости;
  • • углубление процессов децентрализации и дифференциации обществ.

Дальнейшее развитие концепции информационного общества привело к более проработанной в теоретическом аспекте современной теории постиндустриального общества и экономики, основанной на знаниях (экономике знаний), основу которых заложили работы Д. Белла, 3. Бжезинского, Г. Кана, А. Тоффлера, А. Турена и др. Рассматривая общественное развитие как «смену стадий», указанные авторы связывают становление информационного общества с доминированием «четвертого» (следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг) информационного сектора экономики. В трактовке Д. Белла информационное общество обладает всеми основными характеристиками постиндустриального общества: центральная роль теоретического знания и информации, экономика услуг, ориентированность на новейшие технологии — в будущее и обусловленные такой ориентацией развитие новых интеллектуальных технологий, управление знаниями. Вместе с тем решающее значение для экономической жизни и социально-экономического развития, характера трудовой деятельности человека, способов производства знания и технологий приобретает становление нового социального уклада, основанного на телекоммуникациях, обеспечение доступа к необходимой информации индивидов и социальных групп. Знание и информацию Д. Белл считает стратегическими ресурсами и источниками трансформации постиндустриального общества. В таком контексте он формулирует информационную теорию стоимости, согласно которой знание в форме изобретений, внедренных технологий и организационных усовершенствований вовлекается в практическую переработку ресурсов, выступает источником стоимости. Т. Стоуньер утверждает, что информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. Поэтому в постиндустриальном обществе самым большим потенциальным источником богатства становятся национальные базы знаний и информационные ресурсы, что предполагает интенсивное развитие новой экономики знаний. А. Тоффлер хотя и не дает четкого определения понятия «информационное общество», много пишет о его принципиально новом характере, противоречащем традиционной индустриальной экономике. Основные положения об информационном обществе связаны у него с концепцией «трех волн», согласно которой история человечества, движимая научно-техническим прогрессом, проходит в своем развитии три стадии — сменяющие друг друга волны: сельскохозяйственную, индустриальную и супериндустриальную цивилизации.

Перейдем теперь к изложению основных концептуальных положений и характеристик теории постиндустриального общества.

Во-первых, сторонники теории постиндустриального общества утверждают, что сегодня она представляет собой социальную метатеорию, которая в полной мере воспринята западной социологической традицией[9].

В связи с таким утверждением необходимо отметить две ее существенные характеристики. Первая — диалектичность теории — ее основные концептуальные постулаты по сути представляют собой позитивистскую теорию, истоки которой обнаруживаются во временах становления индустриального строя, возможность преодоления которого она сегодня декларирует. Вторая характеристика — эволюцион- ностъ — развитие постиндустриальной теории от идеи до зрелой научной конструкции шло естественным эволюционным путем, никогда не подпадавшим под жесткое влияние идеологических факторов и всегда сопряженным со свободной научной дискуссией. Эта теория — фактически единственная из западных теорий, приверженцы которой не только не отрицали научного значения марксизма, но стремились вести с ним глубокий конструктивный диалог и развивать его на современном этапе научного познания. Естественное, эволюционное развитие основных концептуальных положений рассматриваемой теории обеспечило в конечном счете ее достаточно полное и глубокое научное обоснование, весьма широкое распространение и заслуженное признание в современной западной социологии. Основные концептуальные положения этой теории, которые прямо и непосредственно не бросали вызов ни одному из главных направлений западной социологической традиции, но во многом отличались от всех прочих, эволюционно сформировали объективную основу большинства современных социологических конструкций.

Во-вторых, концепция постиндустриального общества оптимально сочетает в себе элементы социофилософской теории и черты прикладной социологической конструкции.

В-третьих, она гармонично объединяет решение задач исторической периодизации и типизации с определением исторического места, структуры и характера современных западных обществ.

Четвертое. Основоположники постиндустриализма весьма четко и обоснованно определяют формирование нового общества в понятиях прогресса научного знания и технологических достижений, что оказалось более чем уместно в послевоенном мире, когда не только в социологии, но и в общественном мнении стала доминировать исключительно высокая оценка науки, образования, здравоохранения, развития и практического применения высоких технологий.

Пятое. Эта теория с начальных этапов своего развития подвергала резкой критике разграничение обществ на «капиталистические» и «социалистические», отмечая, что такое разграничение не является ключевым. Последующее поражение коммунистических режимов в странах Восточной Европы укрепило эту позицию, и осознанное усвоение данного концептуального положения в 90-е гг. существенно пополнило ряды сторонников постиндустриализма.

Следующая, далеко не последняя по значимости причина, которую еще не просто воспринять достаточно адекватно, кроется в кризисе, поразившем сегодня страны, стремившиеся пойти по пути догоняющего индустриального развития. «Достижения» таких стран наглядно продемонстрировали, сколь затруднительно для государств, пребывающих на индустриальной стадии прогресса, стать полноправными участниками сообщества постиндустриальных держав, и отчетливо подчеркнули раздел планеты на постиндустриальную зону развития и остальной мир.

Таким образом, несмотря на отсутствие в новом десятилетии того активного интереса к постиндустриальной проблематике, который наблюдался в 1970-е гг., многие концептуальные положения рассматриваемой теории все глубже проникают в сознание исследователей и укрепляют свои позиции в качестве научно обоснованного методологического базиса современной социологии и экономики.

В заключение отметим, что подобный ход развития концепции не противоречит ее фундаментальным основам, а непосредственно определяется ими. Если обратиться к наиболее известным работам признанного патриарха теории — Д. Белла, легко увидеть, что неоднократно провозглашавшийся им акцент на проблемы развития и практического использования теоретического знания, технологий его использования не исчерпывает сути постиндустриального общества.

Сама идея и основные концептуальные постулаты теории постиндустриализма в современном обществе и экономике, основанной на знаниях, не только сохраняют своих приверженцев, но расширяют их круг, завоевывая новых сторонников. Расширяется понятийный аппарат теории: группа соответствующих терминов-синонимов широко применяется в философских, социологических, экономических и экономико-трудовых исследованиях.

Современную концептуальную основу теоретических построений постиндустриализма формируют следующие основные положения:

  • • новый социум существенно отличается от общества, существовавшего на протяжении последних столетий. К числу принципиальных отличий относится прежде всего существенная нарастающая модификация традиционной социальной структуры;
  • • информация и знания в качестве ресурса современного производства товаров и услуг приобретают значимость не меньшую, чем земля, труд и капитал. В современном обществе существенно возрастает не только их экономическая, но и общественная значимость как ключевого фактора социально-экономического развития;
  • • в новой экономике ощутимо возрастают приоритеты и удельный вес сектора услуг, включая финансовые, аудиторские, консалтинговые и другие информационные услуги; возрастает роль интеллектуального капитала;
  • • усиливается социальная и экономическая дифференциация общества;
  • • возрастают роль и значимость сетевых структур.

Ключевые концептуальные постулаты теории постиндустриализма по существу схожи с основными положениями теории развития человеческого потенциала.

Наряду с изложенными рассматривается множество развивающих и дополняющих их социальных и экономических трансформаций: развитие свободы и демократии, формирование новой политической системы, основанной на минимизации принуждения, замещение товаропроизводящего хозяйства сервисной экономикой, изменение структуры занятости и ценностных ориентиров человека, становление новой мотивации трудовой деятельности, переход к новым элементам планирования и нерыночной социально ориентированной экономике, усиление роли образования и здравоохранения... Этот перечень можно продолжить, но даже из изложенного становится ясно главное. Теория постиндустриального общества не воспринимает в качестве главного и единственного источника никакого преходящего социального или экономического явления или процесса (в этом она существенно отличается от марксизма, сосредоточившего внимание на классовом конфликте буржуазного общества и «главном противоречии» капитализма).

Выступая на расширенном заседании Госсовета 8 февраля 2008 г., Президент РФ В.В. Путин сформулировал принципиально новую стратегию развития страны, которая не ориентируется на другие страны. «Сейчас перед нами стоит задача эффективно использовать накопленный опыт и ресурсы для следующего — качественно иного — этапа в развитии страны». Единственной реальной альтернативой энергосырьевому сценарию развития экономики Президент РФ назвал «стратегию инновационного развития страны, опирающуюся на одно из наших главных конкурентных преимуществ — на реализацию человеческого потенциала, на наиболее эффективное применение знаний и умений людей для постоянного улучшения технологий, экономических результатов, жизни общества в целом»[10].

В заключение отметим, что теория постиндустриального общества и экономики, основанной на знаниях (экономики знаний), изначально создана в такой конструкции, которая может легко инкорпорировать в себя целый ряд новых направлений в социологическом, экономическом и организационно-трудовом анализе и, что не менее важно, в свою очередь, породить множество принципиально новых подходов, основанных на применении своих основополагающих методологических постулатов и критериев оценки тенденций и движущих сил процессов исторического развития.

Резюме

Развитие современного общества, экономики и социальнотрудовой сферы в России характеризуется определенными противоречиями и проблемами. На современном этапе социально-экономического развития сохраняются рост экономики и улучшение основных макроэкономических показателей. В то же время правительству не удается сдерживать рост инфляции, сохраняются проблемы в социально-трудовой сфере, к числу которых относится низкая производительность труда, очень медленное повышение уровня и качества жизни, сохранение высокого уровня бедности. Существуют проблемы в области воспроизводства человеческого и трудового потенциалов, здравоохранения, образования, жилищно-коммунальной сфере. На решение указанных проблем нацелена реализация приоритетных национальных проектов «Здоровье», «Образование», «Доступное и комфортное жилье».

Главным стратегическим направлением развития постиндустриального общества является развитие, основанное на знаниях. Ключевыми факторами такого развития общества выступают наука, знания и образование, высокие технологии. В развитии общества, основанного на знаниях, существенно возрастает роль человеческого и интеллектуального потенциалов, а на уровне организации — интеллектуального капитала как одного из ключевых факторов повышения ее конкурентоспособности.

Литература

  • 1. Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М., 1987.
  • 2. Докторовыч А.Б. Социально ориентированное развитие общества: теории и методы системного исследования: монография. М.: ИКАР, 2003.
  • 3. Доклад о развитии человека 2005. Международное сотрудничество на перепутье: помощь, торговля и безопасность в мире неравенства / пер. с англ. М.: Весь Мир, 2005.
  • 4. Доклад о развитии человека 2006. Что кроется за нехваткой воды: Власть, бедность и глобальный кризис водных ресурсов / пер. с англ. М.: Весь Мир, 2006.
  • 5. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2005. Россия в 2015 году: цели и приоритеты развития / под общ. ред. проф. С.Н. Бобылева и А.Л. Александровой. Тверь: Тверская фабрика печати, 2005.
  • 6. Ефимова М.Р., Бычкова С.Г. Социальная статистика: учеб, пособие / под ред. М.Р. Ефимовой. М.: Финансы и статистика, 2003.
  • 7. Интеллектуальный капитал — стратегический потенциал организации: учеб, пособие / под ред. А.Л. Гапоненко, Т.М. Орловой. М.: Социальные отношения, 2003.
  • 8. Как превратить знания в стоимость: Решения от IBM Institute for Business Value / сост.: Эрик Лессер, Лоренс Прусак ; пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
  • 9. Карпычев В.С. Организация и самоорганизация социальных систем: словарь. М.: Изд-во РАГС, 2004.
  • 10. Качество и уровень жизни населения в новой России (1991— 2005 гг.) / В.Н. Бобков (рук. авт. кол.), И.С. Горлов, А.А. Гулюгина, Н.А. Денисов и др. М.: ВЦУЖ, 2007.
  • 11. Клигер С.А., Косолапов М.С., Толстова Ю.Н. Шкалирование при сборе и анализе социологической информации. М.: Наука, 1978.
  • 12. Мильнер Б.3., Румянцева З.П., Смирнова В.Г., Блинникова Т.П. Управление знаниями в корпорациях: учеб, пособие / под ред. Б.З. Мильнера. М.: Дело, 2006.
  • 13. Общая теория статистики: учебник / под общ. ред. М.Р. Ефимовой. М.: ИНФРА-М, 2002.
  • 14. Пфанцагль И. Теория измерений. М.: Мир, 1976.
  • 15. Руткевич М.Н. Общество как система. Социологические очерки. СПб.: Алетейя, 2001.
  • 16. Социальная политика в муниципальных образованиях: учебник / под общ. ред. Н.А. Волгина, В.К. Егорова, С.В. Калашникова. М.: Альфа-Пресс, 2006.
  • 17. Социальная политика в России. Актуальные проблемы и перспективы их решения / под общ. ред. Н.А. Волгина, Л.П. Храпылиной. М.: КНОРУС, 2005.
  • 18. Социальная политика: учебник / под общ. ред. Н.А. Волгина. М.: Экзамен, 2002.
  • 19. Социальная политика. Энциклопедия / под ред. Н.А. Волгина, Т.С. Сулимовой. М.: Альфа-Пресс, 2006.
  • 20. Социальная статистика: учебник / под ред. И.И. Елисеевой. М.: Финансы и статистика, 1997.
  • 21. Суппес П., ЗинесДж. Основы теории измерений // Психологические измерения. М.: Мир, 1967.
  • 22. Тавокын Е.П. Социальная статистика: учеб, пособие. М.: Изд- во РАГС, 2001.
  • 23. Человеческое развитие: новое измерение социально-экономического прогресса. М.: Права человека, 2000.
  • 24. Уэбстер Ф. Теории информационного общества / под ред. Е.Л. Вартановой. М.: Аспект Пресс, 2004. .
  • 25. Эдвынссон Л. Корпоративная долгота. Навигация в экономике, основанной на знаниях. М.: ИНФРА-М, 2005.

  • [1] Bell D. The coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y.,1976. P.483.
  • [2] Более подробное и аргументированное изложение основных концептуальныхположений и сущностных позитивистских характеристик теории постиндустриального общества представлено в трудах В.Л. Иноземцева — см.: Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia,1999. С. 4—9 и др.
  • [3] См.: Riesman D. Leisure and Work in Post-Industrial Society 11 Larrabee E., Meyer-sohn R (Eds.). Mass Leisure. Glencoe (III.), 1958. P. 363—385.
  • [4] Cm.: Penry A. Old Worlds for New: A Study of Post-Industrial State. L., 1917.
  • [5] Cm.: Penry A. Post-Industrialism. L., 1922. P. 14.
  • [6] 5 См., напр.: Coomaraswamy A. (Ed.) Essays in Post-Industrialism: A Symposium ofProphecy Concerning the Future of Society. L., 1914.
  • [7] См., например: Rose M.A. The Post-Modern and the Post-Industrial. A Critical Analysis. Cambridge, 1991. P. 22—24.
  • [8] См.: Иноземцев В.Л. перспективы постиндустриальной теории в меняющемсямире // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под ред.В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. С. 16.
  • [9] Отмеченную особенность теории постиндустриального общества, несомненно,следует отнести к ее достоинствам, поскольку в соответствии с традицией западной социологии различные социологии придерживаются существенно различающихся позиций и точек зрения на современное общество и экономику, по-разномуименуют общество и экономику XXI в. и различаются в определении их основныхсущностных характеристик.
  • [10] См.: Известия. 2008. 11 февр. С. 5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >