«Революция опасна»

Между тем французский социолог Алексис Токвиль (1805—1859), изучая социальное и политическое развитие Франции с раннего Средневековья до Французской революции конца XVIII в., пришел к парадоксальному выводу: революции происходят не тогда, когда в обществе плохо и становится все хуже, а, наоборот, когда в обществе плохо, но становится лучше, а хочется, чтобы стало еще лучше.

Наверное, ни одна эпоха в истории человечества не привлекала к себе такого интенсивного интереса, как то страшное десятилетие 1789—1799 гт. Революция стала своего рода «зеркалом», в которое с пристальным вниманием всматривались революционеры последующих поколений. Один из вождей революции Жорж Дантес писал: «Революция разжигает все страсти. Статуя свободы еще не отлита, металл еще только плавится. Те, кто не умеет обращаться с плавильной печью, сами погибнут в ее пламени».

Токвиль сформулировал еще один значимый закон — закон политической теории. Такой закон был известен уже в XIV—XV вв. На уровне обыденного сознания, в повседневной жизни французского народа он звучал как поговорка «Самый короткий путь к свободе ведет к наихудшей форме рабства». Когда же социолог обратился к изучению опыта Французской революции, он сделал выводы, которые имеют значение для любых революций. Его выводы звучали примерно так.

Стремительное и радикальное развитие революции привело Францию к якобинскому террору и чрезмерному усилению государственной власти. Она сравняла все сословия в обществе и сделала их одинаково беспомощными перед государством. Когда осуществляется переход от традиционных форм организации общественной жизни к демократическим институтам, возникает множество непредвиденных следствий. И революции бывают разными. Их исход (как и возникновение) зависит не только от одних участвующих в революции социальных зол, но и от их оппонентов. Кроме того, революции — это не обязательно вооруженная борьба, но и мирное, хотя и сравнительно быстрое разрешение противоречий. Многое зависит от поведения как той стороны, которая провоцирует революцию («старые силы»), так и той, которая ее совершает («новые силы»).

Мысли А. Токвиля о революции, очевидно, могут быть не бесполезны и в периоды широких реформ. Для властей, которые осуществляют реформы по демократизации общественной жизни в странах, где отсутствуют демократические традиции и народ не владеет демократической политической культурой, самое опасное — проводить такие реформы быстро, не дожидаясь, пока их результаты и элементы складывающейся новой политической культуры не усвоены народными массами. Из-за излишней поспешности происходит резкая поляризация социальноклассовых сил общества. Политическая власть дестабилизируется. В итоге вместо демократических институтов в этих странах может установиться еще более худшая форма тиранической власти, чем была до начала реформ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >