Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Искусство arrow Эстетика
Посмотреть оригинал

Программа эстетического воспитания Шиллера

Эстетика Шиллера не содержит «теории искусства», а относится к теориям «дремлющей красоты». Она связывает эстетическое с действием, а не с созерцанием, отчего его письма часто не причисляют к эстетическим исследованиям. Для Шиллера эстетическое имеет воспитательную функцию в частной и общественной жизни индивида. Эстетическое — это идеальное состояние человека, большее, чем созерцание искусства. Точнее, это — «искусство жить» и быть свободным. Шиллер заимствует концептуальный словарь у Канта, хотя его понимание человека как двойственного чувственно-интеллектуального существа отличается от кантовского. Высокие моральные достижения объясняются не приверженностью долгу, а свободой, к которой человек пролагает путь через красоту. Создание истинно политической свободы, согласно Шиллеру, есть самое совершенное достижение человеческого искусства.

Красота — необходимое условие человеческого бытия, а отнюдь не понятие опыта и не чисто умственный конструкт. Метод Шиллера — не аналитический и трансцендентальный метод Канта и не диалектический опыт Гегеля. Это метод обращения с понятиями, которые применяются на двух уровнях: дескрипции и конструкции, т.е. охватывают соответственно понятия актуального и эмерджентного. На дескриптивном уровне необходим баланс чувственной и рациональной сторон индивидуального бытия. В момент такого равновесия возникает нечто, не являющееся частью актуального, т.е. эмерджентное качество, или красота. Цель самореализации и цивилизации состоит в обоюдной стимуляции противоположных влечений — чувственных и интеллектуальных. Эстетическое не есть свойство одной из них: движение от актуального к эмерджентному принимает особую форму, что и есть эстетическое. Здесь возникает «влечение к игре», которое и заполняет пропасть между физическим и моральным, должным и сущим.

«Письма об эстетическом воспитании человека» — наиболее значительная из теоретических работ Фридриха Шиллера, выражающая социальные и эстетические взгляды поэта. В них также представлена программа целого направления немецкой художественной мысли последнего десятилетия XVIII — начала XIX столетия. Поначалу в 1793 г. Шиллер задумал изложить свои эстетические взгляды в виде писем к датскому принцу Фридриху-Христиану Августенбургскому. Осенью 1794 г. Шиллер переработал эти письма для печати, дополнив их новыми главами. Полностью «Письма» были напечатаны в журнале «Оры» за 1795 г.

Эстетическое воспитание Шиллер рассматривает как предмет, который состоит в непосредственной связи с лучшей стороной нашего благоденствия и не в очень отдаленной с нравственным достоинством человеческой природы. Он признает, что его утверждения основаны главным образом на кантовских принципах. В журнальном варианте «письмам» предпослан эпиграф из «Новой Элоизы» Руссо: «Если создает человека разум, то руководит им чувство». Естественное чувство, по мнению Шиллера, в философии искажается, истина в очаге аналитика оказывается парадоксом.

Истинную политическую свободу Шиллер рассматривает как самое совершенное из произведений искусства. Вместе с тем искусство должно покинуть действительность, подняться над потребностью и получить предписание от духовных требований. Утверждая, что путь к свободе лежит через красоту, Шиллер выражает свою концепцию философско-эстетической деятельности. Одновременно он декларирует творческий манифест художника.

«Письма» — одно из крупнейших творений европейской публицистики эпохи Просвещения. На суд разума вынесены пороки нравственности, духовная неразвитость народа, мучительные следствия разделения труда, отчужденность государства от своих граждан, «механическая жизнь» как основа культуры. Шиллер считает, что государство должно уважать в личности не только объективный и родовой, но и субъективный, специфический характер, т.е. уникальность. Человек же двояко может быть противопоставлен сам себе: или как дикарь, когда его чувства господствуют над правилами, или как варвар, когда его правила разрушают его чувства.

Шиллер отвергает и сугубо рационалистическую, и безмерно сентиментальную традиции Просвещения. Он предлагает восстановить утраченную гармонию личности и общества, усматривая этот идеал в античной Греции. Речь идет о воскрешении цельности человека, устранении «разделения внутри человека». Только искусство способно привести человека и весь человеческий род к гармоничному нравственному состоянию, не подавляя при этом физической природы человека.

Ослабление оков гражданского порядка, по мнению Шиллера, приводит к господству грубых и беззаконных инстинктов, к одичанию низших и более многочисленных классов. Но и цивилизованные классы демонстрируют расслабление и порчу характера, хотя источником их является сама культура. Мы, как подчеркивает Шиллер, отрекаемся от природы в ее законном поле действия, дабы испытать ее тиранию в нравственном; и, противодействуя ее влиянию, мы заимствуем в то же время у нее наши принципы.

Хотя Шиллер и прославляет древнегреческое общество, усматривая в нем гармонию личности и государства, он тем не менее не отвергает идею прогресса. Нет другого средства к развитию разнообразных способностей человека, кроме их противопоставления. Этот антагонизм, по мнению Шиллера, представляет собой великое орудие культуры. Пока антагонизм существует, человек находится лишь на пути к культуре.

Юнг высоко оценивал роль Шиллера в постановке проблемы, связанной с восстановлением уничтоженной искусством целостности человеческой природы. Эту задачу должно решить искусство более высокого порядка. Юнг отмечает, что Шиллер глубоко ощущал этот конфликт в своей личной жизни и что это столкновение породило в нем жажду и тоску по единообразию и единству, которые могли бы спасти и освободить функции, подавленные и томящиеся в рабском труде, и восстановить утраченную гармонию жизни. Вагнер также был обуреваем этой мыслью и в своем Персифале символически выразил ее в образах потерянного и возвращенного кольца и исцеленной раны. Вагнер пытался выразить это в художественно-символическом образе, а Шиллер — в философском рассуждении. И если он не высказывает этого громко, то достаточно ясно подразумевает. Как бы то ни было, но духовный взор Шиллера направлен более в сторону греческой красоты, нежели христианского учения об искупительной жертве, хотя Юнг замечает, что целью христианства было то, о чем пекся и Шиллер, — избавление от зла.

Впечатления от современных ему событий придали Шиллеру мужество предпринять попытку разрешить конфликт между индивидом и социальной функцией. Это противоречие глубоко ощущал и Руссо. Оно стало для него даже исходной точкой для его труда «Эмиль, или О воспитании» (1762). Однако Шиллер, увлекаясь красотой античного мира, забывает подлинного, будничного грека. В то же время Юнг отмечает, что Шиллер не доверяет красоте. Опираясь на опыт, он даже считает, что красота имеет пагубное влияние: «Куда бы мы ни обратили своего взора в мировое прошлое, мы всюду находим, что вкус и свобода бегут друг от друга и что красота основывает свое господство лишь на гибели героических доблестей». Вряд ли можно считать основополагающим это требование, которое Шиллер предъявляет к красоте. В дальнейшем изложении предмета Шиллер приходит даже к построению обратной стороны красоты, причем с ясностью, не оставляющей желать ничего лучшего. «Итак, если руководиться только тем, чему предшествующий опыт научил относительно влияния красоты, то, конечно, нельзя найти достаточного поощрения к тому, чтобы завивать чувства, которые столь опасны истинной культуре человека; и мы охотнее, невзирая на опасность грубости и жестокости, откажемся от сладкой силы красоты, чем, несмотря на все выгоды утонченности, отдадимся ее расслабляющему влиянию».

Шиллер пытается возвыситься над опытом, иными словами, он старается придать красоте такое свойство, которое ей в опыте не принадлежит. Шиллер полагает, что красоту нужно понять как необходимое условие человечности. Поэтому, развивая идеи художественного просвещения, он говорит о чисто разумном понятии красоты.

Контрольные вопросы

  • 1. Как Кант трактовал феномен незаинтересованности?
  • 2. Что, по Канту, является объектом эстетического интереса?
  • 3. Что такое ноуменальный мир?
  • 4. Каково, по Канту, место эстетики в философской системе?
  • 5. С какого понятия начинается эстетическая система Канта?
  • 6. Каковы, по Канту, основные моменты суждения вкуса?
  • 7. Как выглядит определение красоты по Канту?
  • 8. Что такое гениальность в трактовке Канта?
  • 9. Как Кант интерпретирует феномен прекрасного?
  • 10. Что прекрасного усматривал Кант в природе?
  • 11. Как Кант интерпретировал игру?
  • 12. Каковы основные положения эстетической программы Шиллера?

Литература

Бычков В.В. Эстетика : краткий курс. М., 2003.

ГулыгаА.В. Кант. М., 1994.

Философия Канта и современность. М., 1994.

Кант И. Собр. соч. В 8 т. Т. 5. М., 1994.

Кормин Н.А. Эстетика и философия. М., 2009.

Соловьев Э.Ю. Категорический императив нравственности и права. М„ 2009.

Философия Канта (История и современность). М., 2006.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы