ГОТИКА

Готика — художественный стиль, господствовавший в Европе с XII по XV—XVI века. Сам термин был введен итальянскими гуманистами эпохи Возрождения как уничижительное обозначение всего средневекового искусства, считавшегося «мрачным», религиозно-догматичным. В действительности готика знаменует особый тип творчества. В XII—

XIII вв. появляются первые университеты в Италии, Испании, Франции, Англии. В них обучение строится на основе так называемых «семи свободных искусств», т.е. грамматики, диалектики, риторики, арифметики, геометрии, астрономии, музыки. Русский писатель Н.В. Гоголь с восторгом писал об этой эпохе: «Чудесное прорывается при каждом шаге и властвует везде во всё течение этих юных десяти веков; юных потому, что в них действует все молодое, кипящее отвагою, порывы и мечты, не думавшие о следствиях, не призывавшие на помощь холодного соображения, еще не имевшие прошедшего, чтобы оглянуться. Всё было в них — поэзия и безотчетность»[1].

В романе «Наше сердце» французский писатель Ги де Мопассан водит по этому городку своих героев: «Городок представляет собой кучу средневековых домов, громоздящихся друг над другом на огромной гранитной скале, на самой вершине которой высится монастырь; городок отделен от песков высокой зубчатой стеной, эта стена круто поднимается в гору, огибая старый город и образуя выступы, углы, площадки, дозорные башни, которые на каждом повороте открывают перед изумленным взором все новые просторы широкого горизонта. Все приумолкли <...>, но все вновь и вновь изумлялись поразительному сооружению. Над ними, в небе, высился причудливый хаос стрел, гранитных цветов, арок, перекинутых с башни на башню, — неправдоподобных, огромных — и легкое архитектурное кружево, как бы вышитое по лазури, из которого выступала, вырывалась, словно для взлета, сказочная и жуткая свора водосточных желобов со звериными мордами...»

Готика зародилась в Северной Франции (Иль-де-Франс) в середине XII в. и достигла расцвета в первой половине XIII в. Крупнейшие готические соборы в Европе: Миланский собор (Италия), Кельнский собор (Германия), Страсбургский собор (Франция). Каменные готические соборы получили во Франции свою классическую форму. Яркий свет в алтарной части должен был символизировать «священный свет религии». Окна украшают цветными витражами, через которые солнечные лучи наполняли храм радужным мерцанием. «Все святилище залито дивным и немеркнущим светом, проникающим сквозь священные окна», — писал современник о монастыре Сен-Дени (Франция). Н.В. Гоголь так отзывался о готической архитектуре: «В ней все соединено вместе: этот стройный и высоко возносящийся над головою лес сводов, окна огромные, узкие, с бесчисленными изменениями и переплетами, присоединение к этой ужасающей колоссальности массы самых мелких, пестрых украшений, эта легкая паутина резьбы, опутывающая его своею сетью, обвивающая его от подножия до конца шпица и улетающая вместе с ним на небо; величие и вместе красота, роскошь и простота, тяжесть и легкость — это такие достоинства, которых никогда, кроме этого времени, не вмещала в себя архитектура. Вступая в священный мрак этого храма, сквозь который фантастически глядит разноцветный цвет окон, поднявши глаза кверху, где теряются, пересекаясь, стрельчатые своды один над другим, один над другим и им конца нет, — весьма естественно ощутить в душе невольный ужас присутствия святыни, которой не смеет и коснуться дерзновенный ум человека»[2].

В XIII—XIV веках архитектура, скульптура, живопись достигают высокого уровня. Образы величавой архитектуры готического собора получали свое развитие в сложной цепи монументальных скульптурных композиций и витражей. Последние заполняли проемы огромных окон. Искусство витража особенно поражает своим чарующим сиянием красок. Здесь мы имеем в виду своеобразный вид живописи, в котором изображение составляется из кусков цветных расписанных стекол, соединенных между собой узкими свинцовыми полосами и охваченных железной арматурой. Витражи, помещенные в оконных проемах, наполняли внутреннее пространство собора светом, окрашенным в мягкие и звучные цвета, что создавало необычайный художественный эффект.

Как во внутреннем, так и особенно во внешнем убранстве соборов значительное место принадлежало пластике. Множество скульптурных композиций, отдельных статуй и украшений непосредственно связаны со структурой здания и обогащают его художественный образ. Готика использовала и рельеф. Однако основным типом оформления являлась статуя.

Главным новшеством, введенным зодчими готического стиля, выступает каркасная система. Исторически этот конструктивный прием возник из усовершенствования романского крестового свода. Готические архитекторы сделали эти ребра основой сводчатой конструкции. Они создавали как бы скелет свода. При помощи готической каркасной системы достигалась большая экономия материала. Стена как конструктивная часть здания становилась излишней. Она либо превращалась в легкий простенок, либо заполнялась громадными окнами. Стало возможным строить здания невиданной ранее высоты (под сводами — до 40 м и выше) и перекрывать пролеты большой ширины.

Строительным материалом служил местный горный камень, который тщательно отесывали. В некоторых странах, например в Северной и Восточной Германии, где не было пригодного строительного камня, здание воздвигали из хорошо обожженного кирпича.

Готические соборы строились на средства горожан и были средоточием городской жизни. В них проводились богослужения, средневековые мистерии, богословские диспуты, собрания горожан. Например, в Соборе Парижской Богоматери читали университетские лекции. В момент опасности собор мог вместить в себя практически все население. Каждый храм посвящали определенной теме: Собор Парижской Богоматери, Амьенский собор посвящены теме мессианства (на его фасаде изображены фигуры пророков), собор в городе Бурж — добродетели святых и т.д. Собор в целом представлял собой как бы собранное в едином фокусе религиозно преображенное изображение мира. Но в церковные сюжеты незаметно вторгался интерес к реальной действительности. Правда, жизненные конфликты, борьба, страдания и горе людей, любовь и сочувствие, гнев и ненависть выступали в преображенных образах евангельских сказаний: преследование жестокими язычниками великомученика, бедствия Иова, плач Богоматери о распятом сыне и т.д. Рост интереса к человеческой личности, ее нравственному миру все чаще связывался с индивидуализированной трактовкой библейских персонажей. В готической скульптуре зарождался и скульптурный портрет, хотя эти портреты лишь в редких случаях делались с натуры.

Визитной карточкой готической архитектуры является Собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари). Он был заложен в 1163 г. В отдельных частях собор достраивался до середины XIII в. Строители собора достигли удивительного богатства и многообразия трактовки внутреннего пространства. Когда верующий вступал в него и терялся среди огромной толпы молящихся, грандиозный взлет вверх могучих сводов захватывал его воображение. Величие человеческого духа и его вдохновенного воображения составляет основу эстетического обаяния Собора Парижской Богоматери и вообще всех шедевров готики[3]. Готические соборы для многих, в том числе для русского писателя и путешественника Н.В. Гоголя, становятся символом Средневековья. Он писал: «Средние века, величественные, как колоссальный готический храм, темные, мрачные, как его пересекаемые один другим своды, пестрые, как разноцветные его окна и куча изузоривающих его украшений, возвышенные, исполненные порывов, как его летящие к небу столпы и стены, оканчивающиеся мелькающим в облаках шпицем».

В готических книгах активно использовались миниатюры. Они украшались орнаментом, напоминающим витражные медальоны, с преобладанием ярких звучных цветов. Нередко в иллюстрацию вводили пышные архитектурные оформления. На завитках орнамента художники помещали гротескные фигуры назидательного, комического или жанрового характера. Они изображали то одетую монахом обезьяну, то осла-музыканта, то огромную улитку, преследующую человека, то гоняющегося за мотыльком ребенка. Изящная и красочная миниатюра придавала декоративному готическому тексту вид ажурного узора. В результате средневековые рукописи превратились в настоящие волшебные книжки с картинками[4].

Как точно заметил Н.В. Гоголь, «архитектура — летопись мира...», а «идея для зодчества вообще была черпана из природы...» По этой причине средневековый город в Европе отличен от древнерусского города. Академик Д.С. Лихачев отмечал: «Для русских природа всегда была свободой, волей, привольем. Прислушайтесь к языку: погулять на воле, выйти на волю. Воля — это отсутствие забот о завтрашнем дне, это беспечность, блаженная погруженность в настоящее.

Широкое пространство всегда владело сердцами русских. Оно выливалось в понятия и представления, которых нет в других языках. Чем, например, отличается воля от свободы? Тем, что воля вольная — это свобода, соединенная с простором, с ничем не прегражденным пространством»[5]. В скандинавских сагах Русь называли «Гардарика», страна городов. В средневековой Европе шла постоянная борьба между городом (населением, вассалами) и феодалом (князем, герцогом). Это противостояние горожан, отстаивающих свою независимость, ограничение феодальных повинностей, и их сеньора нашло отражение в архитектуре. Поясу городских стен в Европе противопоставлен готический замок господина. Иная ситуация была на Руси. Об этом пишет профессор архитектуры Андрей Владимирович Иконников (1926—2001): «На Руси, напротив, детинец (кремль) не противостоял городу, не выделялся из его общей оборонительной системы. Он был ее внутренним ядром, которое защищали после падения внешних линий обороны. В детинце сосредоточивались крупные монументальные сооружения. Главным среди них, подчинявшим себе пространственную систему, был собор, поднимавшийся посреди площади. Для Древней Руси это не только культовое сооружение: здесь „сажали на стол“ князя, принимали послов; здесь хранилась городская казна; здесь создавалась библиотека и работали расширявшие ее переписчики»[6].

Древнерусский собор, «дом Божий», имел символическое значение. Он олицетворял собой образ Вселенной, идеальный образ мира. Это нашло отражение в архитектуре здания. Купол — подобие небес, воплощение вечной славы Господа; апсиды (алтарная часть) — аллегория земной церкви; неф (длинный зал храма) знаменовал собой материальный мир и события из церковной жизни. О них верующие узнавали, разглядывая церковный иконостас. Он показывает историю Церкви от Адама до Страшного суда.

Академик Д.С. Лихачев пишет о специфике соборов Древней Руси: они вырастают «среди тесной застройки города», их пышность «противостоит бедности „земных жилищ"» простых горожан, росписи «отвлекают их от земных забот, напоминают о вечности». Человек средневековой Руси, «живя в мире, помнил о мире в целом как огромном единстве, ощущал свое место в этом мире. Его дом располагался красным углом на восток. По смерти его клали в могилу головой на запад, чтобы лицом он встречал солнце. Его церкви были обращены алтарями навстречу возникающему дню. Восток символизировал собой будущее, запад — прошлое»[7].

  • [1] Гоголь Н.В. О средних веках // Н.В. Гоголь. Собрание сочинений в 7 т. Т. 6. М.,1967. С. 39-40.
  • [2] Гоголь Н.В. Об архитектуре нынешнего времени // Н.В. Гоголь. Собрание сочинений в 7 г. Т. 6. М., 1967. С. 76.
  • [3] Подробнее о готическом методе см.: Всеобщая история искусств в 6 т. Т. 2. Кн. 1.М„ 1960.
  • [4] Емохонова Л.Г. Мировая художественная культура : учеб, пособие. М., 2001. С.227-228.
  • [5] Лихачев Д.С. Заметки о русском. М., 1984. С. 10, 12.
  • [6] Иконников А.В. Тысяча лет русской архитектуры. Развитие традиций. М., 1990.С. 36-37.
  • [7] Лихачева В.Д., Лихачев Д.С. Художественное наследие Древней Руси и современность. Л., 1971. С. 55.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >