Христианский социализм

Христианский социализм - направление общественной мысли, стремящееся придать христианской религии социалистическую окраску. Концепция «христианского социализма», базирующаяся на Ветхом и Новом заветах, была разработана французским аббатом и философом Фелисте Робером де Ламенне и французским философом Пьером Леру в первой половине XIX века. Наибольшим влиянием это движение пользовалось в Великобритании (Ф. Д. Морис,

4. Кингсли), Германии, Франции, Польше, США и других странах. Новый этап активности христианских социалистов с 70-х годов XX столетия связан во многом с деятельностью известного на Западе публициста, политического деятеля и философа М.Харрингтона. Ряд принципов христианского социализма включен в социальную доктрину современного католицизма.

Отрицательно к нему относились классики марксизма- ленинизма. К. Маркс и Ф. Энгельс писали в «Манифесте Коммунистической партии» о том, что «христианский социализм» они поместили под общей рубрикой «Реакционный социализм». Обосновывая свое решение, Маркс писал, что «Социальные принципы христианства переносят на небо... компенсацию за все испытанные мерзости, оправдывая тем самым дальнейшее существование этих мерзостей на земле... Социальные принципы христианства превозносят трусость, презрение к самому себе, самоунижение, смирение, покорность...но для пролетариата...смелость, сознание собственного достоинства, чувство гордости и независимости - важнее хлеба»[1]. В.И. Ленин, резко критикуя попытки богостроителей найти в религии элементы, родственные социальному учению марксизма, в письме Горькому, писал: «Неверно, что бог есть комплекс идей, будящих и организующих социальные чувства... Бог есть... прежде всего комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом, - идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу... Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость»[2].

Христианский социализм - это особый общественный строй, идеология которого основана на христианских ценностях (в России - на Православии), а экономический уклад - на социалистических принципах. В свое время С. Булгаков писал: «Пора, наконец, понять в самом деле, что Христова заповедь: одеть холодного, накормить голодного, посетить заключённого в тюрьме - исполняется в настоящее время более чем в какой бы то ни было другой форме посредством сложной социальной техники - социального законодательства, рабочих организаций, стачек, кооперативного движения. Ведь если искренне желать исполнять заповедь Христову, то нужно и уметь её исполнять, знать нужные и пригодные средства к её исполнению. Все это совестно и скучно говорить и доказывать, и было бы совершенно излишне на Западе и в Америке, где движение так называемого христианского социализма давно не новость, но, к сожалению, приходится у нас»[3].

Нередко его рассматривают как вариант русской идеи, или замысел Божий о русском народе. При этом одной из форм христианского социализма считают русскую поземельную общину[4]. Христианский социализм следует отличать от т.н. «социального христианства», под которым понимается некая политика благотворительности, проводимая церковью совместно с государством, но без изменения основ социально-экономического строя, т. е. в рамках капитализма.

Сущность христианского социализма состоит в признании религиозной значимости социальных и политических структур. Христианский социализм по сути дела есть христиански осмысленная социальная этика[5]. С.Н. Булгаков писал: «Православная Церковь de facto определила своё отношение к социальному вопросу. Правда, доселе так и не было дано “вероучительного определения” о природе социализма ни в русской церкви, ни во вселенском православии. Но социализм, как социально-экономическая доктрина, вовсе и не является вопросом вероучения». С.Булгаков считал, что «цель социализма, понятая как осуществление социальной справедливости, защиты слабых, борьбы с бедностью, безработицей, эксплуатацией, - в такой степени нравственно самоочевидна, что разногласие может быть только относительно практической целесообразности или осуществимости тех или иных мероприятий»[6]. Таким образом, религия должна побуждать людей не только к личному благочестию, но и к активности в той сфере, которую традиционная религиозность полагает светской, в частности, к улучшению политической и экономической систем. В своей статье «Неотложная задача» (1905) С.Булгаков пишет: «По учению христианства история есть богочеловеческий процесс, в котором собирается и организуется единое человечество, “тело Христово”. Для этой задачи мало одних усилий личного усовершенствования и душеспаси- тельства, но необходимо воздействие и на общественные формы и на внешние отношения людей между собою, необходима не только личная, но и социальная мораль, т.е. политика. Политика есть средство внешнего устроения человечества, и в этом смысле средство хотя и преходящего значения, но неоспоримой важности. Для того, чтобы отрицать политику и общественность, нужно отрицать историю, а для того, чтобы отрицать значение истории, нужно отрицать и человечество, как целое, рассыпая его единое тело на атомы - отдельные личности; наконец, отрицая целокупное человечество, неизбежно приходится отрицать, в конце концов, Христа и христианство. Отсюда вывод: христианин не может и не должен быть индифферентен к задачам политики и общественности, выдвигаемым современностью»[7].

С.Н. Булгаков понимал социализм как необходимое условие для материального благоустройства людей, называя такой социализм «нейтральным», понимая его как «социальную технику», в противоположность социализму «научному», как идеологизированной псевдорелигии. В статье «Неотложная задача», содержится проект программы «Союза христианской политики». Завет Христа (одеть нагих, накормить голодных, заботиться об узниках) может быть решен только посредством социального законодательства, с помощью профсоюзов, кооперативов, объединений трудящихся, посредством всего того, что на Западе называют «христианским социализмом». В книге «Христианский социализм» он высказывается об этическом и религиозном отношении к собственности: «Именно это-то чувство собственности, духовный яд ее, сладострастие Мамоны, и осуждается бесповоротно христианством, как коренным образом противоречащее основной заповеди любви»[8]. С. Булгаков определял «христианский социализм» как «социализм во имя Богочеловечества» в отличие от марксизма как «социализма во имя религии человекобожества»[9].

Понимая под социализмом чувство ответственности за материальную судьбу других людей, всякий христианин, считает С. Франк, поскольку он хочет быть истинным христианином, должен быть «социалистом». В статье Проблема «христианского социализма» отмечал: «Христианин будет, конечно, воздерживаться от ненависти к богатым - в своем обличении их греха эгоизма он будет руководиться любовью к обличаемым грешникам; и он будет остерегаться пытаться достигнуть социальной справедливости через демагогическое разнуздывание эгоистических страстей бедняков. Но он не останется равнодушным к самому факту социальной несправедливости, и он открыто признает грехом равнодушие и холодность имущих в отношении нужды их обездоленных ближних. Он прежде всего будет сам в своей личной жизни стремиться к добродетели подлинной, действенной любви - будет, в меру своих сил, пытаться осуществлять завет Христа: делиться последним, что имеешь, с нуждающимся братом. И он будет призывать имущих к покаянию, к действенной любви, к заботе о бедных. Смирение, скромность, воздержание от корыстолюбия он будет в первую очередь проповедовать богатым, а не бедным; он будет сознавать, что проповедовать эти добродетели бедным, не впадая в фарисейство, можно лишь после того, как обнаружишь действенное участие в их нужде и разделишь с ними то, что имеешь. Повторяем: в этом смысле совершенно очевидно, что всякий, кто подлинно обладает христианской совестью и хочет быть христианином, должен быть и «христианским социалистом»[10].

Идеи «христианского социализма» ориентированы на широкие слои населения. Его идеалы, включающие в себя христианские моральные нормы, утверждающие необходимость союза различных демократических сил, демократизации системы образования, информации, децентрализация экономики и развитие кооперативного движения, привлекают сегодня многочисленных сторонников. Христианские социалисты активно пропагандируют одну из центральных идей М. Харрингтона - принцип расширяющегося демократического контроля, подчеркивая важность применения его во всех сферах общественной жизни. «Я христианский социалист, - признается известный деятель теологического движения «радикальная ортодоксия» Дж. Милбанк, - но этот социализм всегда отличался от светского социализма. Мой социализм не менее радикален, но он просто другой. Если говорить в общем, то цель христианства - всеобщее обожествление, а не совместное пребывание, пусть и справедливое, на низшем материальном уровне. Следовательно, христианский социализм сочетает приверженность демократии с просветительской миссией по введению людей в истину. Нам нужна культура и политика, основанная на добродетели. Только она способна уравновесить демократическую политику. Только она может заставить демократию работать, иначе же все превращается в софистическое манипулирование людьми, в отсутствие демократии... Я одновременно и радикален, и консервативен, равно как и одновременно радикален и ортодоксален... мы считаем необходимым введение правовых рамок регулирования цен, заработной платы, финансов и т.д. на всех уровнях, от местного до глобального»[11].

В ходе состоявшегося 25 января 2011 г. на социологическом факультете МГУ в рамках XIX Международных Рождественских чтений круглого стола «Духовно-нравственные ценности современного российского общества: социологический взгляд» В.И. Добреньков высказал мысль о необходимости максимально активного социального делания Русской Православной Церкви по защите российского общества от «губительной для России безбожной либерально-западнической системы олигархического капитализма». В качестве альтернативы он предложил консервативную идеологию «религиозного социализма», базирующегося на «традиционных духовно-нравственных ценностях, общих как для православного христианства, так и для других традиционных конфессий». Идею поддержали многие выступавшие. Неоднократно из уст не только светских ученых, но и представителей православного духовенства звучало понятие «христианский социализм». Так, руководитель миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерей Евгений Соколов в своем выступлении дал понять, что Церковь не может смиряться с социальными беззакониями властей, но, напротив, должна бороться против них. Продолжая на земле служение Христа, Который отождествил Себя именно с обездоленными, Церковь всегда выступает в защиту безгласных и бессильных.

В рамках упомянутых Рождественских чтений председателем Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным был озвучен проект документа «Вечные ценности - основа российской идентичности», состоящий из следующих положений:

«Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, честность судов, ответственность руководителей. Реализуемая как социальные гарантии, требующая преодоления бедности и коррупции. Предполагающая достойное место для каждого человека в обществе и для всей российской нации в системе международных отношений. Согласно этому принципу распределение ценностей - духовных и материальных, созданных трудом людей, должно быть справедливым и заслуженным.

Свобода. Личная, индивидуальная свобода - свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная. Самостоятельность, независимость, самобытность российского народа.

Солидарность - способность разделить с другим бремя его забот, его трудности, его болезни, его скорби. Общенациональная надклассовая солидарность как сила, связывающая народ, обеспечивающая единство нации, ее целостность, ее жизнеспособность.

Соборность - единство власти и общества в работе на благо страны и людей. Единство разнообразных культур. Еармоничное сочетание духовных устремлений и материальных интересов личности и общества. Нравственная ответственность личности перед ближним и обществом.

Самоограничение и жертвенность - отказ от потребительского отношения к ближним и к окружающему миру. Способность жертвовать личным ради блага ближнего и Отечества.

Патриотизм. Вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, к его культуре, готовность трудиться ради Родины.

Благо человека, его благосостояние и достоинство. Духовное и материальное благополучие человека как основной приоритет социального развития. Соблюдение прав человека.

Семейные традиции. Любовь и верность. Забота о младших и старших».

На наш взгляд, эти, безусловные для любого христианина, императивы, не являются повторением исходных принципов «строителя коммунизма». Они гораздо глубже и нравственнее их, поскольку в центр церковных забот ставят человека. В определенном смысле они даже радикальнее социализма, который ограничивает частную собственность в пользу общественной. Христианское социальное учение ограничивает все формы собственности в пользу традиционной религиозной аскезы и этики жертвенности. Надмирный идеал христианства в корне отличается от коммунистического, предполагающего достижимость «рая» на земле, а на деле, ведущего к тотальной несвободе[12]. Христианский взгляд избавляет от всякого утопизма, для него характерна духовная трезвость, предостерегающая от иллюзий. Как отмечал в свое время Вл. Соловьев, дело не в том, чтобы построить рай на земле, а в том, чтобы не допустить ада.

Нельзя не заметить, что идеи, изложенные в проекте, созвучны тем, что в свое время высказывали русские мыслители. В статье «Народное хозяйство и религиозная личность» (1909) С. Булгаков полемизирует с английской политэкономией, в том числе философией «экономического человека» И. Бентама, полагавшего руководящим принципом поведения человека принцип полезности, а равно и с ее противником - марксизмом, утверждая в результате полемики собственное понимание социально-экономических процессов. Согласно С. Булгакову, «Хозяйство есть взаимодействие свободы, творческой инициативы личности и механизма, железной необходимости, есть борьба личности с механизмом природы, и общественных форм в целях приспособления к потребностям человеческого духа. Одним словом, хозяйство ведёт хозяин»[13]. Политэкономия, анализирующая экономическую деятельность человека, должна оперировать понятием личности как независимой переменной, не связанной с классами, но прямо выходящей на религиозные и духовные ценности.

С. Булгаков обращает внимание на то, что понятие «труд» в христианском мире всегда тесно связывалось с понятием аскезы, которая никаких выходов на материальную выгоду или денежный расчет не имеет. Местом, где зародилось и получило своё развитие понятие аскетического труда, являвшегося, по веберовскому определению, формой «религиозной аскезы», явились монастыри. Возникшее в монастырях понятие «труд как средство подвижничества и аскезы» означает повседневное служение по велению Бога. Изучая работы немецких исследователей Э. Трельча и Г.

с. 113-114.

Эйкена, Булгаков находил параллели из области трудовой аскетики в истории католических и православных монастырей. Он рассматривал христианское подвижничество как феномен общий для западной и восточной ветвей христианства.

Определив монастырское происхождение понятия «труд-аскеза», Булгаков подчёркивает значение «Протестантской этики» Вебера как важного исследования по проблеме духовно-исторических корней современного капитализма и рационализма нового времени. Положения работы Вебера о том, что корни современного народного хозяйства находятся в «религиозной личности» (т. е. в «духовной жизни личности»), которая обнаруживается до упомянутого «экономического человека» в протестантизме, прежде всего в кальвинизме, - оказались ценными для Булгакова, поскольку совпадали с ходом его мыслей.

Булгаков видел смысл Реформации, которая распространила религиозные обязанности на всю мирскую деятельность, в том, что она придала светский характер христианству. Протестантизм, по его мнению, положил конец противостоянию мирян и церкви, а мирской «труд» стал рассматриваться как «beruf» - личный призыв Бога. Вместе с тем, следуя Веберу, Булгаков видит значение религиозной реформы в проникновении «религиозной нравственности в жизненную практику».

Комментируя работу Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», Булгаков выражает сожаление по поводу того, что «подобного рода исследования почти совершенно отсутствуют относительно русской хозяйственной жизни, в частности, истории русской промышленности»[14]. В связи с этим он обращает внимание на «близкую связь» «русского капитализма со старообрядчеством», которое дало «представителей целого ряда крупнейших русских фирм».

В отличие от католичества и протестантизма, православие, по мысли С. Булгакова, пронизывает «религиозным вдохновением» не только храмовую жизнь, но и весь быт человека. Освящение быта (труд, семейные отношения, еда, сон, одежда, любая повседневность) вообще свойственно православию, оно сопровождает человека от рождения до самой смерти[15].

В своей книге «Диагноз нашего времени» К. Маннхейм касается христианства. Он считает возможным социологический анализ христианских ценностей и методологии, поскольку «истины христианства» сформулированы не в абстрактных заповедях, а в простых и ясных утверждениях, имеющих вечную ценность. Важно раскрыть важнейшие аспекты религиозного опыта и использовать их для анализа общественной динамики.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т.4, с.204-205.
  • [2] Ленин В.И. Поли. Собр. Соч. Т.48, с.230-233, 226-228.
  • [3] Булгаков С.Н. Неотложная задача (О союзе христианской политики) // Христианский социализм. Новосибирск. 1991, С.36-37
  • [4] Сомин Н.В. Христианский социализм как русская идея (http://chri-soc.narod.ru)
  • [5] Игумен Вениамин (Новик). Христианский социализм прот.Сергия Булгакова //www.vehi.net/bulgakov/novik.html
  • [6] Булгаков С.Н. Православие и социализм // Труды по социологии и теологии. Т.2. М., “Наука”,! 997. С.566-568
  • [7] Булгаков С.Н. Неотложная задача (О союзе христианской политики) // Христианский социализм. Новосибирск. 1991, С.31
  • [8] 634 Булгаков С.Н. Христианский социализм. Новосибирск: Наука. 1991. С. 100
  • [9] Булгаков С.Н. Неотложная задача (О союзе христианской политики) // Христианский социализм. Новосибирск. 1991. С.43
  • [10] Франк С.Л. Проблема «христианского социализма» // Новый Мир, 1990. № 4.
  • [11] Светскость имеет тоталитарные наклонности. Интервью с Джоном Милбанком // РусскийЖурнал. 25.12.2008.
  • [12] Шаповалов В.Ф. Булгаков как социолог // Социологические исследования. 1993. № 10. с. 115.
  • [13] Булгаков С.Н. Два града. Исследование о природе общественных идеалов. СПб., 1997.
  • [14] 64:> Булгаков С.Н. Два града. Исследования о природе общественных идеалов. Т. I-II. - М.,1911.С. 197-198.
  • [15] М6 Подробнее см.: Кравченко А.И. История социально-экономической мысли в России. М.:Академический проект, 2010. с. 1114-1125.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >