ИМЕЕТ ЛИ ЗНАЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ПРИ РОСТЕ ГЛОБАЛЬНОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ?

Суть вопроса

Данный вопрос о значении международного права актуален и в более широком онтологическом и гносеологическом контексте. С точки зрения постмодернизм ли перспективы право вообще в условиях роста глобальной неопределенности?». Ведь в неклассической научной картине мира для юриспруденции характерны принципы многомерности, конструирования правовой

1

реальности, релятивизма и неопределенности .

Если приложить эти принципы к международному праву, то обозначенная проблема получает дополнительные вопросительные знаки. Неопределенность на международном уровне усиливается. И по сравнению с национальными правовыми системами, где есть централизованное законодательство и правоприменение. И по сравнению с прошлыми десятилетиями XX в., когда установился биполюсный мир. На уровне международного права гораздо больше обстоятельств, способствующих проявлению многомерности, релятивизма, неопределенности, хотя бы в связи с тем, что международно-правовое регулирование зависит от широких контекстов мировой политики и мирового порядка. А в таких контекстах больше всего переплетений разнообразных воздействий субъектов и регуляторов.

Постмодернистский вызов перспективам международного права усиливается также с хождением идей и конструкций «глобального права». По мнению некоторых исследователей, конструируемое «глобальное право» распространяется по всему миру, преодолевая границы государств, и начинает защищать всех людей в равной степени, независимо от того, где они живут[1] [2]. Оно как бы устраняет границы, «растворяет» в себе и международное, и национальное право. И, таким образом, заменяет их, поскольку каждый отдельный человек может на равных, защищая свои права, спорить и со своим народом, и со своим государством, благодаря глобальным институтам. Будет стираться грань между внутренней и внешней политикой, государственным и международным правом. Именно эти признаки можно использовать при характеристике данной идеализации по имени «глобальное право».

Ответы на эти вопросы предполагает выяснение направлений развития регуляторов, которыми располагает международное право, их взаимодействия с другими регуляторами, среди которых наиболее значимы позитивно-нормативные регуляторы мирового порядка и мировой политики. Последние «снимают» влияние таких переменных как мировой рынок товаров, услуг, инвестиций, миграционные потоки и другие факторы. Приведут ли изменения в мире к перерастанию международного права в некое «общечеловеческое» состояние, о котором некоторые исследователи спешат заявить и обозначить его термином «глобальное право»? Или возможен вариант развития, когда обострение кризиса мирового порядка будет способствовать фрагментации международного права? Например, будет формироваться состояние, при котором разные доминирующие блоки государств будут по-разному трактовать международные конвенции, а, возможно, и подменять международное право национальными и региональными актами[3]. Или же возможен вариант сохранения международного права в обновленной форме межгосударственного договорного права с учетом мнений НПО и верховенства юридических актов ООН?

Отсюда вытекает задача упорядочения понятий, приведения их к такому состоянию, которое бы наиболее достоверно отражали современные процессы в международном и национальном праве, испытывающем воздействие динамичных контекстов мирового порядка и мировой политики. Среди применяемых методов — сценарный, факторный, сравнительно-правовой, метод сравнительной политологии. Нашу гипотезу можно выразить следующими предположениями. Международное право сохранит непреходящее значение. Когда начинают говорить о движении от международного права к «глобальному праву», то происходит опасная подмена понятий, не соответствующая взаимодействию международного права с национальным правом, миропорядком и мировой политикой, а через них с мировым рынком. Идеализация по имени «глобальное право» в реальности, вольно или невольно, камуфлирует опасности разрыва зависимостей между регуляторами международного права и национального права, мировой политики и мирового порядка в условиях глобализации рынка товаров, услуг, инвестиций.

  • [1] Честное И.Л. Постклассическая теория права. СПб: Алеф-пресс, 2012. С. 105.
  • [2] См.: выступление преподавателя Европейского университета в Литве (ранее университет находился в Белоруссии) О.С. Звонаревой (Звонарева О.С. Формирование глобального права как мегатенденция современного мирового развития. Тезисы доклада на методологическом семинаре «Право и политика» 22 июня 2012 г. Сектор теории права и государства ИГиП РАН.
  • [3] Р. Мюллерсон (известный в СССР и признанный ныне в мире эстонский правовед)говорит о возможном варианте «два мира — два права» (Мюллерсон Р. Два мира, два права?Геополитика под прикрытием законности и морали // Россия в глобальной политике.[Электронный ресурс] URL globalaffairs.ru/number/dva- mira-dva-prava-16587. (дата обращения 17.11.2014).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >