Жизненный цикл научной дисциплины

Жизненный цикл научной дисциплины - это последовательность взлетов и падений научной активности на протяжении всего времени существования данной дисциплины. Первое, что следует отметить в связи с этим, - это разная продолжительность существования научных дисциплин. Социология труда зародилась в конце XIX в., достигла своего пика в середине XX в., испытала упадок в конце XX в., но и в начале XXI в. нельзя говорить о том, что дисциплина окончательно исчезла. Направление образа жизни, если можно его относить к разряду дисциплин, возникло в начале 70-х гг. и исчезло в начале 90-х гг. XX в. Данная отрасль появилась на свет по конъюнктурным соображениям, не имеющим ничего общего с научной деятельностью, - обращением политиков от КПСС к образу жизни советских людей, который должен был подчеркнуть преимущества социализма. Данное направление умерло естественной смертью вместе с исчезновением КПСС и ее социальной программы.

Таким образом, в зависимости от продолжительности существования научной дисциплины его цикл должен принимать различный вид: на коротком историческом промежутке должно быть меньше подъемов и спадов, на длинном - больше. Короткий жизненный цикл может напоминать одногорбого верблюда - взлет и падение, а длинный жизненный цикл может походить на двугорбого и даже «многогорбого» верблюда. Чем дольше существует научная дисциплина или отрасль науки, тем сложнее у нее биография и замысловатее график динамики.

В общем виде можно выделить две модели жизненного цикла научной дисциплины (отрасли) - простую и сложную (рис. 1 и 2).

А - количество публикаций в данной отрасли социологии,

В - историческое время (в годах), С - кривая, изображающая траекторию жизненного цикла данной дисциплины (отрасли)

Согласно простой модели развивалось изучение образа жизни, а согласно сложной модели - социология труда. Индивидуальную схему можно составить практически для любой субдисциплины, отрасли или направления в социологии. Вначале необходимо обговорить начальные условия: 1) отображается мировая социология в целом или национальная (американская, французская, российская); 2) как учитывается количество публикаций в данной отрасли по годам (обобщающие работы, библиотечные каталоги или иные источники); 3) что считать относящимся к данной отрасли: а) работы, целиком посвященные избранной тематике, скажем социологии города, б) работы, в которых данная тематика упоминается или изучается наряду с другими проблемами (при этом необходимо установить, является ли избранная тематика доминирующей или рядовой);

4) учитываются только опубликованные или и неопубликованные исследования, к примеру научные отчеты о проведенных эмпирических исследованиях, хранящиеся в ведомственных архивах, в архивах научных учреждений и т.д.

Затем, можно переходить к построению графика жизненного цикла дисциплины. В наше время одним из лучших (если не наилучшим) обобщающих трудов, на основании которого можно построить «биографию» той или иной социологической отрасли, является «Социология в России», созданная учеными института социологии РАН под ред. В.А. Ядова и вышедшей двумя изданиями - в 1996 и 1998 гг. В этом труде, дающем ретроспективу развития отечественной социологии за полтора столетия, ведущие социологи страны, каждый специалист в своей отраслевой дисциплине, изобразили в главных темах, исторических фактах, теоретических и эмпирических исследованиях динамический портрет той или иной области, скажем общественного мнения, аграрной социологии, социологии молодежи. Касаясь развития своей отрасли, практически все авторы подчеркивают, как правильно заметил в своей рецензии на эту книгу А.Г. Здравомыслов, точки разрыва в поступательном движении научной мысли. Почти во всех отраслевых главах говорится о нарушении преемственности, перерыве в развитии социальной урбанистики почти на 30 лет, прекращении конкретных исследований села с середины 1930-х годов, репрессиях по отношению к тем, кто занимался социологией труда и производства и обусловленным этим разрывом поколений в данной области социологического знания, прекращении существования социологии образования в качестве позитивной науки на долгий период, об аналогичных процессах в области социологии религии, демографии, запрещении эмпирических исследований советской политики, прекращении изучения различных форм отклоняющегося поведения и динамики общественного мнения[1].

Прерывное развитие социологии как а) исследовательской дисциплины и б) образовательной дисциплины имеет совершенно особый сценарий, достижения и последствия для общества, чем наука с непрерывной траекторией развития. На исторической карте отечественной социологии следует отметить три ключевые точки: 1) «рождение» социологии, происходившее в 1860-80-е гг., 2) юридическая, когнитивная и институциональная «смерть» социологии в 1930-е гг. в связи с началом массовых репрессий, 3) второе «рождение» социологии в 1960-х гг. Россия относится к странам с прерывающейся социологической традицией. В отличие от стран непрерывного социологического образования (США, Франция, Англия) страны прерывного социологического образования (Германия, Россия, Италия) не сформировали регулярной традиции. Отсутствие регулярной традиции означает, помимо других недостатков, нарушение межпоколенческой преемственности у живых носителей научных знаний, нарушение личного контакта при передачи знаний от учителя к ученика, попятные и возвратные движения науки при каждом следующем «рождении», трудности в институциализации социологии (приходится заново пробивать правительственные постановления, разрешающие деятельность представителей данной профессии, по-новому учреждать кафедры, факультеты, журналы и др.).

Непрерывное развитие социологической науки отвечает ряду требований: а) между различными фазами одного и того же процесса должна быть преемственность во времени, т. е. следующая фаза продолжает развиваться с того момента, на котором остановилась предыдущая, либо продолжает решать те задачи, которые не успела решить предыдущая стадия развития; б) все стадии одного процесса, если он обладает признаком развития, должны иметь восходящую линейную (в отдельных ситуациях циклическую) направленность, т. е. социальное развитие должно называться прогрессом - постепенным восхождением от низших к высшим стадиям; в) между различными стадиями восходящего процесса должна сохраняться преемственность поколений - живых носителей традиций и норм. Это означает, что если между двумя соседними стадиями выпало несколько поколений людей и разорвалась живая эстафета передачи накопленных знаний, социального опыта и традиций, то неправомерно говорить о том, что перед нами две стадии одного процесса. Ни один из указанных критериев не характерен для российской социологии. Прерывистая линия развития означает также утечку мозгов в связи с обострившимися политическими условиями в стране. Подобное наблюдалось в нашей стране дважды: а) когда в 1922 г. В.И. Ленин постановил собрать всю русскую интеллигенцию и отправить ее в эмиграцию; б) когда в 1970-80-е гг. прокатилась волна еврейской эмиграции и страну покинули некоторые квалифицированные социологи. Экономическая эмиграция начала и середины 1990-х гг. не нанесла серьезного урона отечественной социологии, хотя и вытолкнула за границу часть кадров (их было немного и выдающейся квалификацией они не обладали).

Прерывистое развитие означает, что возрождение социологии начинается с «обучения у Запада». В 1960-е гг. в области методики и техники эмпирических исследований, как, впрочем, и в теоретикометодологической сфере, советские социологи учились - открыто или тайно - у американских социологов. Концептуальная зависимость одной страны от другой означает, что в течение долгого времени серьезного прорыва в фундаментальной области науки ждать не следует. Это означает также, что все новации - теоретические, методологические, методические - будут иметь не национальный, а импортный характер. Наряду с прерывистым развитием жизненный цикл российской социологии имеет еще одну неприятную особенность - запаздывающую институциализацию, т. е. создание факультетов, кафедр, профессиональных ассоциаций, журналов и других элементов научной инфраструктуры. Ключевые точки институционализации социологии в США и России отстоят во времени на 100 лет. Первый профессиональный журнал в США появился в 1895 г. («American Journal of Sociology»), а в России - в 1974 г. («Социологические исследования»). Первый социологический факультет возник в Чикаго в 1892 г., в Москве - в 1989 г. Вековое отставание в институциализации социологии чревато рядом негативных последствий: страна запаздывающего развития вынуждена сегодня повторять и воспроизводить то, что в развитых странах было создано позавчера; второе - национальная социология на позднем этапе включается в уже сложившуюся систему разделения научного труда, где основные роли, рейтинги и престижи расписаны, а места заняты. Очень долгое время ей приходится утверждать себя на международной арене, доказывая свой научный приоритет в тех или иных тематических областях и направлениях.

  • [1] Здравомыслов А.Г. О судьбах социологии в России // http://www.uscr.citylinc.ru/-grizdrav/rsoc.html
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >