АГЕНТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СПОРТЕ КАК ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Понятие, признаки и виды агентской деятельности в спорте

Деятельность как объект правового регулирования традиционно рассматривается в юридической литературе в нескольких смыслах. Наиболее распространённым пониманием деятельности является её восприятие как системы отношений, складывающихся на основании юридически значимых действий'. Более узкое понимание в юриспруденции можно наблюдать в работах советских правоведов, которые оценивали деятельность как совокупность целенаправленных действий конкретного субъекта нрава, имеющих юридические последствия или не имеющих таковые, однако урегулированных нормами права:. Вместе с тем, чаще всего в современных научных публикациях вообще не представляется возможным определить сущность категории «деятельность», даже в тех направлениях научного знания, в которых проводится исследование особенностей отдельных видов деятельности по профессиональным или юридическим признакам. Любая деятельность, рассматриваемая современными учёными, не имеет определения. Соответственно, отдельные результаты исследований, по- [1] [2]

священных понятию гой или иной деятельности, и вовсе не раскрывают её сущности, что можно наблюдать и по отношению к агентской деятельности[3] [4]. При этом тенденция развития научной мысли об агентской деятельности складывается таким образом, что ее профессиональные виды вообще не имеют определения, выделясь лишь отдельными квалификационными признаками.

Указанная проблема установления сущности агентской деятельности затронула и исследования, посвящённые вопросам оказания посреднических услуг в сфере спорта[5]. Объясняется это, прежде всего, прикладным характером проводимых научных изысканий. Абсолютно все работы, затрагивающие сферу спортивного агентирования, ориентированы на анализ нормативно-правовых и корпоративных актов, регламентирующих порядок осуществления агентской деятельности в соответствующих видах спорта, а также их сопоставление с практикой организации агентских отношений внутри определённой спортивной системы. Поскольку определение агентской деятельности не содержится в действующем российском законодательстве, за основу приходится брать два критерия. Первый связан с гражданско-правовой природой агентских услуг и, в частности, с договором агентирования, который заключает спортивный агент с соответствующим клиентом. Второй критерий вытекает из нормативных актов спортивных федераций, в том числе международного уровня, которые содержат более подробные описания агентской деятельности в виде комплекса требований как к личности спортивного агента, гак и к порядку оказания им своих профессиональных услуг. Рассмотрим данные критерии более подробно.

Гражданско-правовой подход к агентской деятельности базируется на концепции понимания деятельности как системы отношений, регламентированных нормами нрава[6]. Соответственно, агентская деятельность воспринимается в цивилистике как отношения, связанные с заключением и исполнением договора агентирования. В силу данного отношения агент обязан за вознаграждение совершить по поручению своего контрагента юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала (сг. 1005 ГК РФ). Обогащением этого определения в целях его теоретического наполнения занимается наука. Так, сужение понятия агентского соглашения можно наблюдать в трудах

С.В. Николюдина, который понимает договор агентирования как «обладающее всеми признаками гражданско-правового договора соглашение посреднического характера, в силу которого одна сторона (агент) обязуется но поручению другой стороны (принципала) за обусловленное вознаграждение совершать юридические и иные действия для предпринимательских (коммерческих) целей»[7]. Напротив, М.З. Пак полагает, что агентский договор связан с совершением агентом в интересах клиента посреднических действий, которые направлены на развитие правовых отношений между клиентом и третьим лицом[8]. На системность совершения подобных действий и невозможность использования агентского договора для единичной хозяйственной операции обращает внимание М.И. Брагинский[9].

Очевидно, что для агентской деятельности в спорте указанные подходы применимы лишь в самом минимальном ключе. Мнение цивилистов об ориентации агентских услуг исключительно на предпринимательские отношения не получает должного воплощения в отечественном профессиональном спорте. По отношению к спортивным клубам и иным организациям, занимающимся управлением в сфере профессионального спорта, агент вправе оказывать свои услуги, и в этом контексте их целеустремлённость на достижение прибыли будет оправданна. Напротив, осуществление агентской деятельности в адрес спортсменов в соответствии с отечественным трудовым законодательством невозможно расценивать в качестве деятельности, направленной на предпринимательские цели клиента[10]. Правовые отношения клиента с соответствующим представителем спортивной системы нс являются единственными в предмете агентской деятельности в спорте. Спортивный агент может подбирать оптимальные варианты переходов игроков, консультировать, давать рекомендации, совершать любые иные действия, прямо не запрещённые нормативно-правовыми актами. Не случайно даже в корпоративном (локальном) регулировании агентской деятельности со стороны спортивных федераций нет исчерпывающего перечня действий, которые вправе выполнять агент но заданию клиента. Не состоятельна в спортивной среде и концепция системности оказания агентских услуг в адрес одного клиента. Спортивный агент может обеспечить разовую сделку соответствующего представителя спортивного сектора (например, переход игрока из одного клуба в другой) и более не участвовать в юридическом сопровождении его профессиональной карьеры. Это зависит целиком и полностью от предмета агентского договора, формируемого исключительно самими сторонами[11]. Ни на законодательном, ни на корпоративном уровне подобного ограничения сегодня не установлено.

Таким образом, следует отметить, что гражданско-правовая природа агентской деятельности в спорте в настоящее время не обеспечивает в должной степени решение ряда профессиональных проблем, возникающих в деятельности спортивного агента практически на всех этапах построения отношений с клиентами и иными заинтересованными лицами. Использование исключительно ]ражданско-правовых конструкций агентского соглашения в современном профессиональном спорте уже не является достаточным, что обнажает погреб ность в более детальной регламентации базовых вопросов агентской деятельности.

Следует отметить, что поднятая проблема правовой неопределенности агентской деятельности проявляется сегодня не только в сфере спорта. Аналогичная ситуация наблюдается в области агентских услуг и в сфере интеллектуальной собственности[12], и в сфере риэлторской, туристской[10] и

4

иных видов профессиональной посреднической деятельности[14] [15]. Такая ситуация не помогает в достаточной мерс определить сущность агентской деятельности. Поэтому восполнить данную брешь в юридической дефиниции деятельности спортивных агентов призваны были непосредственные участники спортивной системы, наделённые в настоящее время управленческими полномочиями, - федерации спорта.

В настоящее время наблюдается тенденция развития корпоративного (локального) нормотворчества спортивных организаций но разным вопросам организации профессиональной деятельности в отдельном виде спорта. И зачастую корпоративные (локальные) акты федераций спорта содержат достаточно развёрнутый глоссарий терминов, используемых в нём в целях правового регулирования. Однако из всех подобных нормативных документов, действующих в Российской Федерации, лишь в одном даётся определение агентской деятельности в спорте - это Положение о регулировании деятельности агентов игроков в Российской Федерации Баскетбола 2009 г. (далее - Положение РФБ).[16] В главе 1 «Термины и определения» агентская деятельность определяется как деятельность, в процессе которой на основании договора одна сторона обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны от своего имени, но за счёт другой стороны, либо от имени и за счёт другой стороны юридические и иные действия. Несмотря на ряд видимых недостатков, данная дефиниция на сегодняшний день является единственным официальным определением спортивной агентской деятельности в отечественной правовой системе. Однако и наличие определённых терминологических неточностей на фоне теоретического осмысления агентской деятельности объясняется исключительной практической направленностью анализируемого нормативного документа. Его разработчики преследовали цель привести в соответствие с требованиями Международной федерации баскетбола (ФИБА) порядок осуществления контроля над оказанием посреднических услуг в сфере баскетбола. Вполне естественно, что дефиниция агентской деятельности привязана в данном документе полностью к договору, на основании которого возникают профессиональные обязательства агента перед соответствующим игроком. Вместе с тем, невзирая на целеустремлённость спортивных агентов на заключение и исполнение данных договоров, сама по себе агентская деятельность в спорте не офаничивается лишь договорными отношениями.

Прежде всего, агенту необходимо иметь клиентскую базу, заниматься привлечением потенциальных заказчиков, раскруткой своих услуг, г.е. иметь возможность выделяться на фоне других спортивных агентов. При этом данные вопросы корпоративными актами спортивных федераций практически не затрагиваются. Также не освещаются такие аспекты агентской деятельности, как предварительное консультирование, профессиональная подготовка и переподготовка, профессиональное сотрудничество с другими агентами, включая агентов, оказывающих услуги в других видах спорта. В процессе осуществления своей профессиональной деятельности агент сталкивается с государственным контролем, финансовохозяйственным учётом и отчётностью, инвестированием средств в развитие своего бизнеса и многими другими вопросами, непосредственно касающимися его карьеры. При этом во всех указанных направлениях агенту приходится совершать юридически значимые действия, и, соответственно, у него возникает комплекс профессиональных прав, обязанностей и законных интересов, реализация которых соприкасается с нормативноправовым регулированием. Однако данные стороны агентской деятельности не всегда должным образом учитываются актами спортивных организаций, которые фактически являются сегодня монополистами в области установления норм профессиональной деятельности спортивных агентов.

К тому же, остаётся недостаточно определённой возможность спортивного агента заниматься оказанием посреднических услуг не только в сфере спорта, но и в иных видах экономической деятельности. В частности, у спортсменов может возникнуть потребность в приобретении недвижимости, транспортных средств, открытии банковских счётов, оформления медицинских услуг, в том числе за рубежом. Допускает ли действующая нормативноправовая база такой предмет деятельности спортивного агента?

Если следовать логике Положения РФБ, баскетбольный агент вправе оказывать комплекс услуг как игрокам, гак и спортивным клубам, и даже тренерам в форме совершения юридических и фактических действий с целью перехода спортсмена из одного баскетбольного клуба в другой, оформления трудовых договоров между спортсменом, тренером и спортивным клубов, содействия спортивным клубам в осуществлении переходов спортсменов, а также иные услуги, которые связаны с деятельностью спортсменов. Исходя из этого, можно сделать вывод, что так называемые «иные действия», в целом, допустимы со стороны баскетбольных агентов, но при условии, что они оказываются только спортсменам и ориентированы на профессиональную деятельность игроков. Это означает, что вопросы оформления сопутствующих для спортсмена услуг и контроль за их надлежащим оказанием могут рассматриваться как предмет агентской деятельности.

Таким образом, на основе анализа возможных и прямо не запрещённых корпоративными и законодательными актами видов агентских услуг, мы можем сформулировать определение агентской деятельности в спорте. Под ней следует понимать совокупность действий, совершаемых на профессиональной основе, в виде комплекса посреднических услуг, оказываемых субъектам спортивной системы на договорной и внедоговор- ной основе и ориентированных, главным образом, на оформление отношений между специализированными субъектами спортивной системы.

Необходимо отметить, что в подавляющем большинстве случаев корпоративного регулирования агентской деятельности в спорте наблюдается требование о наличии договорной основы отношений. Спортивный агент вправе оказывать свои услуги исключительно на основании агентского соглашения со спортсменом или иным субъектом спортивной системы[17]. Однако данное требование не всегда является состоятельным, потому что этапу заключения агентского договора предшествует комплекс мероприятий, связанных с привлечением агентом клиента к сфере своих услуг. В процессе этой стадии могут совершаться услуги информационно-просветительского характера, консалтинг, преддоговорные переговоры и т.п. И данные виды действий могут совершаться не только за плату, как того требуют отдельные спортивные федерации, но и на безвозмездной основе. Именно поэтому в сформулированном нами определении агентской деятельности в спорте присутствует словосочетание «внедоговорная основа».

Однако по данному поводу в литературе встречаются и альтернативные точки зрения. В частности, отдельные внедоговорные отношения между агентом и его клиентом могут быть квалифицированы как часть устной договорённости относительно будущих или настоящих агентских услуг. К обязательному признаку любой агентской деятельности отдель2

ные авторы также относят наличие соглашения, которое является основанием возникновения правоотношений с участием агента и принципала[18]. Соответственно, без оформленного надлежащим юридическим образом соглашения невозможно осуществление агентской деятельности. Такая позиция отдельных учёных объясняется стремлением измерить любую агентскую деятельность, в том числе в сфере спорта, гражданско- правовыми конструкциями. Как известно, 1ражданское законодательство рассматривается научным сообществом как нормативно-правовая база агентских отношений. Любое исследование агентских услуг не обходится без установления главенствующей роли ГК РФ в их регламентации. И такая позиция может рассматриваться как вполне оправданная, если затрагивать исключительно вопросы оформления и исполнения договора агентирования. В го же время, как нами удалось установить, агентская деятельность не может отождествляться только с договорными отношениями по агентированию. Она гораздо шире, что подтверждается и положениями отдельных корпоративных актов спортивных федераций. Вместе с гем, если брать за основу агентской деятельности в спорте гражданское законодательство, возникает существенная коллизия с самой возможностью существования указанных актов спортивных организаций, довольно подробно регламентирующих агентскую деятельность. ГК РФ не позволяет хозяйствующим субъектам, к которым по 1ражданско-правовым меркам следует относить федерации спорта, устанавливать в одностороннем порядке гражданско-правовые нормы, кроме случаев, прямо предусмотренных законом[19]. В этой связи требование об аккредитации и лицензировании спортивных агентов, их подчинения в порядке надзора спортивным организациям, несение ими регламентированной в корпоративном порядке ответственности в виде денежных штрафов и дисквалификации становятся нелегитимными и не подлежат применению. Но в силу фактически сложившейся нормативной базы и активной роли в регулировании агентской деятельности некоторых спортивных федераций, в том числе на международном уровне, мы не можем прийти к такому выводу, что нивелирует монополию гражданско-правового регулирования в упорядочении агентских отношений в спорте. Это одновременно подтверждает наш тезис о возможности использования в спортивной агентской деятельности внедо- говорных элементов (таких, как безвозмездное оказание услуг, управление информационной базой, рекрутинг, помощь в решении бытовых проблем).

Исходя из дополненного нами понятия агентской деятельности, следует обозначить основные характеризующие её профессиональные признаки:

  • • квалификационный критерий личности спортивного агента;
  • • комплексность оказываемых посреднических услуг;
  • • договорная и внедоговорная основа деятельности;
  • • основная цель деятельности - оформление отношений между субъектами спортивной системы;
  • • ограниченность клиентской базы.

Указанные элементы являются определяющими в спортивной агентской деятельности, но не исчерпывающими. На наш взгляд, целесообразнее разделить их на две условные группы. Первая состоит из юридических признаков, поставленных в зависимость от содержания нормативно-правовых предписаний. Вторая lpynna - это фактические признаки, свойственные агентской деятельности с точки зрения её прикладной составляющей. К ним, в частности, можно отнести такие качества спортивного агента, как успешность, наличие определённых деловых связей, образованность, в том числе знание иностранных языков, и т.п.[20] Однако данные профессиональные параметры личности спортивного агента определяются реалиями рыночных отношений, в которых он участвует, со свойственной им конкурентоспособностью, которая поставлена в зависимость как от деловых качеств самого агента, гак и от многих иных внешних факторов. При этом спортивные федерации стараются подчинить агентов нормам своеобразной профессиональной этики. Например, такие требования к моральному облику спортивных агентов, как честность, порядочность, вообще трудно оценить на этапе аккредитации агентской деятельности в спорте[21]. Как правило, они излагаются в одностороннем порядке в виде приложений к регламентам спортивных организаций об агентской деятельности, что, исходя из общенаучных представлений об основах профессиональной этики, невозможно расценивать в качестве адекватных

3

профессиональных требований этического характера, поскольку их разработкой и обеспечением исполнения занимается не профессиональное сообщество спортивных агентов, а уполномоченная государством спортивная федерация. В то же время, в современном законодательстве нет однозначных указаний к решению вопроса об инициировании этических норм, поэтому фактически этот тип регулятора агентских отношений остаётся на откуп профессиональному спортивному сообществу. В силу данного обстоятельства мы остановимся лишь на отдельных юридических признаках спортивной агентской деятельности, не рассмотренных выше.

Квалификация спортивного агента как обязательный критерий организации агентской деятельности в спорте довольно положительно воспринимается как в практике нормативного регулирования на корпоративном уровне[22], так и в специальной литературе[23]. В этой связи для приобретения статуса спортивного агента федерации спорта требуют прохождение специального квалификационного испытания, которое является обязательным условием получения агентской лицензии (аттестата), позволяющей иметь доступ к ресурсам данной спортивной федерации. Само испытание может производиться в разных формах и устанавливается конкретной спортивной организацией.

Так, соискатель на получение статуса хоккейного агента в рамках Континентальной хоккейной лиги (далее - КХЛ) должен успешно пройти собеседование, в ходе которого определяется достаточность уровня знаний о законодательстве Российской Федерации и актах специализированных спортивных организаций в сфере хоккея[24]. Следует отметить, что при этом никаких однозначных критериев оценки таких знаний соискателя в настоящее время в рамках КХЛ не разработано, что, в свою очередь, ставит возможность получения аккредитации в зависимость от субъективного мнения членов аккредитационного комитета КХЛ.

В этой связи квалификационное испытание, проводимое в отношении соискателей на статус футбольного агента, представляется более упорядоченным. Российский футбольный союз (далее - РФС) установил, что формой испытания является экзамен, проводимый в виде тестирования[25]. Успешным прохождением экзамена считается получение минимального количества баллов, которое заранее устанавливает ФИФЛ. В этом условии мы можем наблюдать подконтрольность проведения аттестации национальной спортивной федерацией международному институту, что позволяет обеспечивать определённую прозрачность квалификационных испытаний футбольных агентов. Также более конкретным представляется указание РФС на область профессиональных знаний будущего спортивного агента. В частности, соискатель должен знать актуальные нормы и регламенты, связанные с футболом, при этом делается оговорка, что к таковым относятся лишь акты ФИФА, УЕФА и РФС. В данном контексте следует отметить, что фраза «нормы и регламенты» на первый взгляд может показаться юридически некорректной, поскольку регламенты являются формой выражения норм, т.е. источниками футбольного права. Однако мы придерживаемся мнения, что в гаком виде требование о знании норм и регламентов выглядит вполне приемлемо. Соискатель должен иметь представление не только о правилах, но и об источниках, г.е. всю достаточную информацию об актах, на которые в процессе осуществления будущей профессиональной деятельности ему придётся ссылаться. Поэтому важно знать не только содержание, но и дату принятия, официальное наименование и сведения о вносимых в указанные акты изменениях. Помимо корпоративных норм футбольный агент обязан в совершенстве владеть знаниями гражданского и трудового права. Тем самым РФС, в отличие от КХЛ, установило границы юридического профиля будущего агента, что, в целом, достаточно для первоначальных квалификационных оснований осуществления агентской деятельности. С другой стороны, нельзя однозначно утверждать, что спортивный агент должен ограничиваться лишь данными отраслями правового регулирования. Однако в этом случае необходимо вести речь в целом об агентской деятельности, а не о первоначальных условиях её осуществления, в силу чего регламентные требования выглядят, по нашему мнению, вполне адекватно.

В рамках аккредитации баскетбольных агентов Российская федерация баскетбола (далее - РФБ) установила более сложную процедуру проверки знаний соискателя, которую условно можно отнести к смешанной модели. В частности, необходимо пройти квалификационное испытание в виде собеседования и тестирования, при этом не вполне понятно, в каком порядке должны использоваться данные формы аттестации, что создаёт на практике основу для аутентичного ситуативного толкования данных норм[26]. Область юридических знаний соискателя РФБ сужена до норм Трудового кодекса Российской Федерации[27], при этом особый акцент делается лишь на главу 54.1, посвящённую особенностям правового регулирования груда спортсменов. Однако последний вывод произведён нами произвольно, поскольку в тексте самого Положения РФБ об агентах игроков данное требование не сформулировано однозначным образом.

Исходя из анализа аккредитационных требований к уровню знаний спортивных агентов, мы можем прийти к выводу, что агент должен знать нормы и акты, принятые соответствующей федерацией по своему виду спорта, а также национальное законодательство с уклоном на гражданско- правовые законы и законы о труде.

Ориентация агентской деятельности на спортивную систему и её субъектов является специализированным признаком, выделяющим профессиональную деятельность спортивного агента среди других видов посреднических услуг. На это направлены и квалификационные требования к личности спортивного агента. Современная спортивная система построена на отношениях, складывающихся между её участниками. Вопрос о том, кто может рассматриваться в качестве субъекта спортивной системы, в науке остаётся дискуссионным. Одна группа учёных придерживается идеи, что формирование и развитие национальной спортивной системы зависит исключительно от воли государства[28]. Соответственно, только государство определяет её субъектный состав. Противоположной точки зрения придерживаются исследователи - представители физкультурно-спортивной науки. Они полагают, что такие общественные явления, как спорт и физическая культура, находягся за гранями государственной политики, развиваются самостоятельно но собственным законам[29] . Отсюда следует вывод, что участниками спортивной системы могут быть любые лица, имеющие прямое или косвенное отношение к спорту, в том числе на профессиональной основе, вне зависимости от их государственного признания.

С юридической точки зрения нам логичнее придерживаться первого подхода, поскольку правовое регулирование производится государством и лишь в тех пределах, которые оно самостоятельно определяет. Однако в этом ракурсе мы можем обнаружить, что на законодательном уровне субъектами спортивной системы признаны далеко не все реальные участники спортивных правоотношений. Так, в национальную спортивную систему входят федерации но отдельным видам спорта, в том числе регионального и международного уровней, спортивные организации, образовательные профильные учреждения, оборонные спортивно-технические организации, научно-исследовательские профильные организации, Олимпийский, Пара- олимпийский и Сурдлимпийский комитеты России, Российский студенческий спортивный союз, профессиональные союзы, ]раждане, занимающиеся физической культурой, спортсмены и их коллективы, спортивные судьи, тренеры и иные специалисты по соответствующему профилю (сг. 5 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»), Однако подобная зависимость субъектов от официального государственного признания чревата неопределенностью статуса других участников физкультурно-спортивной деятельности, к которым следует отнести и спортивных агентов. Вследствие этого пробел в государственном регулировании восполняют спортивные федерации, что не всегда соответствует физкультурно-спортивному законодательству. Отсюда следует, что фактически в национальной спортивной системе Российской Федерации имеет место воплощение второго подхода о независимости субъектов физкультурно-спортивных отношений от их государственного признания. Поэтому у отдельных исследователей можно наблюдать идеи разделения спорта на государственный и негосударственный, вследствие чего определяется статус участников спортивной деятельности'. Мы также

2

придерживаемся данной концепции, что объясняет отношение государства к правовому статусу спортивных агентов. Поскольку на современном законодательном уровне никаких правовых норм, направленных на регулирование профессиональной деятельности спортивных агентов, нет, то сфера данных отношений полностью перешла под власть спортивных организаций, активно регламентирующих агентскую деятельность иод свои корпоративные интересы.

Тем не менее, спортивный агент считается таковым лишь в силу того обстоятельства, что оказывает свои услуги исключительно субъектам спортивной системы. Так, согласно Регламенту РФС футбольный агент вправе осуществлять свою деятельность только в отношении футболистов и футбольных клубов[30]. КХЛ ограничивает круг клиентов хоккейных агентов только до хоккейных игроков[31] [32]. Наиболее широкую клиентскую базу спортивным агентам предоставляет РФБ. Баскетбольный агент вправе оказывать свои услуги не только игрокам или баскетбольным клубам, но и тренерам[33].

Вместе с тем, ошибочным, на наш взгляд, следует считать мнение, что агентская деятельность в спорте ориентирована только на указанных в данных примерах лиц. Ссылки на нормы, закрепляющие такое шраниче- ние, означают не сужение клиентской базы агентской деятельности в соответствующем виде спорта, а лишь пределы корпоративного регулирования ио кругу субъектов. Таким образом федерации спорта дают указание, что их стандарты и регламенты, устанавливающие требования к агентским услугам, распространяются лишь на конкретную категорию лиц. Иные участники спортивной деятельности (судьи, другие спортивные специалисты, международные организации) также могут быть контрагентами спортивных агентов, что, по нашему мнению, следует рассматривать как профессиональную агентскую деятельность в спорте. Эго подтверждается примерами из корпоративно-нормотворческой практики спортивных федераций. Так, в силу п. 5 сг. 2 Регламента РФС об агентской деятельности его положения «не распространяются на отношения агентов с иными субъектами, осуществляющими деятельность в области футбола (в том числе с руководителями и тренерами)». Тем самым РФС признаёт возможность профессиональных услуг футбольных агентов и по отношению к иным участникам национальной футбольной системы. При этом делается оговорка, что такая агентская деятельность регулируется исключительно законодательством Российской Федерации.

В связи с этим встаёт вопрос о пределах осуществления агентской деятельности в спорте по субъектному составу. Вправе ли спортивный агент, помимо непосредственных участников физкультурно-спортивной деятельности, оказывать свои услуги и иным лицам, как в случаях, связанных со спортивной системой, гак и не связанных со спортом вообще? Ответ на данный вопрос в рамках корпоративного нормотворчества спортивных федераций найти не представляется возможным в силу их ориентации исключительно на спортсменов и спортивные клубы. В то же время в них не содержится прямых запретов на участие спортивного агента в отношениях с иными субъектами нрава. Чтобы определиться с данным аспектом, необходимо исследовать правоспособность спортивных агентов.

Как известно, правоспособность зависит от содержания законодательства, которое устанавливает в отношении физических лиц равный объём юридических возможностей, в том числе возможностей осуществлять деятельность в сфере спорта. Содержание гражданской правоспособности спортивного агента могут образовывать имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми агент может обладать согласно закону[34]. Другими словами, содержание ]ражданской правоспособности составляют не сами нрава, а возможность обладания ими. Равноправие граждан, предусмотренное конституционными нормами, означает не что иное, как равенство правоспособностей граждан[35]. Это положение вытекает из п. 1 ст. 17 ГК РФ, согласно которому правоспособность признается в равной мере за всеми ]ражданами[36]. Следует вместе с гем подчеркнуть, что нс вес рассмотренные элементы, характеризующие равенство правоспособности, могут реализовываться полностью, во всем объёме. Тем не менее, допускается ограничение правоспособности в случаях и в порядке, установленных законом (например, ч. 1 ст. 22 ГК). Анализ положений ГК РФ не позволяет сделать вывод об ограничении правоспособности спортивных агентов, что автоматически означает их возможность осуществлять свои услуги в отношении всех участников гражданского оборота. Однако данный вывод можно сделать лишь в случае, если речь идёт о спортивных агентах - физических лицах. Несколько в ином ключе выглядит правоспособность юридических лиц, исполняющих функции спортивных агентов.

Возможность осуществления агентской деятельности спортивными агентствами признана, в частности, ФИФА и УЕФА. Исходя из этого, можно предположить, что правоспособность такой организации будет зависеть от её учредительного документа. Если учредители спортивного агентства посчитают необходимым ограничить цели его деятельности только областью агентских услуг в отношении спортсменов и спортивных клубов, тогда его правоспособность необходимо рассматривать как специальную. В остальных случаях осуществление агентской деятельности в спорте через юридических лиц не является офаниченным.

  • [1] ' См.: Иванов В.И. Сделка как действие и юридический факт // Гражданское право.- 2010. - № 3. - С. 3; Бриллиантов А.В. Юридически значимые действия и юридические последствия как признак должностного лица // Российский следователь. -2010. - № 9. - С. 6; Рожкова М.А. Недействительность дозволенных и недозволенных действий (юридический очерк) // Недействительность в |ражданском праве:проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / отв. ред. М.А. Рожкова. - М.:Статут, 2006. - С. 7; Джикаева Ф.З. Правовой режим предпринимательской деятельности в Российской Федерации: автореферат дис. ... кандидата юридическихнаук: 12.00.03. - Владикавказ, 2012. - С. 11; Спектор А.А. Предпринимательскаядеятельность как объект государственного контроля (надзора): правовые аспекты:автореферат дис. ... доктора юридических наук: 12.00.03. - М., 2012. - С. 14; Бан-дорин А.Е. Механизм правового регулирования предпринимательской деятельности в России: вопросы теории и практики: автореферат дис. ... кандидата юридических наук: 12.00.01.-Саратов, 2011.-С. 17.
  • [2] См.: Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. - М., 1984. - С. 33;Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. - С. 82; Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М.: Наука, 1982. - С. 9-10; Сафи-уллин Д.Н. Теория и практика правового регулирования хозяйственных связей вСССР. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1990. - С. 72.
  • [3] См.: Михно Л.В. Агентская деятельность в современном российском хоккее //Ученые записки университета им. Н.Ф. Лесгафта. - 2006. - №19. - С. 52-54; Хореев А.А., Татарников А.В. Правовое регулирование посреднической деятельности ипринципы разумности и добросовестности в гражданском нраве // Вестник Московского университета МВД России. - 2012. - № 5. - С. 76-80; Дубов А. М. Проблематика агентской деятельности в спорте // Преподаватель XXI век. - 2010. - №2. - С. 97-103; Кущенко С. В., Костикова Л. В. Организационно-методические аспекты управления профессиональным баскетбольным клубом // Теория и практикафизической культуры. - 2005. - № 11. - С. 61-63.
  • [4] Спорт в настоящей работе понимается в узком смысле, исключительно как профессиональный спорт и спорт высших достижений, поскольку в рамках данныхотношений применяются агентские соглашения.
  • [5] 4 Сараев В.В. Альтернатива договорно-правовых форм при оплачиваемой деятельности спортсменов // Спорт: экономика, право, управление. - 2010. -№ 1. - С. 8.
  • [6] См.: Михайлов А.В. Методы правового регулирования отношений с участиемпредпринимателей // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2012. - Т. 154. - № 4. - С. 120; Ремишевская О.В. Правовое регулирование агентского договора в предпринимательской деятельности: автореферат дис.... кандидата юридических наук. - М., 2008. - С. 11; Шаповаленко А.С. Агентскийдоговор в системе посреднических сделок в российском |ражданском праве: автореферат дис. ... кандидата юридических наук. - Краснодар, 2003. - С. 15.
  • [7] См.: Николюкин С.В. Агентские соглашения в предпринимательском обороте:национальное и международно-правовое регулирование // Законодательство и экономика. - 2011. - № 10. - С. 63; Николюкин С.В. Коммерческое агентирование вмеждународном обороте: особенности и практика разрешения споров // Российский судья. - 2009. - № 5. - С. 43.
  • [8] См.: Пак М.З. Агентский договор в гражданском праве Российской Федерации:Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. - С. 98.
  • [9] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. - М., 2002. - С. 471.
  • [10] Сараев В.В. Отдельные вопросы правового регулирования коммерческой деятельности в профессиональном спорте // Спорт: экономика, право, управление. -2010,-№4.-С. 11-16.
  • [11] См.: Дело Vincenzo Morabito v. Ittihad Club / CAS 2007/A/1274.
  • [12] См.: Ананьева E.B. Юридические лица как обладатели исключительных авторских прав // Современное право. - 2002. - № 1. - С. 25-27.
  • [13] Сараев В.В. Отдельные вопросы правового регулирования коммерческой деятельности в профессиональном спорте // Спорт: экономика, право, управление. -2010,-№4.-С. 11-16.
  • [14] См.: Шабров Р. Правовой статус турагента // Корпоративный юрист. - 2009. - №1.-С. 32-39.
  • [15] См.: Шеина А.А. Организационно-правовое положение морского агента // Общество и право. - 2009. - № 5. - С. 139-145; Гортинская Е.И. Правовой статус ипотечного агента в сделках секьюритизации активов // Предпринимательское право. -2009. - № 4. - С. 36-41; Барков А.В. Социальное агентирование как средство договорного регулирования патронажных отношений // Семейное и жилищное право. -2008,-№2. -С. 17-20.
  • [16] Официальный сайт РФБ [Электронный ресурс] URL: hltp://www.basket.ru/ (датаобращения 27.12.2012).
  • [17] Данная норма отчётливо прослеживается в правилах, содержащихся во Временном положении об аккредитации хоккейных агентов, принятая Континентальнойхоккейной лигой в 2010 г.
  • [18] См.: Николюкин С.В. Коммерческое агентирование в международном обороте:особенности и практика разрешения споров // Российский судья. - 2009. - № 5. - С.40-43.
  • [19] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации(одобрена решением Совета при Президенте РФ но кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. - 2009. -№ 11.
  • [20] См.: Михно Л.В. Указ. соч. С. 52
  • [21] См. Положение РФС но агентской деятельности.
  • [22] Регламенты о спортивных агентах, разработ анные РФБ, РФС, КХЛ содержат подробное описание квалификационных требований к личности агента.
  • [23] ' См.: Дубов А.М. Указ. соч. - С. 98; Михно Л.В. Указ. соч. - С. 52; Гужов А.А.Указ. соч. - С. 166.
  • [24] П. 6.1 Временного положения об аккредитации хоккейных агентов, принятогоКонтинентальной хоккейной лигой в 2010 г.
  • [25] См. Приложение 1 к Регламенту РФС по агентской деятельности (утверждён постановлением Исполкома РФС № 131 от 16 декабря 2008 года с изменениями, утвержденными Постановлением Бюро Исполкома РФС №65/3-9 от 23 декабря 2010года) // Опубликован на официальном сайте РФСhUp://www.rfs.ru/rfs/documents/strategies/ (дата обращения 25.08.2012).
  • [26] См. Приложение №3 к Положению о регулировании деятельности агентов игроков в РФБ от 2009.
  • [27] Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 1 (ч. 1). - ст. 3;2011.-№48.-ст. 6735.
  • [28] См.: Жабин Н.А. Развитие нормативной базы Российской Федерации в областиуправления физической культурой и спортом // Административное право и процесс. - 2011. - № 8. - С. 49; Пулов Е.А. Физическая культура и массовый спорт -здоровье нации // Спорт: экономика, право, управление. - 2011. - № 2. - С. 16;Прозуменщиков М.Ю. Большой спорт и большая политика. - М.: РОССПЭН, 2004.-С. 36.
  • [29] См.: Гребнев Р.Д. Конституционное право на спорт: сравнительно-правовое исследование: автореферат дис. ... кандидата юридических наук: 12.00.02. - М.:РУДН, 2012. - С. 19; Хасиков Б.С. Политика российскою государства в областифизической культуры и спорта: проблемы формирования и реализации: автореферат дис. ... кандидата политических наук: 23.00.02. - М.: Рос. акад. нар. хоз-ва игос. службы при Президенте РФ, 2011.-С. 13.
  • [30] П. 1 ст. 2 Регламента РФС по агентской деятельности.
  • [31] Финансирование физической культуры и спорта: Автореферат канд. эконом, наук.-М„ 1999.-С. 15.
  • [32] П. 1.4 Временного положения КХЛ об аккредитации хоккейных агентов.
  • [33] П. 1.3 Положения РФБ о регулировании деятельности агентов игроков в РФБ.
  • [34] Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации(одобрена решением Совета при Президенте РФ ио кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. - 2009. -№ 11.
  • [35] См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. С. 140.
  • [36] См. ст. 19 Конституции РФ, а также ст. 2 Всеобщей декларации прав человека,принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >