Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow Исследовательский потенциал студента
Посмотреть оригинал

Теоретические основы изучения исследовательского потенциала студентов

Во второй главе раскрываются содержание субъектнодеятельностного подхода и его возможности как методологической основы изучения исследовательского потенциала. Описаны отличительные признаки и свойства исследовательского поведения и исследовательской деятельности и их соотношение, а также раскрыты особенности исследовательской деятельности студентов и ее разновидности. В заключение, уточнены и описаны исходные теоретические положения, принятые в качестве методологической основы при разработке модели исследовательского потенциала.

Субъектно-деятельностный подход к изучению исследовательского потенциала

Исследование является универсальной способностью, так или иначе включенной во все виды деятельности и выступающей основой познания мира, других людей, а также и самопознания (Леонтович А.В., Обухов А.С., Савенков А.И., Шумакова Н.Б. и др.). В основе этой способности лежит важнейшая потребностьпотребность в новой информации, новых впечатлениях и знаниях, в новых результатах деятельности. Эта потребность является неотъемлемой составляющей личности [Поддьяков А.Н.' |.

Исследовательская потребность человека изначально характеризует природный уровень субъекта. Она раскрывает биологические предпосылки исследовательского поведения личности — исследовательский рефлекс (исследовательское реагирование), исследовательскую активность, бескорыстное любопытство, а также те функции, которые исследовательское поведение выполняет в жизни индивида.

Спонтанное, неосознаваемое исследование свойственно как любому человеку, так и животным. Исследовательский рефлекс — базисное свойство психики, определяющее жизнеспособность живых организмов в по- ливерсионной среде обитания. Он относится к числу безусловных и рассматривается как первоначальная психическая реакция на новый стимул. Данный рефлекс свойственен не только человеку, но и животным и является основой непроизвольного внимания. Этот рефлекс или другими сло- [1]

вами исследовательское реагирование, с которым И.П. Павлов соотносил природную любознательность, он условно назвал рефлексом «что такое». Великий русский физиолог в связи с этим писал: "Едва ли достаточно оценивается рефлекс, который можно было бы назвать исследовательским рефлексом, или как я его называю, рефлекс " что такое". Этот рефлекс идет чрезвычайно далеко, проявляясь, наконец, в той любознательности, которая создает науку, дающую и обещающую нам высочайшую безграничную ориентировку в окружающем мире [Павлов И.П.].

Исследовательская активность (деятельность, поведение) человека проявляется на протяжении всего жизненного цикла от младенчества до старости и в самых разных видах деятельности — начиная с того, как младенец знакомится с новой погремушкой, и, кончая тем, как коллектив ученых строит эксперимент.

Запуск исследовательской активности осуществляется в основном при появлении нового предмета, изменении среды, звуковом или световом раздражителе, т.е. связан с восприятием нового. При этом следует отличать инстинктивное поведение, запускаемое ключевыми стимулами, от исследовательского поведения, запускающегося изменением среды или потребностью к её освоению (ознакомлению с новой средой).

Среди основных факторов, влияющих на возникновение и проявление исследовательского поведения (бескорыстного), выделяют следующие:

  • Новизна предмета или изменение пространства, которые в большинстве случаев особо притягательны для большинства особей разных видов животных.
  • Обедненность или обогащенность среды развития животных, побуждающие к проявлению или не проявлению исследовательского поведения.
  • Возрастные, половые и иные факторы.
  • Другие виды активности и побуждений, которые могут противостоять исследовательскому поведению (например, удовлетворение потребностей в пище или питье).

При всей значимости исследовательского рефлекса и исследовательской активности, очевидно, что это ключевые, но не единственные внутренние условия, обеспечивающие эффективность исследовательского поведения. Очевидность этого утверждения может быть подкреплена тем фактом, что на основе исследовательского поведения у животных формируется научение, расширяется приобретаемый опыт, формируются стратегии исследовательского поведения. В этой связи нельзя не учитывать интеллектуальной составляющей, позволяющей не только реагировать на новизну и новую информацию, но и усваивать ее, использую в последующем поведении. Учитывая эти

1 Павлов И.П. Полное собрание сочинений. T.IV. М.-Л.: АН СССР. 1951. С. 32.(451

с.)

1

обстоятельства исследовательское поведение, по сути, выполняет важнейшую функцию — функцию развития, выступая потенциалом саморазвития личности. Он скрывает спектр реализованных/нереализованных возможностей индивида в ходе жизнедеятельности.

Закономерности исследовательской активности и исследовательского поведения у человека, особенно в раннем возрасте, во многом аналогичны по проявлениям с животными с развитой элементарной рассудочной деятельностью. Главное качественное отличие человеческого исследовательского поведения от аналогичных проявлений у животных в том, что потребность в поиске, исследовательская активность у него проявляется не столько в борьбе за выживание, сколько в творчестве. С взрослением определяющим становится социокультурная детерминация, преобразующая исследовательское поведение в исследовательскую деятельность.

И вот здесь возникает ряд вопросов, которые с точки зрения науки представляют не меньший интерес, чем изучение самого исследовательского поведения: 1. Каким образом исследовательское поведение трансформируется в исследовательскую деятельность, а затем в научно- исследовательскую? 2. На основании каких внутренних условий можно сделать вывод о способности субъекта к продуцированию нового знания? 3. Что лежит в основе становления субъекта как исследователя? 4. Почему каждый человек обладает задатками исследователя, но не каждый оказывается готов к исследованию?

Этот ряд вопросов вызван тем, что ценность исследовательского поведения и исследовательской деятельности состоит в конечном результате — знании, имеющим значение для общества и науки, его получении или приросте. При этом само знание может быть либо абсолютно новым или только новым аспектом рассмотрения точки зрения, известного факта в данном контексте, систематизацией, классификацией уже известного, поскольку в общественном сознании и в науке термин «исследование» обычно связывают, прежде всего, с научным познанием. В этом значении исследование рассматривается как процесс выработки новых знаний, один из видов познавательной деятельности и характеризуется объективностью, воспроизводимостью, доказательностью, точностью.

Именно из-за этой особенности научно-исследовательской деятельности становится важнейшим изучение психологических характеристик субъекта научно-исследовательской деятельности, т.е. с точки зрения понимания процесса становления субъекта, как исследователя — зрелой личности, способной и готовой целенаправленно проникать в суть явлений. В конечном счете, говоря об исследовании и исследователях, мы подразумеваем результаты и людей, чьи действия осознанно направлены на созидание нового и открытие неизвестного, обеспечивающего прогресс человечества, развитие науки и экономики, человека и общества.

Получение ответов на поставленные вопросы связано с обсуждением нескольких важных положений. Во-первых, с нетождественностью исследовательского поведения и деятельности. Во-вторых, с неоднозначностью формирования субъекта в качестве исследователя, т.е. с потенциальным характером тех внутренних условий (психических свойств и качеств), которые обусловливают исследовательское поведение индивида. Данная способность совмещения когнитивного и эмоционального, причем с эффектом саморазвития, присуща определенной группе творческих лиц, и эта способность характерна именно для саморазвития субъекта творчества, стремящегося к самосовершенствованию [Балымова И.В.[2]]. 13- третьих, с наличием внешних условий способствующих или препятствующих формированию исследовательской деятельности и становлением субъекта в качестве исследователя.

Исходя из вышеизложенного, наиболее адекватным, принципиальным методологическим основанием для изучения исследовательского потенциала следует признать развиваемый в отечественной психологии субъектно-деятельностный подход, В соответствии с ним и субъект, и деятельность находятся в неразрывной связи друг с другом. В рамках этого подхода они не противопоставлены друг другу, а, образуя эту связь, взаимно обусловливают друг друга. Применительно к изучению исследовательского потенциала это означает, что исследовательская деятельность организуется и направляется субъектом, который при этом не противостоит ей, а включен в нее. Будучи в нее включенным, субъект сам организуется и изменяется в соответствии с накапливаемым опытом. Этот опыт, накапливаемый в процессе исследовательской деятельности, и образует ту часть системной целостности всех качеств субъекта, которую можно назвать исследовательским потенциалом.

В связи с этим А.В. Брушлинский подчеркивал, что «человек как субъект — это высшая системная целостность всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь психических процессов, состояний и свойств, его сознания и бессознательного» [Брушлинский А.В.[3], С. 10].

Социально-психологические представления о человеке с позиции субъектно-деятельностного подхода содержатся в трудах С. Л. Рубинштейна. Обобщив научные взгляды философской и психологической мысли конца XIX и начала XX века, С.Л. Рубинштейн выдвинул основополагающий теоретический принцип деятельностного подхода, в основу которого была положена исходная концепция о «формировании внутренней сущности человеческого сознания в процессе воздействия человека на внешний мир в процессе общественной практики, в которой происходит взаимопроникновение действия и предмета в формирование субъекта и сознания через продукт общественной практики» [Рубинштейн С.Л.[4], 1959, С. 31]. Эта позиция способствовала утверждению принципа взаимосвязи и взаимообусловленности сознания и деятельности, сводящегося к тому, что «деятельность человека обуславливает формирование его сознания, его психических связей, процессов и свойств, а эти последние, осуществляя регуляцию человеческой деятельности, являются условием их адекватного выполнения» [Рубинштейн С.Л.[5], 1959, С. 251].

Показав психологический смысл деятельности, С.Л. Рубинштейн определил место субъекта в ней, его активную позицию, направленную на изменение не только природных и социальных явлений, но и самого себя. Как указывает К.А. Абульханова[6] (1999), единым логическим основанием, основной идеей, основным направлением внутренних связей его философской и психологической концепции является идея субъекта.

Высказав кардинальное положение о включении человека в состав бытия, С.Л. Рубинштейн считает субъектность наиглавнейшим механизмом этой включенности. Взаимоотношения человека с миром осуществляются в разных формах — познавательной, деятельностной и отношенческой (выражается отношение человека к другому человеку). Все эти формы отношений, составляющих сущность субъекта, складываются в деятельности: «Субъект и в своем познании, и в своем действии, и в своем отношении к другому субъекту уничтожает (каждый раз специфическим способом) внешность, внеполож- ность объекта и другого субъекта, преодолевает его обособленность, обнаруживает (познанием), преобразует (действием), усиливает своим отношением к нему сущность другого человека» [Рубинштейн С.Л.[7], С. 21]. Принцип субъ- ектности (субъекта) неразрывно связан в концепции С.Л. Рубинштейна с деятельностным принципом. Деятельность выступает как один из типов активности субъекта, как способ его отношения к действительности. Активность субъекта выражается, по мнению С.Л. Рубинштейна, в формах самодетерми- нации, самопричинения, самодеятельности. В этих формах отражается сущностная характеристика субъекта.

Как известно, теория деятельности сформировалась как принципиально альтернативная бихевиоризму концепция детерминации человеческого поведения. Вместо положения бихевиористов о полном подчинении поведения внешним стимулам теория деятельности выдвигает тезис о детерминации поведения взаимодействием внешних и внутренних факторов. С.Л. Рубинштейн настоятельно проводил мысль о том, что «внешняя сторона поведения не определяет его однозначно, потому что акт деятельности является единством внешнего и внутреннего» [Рубинштейн С.Л.[8], С. 27]. Согласно А.Н. Леонтьеву, своеобразие деятельности состоит в том, что «внутреннее (субъект) действует через внешнее и этим само себя изменяет» [Леонтьев А.Н.[9], С. 185].

Развитие и конкретизация субъектно-деятельностного подхода содержится в трудах К.А. Абульхановой. Как отмечает К.А. Абульханова (1999), в принципе единства сознания и деятельности реализуется субъектный подход в психологии. В двучленную формулу сознание- деятельность вводится третий член — субъект. И в этом смысле субъектно-деятельностный подход превращается в новую парадигму построения психологической науки. Постановка проблемы связи сознания и деятельности требовала ответа на вопрос о субъекте этой связи. Этим субъектом является личность. В личности как в фокусе сосредотачиваются отражательный, познавательный аспекты сознания и его качества отношения, переживания, стремления. В социально-психологических качествах личности, выражаемых в ее интересах, идеалах, направленности, мировоззрении, синтезируются ее механизмы, регулирующие эти отношения.

Вклад К.А. Абульхановой в разработку социально-психологических проблем личности заключается в «развертке» основных категорий этого подхода. В концепции Абульхановой по-новому представлена категория деятельности. Сама деятельность выступает как форма существования активности. Сам субъектно-деятельностный подход преобразуется в активно-субъектный подход. Активность выступает главным объектом исследования как атрибут личности. Акгивность определяется «как жизненно-функциональные высшие способности, обеспечивающие (или нет) возможность быть субъектом» [Абульханова К.А.[6], С.50]. Конкретными формами проявления активности, выступающими как социально-психологические характеристики личности, являются инициатива и ответственность. Определяя разноплановые характеристики активности как качества, состояния субъекта, К.А. Абульханова дает ее обобщенную характеристику. Активность — это системное качество личности, включающее в себя различную направленность, разный жизненный опыт, обобщающий те или иные стратегии жизни. В этом смысле активность харакгеризует личность как субъект жизненного пути.

Таким образом, принцип единства внешнего и внутреннего аспектов действия, принимаемый нами как руководство в реализации субъектнодеятельностного подхода, позволил рассматривать данное единство в процессе изучения исследовательского потенциала сразу в нескольких планах.

  • 1. В функциональном плане этот принцип предписывает рассматривать внешнюю сторону поведения как целенаправленное и внутреннее осмысленное действие, а внутренние действия сознания — как предметно отнесенные, ориентированные на внешний объект.
  • 2. В генетическом плане данное единство реализуется в том, что процессы формирования внутренних умственных действий являются результатом интериоризации внешних действий с предметами или их знаковыми субститутами, то есть результатом «вращивания», перевода внешних действий во внутренний план.
  • 3. В структурном плане это единство проявляется как единство строения, внутренней организации внешнего предметного и внутреннего идеального действия, естественно вытекающее из их генетического и функционального единства.

  • [1] Поддьяков А.Н. Исследовательское поведение: стратегии, познания, помощь,противодействие, конфликт. М: Эребус, 2006. 264 с.
  • [2] Балымова И.В. Самодетерминация становления субъекта научно-исследовательской деятельности в вузовском обучении: Дисс...канд. псих. н. Казань. 207 с.
  • [3] Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке // Психологический журнал, 1991, № 6. С. 6-10.
  • [4] Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М. 1959. С. 31.
  • [5] Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М. 1959. С. 251.
  • [6] Абульханова К.А. Психология и сознание личности. М.: МОДЭК. 1999. 224 с.
  • [7] Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: в 2-х т. / Акад. пед. наук СССР. М.:Педагогика, 1989. — (Труды действительных членов и членов-корреспондентовАкад. пед. наук СССР). Т. 1 / [сост. и авт. коммент. К. А. Абульханова-Славская,А.В. Брушлинский]. 1989. 485 с,
  • [8] Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: в 2-х т. / Акад. пед. наук СССР. М.:Педагогика, 1989. — (Труды действительных членов и членов-корреспондентовАкад. пед. наук СССР). Т. 1 / [сост. и авт. коммент. К.А. Абульханова-Славская,А.В. Брушлинский]. 1989. 485 с.
  • [9] Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. 220 с.
  • [10] Абульханова К.А. Психология и сознание личности. М.: МОДЭК. 1999. 224 с.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы