Когнитивно-эпистемологический сдвиг парадигмы измерения

Встает вопрос о неизбежности изменения в понимании реальности, обусловленной нанотехнологическими инновациями. Нанореальность в этом смысле предстает в качестве объективно существующей, фактической доказуемой и эмпирически измеряемой действительности. Человек обрел мощный инструмент для конструирования будущего, в том числе и для социального конструирования повседневной реальности. Какой ей быть и как она повлияет на человеческое существование - на эти вопросы должны ответить не только ученые, инженеры и конструкторы, но также философы и социологи.

Наночастицы - обширный класс фундаментальных частиц материи, обладающих уникальными физическими и пространственными свойствами, учитывать которые обязана любая наука, в том числе и наносоциология. Действительно, распространяемые в обществе нанотехнологии выводят представление о бытии на другой уровень сложности. О.А. Отраднова426 считает, что в трансформации мировоззрения современного человека некоторая роль принадлежит нанотехнологическим инновациям, благодаря которым расширяется понятие «реальность», в нее включается наноуровень, изменяется отношение к понятию «видеть», усиливая физически ограниченные возможности чувственного опыта человека технологическими опциями. Зарубежные ученые Л. Дастон, П. Галисон, X. Фогельберг, X. Глимелл, Ф. Франкл, Дж. Гимзевски427 и другие активно исследуют то, что происходит на наноповерхности предметного мира, куда исчезает объективность, что приносит невидимость в мир видимых вещей, как формируются образы науки, используемые при описании сверхмалых величин, что такое наномемический синдром, наконец, как соединяются в единое целое факты и фикции в мировосприятии новой науки.

Проблема визуализации выдвигается на передний план при рассмотрении гносеологических проблем нанонауки. В самом выражении «визуальные свидетельства нанофеноменов» таится противоречие. С одной стороны, явление в философии мыслится как текущее событие, имеющее размытые пространственные и жестко сконцентрированные на небольшом периоде временные границы. Явление сейчас есть, а через секунду или несколько часов его уже нет. Какие визуальные свидетельства оно может оставить? Тем более, если это касается наноуровня - невидимого, неосязаемого и неприкасаемого в масштабах нашего тела и наших органов чувств события? Если сделать невидимое видимым, то не исчезнет ли само это невидимое?

Как в философском, так и в визуальном смысле «увижу, не поверю» не относится к нанотехнологии, ибо нет ничего даже отда- 426 Отраднова О.А. Нанотехнологии и их роль в понимании реальности в современном обществе // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований, 2013, № 12, с. 149-154.

42 Daston L., Galison Р. Objectivity. Brooklyn NY: Zone Books, 2007; Fogelberg H., Glimell H. Bringing Visibility to the Invisible: Towards a Social Understanding of Nanotechnology. Goteborg: Goteborg University Press, 2003; Frankel F., Whitesides G. M. On the Surface of Things: Images of the Extraordinary in Science. San Francisco: Chronicle Books, 1997; Frankel F. Envisioning Science: The Design and Craft of the Science Image. Harvard University Press, 2002; Frankel F. Envisioning and Communicating Nanotechnology to the Public // Societal Implications of Nanoscience and Nanotechnology / Ed. by M. Roco & W. Bainbridge. Drdrecht: Kluwer, 2001, pp. 324- 327; Frankel F. Imaging the unseen. Review of James Elkins (2008). Six Stories from the End of Representation: Images in Painting, Photography, Astronomy, Microscopy, Particle Physics, and Quantum Mechanics, 1980-2000 // Nature (2008). 452:697-698; Gimzewski, J. and Vesna,V. The nanomeme syndrome: blurring of fact and fiction in the construction of new science // Technoetic Arts Journal, (2003). 1. Электронный ресурс: http://docs.exdat.com/docs/index-133934.html ленно видимого, что создает доказательство существования[1]. На атомном и молекулярном уровне данные записываются путем обнаружения и зондирования в очень абстрактной манере, что требует сложных и приближенных интерпретаций. Более чем в любой другой науке, в нанонауке визуализация и создание повествования становятся необходимыми, чтобы описать то, что чувствовал, но не видел. Тем не менее, многие образы, генерируемые в области науки и массовой культуры, не имеют отношения к объективным данным, но происходят из визуализации и анимации, часто вдохновленных или созданных непосредственно из области научной фантастики.

Нанообъекты невозможно видеть непосредственно, то есть так, как мы видим предметы, окружающие нас в повседневной жизни. Для того чтобы сделать их зримыми, сначала надо их измерить или наблюдать специальной и очень дорогостоящей аппаратурой, обработать полученные данные в соответствии с рядом теоретических и экспериментальных предпосылок. Дж. Питт утверждал[2], что наноизображения не должны считаться образами в обычном смысле слова; современные приборы «не позволяют нам увидеть атомы таким же образом, каким мы видим деревья»[3]. В наномире нельзя видеть атомы как четко очерченные точки или ячейки в квантовом пространстве. Дж. Питт приходит к выводу, что нанообъекты и атомы существуют как некие эпистемологические сущности и этические комплексы (если представляют потенциальную угрозу для общества)[4].

Единственный способ «увидеть» детали материальных предметов за пределами видимого диапазона заключается в использовании методов, позволяющих вернуть «невидимую» информацию обратно в видимый диапазон, например, с помощью микроскопа или инфракрасной пленки. Это конституирует, как утверждает Дж. Питт[5], изменение в понимании того, что есть видимость или видимый мир. Видимое становится метафорой, которая, по мнению этого ученого, должна включать в себя также то, что обнаружено при помощи современных сверхмощных приборов и подверглось теоретической интерпретации.

Тем не менее, с точки зрения физики считается непозволительным или произвольным придание особого статуса свету в видимом диапазоне, как это сейчас случилось после всемирных успехов теории электромагнитного излучения[6]. Видимый свет дает некоторую информацию об объекте, и эта информация непосредственно доступна человеческому глазу. Тем не менее, она не дает полного и исчерпывающего представления об объектах. В ряде случаев более важную информацию о них мы можем получить в невидимом диапазоне. Нельзя говорить, что увиденное через рентгеновский аппарат или микроскоп сравнимо с увиденным глазами деревом. Но нужно быть осторожным с использованием информации невидимого спектра для познания сущности вещей. Она представляет совокупность ментальных нано-образов - визуальных конструкций, созданных в том числе при помощи научных приборов и научной теории[7].

Создание нано-образов подразумевает или включает процесс селекции - фильтрации информации. В процессе создания образов фильтрация может стать очень избирательной. Только наш исследовательский выбор диктует то, что следует оставить, а что - отбросить. В качестве примера можно рассмотреть цифровую фотографию. Полученная с настройками камеры по умолчанию в достаточно освещенном месте фотография, безусловно, должна быть названа репрезентацией изображаемой сцены. Тот факт, что фотография была сделана с помощью цифрового фотоаппарата, в котором использовались определенные настройки, сортирующие и обрабатывающие сырые данные, чтобы получить нужный баланс черного и белого цветов, удаляющие посторонние помехи и шумы, исправляющие визуальные аберрации объектива, вопреки аргументам Дж.Питта[5], означает, что получено верное изображение происходящего. Фото по-прежнему дает точное представление исходной сцены. Однако, если фотография модифицируется на компьютере, она становится все менее аутентичной, если ее еще можно назвать подлинным изображением. Сколько раз ее можно изменять, прежде чем она перестанет служить реальным образом и превратится в визуальную конструкцию? Некоторые корректировки цвета являются относительно безобидными. В конце концов, камера уже сделала это путем сопоставления данных датчика с настройками баланса белого и черного. Удаление эффекта красных глаз, настраивание яркости и контрастности, вероятно, также допускается, даже если они изменяют информацию в изображении до тех пор, пока не искажены какие-то важные особенности изображаемого события.

Чрезмерная регулировка яркости и контрастности может сделать изображение в целом либо черным, либо белым. В результате фотография, безусловно, перестанет быть точным изображением, поскольку на ней были устранены (отфильтрованы) все важные особенности реального события.

Выбор того, какую информацию можно получить, становится еще более ясным при визуализации объектов за пределами видимого диапазона, как в случае с рентгеновской фотографией[9] [10]. Сразу непонятно, какой срез реальности отображают на снимке рентгеновские лучи, поскольку они отображают не то же самое, что и солнечные лучи. Первые, в отличие от вторых, мы не можем наблюдать непосредственно. Тем не менее, рентгеновские изображения во многом полезны. Они расширяют диапазон возможностей получения различных видов отображаемого объекта, который нельзя наблюдать непосредственно. Бессмысленно пытаться сделать рентгенограмму похожей на обычную фотографию. Напротив, нужно использовать рентгеновский снимок для передачи такой информацию^ которую невозможно получить при помощи обычных фотографий4 7.

Получая свое изображение, фотограф, однако, вынужден выбирать: оставлять эффект красных глаз либо устранить его. В любом случае выбор представляет собой фильтрацию информации, а изображение всегда будет представлять собой более упрощенную версию реального объекта.

Чем сложнее используемые инструменты, тем больше требуется знаний, необходимых для правильной интерпретации получаемой картины, а значит, нужны и более сложные приемы валидизации полученных изображений, подтверждения их аутентичности. Требование к изображению аутентично отражать реальный объект может стать вообще невыполнимым (либо иррелевантным, если фотограф захотел получить максимум информации об объективной реальности со своего снимка), или придется устанавливать некоторый произвольный стандарт в виде определенных условиях наблюдения[11].

Иногда очень важно передать некоторые важные особенности конкретных объектов на изображении. Качество изображения - это вопрос стоимости (релевантности) и качества информации, чтобы судить о нем с точки зрения его надежности и валидности. Визуальный осмотр важен при оценке надежности и достоверности, но не всегда; и не всегда это лучший метод[12].

Переход от «микро» к «нано» - это скачок к манипуляциям с отдельными атомами. На этом уровне законы макромира перестают «работать», ибо вступают в силу принципиально новые - законы микромира (квантовой механики), часто приводящие к непредсказуемому поведению живой или неживой материальной системы[13]. В. Гейзенберг (1901-1976), подчёркивал, что в экспериментах с атомными процессами человек имеет дело с особой реальностью: атомы и элементарные частицы образуют скорее мир тенденций или возможностей, чем мир фактов.

Атомы не видимы в привычном смысле слова[9]. Ученые изображают их на бумаге в виде кругов, волн, циклов, облаков. Но это не то, чем атомы являются на самом деле. Схематичный образ атома отображает лишь некоторые наиболее важные его черты, как они фиксируются при помощи научных инструментов и в научных экспериментах. Схемы служат упрощенным иллюстративным орудием, позволяющим ученым более эффективно визуализировать некоторые особенности атомарного мира.

Любая попытка непосредственно сравнить нано-масштабные объекты с макро-объектами привычного нам мира является проблематичной подобно тому, как атомы, будучи строительными блоками, образующими вещество, которое мы видим, не реагируют аналогичным образом на электромагнитное излучение, когда атомы изучают по отдельности. В самом деле, атом изменяет свое состояние, испуская фотон, и, таким образом, нельзя надеяться обнаружить тоже самое явление, если излучается другой фотон[15].

Поскольку изолированные атомы ведут себя не так, как они ведут себя в группе, можно утверждать, что они не соотносятся ни с чем, что непосредственно доступно нашим органам чувств[16]. Если электромагнитное излучение не может быть использовано для того, чтобы увидеть атомы таким же образом, как мы видим дерево или клетки под микроскопом, можно ли быть уверенным, что атомы имеют какой либо внешний вид или внешнюю форму вообще?

Изображение атомов, как и рентгеновский снимок, не является изображением в привычном смысле слова, как например фотография деревьев. Скорее оно передает некоторые важные свойства конкретных атомов, которые изучаются[17].

Наноразмерные исследования, пишет О.Буэно, характеризуется созданием изображений, которые должны содержать в себе доказательства того, что определенные соотношения между наноразмерными объектами являются именно теми, которые изучаются. Просматривая полученные снимки, исследователи должен .оценить, насколько хорошо они отражают изучаемые отношения[18]. Описание изображения несет другую информацию, чем само изображение. Также и описание художественной картины несет не больше информации, чем содержание картины[19]. Для того чтобы узнать, что такое живопись, чтобы знать содержание конкретной картины, надо видеть саму картину.

Возможно, нам не нужно идти так далеко, утверждая, что микроскопические изображения - это «общественные галлюцинации»[20]. Можно провести аналогию с радугой в том плане, что ее можно увидеть с позиции нескольких наблюдателей и этот факт можно отразить на фотографиях (в этом смысл, они являются открытыми). Но радуга не вещь (в этом смысле, она - галлюцинация). Вопрос не в том, меньше ли эти образы самой вещи, в том, что составляет содержание фотографических изображений[21]. Более конкретно и по тем: свидетельствуют ли наноразмерные изображения о том, что происходит на самом деле или нет? Если да, то какого рода представляют из себя эти доказательства?

Визуализация молекул, в том числе при помощи рентгеновской кристаллографии, на самом деле является практикой колдова- ния над метафорами, которые обеспечивают нас очень тонкими и весьма предварительными связями между тем, что можно увидеть, тем, что можно себе представить, и тем, что - в контексте научной культуры в данное историческое время - можно сказать[22].

Подлинный образ наноразмерного объекта - это всегда компромисс между приблизительными знаниями ученого, полученного им в университете, на стажировке, в лаборатории, в общении и взаимодействии с коллегами, и приблизительностью тех технических приборов, которые используются в эксперименте и которые отражают ограниченности современной науки в целом (по сравнению с будущей), ограниченные возможности данной страны по изобретению или приобретению соответствующей техники (по сравнению со странами-лидерами), а также ограниченности тех теоретико-методологических подходов, которые использовались при конструировании измерительных приборов.

  • [1] 42s Gimzewski J., Vesna V. The nanomeme syndrome: blurring of fact and fiction in the constructionof new science //Technoetic Arts Journal, (2003). Vol. 1, № 1.
  • [2] Pitt J.C. The Epistemology of the Very Small // Baird D., Nordmann A., Schummer J. (eds.),Discovering the Nanoscale. Amsterdam: IOS Press, 2004, p. 157—163; Pitt J.C. When is an image notan image? // Techne: Research in Philosophy and Technology, 2005. 8:3 Spring, 23-33.
  • [3] 43(1 Pitt J.C. The Epistemology of the Very Small // Baird D., Nordmann A., Schummer J. (eds.),Discovering the Nanoscale. Amsterdam: IOS Press, 2004, p. 157.
  • [4] Pitt J.C. The Epistemology of the Very Small // Baird D., Nordmann A., Schummer J. (eds.),Discovering the Nanoscale. Amsterdam: IOS Press, 2004, p. 157—163; Pitt J.C. When is an image notan image? // Techne: Research in Philosophy and Technology, 2005. 8:3 Spring, 23-33.
  • [5] Pitt J.C. The Epistemology of the Very Small // Baird D., Nordmann A., Schummer J. (eds.),Discovering the Nanoscale. Amsterdam: IOS Press, 2004, p. 157—163
  • [6] Kellman P.J., Arterberry М.Е. Cradle of Knowledge: Development of Perception in Infancy. MITPress, 1998.
  • [7] Birkeland T., Strand R. How to Understand Nano Images // Techne: Research in Philosophy andTechnology. Vol. 13, no. 3 (Fall 2009).
  • [8] Pitt J.C. The Epistemology of the Very Small // Baird D., Nordmann A., Schummer J. (eds.),Discovering the Nanoscale. Amsterdam: IOS Press, 2004, p. 157—163
  • [9] Goodsell D. S. Seeing the nanoscale // NanoToday, 2006, 1, 44^19.
  • [10] Nordmann A. Nanotechnology's worldview: new space for old cosmologies // Technology andSociety Magazine, 2004, IEEE, 23, 48-54
  • [11] 43s Pitt J.C. When is an image not an image? // Techne: Research in Philosophy and Technology,2005. Spring, 8:3: 23-33.
  • [12] 434 Birkeland T., Strand R. How to Understand Nano Images // Techne: Research in Philosophy andTechnology. Vol. 13, no. 3 (Fall 2009).
  • [13] Мейдер В. Нанотехнологии как новая реальность (Часть 1) // ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ. Июль-сентябрь 2011 № 3 (60).
  • [14] Goodsell D. S. Seeing the nanoscale // NanoToday, 2006, 1, 44^19.
  • [15] Pitt J.C. When is an image not an image? // Techne: Research in Philosophy and Technology,
  • [16] 2005. Spring, 8:3: 23-33.
  • [17] Birkeland T., Strand R. How to Understand Nano Images // Techne: Research in Philosophy andTechnology. Vol. 13, no. 3 (Fall 2009). 444 Goodsell D. S. Seeing the nanoscale // NanoToday, 2006, 1, 44^19.
  • [18] ^ Bueno О. Visual Evidence at the Nanoscale // Spontaneous Generations: A Journal for the History and Philosophy of Science, (2008). Vol. 2, No 1. p. 133.
  • [19] Lehrer K. Representation in Painting and Consciousness // Philosophical Studies 2005. 117: 1-14;Lehrer K. Knowing Content in the Visual Arts // Knowing Art: Essays in Aesthetics and Epistemology, (eds.) M. Kieran and D. Lopes, Dordrecht: Springer. 2006, p. 1-18.
  • [20] van Fraassen B. Scientific Representation: Paradoxes of Perspective. Oxford: Clarendon Press, 2008,p.101-111.
  • [21] 44S Bueno O. Visual Evidence at the Nanoscale // Spontaneous Generations: A Journal for the History and Philosophy of Science, (2008). Vol. 2, No 1. p. 134.
  • [22] 444 Myers N. Conjuring Machinic Life // Spontaneous Generations: A Journal for the History andPhilosophy of Science, (2008). Vol. 2, No 1. p.l 19.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >