ГАРМОНИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

Сущность гармонии

Одним из основных моментов в понимании гармонии, как показала ретроспектива учений о гармонии в западноевропейской философии, было признание ее объективности, которая состоит в том, что гармония отражает закономерный характер развития действительности, внутреннюю и внешнюю цельность, согласованность, соразмерность формы и содержания объектов. Гармония, как утверждают многие мыслители, существует в ощущаемом человеком мире, но она «недоступна для наших органов чувств и может быть осознана лишь в мышлении человека».[1] Отсюда проистекает некоторая двойственность понимания гармонии: с одной стороны, она трактуется как объективное свойство реальности, проявление фундаментальной закономерности бытия, с другой стороны, гармония выступает как некий умозрительный конструкт, условность, сложившаяся в ходе культурноисторического развития, установка, с помощью которой человек объясняет мир и себя в нем.

Из соотнесенности гармонии мира с фундаментальной закономерностью проистекает западноевропейская традиция ее рационалистического объяснения и исчисления. Идущая от пифагорейской идеи выражения гармонии посредством числовых соотношений, составляющих ее сущность, эта тенденция нашла продолжение в математическом исчислении перспективы в живописи, создания эталона в скульптуре и т.д.

В качестве универсального понятия культуры гармония связана с различными ощущаемыми человеком сферами бытия, проявляясь в различных формах - архитектуре, музыке, в социальных отношениях и т.д.

В аксиологическом измерении гармония связана с понятием идеала, соотношение ее с которым можно выразить словами В.Е. Давидовича: «Эстетический идеал - это порожденный воображением чувственно-воспринятый образ того диалектического противоречивого единства вещей, который именуется гармонией...Должная цель как достижимая гармония, несущая в себе черты совершенства человека и человеческих отношений - необходимый момент эстетического идеала».[2] [3] Гармония, выступающая высшей целью, образцом развития, может быть рассмотрена как идеал с учетом, однако, того, что гармония предполагает наличие противоположностей, в то время как идеал - образец совершенства - должен быть от них избавлен. Гармония относится к тем идеалам, по поводу которых Кант писал, что хотя их объективное существование затруднительно, однако их нельзя считать и бесплодными химерами, поскольку они выступают необходимым мерилом совершенного, по которому разум сверяет и оценивает степень и недостатки несовершенного. Вместе с тем невозможность реализации гармонии в абсолютном виде сближает ее с утопией.

Поскольку вопрос об определении сущности гармонии наиболее интенсивно разрабатывался в эстетической мысли, что способствовало более глубокому пониманию сущности гармонии вообще, то следует подробнее рассмотреть осмысление гармонии в эстетике.

Эстетическое понимание сущности гармонии исторически и логически следовало за математическим истолкованием гармонии. В отличие от математического понимания гармонии, которое сосредоточено в первую очередь на количественной определенности гармонии, эстетическое понимание связано со способностью гармонии выражать внутреннюю природу, качества вещей и явлений. Поэтому гармония связана с эстетическим переживанием, с эстетической оценкой и характеризуется через такие понятия, как мера, пропорция, симметрия, ритм, грация.

В античности наряду с традиционным пониманием гармонии как симметрии и пропорции Сократом и Платоном был поставлен вопрос о связи гармонии и красоты. Аристотель понимал гармонию как внутреннюю меру предмета и связывал ее в этом значении с понятием совершенства и красоты в противовес пониманию гармонии как простой арифметической пропорции. Вообще же в древнегреческой культуре гармония, в особенности эстетическая, играет особую роль, в значительной степени определяя специфику греческого мироощущения. «Прекрасное чувство этой счастливой гармонии, - подчеркивал Гегель, - ее дух и смысл проникают все те произведения, в которых греческая свобода осознала саму себя и представила себе свою сущность. Поэтому ее миросозерцание является серединой, в которой красота начинает

2

свою истинную жизнь и создает свое светлое царство».

В средневековой эстетике понятие гармонии служило основой для определения прекрасного. Основным мотивом различных эстетических воззрений Средневековья является понимание прекрасного как соединения совершенства, света и гармонии, или цельности, ясности и пропорции (Йй^гйа8, с1агйа8 е! сошопапба). Однако, поскольку источником и света, и гармонии, и совершенного является Бог, то и прекрасное есть Бог.

Наиболее развернутая концепция красоты содержится в эстетических взглядах Эриугены. Только гармония, полагает он, может соединить все части в единое целое и создать единство, которое является одним из главных условий прекрасного. Красота вообще основана на гармонии и пропорции, она заключается не в отдельных частях, а в целом.

Значительный вклад в развитие представлений об эстетической гармонии внес Гуго Сен-Викторский, который понимал гармонию и красоту как единство взаимоисключающих противоположностей, как объединение контрастов в одно целое.

Наибольшего подъема, сопряженного с расцветом изобразительного искусства, эстетическая гармония достигла в эпоху Возрождения. Именно в эпоху Ренессанса утверждается качественное понимание гармонии, которая трактуется теперь не как формальная правильность, количественная пропорция, а как внутреннее содержание красоты.

Наиболее полное определение гармонии дает Альберти в трактате об архитектуре, полагая, что гармония в архитектуре слагается из трех элементов — числа, ограничения и размещения. Эти три элемента необходимы, но недостаточны: «Есть нечто большее, слагающееся из сочетания и связи всех этих трех вещей, нечто, чем чудесно озаряется весь лик красоты. Это мы называем гармонией, которая, без сомнения, источник всякой прелести и красоты. Ведь назначение и цель гармонии — упорядочить части, вообще говоря, различные по природе, неким совершенным соотношением так, чтобы они одна другой соответствовали, создавая красоту... И не столько во всем теле в целом или в его частях живет гармония, сколько в самой себе и в своей природе, так что я назвал бы ее сопричастницей души и разума. И есть для нее обширнейшее поле, где она может проявиться и расцвести: она охватывает всю жизнь человеческую, пронизывает всю природу вещей. Ибо все, что производит природа, все это соизмеряется законом гармонии. Этого никак не достичь без гармонии, ибо без нее распадается высшее согласие частей».[4] В этом определении Альберти В.П. Шестаков выделяет следующие моменты:

«Гармония является законом не только искусства, но и природы, она охватывает всю жизнь человека и всю природу вещей. Гармония в искусстве является отражением гармонии в природе. Наилучшей моделью для нее является гармония частей живого организма, которая лучше всего воплощает в себе согласие и соответствие частей.

Гармония является источником совершенства, без гармонии же никакое совершенство невозможно.

Гармония состоит в соответствии частей, причем таком, при котором ничего прибавить или убавить нельзя. Здесь Альберти следует за античными определениями красоты как гармонии и соразмерности.

Гармония в искусстве складывается из различных моментов. В архитектуре гармония состоит из числа (питегиз), ограничения (Гтйю) и размещения (соПосайо). Митегш — это числовая пропорция, Гппйо — геометрический вид предмета, соПосайо - это связь с другими окружающими предметами. В музыке элементами гармонии являются ритм, мелодия и композиция, в скульптуре — мера (сйтешю) и граница (сНйшйо).

Но гармония — это не только числовая пропорция, гармония формы. Это одновременно и соответствие формы и содержания, соответствие вещи ее месту и назначению. Г армония — то, что целесообразно и соответственно, в чем есть соответствие формы и содержания. Этот момент был чрезвычайно важен, он придавал учению о гармонии содержательный и функциональный момент». [5] [6]

Именно гармонию Альберти называет красотой: «Красота есть

строгая соразмерная гармония всех частей, объединенных тем, чему

они принадлежат, — такая, что ни прибавить, ни убавить, ни изменить

ничего нельзя, не сделав хуже... Из сказанного, я полагаю, ясно, что

красота, как нечто присущее и прирожденное телу, разлита по всему - 2 телу в той мере, в какой оно прекрасно».

Интерес к эстетической гармонии проходит через все творчество крупнейшей фигуры этой эпохи Леонардо да Винчи. В своих теоретических трудах и в большей степени в художественных произведениях Леонардо развивал представление о гармонии и красоте, выраженной в гармонической пропорции, названной золотым сечением. Смысл этой гармонической («божественной») пропорции заключается в том, что целое так относится к его большей части, как большая часть относится к меньшей части. Леонардо придавал пропорциям большое значение, но при этом рассматривал не только количественные (математические) пропорции, но и пропорции с разнокачественными сторонами (скульптура, живопись). Гармонию же Леонардо определял так: «Гармония складывается не иначе, как общий контур, который обнимает отдельные члены, из чего порождается человеческая красота».[7]

Эстетическим воззрениям М. Фичино присуще определение красоты как гармонии, которая возникает из сочетания как можно большего количества частей и по природе своей трояка. В душах гармония возникает от сочетания различных добродетелей; в телах гармония - из согласия красок и линий; величайшая же гармония в звуках рождается из согласия множества голосов. Фичино не сводит красоту, как и гармонию, только к пропорциональности, хотя придерживается традиционного определения красоты как порядка, меры и облика. Исследуя эстетическую гармонию, Фичино ввел понятие «грация», с появлением которого отчетливо проявился качественный аспект понимания гармонии, не сводимой только к количественным отношениям. Грация истолковывалась как гармония движения, или динамическая гармония.

Идея о нерасторжимой связи красоты и гармонии и несводимо- сти их к простой пропорциональности частей или внешней симметрии характерна для эстетических теорий Нового времени. Исследователи эстетической формы гармонии У. Хогарт, И. Винкельман, А. Баумгар- тен сходились во мнении, что гармония есть единство в многообразии.

Хогарт считал, что сущность гармонии заключается в сочетании единства и разнообразия. Разнообразие при этом должно обладать правильностью и единством, чтобы не быть лишенным внутренней целостности, гармоничности. Символом красоты Хогарт называл волнистую линию, которая является воплощением гармонии.

Основоположник эстетики Баумгартен полагал, что гармония как единство в многообразии возникает при согласовании различных чувственных элементов. Основными признаками эстетической гармонии он называет совершенство и красоту, которые порождаются согласованием.

Винкельман, отходя от понимания красоты как гармонии частей и целого, говорит об истинной красоте как красоте середины, меры, отсутствии крайностей. Понятие гармонии включено у него в понятие высшей красоты, которая невозможна без таких основных принципов, как простота и единство. Прекрасным является то, что при всем многообразии может быть воспринято как простое и единое.

Большое значение понятию гармонии придавалось в немецкой классической эстетике. Особое внимание эстетической гармонии уделял Гегель. Как категория эстетики гармония заключает в себе три основных момента: внутреннее единство, целостность и согласованность. При рассмотрении эстетической гармонии Гегель обращается к понятию меры. Она занимает наиболее высокую ступень в его системе. Если симметрия является выражением только количественной характеристики вещей и явлений, а гармония — их качественным определением, то мера - это качественно-количественная категория, она характеризует диалектику количества и качества в эстетическом объекте.

Как отмечает В.П. Шестаков, гармония «представляет собой определенный тип меры, где качественные противоположности объединяются в некотором единстве и целостности. Такое гармоническое состояние идеала в искусстве нарушается коллизией, которая заставляет искать в искусстве новое измерение, новую меру».[8]

В современной эстетике проблема гармонии является одним из центральных дискуссионных вопросов. Как было отмечено нами ранее, в развитии представлений об эстетической гармонии, связанных с определенными тенденциями западной культуры XX в., выделяется несколько направлений, в которых заметно влияние концепций гармонии предшествующих эпох. Обращение эстетической мысли к наследию прошлого и использование некоторых идей в качестве мировоззренческой опоры было связано с ощущением утраты гармонии современной культурой, вызванного существенными изменениями традиционной системы искусств, эстетических норм и понятий. Поэтому в связи с необходимостью поиска гармонии проявление современной западной эстетикой интереса к различным историческим типам понимания гармонии представляется не случайным. Одной из таких тенденций было обращение к пифагорейскому истолкованию гармонии, к гармонии сфер, к средневековой идее о гармонии человеческой души и космической гармонии сфер. Подобные идеи были выдвинуты, например, А. Ланге.

Среди представлений о гармонии выделяется концепция А.-Н. Уайтхеда. В его учении присутствует влияние эстетических идей Платона о сверхчувственной гармонии. Уайтхед связывает гармонию с понятиями прекрасного и красоты. Красота понимается им как сочетание гармонии и дисгармонии, как гармония контрастов. Уайтхед стремится освободить понятие гармонии от чувственного ее истолкования, которое искажает ее смысл, и трактует гармонию в платоновском духе как некое идеальное начало.

Подобный взгляд на сущность гармонии характерен и для не- отомистской эстетики, в частности, для Ж. Маритена. Выступая с критикой отождествления гармонии с прекрасным, присущее, по его мнению, античности, Маритен обосновывал внечувственный характер гармонии в духе Фомы Аквинского. Источником и сущностью красоты и гармонии является ясность и «блеск благодати», а не пропорция и целостность чувственных вещей.

С точки зрения Э. Кассирера, эстетическая гармония представляет собой результат динамического равновесия различных противоположных начал. Красота понимается им в русле классической традиции как единство в разнообразии. Гармония и красота проявляются, прежде всего, в художественной сфере. Аналогичное понимание эстетической гармонии как динамического принципа и как единства в многообразии характеризует взгляды Д. Дьюи.

Наиболее значительное учение о гармонии было развито Ш. Ла- ло, который отводит гармонии центральное место в эстетике. Лало выделяет три формы гармонии - достигнутую, отыскиваемую и потерянную, каждая из которых соотносится с тремя познавательными способностями - интеллектом, деятельностью и чувственностью. Из этих форм выводятся основные категории, которые он рассматривает в отношении к гармонии.

В современной западной эстетике существуют также концепции, в которых эстетическая гармония понимается как единство в многообразии на основе подобия, схожести элементов, образующих эстетическую гармонию. Такой подход присутствует в концепциях Д.Г. Паркера и Д.У. Готшалка.

Одной из тенденций в современных взглядах на гармонию в эстетике является представление о том, что доминантой современного искусства являются дисгармония и хаос. В немалой степени «питательной средой» для подобных взглядов послужило развитие искусства новейшего времени, в первую очередь тех его направлений, которые объединены понятием модернизма. В своей ориентации на создание новой художественной реальности модернизм в качестве одного из основных своих принципов провозгласил отказ от традиционных эстетических и художественных норм, таких, как порядок, мера. Это, безусловно, не могло не отразиться на отношении к гармонии как эстетической категории и важному принципу художественного творчества и породило чувство утраты гармонии современным искусством. Подобные взгляды присутствуют, в частности, в работах Г. Зедльмайра, К. Г оттлиб.

Итак, обзор наиболее значительных эстетических учений показал, что гармония понималась, прежде всего, как соразмерность материи (устойчивости, единства) и движения (изменчивости, многообразия), она выступает сущностью красоты и прекрасного. Красота, приобретающая субъективные оттенки, вместе с тем в своей основе имеет объективную гармонию предметов природы, общественных отношений, пропорциональность человека.[9]

Гармония проявляется в живописи, скульптуре, мозаике, архитектуре, в красоте природы, которые являются выражением статической эстетической гармонии. Проявлениями динамической эстетической гармонии являются те виды искусства, в которых основным выразительным средством является движение (балет, народный танец).

Различие статической и динамической гармонии происходит по отношению к движению воспринимающего и воспринимаемого объекта. При статической эстетической гармонии воспринимаемый объект (скульптура, архитектурное сооружение и т.п.) находится в неподвижном состоянии, в то время как воспринимающий субъект производит некоторое движение - как бы «обегает» взглядом художественный статический объект при его рассмотрении. При динамической эстетической гармонии движение осуществляет воспринимаемый объект (например, в балете и т.п.), а воспринимающий субъект, главным образом, неподвижен.[10]

Некоторыми исследователями, в частности, В.П. Шестаковым, выделяется особый тип гармонии - художественная гармония как «актуализация принципа гармонии в материале самого искусства».[11] Основным моментом этого типа гармонии выступает уже не количественный аспект, не только соразмерность и упорядоченность формальных элементов, а взаимодействие противоположных эстетических категорий - трагического и комического, драматического и лирического и т.д. Применительно к различным видам искусства в эстетике сложилось представление об архитектурной, музыкальной, живописной гармонии. В структуре произведения искусства художественная гармония проявляется как система контрастов, ценностей и достигается путем преодоления дисгармонии, беспорядка. С особой силой этот принцип художественной гармонии (прежде всего, живописной) проявился в барочной, а позднее и в романтической эстетике. Для художественной гармонии барокко характерно сочетание контраста динамических элементов с неустойчивым равновесием атектонической композиции. Художественная гармония романтизма предполагает наличие контрастного сочетания динамических элементов с устойчивым равновесием тектонической композиции. Романтики допускали также гармонию, при которой имеется сочетание контраста статических элементов и неустойчивого равновесия атектонической композиции.[12] [13] [14]

Одну из особых форм гармонии составляет ее проявление в архитектуре. Являясь важной стороной материальной жизни человека, архитектура обладает достаточной широтой воздействия, что позволяет выделять архитектурную гармонию в отдельную чувственную форму гармонии. Вместе с тем архитектурная гармония не является чисто эстетической гармонией, ее образно-эстетическое начало связано с утилитарной функцией и проявляется в создании объемнопространственной среды, эстетическом формировании окружения человека. Архитектурная гармония представляет собой определенное взаиморасположение и связь элементов архитектурного сооружения, которые образуют единство при их зрительном восприятии. Воспринимая архитектурную гармонию, человек сопоставляет части архитектурного объекта и на этом основании судит о его гармоничности или дисгармоничности. Архитектурная гармония выступает в качестве самостоятельной модели целостного гармонического образа жизни и целостного человека. Архитектурная гармония всегда возникает как единство противоположностей в результате творческого преодоления противоречий функциональных, конструктивных, экономических, эстетических требований, а также соблюдения строительных норм. Поэтому именно в области архитектуры поиски гармонии приобретают

2

наиболее последовательный характер.

Таким образом, эстетическая сущность гармонии заключается в определенном сопоставлении, связи, соотношении элементов произведения искусства, образующих единство при их восприятии. При эстетической гармонии художественный объект воспринимается не по его размеру, а по его соразмерности. Гармония «является универсальной категорией, принципы которой одинаково проявляются и в искусстве, и в природе, и в эстетической деятельности вообще». Проявляясь в различных видах искусства, гармония принимает соответствующие формы - архитектурную, музыкальную и др. Особый статус гармонии в музыке обусловливает необходимость ее специального исследования.

  • [1] Деев А.Н. Указ. соч. С. 10.
  • [2] Давидович В.Е. Теория идеала. - Ростов н/Д, 1983. С. 83.
  • [3] Гегель Г. Эстетика. Т. 2.- М., 1969. С. 149.
  • [4] Цит. по: Шестаков В.П. Эстетические категории. - М., 1983. С. 166-167.
  • [5] Там же.
  • [6] Цит. по: Деев А.Н. Категория «Гармония»: Понимание и история эволюции. -Новосибирск, 1999. С. 132.
  • [7] Там же, с. 135.
  • [8] Шестаков В.П. Указ. соч. С. 177.
  • [9] Пигулевский В.О. Искусство и человек. - Кишинев, 1986. С. 75.
  • [10] Деев А.Н. Указ. соч.
  • [11] Шестаков В.П. Указ. соч. С. 179.
  • [12] Бранский В.П. Искусство и философия. - Калининград, 1999.
  • [13] Гликин Я.Д. Методы архитектурной гармонии. - Л., 1979.
  • [14] Шестаков В.П. Указ. соч. С. 181.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >