Анализ социально-экономического потенциала и идентификация кластеров в разрезе субъектов РФ

Сравнительная характеристика методов идентификации кластеров

Для повышения эффективности практической реализации региональной кластерной политики необходимо проведение идентификации и оценки уровня развития кластеров. Проведенное исследование позволило сделать вывод об отсутствии единого подхода к процессу идентификации кластеров в региональном пространстве. В российской и зарубежной практике выделяют как количественные (метод расчета коэффициента локализации, концентрации; темпов роста производительности и прибыльности компаний; метод «затраты - выпуск»; использование оценки конкурентных преимуществ по модели М. Портера; оценка пространственной концентрации предприятий на основе интегральных коэффициентов; использование матрицы БКГ; многофакторный анализ и др.), так и качественные (метод интервьюирования, метод фокус-групп, кейсовая методика, составления генеалогического дерева и др.) методы.

Все подходы к идентификации и оценке кластеров мы можем разделить на две группы. Первая группа основывается на качественной оценке, включает в себя сбор информации от различных экспертов при проведении целевых исследований. Такой подход часто используется научно-исследовательскими организациями. Так, Европейская кластерная обсерватория реализовала 25 проектов, посвященных различным аспектам функционирования кластеров в Европе (история развития, деятельность, влияние на занятость, инновации, конкурентоспособность региона). Подобные проекты осуществлялись также Европейским фондом регионального развития и Институтом конкурентоспособности. Однако у данного подхода есть свои недостатки. Так, исследования проводятся для различных целей, поэтому полученные данные часто являются несопоставимыми, и их сложно использовать для дальнейшей работы. Иногда подменяются понятия «кластеры» и «кластерные инициативы». Это можно объяснить тем, что тематические исследования реализуются с целью подготовки или развития политики в области кластеров. В этом смысле они представляют собой интересный источник для использования положительного опыта тех или иных регионов.

Вторая группа исследований опирается на более сложные экономические модели на основе статистических методов, которые позволяют выявлять кластеры путем измерения различных локальных эффектов. Данный подход направлен на количественное определение той «критической массы», при которой развитие определенного вида деятельности в регионе достигает такой степени концентрации, которая может сформировать кластер. Рассмотрим более подробно некоторые методики идентификации и оценки потенциальных кластеров, так как, на наш взгляд, именно эмпирический подход представляет наибольший интерес.

Методология Европейской кластерной обсерватории для идентификации и оценки потенциальных кластеров выделяет три ключевых индикатора: «размер» (size), специализация (specialization) и «фокус» (focus). Размер определяется как доля региона в общей численности занятых в кластерной группе по стране. Значимость по показателю «размер» имеет место в том случае, когда регион попадает в 10 % регионов, лидирующих по этому показателю. Специализация оценивается коэффициентом локализации, который рассматривается как значимый в случае превышения единицы. Показатель «фокус» рассчитывается, исходя из доли кластера в общей численности занятых региона, считается значимым в том случае, если он входит в 10 % кластеров одной категории, на которые приходится наибольшая доля общей занятости в данном регионе.

Помимо рассмотренной методологии Европейской кластерной обсерватории мы можем выделить метод идентификации кластеров М. Портера (2003), который использовался Институтом конкурентоспособности и благосостояния для сравнения регионов Канады и США. Более подробно описание используемых в этой области методов представлено в ранее опубликованной работе , подготовленной авторским коллективом настоящего исследования.

Исследование проблем и условий формирования кластеров позволило выделить основные предпосылки, факторы и условия их развития. Со стороны бизнеса данные предпосылки включают: наличие ключевых промышленных предприятий, которые заинтересованы в сотрудничестве в рамках кластера; наличие кооперационных связей и механизмов взаимодействия между данными и иными (научными, образовательными, консалтинговыми, логистическими и др.) предприятиями и организациями. Со стороны органов государственной власти: заинтересованность в кластерном варианте развития промышленности страны, региона, муниципального образования (как правило - города); наличие успешного опыта взаимодействия с бизнесом у органов управления.

Предпосылки формирования кластеров в России

Таблица 7

№ п/п

Предпосылка

Суть предпосылки

1

Произошедший в конце 1990-х - начале 2000-х годов перелом тенденций общеэкономического спада, и вхождение России в фазу экономического роста

В течение шести посткризисных лет российская экономика в реальном выражении росла быстрыми темпами: ВВП страны в рублевом эквиваленте с 1999 года увеличился почти на 60 процентов, а если оценивать его в долларах или евро, то показатели роста будут еще больше. В 2005 году экономический рост немного замедлился, но, тем не менее, по итогам года он превысит 6 процентов, что также является неплохим показателем. Бесспорно, потенциал этого роста был обусловлен, с одной стороны, наличием значительных незадействованных мощностей, а, с другой, - изменением стоимостных пропорций в результате девальвации рубля и благоприятной конъюнктуры на мировых рынках сырьевых товаров.

2

Формирование в России крупных интегрированных бизнес-групп, активно позиционирующих себя на национальном рынке и встраивающихся в глобальную конкуренцию.

Именно эти бизнес-структуры сегодня реализуют крупные инвестиционные проекты, взаимодействуют с региональными властями и федеральным правительством (например, Газ- пром, Русал и т. д.)

3

Россия выходит в глобальный мир, стараясь утвердить себя в качестве надежного и равноправного партнера.

В действительности положение России на мировой арене сейчас сильно упрочилось. Причём речь идет не только о государстве в целом, но и о конкретных корпорациях

4

В Россию все активнее приходят иностранные, в том числе транснациональные компании.

По некоторым данным, до половины активов в пищевой промышленности косвенно или напрямую принадлежат иностранным владельцам. Изменилось и поведение инвесторов. Около 40 процентов покупателей российских активов на фондовом рынке - резиденты Великобритании, порядка 30 процентов - США,

7 процентов - Германии и более 10 процентов - России. Стоимость заемного капитала для российских компаний на международном рынке снизилась с 20 процентов годовых до 6- 7 процентов. Число эмиссий акций выросло за 10 последних лет с 500 до 5500 в год.

№ п/п

Предпосылка

Суть предпосылки

5

Накоплен опыт управления социально-экономическими процессами в стране в условиях рыночной системы

В условиях консолидации общества произошло заметное ослабление тенденций социально- экономической и территориальной дезинтеграции. Создается инвестиционный фонд и наращиваются инвестиционные программы федерального бюджета.

6

Определенный уровень производственной кооперации, который складывается между предприятиями, представляющими различные направления, виды и сегменты бизнеса.

В настоящее время в России получили развитие несколько форм взаимодействия малого и крупного предпринимательства:

  • 1. Сателлитная форма. Она предусматривает организацию дочерних фирм путем реструктуризации, выведения непрофильных производств и т.д. При этом дочерние организации являются юридически самостоятельными субъектами и в то же самое время они экономически тесно связаны с коренной, «материнской» структурой.
  • 2. Аутсорсинг - современная модель предпринимательской деятельности, обеспечивающая предприятию дополнительные конкурентные преимущества. Аутсорсинг становится сегодня элементом стратегии многих крупных российских компаний, передающих сторонней организации (как правило, малому, не дочернему предприятию) частично или полностью ряд функций по производству продукции.
  • 3. Субконтрактация. Основное отличие субконтрактации от понятия «аутсорсинг» состоит в том, что субконтрактация является составной частью аутсорсинга и охватывает только производственную и научно-производственную сферу. Основное преимущество субконтрактации - это возможность сконцентрировать ресурсы и усилия на участках, определяющих конкурентоспособность продукции и предприятия в целом.

Происходящие в мире процессы кластеризации оказали влияние на экономическую ситуацию в России. Возникновение кластеров в нашей стране относят к концу 1980-х гг. Но в период становления рыночной экономики производственная кооперация не получила широкого развития. Однако в отдельных субъектах Российской Федерации, в том числе в Республике Коми, в Иркутской, Томской, Мурманской и ряде других областей, органами государственной власти совместно с органами местного самоуправления и предпринимательскими структурами проводилась работа по формированию территориальных производственных кластеров.

Активная законотворческая деятельность по использованию кластерных инициатив как инструмента повышения конкурентоспособности национальной экономики началась в РФ всего несколько лет назад, и на данный момент это направление находится на раннем этапе своего развития. Характеристика кластеров начального уровня развития представлена в Приложении А.

К настоящему времени использование кластерного подхода уже заняло ведущее место в стратегиях социально-экономического развития в части субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Ряд проектов развития территориально-производственных кластеров реализуется в инициативном порядке.

Для идентификации существующих кластерных образований интересен методический подход И.Е. Рисина, предусматривающий сравнительный (по субъектам РФ) анализ кластерных проектов, отраженных в Стратегиях регионального развития, по технологии обоснования кластерных проектов, их содержанию (типы кластеров; основные отрасли и сферы их деятельности; выделение «ядра» и «периферии» кластеров; определение функций кластеров и эффектов, ожидаемых от их деятельности), а также механизму, предложенного для реализации кластерных проектов. Механизм выявления потенциальных кластеров (прото-кластеров) изложен в работах.

На базе изучения Стратегий социально-экономического развития РФ нами выделен ряд самых активных регионов по количеству кластерных инициатив. Это Самарская (9), Новосибирская (7), Воронежская (7) и Амурская (5) области, в которых ведется активная работа по формированию кластеров. Наибольшее количество существующих кластеров находится в Санкт-Петербурге и в Самарской области. Так, уровень кластеризации в промышленности г. Санкт-Петербурга сегодня составляет более 80%, делая его лидером не только в России, но и в Европе.

Развитие кластерных проектов подтверждает работа специализированных региональных институтов, занимающихся вопросами развития кластеров: Центр инновационного развития и кластерных инициатив Самарской области; Центр кластерного развития Астраханской области; Центр кластерного развития Воронежской области; Центр кластерного развития Курганской области; Центр кластерного развития Республики Татарстан; Центр кластерного развития Томской области и др.

В 2012 году поручением Председателя Правительства Российской Федерации № ДМ-П8-5060 был утвержден список инновационных территориальных кластеров, к которым относятся: Кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины (г. Обнинск), Кластер «Зеленоград», Новые материалы, лазерные и радиационные технологии (г. Троицк), Кластер ядерно-физических и нанотехнологий в г. Дубне, Биотехнологический инновационный территориальный кластер Пущино, Кластер «Физтех XXI», Судостроительный инновационный территориальный кластер Архангельской области, Развитие информационных технологий, радиоэлектроники, приборостроения, средств связи и инфотелекоммуникаций Санкт-Петербурга, Кластер медицинской, фармацевтической промышленности, радиационных технологий Санкт-Петербурга, Нижегородский индустриальный инновационный кластер в области автомобилестроения и нефтехимии, Саровский инновационный кластер, Инновационный территориальный кластер ракетного двигателестроения «Технополис «Новый Звездный», Нефтехимический территориальный кластер (Башкортостан), Энергоэффективная светотехника и интеллектуальные системы управления освещением, Камский инновационный территориально-производственный кластер Республики Татарстан, Инновационный территориальный Аэрокосмический кластер Самарской области, Консорциум «Научно- образовательно-производственный кластер «Ульяновск-Авиа», Ядер- но-инновационный кластер г. Димитровграда Ульяновской области, Титановый кластер Свердловской области, Алтайский биофармацевти- ческий кластер, Комплексная переработка угля и техногенных отходов в Кемеровской области, Кластер Инновационных технологий ЗАТО г. Железногорск, Инновационный кластер информационных и биофарма- цевтических технологий Новосибирской области, Фармацевтика, медицинская техника и информационные технологии Томской области, Инновационный территориальный кластер авиастроения и судостроения Хабаровского края.

В рамках процедуры конкурсного отбора при рассмотрении рабочей группой предложений по включению программ в перечень учитывались следующие блоки критериев: научно-технологический и образовательный потенциал; производственный потенциал; качество жизни и уровень развития транспортной, энергетической, инженерной и жилищной инфраструктуры; уровень организационного развития кластера. Также оценивался текущий уровень, перспективы развития, проработанность системы мероприятий по соответствующему направлению деятельности.

В рамках проводимой работы отбирались кластеры, характеризующиеся сочетанием мирового уровня конкурентоспособности базирующихся на их территории предприятий, демонстрирующих высокую динамику роста объемов производства, с высоким научно-техническим потенциалом исследовательских и образовательных организаций, сосредоточенных в рамках кластера.

Однако указанный выше перечень не отражает наличие всех кластерных инициатив в Российской Федерации, поэтому в 2015 году Российской кластерной обсерваторией при Высшей школе экономики был запущен новый проект- «Карта кластеров России» . Цель проекта - создание открытой, актуальной, интерактивной базы данных кластеров в регионах России. Проект «Карта кластеров России» учитывает передовой международный опыт создания единых банков информации о кластерах, в том числе проекты Европейская кластерная обсерватория и «US Cluster Mapping».

С использованием результатов, полученных Высшей школой экономики, было проведено картирование кластеров (cluster-mapping) - выделение и пространственное распределение сформировавшихся технологически связанных групп отраслей на территории регионов России с учетом двух критериев: географической концентрации предприятий и технологической связи между ними (табл. 8, 9).

Топ регионов РФ по индексу кластеризации

Таблица 8

Ранг

Регион РФ

Интегральный индекс кластеризации региона

1

Москва

57,26667

2

Московская область

41,43662

3

Санкт-Петербург

34,30414

4

Республика Татарстан

30,96418

5

Ярославская область

29,44600

6

Свердловская область

29,31817

7

Пензенская область

27,68399

8

Челябинская область

27,10923

9

Ростовская область

26,03989

10

Самарская область

25,74645

В регионах Российской Федерации были выделены кластеры различных сфер деятельности, среди которых: кластер информационных технологий (ИТ-кластер) и кластер «Приборостроение») в Свердловской области, IT-кластер Нижегородской области, кластер автомобилестроения в Нижегородской и Калужской области, фармацевтический кластер в Ленинградской области и другие.

Количество кластеров на территории России в разрезе ФО

Таблица 9

Округ

Количество кластеров

существующих

формирующихся

Северо-Западный ФО

19

2

Центральный ФО

11

9

Приволжский ФО

25

4

Южный ФО

10

6

Уральский ФО

1

16

Сибирский ФО

2

26

Дальневосточный ФО

4

11

Всего

72

74

В тоже время на карту потенциальных кластеров России может быть нанесено еще порядка 350 перспективных с точки зрения дальнейшего развития агломераций - будущих конкурентных кластеров, которые разнесены по трем кластерным группам в соответствии с классификацией, приведенной в табл. 10.

Таблица 10

Группы потенциальных кластеров России

Промышленные кластерные группы:

Креативные кластерные группы:

Высокотехнологичные кластерные группы:

автомобильная промышленность, лесоматериалы, металлургия, нефтегазовая промышленность, охота и рыболовство, производство и передача электроэнергии, производство полимерной продукции: пластик и резина, сельское хозяйство, строительные материалы, строительный инвентарь, комплектующие и строительномонтажные работы, строительство крупных инженерных сооружений, табак, текстильная промышленность, технологическое оборудование и обеспечение технологических процессов, транспорт и логистика, тяжелое машиностроение, химическая промышленность

деловые услуги, издательская деятельность и полиграфия, индустрия развлечений, мебель, одежда, пищевая промышленность, производство кож и меха, производство обуви, спортивные товары и товары, торговля, туризм и гостеприимство, финансовые услуги, ювелирная промышленность

аэрокосмическая промышленность, биофармацевтиче- ские препараты, измерительное и исследовательское оборудование, информационные технологии, коммуникационное оборудование, медицинская техника, образовательная и научно- исследовательская деятельность, осветительные и электрические приборы

Проведенный анализ показал, что с учетом специализации по видам экономической деятельности в России есть предпосылки для формирования дополнительных кластеров. В ходе исследования мы выявили направления кластеризации в России и определили виды экономической деятельности, имеющий наибольший потенциал для формирования промышленных кластеров. Доказано, что в РФ имеются предпосылки возникновения новых промышленных кластеров в области транспорта и связи, добычи полезных ископаемых, электроэнергетики, сельского хозяйства и пищевой промышленности, легкой промышленности.

Безусловно кластерные проекты тесно связаны со стратегиями регионального развития. Вопрос о выделении и формировании отраслевых и региональных кластеров и кластерной политики нашел отражение в проекте Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г. В ряде субъектов РФ предприняты первые попытки формирования региональных кластеров, что прописано в их стратегических плановых документах.

Существующие технологии идентификации не позволяют наряду с количественными показателями одновременно осуществлять сбор не менее важных качественных характеристик участников кластера. Проблема идентификации кластеров упирается не столько в инструментарий исследования, сколько в наличие информационной базы и необходимых для этого измерителей.

Исходя из рассмотренных методических подходов различных исследователей, занимавшихся проблематикой идентификации кластера, которые, безусловно, представляют интерес и формируют теоретическую базу по формированию кластеров, отметим, что до сих пор нет определенной региональной методики по идентификации кластеров, хотя авторы считает, что конечно общие подходы к разработке концепции кластерной политики могут быть типовыми, но их реализация должна учитывать особенности развития конкретной территории, поэтому нами предлагается две авторские технологии идентификации кластеров.

 
Посмотреть оригинал