Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Межкультурная бизнес-коммуникация и инновационные проекты в обучении
Посмотреть оригинал

Т.Т. Черкашина Текст, диалог, диалогичность, диалогический дискурс: металингвистическая корреляция и классификация терминологических единиц

Т.Т. Черкашина, док. пед. наук, доц.

А.И. Винокурова, к.ф.н.

Текст, диалог, диалогичность, диалогический дискурс: металингвистическая корреляция и классификация терминологических единиц

Терминосистема как специфический подъязык науки не осталась в стороне от дифференционных и интеграционных процессов глобализирующегося мира. Развитие гуманитарного знания и как следствие обновление референтного пространства корреспондирует потребность в языковой репрезентации того или иного понятия, актуального для пограничных областей исследований, к которым относятся языкознание, лингвистика, педагогика, психология с их обращенностью к человеку говорящему.

Трудно не согласиться с В.Г. Власовым, который считал: «... научная этика требует от исследователя предварительного пояснения смысла используемых терминов» [1], что особенно актуально для уточнения наиболее часто употребляемых в междисциплинарных исследованиях терминов текст, диалог, диалогичность, диалогический дискурс и др. Прежде чем приступить к металингвистической корреляции и классификации указанных терминологических единиц отметим, что само понятие термин до сих пор находится в дискуссионном поле научных проблем. Исходя из толкования латинского слова terminus {граница, предел), термины должны составлять основную, наиболее информативную и упорядоченную часть лексической системы общелитературного языка. Упорядочение предполагает классификацию. О необходимости основываться на классификации понятий при систематизации терминологии впервые заговорил Д.С. Лотте. В.М. Лейчик оценивал терминологию как «совокупность лексических единиц естественного языка», которая обозначает понятия «определенной, специальной области знаний или деятельности, стихийно складывающейся в процессе зарождения и развития этой области». А.В. Суперанский расширяет понятие терминосистемы, утверждая, что такая совокупность лексических единиц может относиться также и «ко всей совокупности областей научного знания» [1], имея в виду, что всякая наука - это отражение специальных знаний. С точки зрения современной науки, диалог - уникальный и интереснейший феномен человеческого общения, бытия и сознания. Современная отечественная языковая практика характеризуется экспансией диалогических видов коммуникации, это признается даже теми исследователями, которые занимаются изучением монолога.

Большое значение для становления теории диалога как научнопедагогического основания диалоговой системы высшего профессионального образования имеют работы А.Г. Асмолова, К.А. Абульхано- вой-Славской, Г.С. Батищева, В.С. Библера, В.В. Давыдова, Б.А. Брунова, Э.В. Ильенкова, М.В. Кларина, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, Ю.В. Сенько, В.А. Сластенина, В.Д. Шадрикова и др. На основе теории диалога в педагогических исследованиях разрабатываются различные образовательные модели: в отечественных исследованиях - «Школа Диалога Культур» (В.С. Библер, С.Ю. Курганов и др.); «проблемнодиалоговая технология» (Н.Г. Мокшина), «диалогическое обучение» (М.А. Глушенко), «школа диалога» (Л.И. Богомолова, И.Н. Геращенко, Л.А. Кирсанова, Е.Ю. Рогачева, Е.Н. Селиверстова); в зарубежных течениях - «педагогика диалога» в скандинавских странах (Е.М. Соколов.), «кооперативное обучение» (Д. Джонсон, Р. Джонсон, К. Смит и др.), «интерактивное обучение» (А. Бек, Д. Гоулман, П. Кауфман, М. Рэй, Дж. Грэбил, Дж. Локк и др.). В работах Н.Б. Курганова, А.В. Мудрика, Ю.В. Сенько, В.А. Сластенина и др. глубоко анализируются дидактические и коммуникативные аспекты учебного диалога [2].

Итак, различные трактовки диалога в гуманитарных науках отражают многозначность и глубину понятия и доказывают актуальность дальнейших исследований. Так, в психологии процессы, протекающие в нашем сознании, были определены как «внутренний диалог» (Л.С. Выготский, М. Коул). Лингвистами была выявлена диалогическая природа человеческой речи (М.И. Ильяш, К.А. Филиппов, Л.В. Щерба и др.). Историко-философский контекст диалога тесно связан с интеграционными процессами, происходящими в мире. Стремление к сотрудничеству, диалогу признается основополагающим качеством во взаимодействии людей во всех областях жизни (Б.Л. Вульфсон, М.С. Каган, Г. Померанц и др.) [3].

Высокая востребованность диалогической культуры корреспондирует потребность научной классификации понятий, тесно связанных с данным феноменом коммуникативной практики. К базовым свойствам, характерным для данного вида речи, которые представляют интерес для педагогики, относятся, на наш взгляд, следующие.

  • 1) Антропоцентричность - коммуникация «лицом к лицу», которая создает условия для самораскрытия каждой вступающей в речевой контакт языковой личности (ЯЛ). На этом основании диалог можно считать общением личным и личностным. Диалогическое общение - это не просто экспликация, но и сопоставление, противопоставление смысловых позиций субъектов взаимодействия;
  • 2) Демократизм диалогического дискурса проявляется в том, что: а) адресату отводится активная роль соавтора, а не пассивная участь статиста; б) диалогический текст - это всегда продукт коллективного творчества, в котором в процессе взаимодействия рождается новый смысл, новое знание;
  • 3) Коммуникативный эффект детерминирован учетом фактора адресата речи, ориентацией на обратную связь, на достижение взаимопонимания и согласия партнеров по общению;
  • 4) Высокий прагматический потенциал диалога связан с тем, что: а) диалоговые формы обладают способностью восприниматься на уровне подсознания носителями языка в качестве реальной связи речи и действий; б) диалогические дискурсы обычно непосредственно включены в реальный деятельностный контекст. Примером могут служить рекламные тексты;
  • 5) Экспрессивный потенциал диалога связан с широкими стилистическими возможностями языка, услужливо предоставляющего ЯЛ широкий выбор языковых контактоустанавливающих средств, призванных диалогизировать монолог, придавая ему разговорный характер;
  • 6) Творческий потенциал диалога характеризуется неожиданностью, непредсказуемостью, импровизацией данного вида речевого контакта. Диалог нельзя заранее спланировать, его нельзя точно разыграть по предварительно прописанному сценарию. В этом заключается притягательность и интригующая сила диалога, который раскрывает креативные способности коммуникантов, их интеллектуальный уровень.

Таким образом, диалог можно рассматривать: а) как форму существования языка, связанную с его социальной природой и коммуникативной функцией; б) как способ познания действительности и одновременно как особую дидактико-коммуникативную среду, обеспечивающую субъектно-смысловое общение, рефлексию и самореализацию личности; в) как сферу проявления речевой деятельности человека; г) как цель, результат и содержание образования, как образовательную технологию', д) как форму активного коммуникативного взаимодействия двух или более субъектов, материальным результатом которого является рождение специфического дискурса.

В. Гумбольдт считал, что, «когда человек из тьмы страстей, где субъект поглощен объектом, пробуждается к самосознанию, здесь и возникает слово, а также первое побуждение человека к тому, чтобы остановиться, осмотреться и определиться» [4]. Под словом понимается, как нам представляется, текст как основная продуктивная единица человеческой речи. В современных научных работах по диалогу и связанных с ним проблемах изучения текста, дискурса, языка, диалогичности истолкование операционально-терминологического аппарата исследования опирается на дискурсивную концепцию диалогизма М.М. Бахтина, который утверждал, что употребленное слово всегда «двухголосо», т.к. в слове проявляет себя и автор высказывания как инициатор общения (т.е. тот, кто «материализует» идею в слове), и слушатель (т.е. тот, кому предстоит интеллектуально и эмоционально в слове (тексте) откликнуться). Языковая природа слова детерминирована диалогическим соединением двух сознаний - творящего и воспринимающего: «Всякое слово выражает отношение "одного" в отношении к "другому". В слове я оформляю себя с точки зрения своего коллектива. Слово - мост, перекинутый между мной и другим... Слово - общая теория между говорящим и собеседником».

Речевая деятельность - это, прежде всего, деятельность текстовая, именно текст объединяет все элементы языка. Тот факт, что существует более 250 определений термина текст, свидетельствует об интегративной сущности данного феномена, ставшего предметом пристального внимания философов, лингвистов, психологов, педагогов, социологов. Мы разделяем точку зрения Е.А. Гончаровой, которая считает, что «текст представляет собой завершенную с точки зрения его создателя, но в смысловом и интенциональном плане открытую для множественных интерпретаций линейную последовательность языковых знаков, выражаемых графическим (письменным) или звуковым (устным) способом, семантико-смысловое взаимодействие которых создает некое композиционное единство, поддерживаемое лексикограмматическими отношениями между отдельными элементами возникшей таким образом структуры» [5]. Для лингводидактики, например, важно признание того, что целостность, когерентность текста не тождественна инвариантности его интерпретации, поскольку полико- довый феномен «текст» в качестве коммуникативной единицы гораздо шире языковой составляющей, что и делает его предметом междисциплинарных исследований. Текст существует для слушателя ровно настолько, насколько он, слушатель, его понял, воспринял. В диалоге главное не сказанное, а воспринятое, «ибо остальное так и осталось пустым звуком, так и не достигшим сознания слушателя» [6].

При всей множественности научных подходов к определению текста назовем важнейшие для лингводидактики текстовые категории, без которых «связный знаковый комплекс» не может оцениваться как высказывание, призванное быть единицей общения и обучения:

  • 1) Информативность, дающая перспективу возникновения нового знания о предмете. И.Р. Гальперин выделяет содержательно- фактуальную информацию (сообщение о фактах, событиях, процессах), содержательно-концептуальную информацию (авторская позиция и интерпретация фактов, событий, процессов), содержательно- подтекстовую информацию (скрытый смысл, извлекаемый из информации);
  • 2) Связность и цельность текста (содержательная, формальная, коммуникативная целостность), обеспечивающие продвижение по маршруту движения мысли, предложенной и заявленной автором, призванной укрепить текстовую память адресата речи [1]. Мы, вслед за Ю. Кристевой, считаем, что «всякое слово (текст) есть... пересечение других слов (текстов)», и согласимся с Г.-Г. Гадамером, который утверждает, что «все сказанное обладает истиной не просто в себе самой, но указывает на уже и еще не сказанное... И только когда несказанное совмещается со сказанным, все высказывание становится понятным», а также с Р. Бартом в его утверждении: «...основу текста составляет... его выход в другие тексты, другие коды, другие знаки», и, собственно, текст - как в процессе письма, так и в процессе чтения «есть воплощение множества других текстов, бесконечных или, точнее, утраченных (утративших следы собственного происхождения) кодов» [7]. Таким образом, «каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры. Каждый текст представляет собою новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки старых культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т.д. - все они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык» [8]. Смысл возникает именно и только как результат связывания между собой этих семантических векторов, выводящих в широкий культурный контекст, выступающий по отношению к любому тексту как внешняя семиотическая среда.

Диалогичность слова как уникального феномена культуры тесно связана с широко употребляемыми в пограничных науках терминами диалог, диалогичность, диалогический дискурс, которые в работах М.М. Бахтина используются в общепринятом широком смысле как особенность речи «с постановкой собеседника». Диалог (от греч. dialogos - беседа, разговор) - с формальной стороны - обмен репликами в процессе коммуникации между двумя (и более) собеседниками; с содержательной стороны - специфическая для человека форма межличностного взаимодействия и качество отношений, при которых другой человек (собеседник) выступает не как объект или условие моей деятельности, направленной на достижение моих целей, а как равноправный свободный субъект, обладающий своими интересами, ценностями и внутренним миром и преследующий свои цели [9]. В узком смысле, как языковая форма общения, диалог в соответствии со «Словарем лингвистических терминов» О.С. Ахмановой [10] представляет собой «одну из форм речи, при которой каждое высказывание прямо адресуется собеседнику и оказывается ограниченным непосредственной тематикой разговора». Данное определение подчеркивает важную сторону организации диалога как формы речи: наличие адресата, общую тематику высказываний, разговорность [11]. Однако этим не исчерпывается содержание термина. Действительно, слово «диалог» происходит от греческого dialogos и состоит из двух частей: приставки dia, которая означает «сквозь, через» (а не два, как принято считать) и корня logos - «слово, значение, речь». Первую часть термина можно интерпретировать как «сквозное движение, проникновение, размежевание, разделение, взаимность», и, следовательно, «диалог - разделенное слово, взаимная речь», т.е. разговор, который ведут два или более человека. Отношения с собеседником по диалогу носят характер взаимодействия, при котором обе стороны в равной мере учитывают и уважают различия точек зрения друг друга. «Толковый словарь русского языка начала XXI века» под ред. Г.Н. Скляревской расширяет значение лексемы «диалог»: от первоначального - «разговор двух и более лиц» - до «взаимопонимание и взаимодействие» [12]. В качестве термина слово «диалогизм» (как диалогическая философия языка и методология гуманитарного познания) стало употребляться после публикации в 1990 году монографии М. Холквиста «Диалогизм: Бахтин и его мир». В. Библер использует также термин диалогика (1991), который в зарубежных исследованиях иногда используется в качестве синонима диалогизма. Диалогизм интерпретируется некоторыми авторами в качестве «теоретического бальзама» для нашего «расколотого мира», «одержимого навязчивой идеей difference» (Pearce, 1994) [13]. Термин диалогичность, введенный в научный обиход в работах М.М. Бахтина (1979), М.Н. Кожиной (1989), А. Стельмашук (1993), Л.В. Славгород- ской (1986), Л.Р. Дускаевой (1995) и др., может быть применен для обозначения: а) категории текста; б) интертекстуальности как переклички с «чужими» текстами (Кристева, 1993); в) интердискурсивности как открытости текста, его связи с культурным контекстом, его «вписанности» в глобальный текст культуры (Пеше, 1999). Характеризуя категории научного стиля речи, М.Н. Кожина пишет: «Диалогичность письменной научной речи - это выражение в тексте (его организации) средствами языка взаимодействия общающихся в коммуникативнопознавательном процессе, принимаемое как соотношение двух или более смысловых позиций: это и учет позиции адресата (читателя), и второго «Я», и возможных оппонентов, а также отражение в речи собеседника диалога» [2]. А. Стельмашук под диалогичностью речи понимает направленность ее на адресата, явного или неявного, что проявляется на языковом уровне и определяет содержание и форму речи. Мы разделяем точку зрения ученых и вслед за М.М. Бахтиным и М.Н. Кожиной понимаем под диалогичностью: а) такую мировоззренческую установку адресанта речи, которая позволяет ему воспринимать адресата в качестве своего соавтора с учетом смысловой позиции последнего; б) использование с этой целью специальных языковых контактоустанавливающих средств.

Уточним значение близких к понятию диалог терминов, имеющих к теме нашего исследования самое прямое отношение: диалогизм - признак процесса общения в системе «человек-человек», диалогист - человек, открытый диалогу, диалогизация общения - процесс включения в монологический текст языковых и неязыковых средств привлечения и удержания внимания с целью сохранения диалогических отношений. Диалогические отношения, согласно Бахтину, - это «отношения между равноправными и равнозначными сознаниями», которые «не могут быть сведены ни к чисто логическим (хотя и диалектическим), ни к чисто лингвистическим, ни к психологическим» [13]. При этом установка на равноправие сознаний в диалоге не означает одинаковости, тождественности смысловых и мировоззренческих позиций личности». Диалогическое мышление - мышление, отличающееся: а) преодолением субъективно-одностороннего понимания мира вещей и слов (М.М. Бахтин, В.С Библер); б) умением полемизировать с самим собой (рефлексией); в) стремлением к принятию личностной позиции Другого. Диалогическое общение - это процесс совместного продвижения к истине путем открытия «своего голоса», утверждения своей позиции и понимания позиции другого на основе сотрудничества, взаимопонимания и взаимодополнения. В диалогическом общении проявляется умение не только слушать, но и слышать другого человека, сохраняя свое «я».

С целью определения термина «диалогический дискурс» рассмотрим историю становления этого понятия в современной науке. Представления о дискурсе как особой стороне языка имплицитно присутствуют в трудах В. Гумбольдта (язык как энергия духа), Л. Вит- гейнштейна (процессуально-деятельностный характер речевой деятельности, «языковая игра»), Ф. де Соссюра (социальность языка, пси- хофизичность языковой деятельности), А.А. Потебни (язык есть деятельность), Л.В. Щербы (речевая организация - речевая способность - речевая деятельность), Н.И. Жинкина (речь - это деятельность по применению языка в процессе общения) и др. Различные трактовки дискурса зафиксированы в лингвистических словарях (Н.Д. Арутюнова, 1990 г., В.З. Демьянков, 1982 г., И.П. Ильин, 1992 г., Т.М. Николаева, 1978 г.). Всплеск научного интереса к дискурсу приходится на 1990-е годы, когда текстовый анализ полномасштабно переориентировался на анализ политического, юридического, образовательного, рекламного и т.п. дискурса (М.К. Бисималиева, В.В. Богданов, В.Г. Борботько, И.Н. Борисова, И.Н. Горелов, К.Ф. Седов, В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, В.В. Красных, М.Л. Макаров, А.К. Михальская, В.В. Петров, М. Пеше, О.Г. Ревзина, Г.В. Степанов, Н.И. Формановская, М. Фуко, Э.В. Чепкина, В.Е. Чернявская, Е.И. Шейгал и др.). При всем разнообразии толкований понятия дискурс ученые сходятся в одном: сущностной характеристикой дискурса является процессуальность (речевая деятельность) и интерсубьектность (речевое поведение), ориентированные на результативность. Н.Д. Арутюнова под дискурсом понимает речь, «погруженную в жизнь»; И.Н. Борисова считает, что «дискурс представляет собой протекающую в реальных координатах пространства и времени, ситуативно и социально обусловленную коммуникативную деятельность, одним из продуктов которой в результативной сфере является текст» [13]. Для А.К. Михальской значимым в определении дискурса оказывается звучащее слово и ярко выраженная процессуальность: «Звучащее слово - живую речь, произносимую в процессе развертывания речевого события, - в современной лингвистике (риторике) называют дискурсом (от лат. discurro, discursum - рассказывать, излагать, но также бегать туда и сюда); второе значение латинского слова тоже входит в значение современного лингвистического термина «дискурс», который обозначает не только повествовательную, но и диалогическую речь, речевое взаимодействие между партнерами, обмен репликами в диалоге» [14].

Многомерность и эклектичность существующих толкований дискурса подтверждает мысль Т.Г. Винокур о том, что «жизнь терминов приобрела сейчас отчасти миграционный характер «бродячих сюжетов», при котором они начинают утрачивать свои основные функционально-семантические признаки: однозначность и соответственно экспрессивно-стилистическую нейтральность...» [4].

Предпринятая понятийно-терминологическая классификация - яркое тому подтверждение, что отрицает возможность однозначного толкования широко используемых нами концептов ввиду затрудненности их словесной репрезентации, одним из наиболее значимых из которых является диалогический дискурс, позволяющий охарактеризовать:

  • а) диалогический подход к обучению, б) диалогическую позицию как преподавателя, так и студента, в) диалогическое отношение к миру, себе, другому человеку, а также г) диалогическую педагогическую ситуацию: лекцию, семинар, практическое занятие и проч. В качестве базовой воспользуемся социологизированной типологией диалогических дискурсов, которую предложил Г. Гард: 1) диалог между подчиненным и начальником в противоположность диалогу равных; 2) диалог как борьба и диалог как обмен; 3) диалог регламентированный (например, церемониальный) в противоположность нерегламентированному. Концептуальные положения Г. Гарда были развиты в современных исследованиях типологии диалогов по модели «доминирование - коопе- ративность - конфликт»:
    • 1) Доминирование, когда только один собеседник задает вопросы, навязывает тему, а другой подчиняется ему в этом отношении;
    • 2) Диалог с гомогенной кооперативностью: сначала только один собеседник вводит тему, затем другой, инициатива друг друга поддерживается по ходу расширения и/ или модифицирования диалогической ситуации;
    • 3) Гетерогенная кооперативность, когда участники играют неравные роли, дополняющие друг друга: один высказывает общие истины, другой приводит примеры, третий высказывает какую-либо гипотезу или просто подает реплики развлекательного характера и т.д.;
    • 4) Конфликт. М.Л. Макаров выделяет диалоги, которые развиваются в русле кооперативности, партнерства и диалоги-конфликты, в которых идет борьба за право брать и удерживать коммуникативную инициативу во что бы то ни стало. Т.Г. Винокур, В.И. Карасик, О.Н. Паршина обращают внимание на диалог равных и диалог неравных.

Для педагогики представляет особый интерес подход к классификации дискурсов, предложенный А.К. Соловьевой, которая, обращая внимание на: а) особенности психологического аспекта общения;

б) соотношение логического и экспрессивного компонентов взаимодействия выделяет следующие типы диалогических дискурсов: 1) диа- лог-спор; 2) диалог-конфиденциальное объяснение', 3) диалогэмоциональный конфликт (ссора); А) диалог-унисон [15]. Классификация диалогических дискурсов в зависимости от их функциональной направленности представлена в исследованиях А.Р. Балаян - информативные и модальные, последние в свою очередь подразделяются на полемические и унисонные. Н.Д. Арутюнова, рассматривая понятия диалогический дискурс и жанры общения как синонимические, в соответствии с основными целями общения выделяет следующие типы диалогических дискурсов: 1) информативный диалог (make-know discourse); 2) прескриптивный диалог (make-do discourse); 3) обмен мнениями с целью принятия решения илы выяснения истины (make-believe discourse); 4) диалог, имеющий целью регулирование межличностных отношений (interpersonal-relations discourse); 5) праздноречевые жанры (fade discourse): а) эмоциональный, б) артистический, в) интеллектуальный. Коммуникативно-прагматический подход лежит в основе классификации диалогических дискурсов С.А. Сухих: 1) аффилятив- ный (экспрессивная макроинтенция); 2) диалог-интервью (эвристическая макроинтенция); 3) интерпретационный (координативная макроинтенция); 4) инструментальный (регулятивная макроинтенция) [12].

Не менее интересна для темы нашего исследования классификация диалогических дискурсов, предложенная Ю.В. Рождественским, который предлагает учитывать а) степень интенсивности их развертывания, б) цель (проинформировать, воздействовать, обвинить, усладить и т.д.); в) предмет обсуждения, г) соотношение реплик, выделяя на этой основе диалоги а) семейный и б) властный (государственный), последний делится на военный, разведывательный, дипломатический, следственный и судебный, финансовый, административный, образовательный, учебный (познавательный), деловой и ритуальный [16].

Разнообразные подходы к классификации диалогических дискурсов свидетельствуют о востребованности исследований, касающихся феномена диалога, но не дают полного представления о реальной сложности и многомерности объекта изучения, тем более что в реальной практике взаимодействия невозможно выделить «чистые» типы диалогических дискурсов, поскольку живое общение преподносит «сюрпризы» и в процессе коммуникации разные типы дискурсов взаимопроникают друг в друга. Сам языковой материал в совокупности с человеческим фактором и другими систематизирующими компонентами предмета исследования оказывает сопротивление и не поддается однозначной оценке. Т.Н. Колокольцева предлагает в связи с этим классифицировать диалогические дискурсы с учетом следующих параметров: 1) по особенностям создания (первичные, вторичные), 2) по форме реализации (устные, письменные); 3) по виду коммуникации (личная, публичная; официальная, неофициальная); 4) по целеориентированности: а) одноцелевые - звонок в справочную службу; б) многоцелевые; 5) по тематике (монотематические и политематические); 6) по модальности (гармоничные, негармоничные) [17]. Удачная, на наш взгляд, классификация существующих подходов к определению дискурсов предложена В.И. Карасиком [17], которую можно представить в виде следующей таблицы (см. табл 1):

Таблица 1

Основные подходы к определению дискурса

Название

подхода

Определение

дискурса

Характеристика

понятия

Представители научных школ

Коммуникативный

Вербальное общение

  • 1. Речь, употребление, функционирование языка.
  • 2. Диалог, беседа, тип диалогического высказывания.
  • 3. Речь с позиции говорящего.
  • 4. Единство индивидуального и институционального своеобразия речи.

М. Стаббс

A. Шифрин Э. Бенвенист

B. Г. Борботько

Структурносинтаксический

Фрагмент текста, превышающий уровень предложения

  • 1. Сферхфразовое единство, сложное синтаксическое целое, корпус реплик в диалоге.
  • 2. Развернутый смысл текста в когнитивно-ментальном поле адресата.

В.А. Звегинцев В.Г. Костомаров, Н.Д. Бурвикова

Структурностилистический

Стихия разговорной речи

Нетекстовая организация разговорной речи,господство ассоциативных связей, спонтанность, высокая контекстная интимизация речи

О.Б. Сиротинина, И.Н. Борисова

Социальнопрагматический

Текст в реальной профессиональноречевой ситуации

  • 1. Текст, погруженный в жизнь.
  • 2. Социально или идеологически ограниченный тип высказывания.
  • 3. Особенный «язык в языке», отражающий национальнокультурную специфику речевого общения

Н.Д. Арутюнова П. Серио Ю.Н. Караулов, Ю.С. Степанов, Т.Е. Владимирова, И.А. Стернин

Проведенный сопоставительный анализ дефиниции дискурс позволяет нам принять точку зрения Н.Н. Мироновой, которая считает, что сегодня правомерно «говорить о динамичности термина в аспекте его варьирования» [6], и вместе с тем согласиться с Т.А. Ван Дейком: «Дискурс, нарушая интуитивные или лингвистические подходы к его определению, не ограничивается рамками текста или самого диалога» [4]. Действительно, дискурс раздвигает рамки текста и на этом основании является открытым, не обладающим структурно-смысловой завершенностью образованием, в котором имплицитно проявляются экс- тралингвистические факторы, необходимые для понимания и адекватной интерпретации высказывания. В дискурсе на ментальном уровне актуализируется контекст речи посредством противопоставления того, что сказано и что имелось в виду. Методологический и методический интерес к диалогическому дискурсу в системе гуманитарных наук связан с дифференциацией актуальных для лингводидактики признаков текста и дискурса, которые можно представить в виде следующей сопоставительной таблицы (см. табл. 2).

Таблица 2

Отличительные признаки дискурса и текста

Дискурс и его свойства

Текст и его свойства

Реальный коммуникативный процесс (динамичность)

Результат коммуникативного процесса, речевой продукт (статичность)

Устное речевое произведение (незавершенность)

Письменное речевое произведение (завершенность)

Диалог (содержательная и структурная открытость)

Монолог (структурная и содержательная целостность, замкнутость)

Весьма удачно, на наш взгляд, обозначил основное направление лингвистических, философских, лингвокультурологических и лингводидактических воззрений на дискурс Дж. Шейдел, в метафоричной форме заявив следующее: «Дискурс - это фронт борьбы. Это зона боевых действий, динамическое языковое - прежде всего - пространство, где возникают и оспаривают друг у друга приоритет социально значимые смыслы, открывая перспективу рождения нового знания» [18].

На основании сопоставления разных точек зрения на природу дискурса, применительно к образовательной деятельности будем понимать под дискурсом языковое выражение определенной практики, упорядоченное и систематизированное особым образом использование языка в учебных целях, обусловленное социально-культурной ментальностью, национально-культурными речевыми традициями.

При этом, оценивая дискурс как речевое пространство, реальное поле речи, которое детерминировано профессиональной сферой деятельности, будем считать синонимичными регулярно употребляемые в образовательной практике термины: коммуникативное пространство, диалоговый режим, диалогический дискурс, языковая действительность, речевая среда, пространство языка/речи, институциональный дискурс и др. Под диалогическим дискурсом в профессиональной коммуникативной деятельности менеджеров будем понимать специфическую форму статусно-ориентированного управленческого общения, в котором его участники реализуют себя в ограниченном наборе легко прогнозируемых ролевых позиций, типичных для менеджерской речевой практики.

В контексте этого определения к числу актуальных тем научного исследования относится неудовлетворительная научная разработка таких терминов, как: культура диалога, диалогическая компетенция, диалогическая компетентность. Теоретический анализ научной литературы показывает, что, несмотря на то, что указанные термины активно используются в философской, психологической и педагогической литературе при обсуждении проблем взаимодействия в системе «человек - человек» для характеристики как личностного, так и профессионального роста субъекта деятельности, большинство авторов используют указанные понятия, не раскрывая содержание, которые ими обозначается. Мы разделяем точку зрения А.М. Акулина, который считает, что «культура диалога является интегративным личностнодеятельностным качеством, сформированность которого обеспечивает перевод любой ситуации общения на гуманистический, творческий, смыслопоисковый уровень; обеспечивается сформированностью определенного набора личностных и деятельностных характеристик; проявляется в личностном и профессиональном опыте; развивается в рамках профессионального образования и профессиональной деятельности; выступает как важная характеристика и необходимое условие профессионализма в профессиях класса «человек - человек» и «человек - группа», определяет эффективность профессиональной деятельности специалиста и опосредует его личностно-профессиональное развитие», - утверждает В.В. Тартынских [20: 11].

Диалогическая компетенция определяется как компонент коммуникативной компетенции - функциональной системы способностей ЯЛ, которые обеспечивают возможность эффективного участия субъекта речи во всех видах коммуникации на основе знания различных вариантов взаимодействия участников речевого общения, а также умений использовать соответствующие языковые контактоустанавливающие средства. Принятое в работе понимание диалогической компетенции релевантно тому, что исследователи называют компетенцией дискурсивной (Д. Хаймс), разговорной (conversational) (М. Томазелло, И. Димитракопуло), коммуникативной (Дж. Флейвелл, С. Эрвин- Трипп, М. Шатц, К. Мент, Л.М. Михайлов), прагматической (К. Сноу, А.М. Шахнарович, В.Н. Овчинников), прагмалингвистической (С.Н. Цейтлин).

Концептуально важным для понимания сущностной природы диалогического дискурса является определение понятия диалогическая компетентность, под которой мы понимаем прежде всего компетентность человека в самом себе как субъекте речевой деятельности, характеризующемся адекватной ориентацией в собственном профессиональном коммуникативном потенциале, а также в потенциале партнера.

В структуру коммуникативной компетенции входит диалогическая составляющая, или диалогическая компетенция (наряду с монологической, полилогической). Под диалогической компетенцией соответственно понимаются знания, опыт, осведомленность в диалогическом общении. В данном случае диалогическая компетенция выступает как результат опыта ведения диалога и как цель. Мы считаем, что важной частнодидактической задачей обучения, без реализации которой невозможно говорить о сформированности коммуникативной компетенции, является формирование диалогической компетентности, т.е. способности устанавливать и поддерживать необходимые контакты с другими людьми в диалоге, а именно - способности быть компетентным как в говорении, так и в слушании. Диалогическая компетентность - это субъективное стремление личности быть компетентным а) в самом себе; б) в общении, что означает признавать право партнера на собственную точку зрения, принимать ее к рассмотрению и совместному обсуждению.

Подход к классификации моделей диалогического взаимодействия основывается на следующих параметрах: участники, объект, цели и задачи, механизм взаимодействия, его характер, динамика, способ координации действий, смена ролей, контекст и ситуация взаимодействия, но традиционно сводится к совпадению (сотрудничество) или несовпадению (конфронтация) интересов и целей коммуникантов. Эти определяющие типы межличностного взаимодействия отражены в двух моделях диалога: кооперативный и конфликтный. Между тем в классификации диалогов по их видам среди ученых нет единого мнения. Так, М.Р. Львов называет следующие виды диалога: «свободный диалог

- дружеское общение двоих; вопросно-ответный диалог, где участники неравноправны: на экзамене, между начальником и подчиненным; спор, полемика - дискуссионная речь; диалог как литературный жанр, например диалоги Платона «Федр», «Горгий»; пьесы - драматические произведения; внутренний диалог с самим собой или с воображаемым собеседником; диалог культур, диалог поколений...» [16].

О.Я. Гойхман и Т.М. Надеина, классифицируя диалог, исходя из его целей и задач, а также конкретной ситуации общения и ролей партнеров, выделяют основные разновидности диалогической коммуникации: бытовой разговор; деловая беседа, собеседование, интервью, переговоры [6].

Независимо от того, какой аспект организации диалога формализуется в модели, все они основаны на одном из двух подходов к пониманию природы взаимодействия:

  • 1) Классический, картезианский, закрытый (основан на учении Декарта), отрицающий субъективность, не принимающий во внимание контекст речи и все возможное богатство человеческих отношений. Такой диалог рассматривается как простой обмен репликами по принципу игры в пинг-понг;
  • 2) Современный, бахтинский, открытый (основан на концепции М.М. Бахтина), развивающийся на рубеже двух сознаний, двух культур, двух субъектов во всем многообразии их интеллектуальных, эмоциональных, нравственных, мировоззренческих позиций.

Согласно М.М. Бахтину, диалог - это со-бытие, т.к. в нем участвуют Я и Другой. Человек - это открытая система, и завершиться он может только в Другом, в диалоге с Другим. Действительно, «что толку от голоса, если нет уха, которое бы его улавливало?» (К. Эстес). Принятие этого положения постулирует следующее: 1) познание человека неполно и даже невозможно без изучения языка; 2) понять природу языка и объяснить ее можно лишь исходя из понимания человека и его мира. Н.Д. Арутюнова справедливо замечает: вместе с человеком в фокусе лингвистики оказалась и жизнь, социальные отношения, все, что связано с речевой деятельностью человека. Диалогические отношения - это отношения между высказываниями, которые выводят любой текстовый анализ в пограничную область исследований, которую М.М. Бахтин определил как металингвистику. Открытый, или бахтинский, диалог в отличие от закрытого, изоляционистского ориентирован на совместный поиск нового знания и нацелен на перспективу обновления. Такой диалог начинается с намерения проверить свои знания, поэтому в фокусе внимания открытого диалога находятся не столько идеи и мнения, сколько факты и конкретные знания. Такой диалог строится на основе уважения позиций говорящего и слушающего, он возможен среди людей компетентных и хорошо образованных и невозможен в ситуации спора, конфликта. Приведем обобщенную сравнительную характеристику диалога и дискуссии, которую разработали представители американской Школы диалога (Dialogue Group) Д. Бома [Bohm 1997] (см. табл.З):

Таблица 3

Диалог

Дискуссия

Сотрудничество

Оппозиция

Создание общей основы

Победа одной стороны

Стремление понять смысл, прийти к согласию

Стремление найти слабые стороны, выдвинуть контраргументы

Исходные положения рассматриваются для их переоценки

Исходные положения оцениваются как истина

Расширяет кругозор, может изменить точку зрения собеседника

Утверждение точки зрения одного собеседника

Открывает возможности для поиска лучшего решения

Исключает «чужие» решения, отстаивание «своего» как истинного

Самоанализ речевого поведения

Критика «чужой» позиции

Готовность к переменам, к признанию ошибок, к компромиссу

Решимость быть правым

Выдвижение оригинальных идей и уверенность в их улучшении в процессе обсуждения

Отстаивание «своей» идеи в качестве единственно верной и неприятие критики

Возможность временного отказа от своих убеждений

Беззаветная преданность своим убеждениям

Поиск путей к согласию

Поиск различий

Уважение и принятие сильной позиции Другого

Акцент на недостатках и слабости позиции Другого

Забота о Другом, отказ от обиды или отчуждения

Противостояние, вызов Другому, принижение, осуждение позиции Другого

Уверенность в том, что у собеседника есть часть ответа, и вместе им удастся найти правильное решение

Есть только один правильный ответ, и он принадлежит одному человеку

Незавершимость, открытость, возможность вернуться к обсуждению проблемы

Завершение, невозможность и нежелание продолжать обсуждение

Исходя из представленной классификации, не всякое общение можно назвать диалогом. Диалог подразумевает такое объединение мысли и чувства, которое позволяет совместно выйти на более глубокий уровень понимания. На пути к открытому диалогу человеку предстоит преодолеть изоляцию Я, выработать навыки выступать с позиции «подлинного» слушателя и «подлинного» говорящего. Для этого необходимо: а) понимание равенства сторон; б) отказ от позиции доминирования или попыток добиться победы над партнером во что бы то ни стало, ибо в диалоге нет победителей и побежденных; в) признание приоритета внимательного, эмпатийного отношения к партнеру; г) активное, заинтересованное слушание; д) открытость в выражении чувств, мыслей, подходов к предмету обсуждения, в отношениях друг к другу.

Принципы диалога все активнее пробивают себе дорогу в вопросах межгосударственных, а также межнациональных и межконфессиональных отношений, взаимодействия культур. Актуальнейшая для современного мира проблема толерантности во многом вытекает из способности к диалогу, способности воспринимать мир другого человека, группы, культуры, народа «без гнева и пристрастия», как имеющий право на существование, несмотря на отличия от привычного нам мира, и способности находить общий язык, договариваться на основе равноправия, признания различий и внимания к ним. И наоборот, интолерант- ность, ксенофобия, все чаще принимающая формы насилия и кровопролития, во многом связана с неспособностью к диалогу, с монологическим игнорированием ценности и неустранимости отличий "других" или возложением на них всей ответственности за имеющиеся конфликты и разногласия и отказом от обсуждения их по существу. Поистине «диалог становится, по-видимому, центральной метафорой нашей цивилизации. Распространение ее таково, что практически вся социальная сфера пронизана диалогическими отношениями: диалог культур, диалог межэтнический, диалог духовный» [20]. Т.С. Маркова в диалоге языков и культур видит неразрывную связь терминосистем языков, вступающих в контакт друг с другом. "Заимствования из языка-донора в язык- реципиент выполняют разнообразные функции, прежде всего функцию заполнения лакун в языке-реципиенте, а также прагматическую функцию по облегчению коммуникации" [12:120]. Т.И. Голубева при этом подчеркивает, что "причины создания межъязыковых гибридов- аббревиатур, их функции и интенсивность использования варьируются в зависимости от конкретных групп аббревиатур" [3:53]. Итак, с точки зрения современной науки, диалог - интереснейший феномен не только человеческого общения, но также бытия и сознания.

В современной бахтинской модели диалогического взаимодействия, на которой выстраивается современное видение обозначенной проблематики, как говорящий, так и слушающий влияют на смысл индивидуального высказывания, которое не имеет смысла, если анализируется изолированно, т.е. вне ситуации общения - в отрыве от контекста, субъекта и объекта речи, пространственно-временных параметров. Исследовательский интерес гуманитарных наук к проблематике диалога и связанных с ним дефиниций отражает многозначность и глубину данного феномена и доказывает актуальность дальнейших научных и практических поисков, что отражается в лингводидактических приемах организации речевой деятельности студентов, поскольку диалог, как считают Л.В. Филиндаш и Н.Ю. Паудяль, "интегрирует в себе различные виды деятельности человека». [23]:79.

Классификация терминологических единиц опирается на их корреляцию в междисциплинарном поле гуманитарного знания. Причем классификация терминов преследует не только научные, но и прагматические цели, поскольку изучение универсальных функциональнокоммуникативных характеристик указанных терминов помогает избежать семантического эклетизма, неизбежно приводящего к образованию лакун в пограничных науках.

Литература

  • 1. Власов В.Г. Теоретико-методологические концепции искусства и терминология дизайна : автореф. дис ... д-ра искусствоведения: 17.00.06 / В.Г. Власов ; С.-Петербург, гос. ун-т. СПб, 2009. - 50 с.
  • 2. Черкаьиина Т.Т. Психолингвистические модели интерпретации: текстуально-диалогический характер речемыслительной деятельности // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 2. Тула : Изд-во ТулГУ, 2010. С. 527-536.
  • 3. Голубева Т.И. Интенсификация учебного процесса в вузе// Вестник университета (Государственный университет управления). М. : ГУУ, 2009. № 28. С.15-19.
  • 4. Черкаьиина Т.Т. Текст как дидактическая единица обучения русскому языку и культуре речи студентов-экономистов: переход от интертекстуальности к интердискурсивности//Вестник университета (Государственный университет управления). М.: ГУУ, 2010. № 26. С. 298-303.
  • 5. Щирова И.Л., Гончарова Е.А. Многомерность текста: понимание и интерпретация. СПб. : Книжный дом, 2007. - 472 с.
  • 6. Бондырева С.К., Мурашов А.А. Коммуникация: от диалога межличностного к диалогу межкультурному: учебное пособие. - М. : Издательство МПСИ, 2007. - 384 с.
  • 7. Чернявская В.Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность: учеб, пособие. М. : Либроком, 2009.-284 с.
  • 8. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М. : Прогресс : Универе, 1994. - 349 с.
  • 9. Библер В.С. На гранях логики культуры // Книга избранных очерков. М. : Русское феноменологическое общество, 1997. - 440 с.
  • 10. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М. : Советская энциклопедия, 1969. - 608 с.
  • 11. Путиловская Т.С. Тестирование как фактор формирования коммуникативной компетенции // Вестник университета (Государственный университет управления). М. : ГУУ, 2012. № 6 (21). С. 35-39.
  • 12. Маркова Т.С. Функции заимствований в немецких аббревиатурах тематического мегаполя менеджмента с точки зрения ономасиологии // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов : Грамота, 2015. №3 (45). С. 119-123.
  • 13. Балыкина Т.М. Структура и содержание российского филологического образования. Методологические проблемы обучения русскому языку: Научное издание. М. : Пзд-во МГУП, 2000. - 400 с.
  • 14. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. 5-е изд., стереотип. М. : КомКнига, 2007. - 144 с.
  • 15. Бахтин М.М. Фрейдизм. Формальный метод в литературоведении. Марксизм и философия языка. Статьи. М. : Лабиринт, 2000. - 640 с.
  • 16. Белова С.В. Педагогика диалога: Теория и практика построения гуманитарного образования: Монография. М. : АПКиППРО, 2006.-380 с.
  • 17. Громыко Ю.В. Век мета: современные деятельностные представления о социальной практике и общественном развитии. М. : 2006. - 504 с.
  • 18. Диалог: лингвистические и методические аспекты / Под ред. З.Н. Афинской. М. : Изд-во МГУ, 2007. - 80 с.
  • 19. Акулин А.М. Формирование культуры диалога у будущих

психологов: автореф. дис ... канд. психол. наук : 19.00.13 /

А.М. Акулин ; Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. М., 2009. -

  • 23 с.
  • 20. Тартынских В.В. Формирование творческой компетенции в системе гуманитарного образования в экономическом вузе // Наука и образование в жизни современного общества: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 29

ноября 2013 г.: в 18 частях. Ч. 2 ; М-во обр. и науки. Тамбов : ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2013. - 163 с.

  • 21. Будагов Р. А. Язык и речь в кругозоре человека. М. : Добро- свет, 2000. - 304 с.
  • 22. Морозова А.В., Черкашина Т.Т. Аргументативная риторика на службе академической адаптации как условие формирования текстуально-диалогической компетентности иностранных учащихся // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: «Вопросы образования: языки и специальность». М. : Российский университет дружбы народов, 2014. №4. С.79-87.
  • 23. Филиндаш Л.В., Паудяпъ Н.Ю. «Актуальные условия успешного сервиса в музее»//Сервис plus. 2013. С. 78-86
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы