Государство. Система государственных институтов в мифологическом литературном пространстве

Особенностью восприятия царской власти в России было восприятие ее одновременно как светской и божественной. Как убедительно до- казывает Б.А. Успенский, по своему исходному значению «русский титул «царь», восходящий к имени Цезаря, равнозначен титулу византийского императора. Одновременно этот титул совпадает с наименованием Христа и ветхозаветных царей в Священном Писании. И эго уподобление русского царя Христу отличает его как от византийского императора, гак и от западного монарха» [1]. Личность царя в России имеет «специфический сакральный статус, особую харизму» [2].

Исследуя динамику отношения к власти в России, Ю.М.Лотман отмечает, что «власть в перспективе символического сознания русского средневековья наделяется чертами святости и истины. Ценность ее безусловна» [4]. На государство русский человек переносил религиозные чувства, служба превращалась в служение. Сторонники божественного происхождения царской власти проводили мысль о непосредственном воплощении божества в царе. Эта концепция подразумевает отсутствие каких-либо договорных обязательств между властью и народом. Отношения между ними строятся не на формально-договорной, а на «семейной основе» и регулируются не законом, а «любовью». В то же время существует и другой тип отношения к власти - отношение к ней как к светской. В Новое время этот тип отношения к власти получает мощную поддержку в качестве доктрины общественного договора, опиравшейся на идею взаимное™ обязанностей между подданными и влаегью, связующего их взаимослужения. Идея общественного договора была неразрывно связана с идеей закона. В России эти две концепции «смешивались и легко проникали друг в друга» [4].

Начиная со второй половины 17 века, общественный авторитет государства в России снижается. Одновременно происходит процесс отделения поэзии от государства и превращение ее сначала в самостоятельную, а затем и в противостоящую силу. Поэзия занимает место духовного авторитета. При этом на нее переносятся религиозные представления [5]. Такой взгляд на литературу и ее роль в обществе во многом предопределил отношение к власти и Пушкина, и Гоголя.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >