Русская идея как философская и историко-литературная тема

Русская идея в сочинениях В. Соловьева

Принято понимать русскую идею как совокупность духовных мотивов национальной жизни и сверхнационального призвания. В 1888 году Владимир Соловьев прочитал в Париже лекцию иод названием «Русская идея», где тема развертывалась в метафизическом плане и сами истоки «русской идеи» рассматривались как надысторичные, трансцендентные. «Идея нации, - говорил Соловьев, - есть не то, что она думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в всчности»[1].

Русская философия возникла как литература. Ее родоначальники - Чаадаев и славянофилы - этого не замечали, поскольку сделали предметом своих размышлений не бытие как таковое, а мысль о России.

Мысль о России стала главной для русских философов конца XIX- начала XX века. Владимир Соловьев, следуя но стопам Чаадаева, пытается определить место России в мировом порядке. Его первый философский труд - «София» (1876) , в котором София названа «темного хаоса светлой дочерью». Породнив Софию с хаосом, Соловьев проблемагизировал ее отношение к порядку, к Логосу, сделав неочевидным место русской философии в интеллектуальном пространстве Европы.

Через год после «Софии» Соловьев написал работу, в которой выделил три силы в человечестве (труд гак и называется «Три силы»). Первая - Восток, вторая - Запад. Первый отрицает свободу, подчиняя человека Богу. Второй отвергает Бога, требуя свободы. В итоге мир распадается. С одной стороны, в нем доминирует идея бесчеловечного Бога, с другой - безбожного человека. И обе стороны без связи друг с другом омертвели. Соловьев считает, что необходимо присутствие третьей силы, которая примирит единство со свободой. Эта сила - славяне, точнее, русские.

В чем, по Соловьеву, состоит задача русских? В том, чтобы мы оживили, одухотворили и Восток, и Запад. Освободили их от взаимной вражды, дали им «общее безусловное содержание». Мы - народ-посредник между человечеством и божественным миром. Россия - орудие, действующее не от себя, ибо никакой самости у нее нет. Страдания России нужны миру затем, чтобы этими страданиями рождалась душа, которой не хватает Западу. Таково наше место в мировом разделении труда или, как говорит Соловьев, «в мире всеединого». Благодаря всеединству Запад дает нам цивилизацию, а мы ему - душу.

Принцип всеединства Соловьев формулирует в работе «Россия и вселенская церковь». В этой работе выражается простая мысль: все в этом мире связано, в нем нет никаких скрытых состояний и потайных мест. Мир всеединства - как лента Мебиуса, у которой нет изнанки, добро непрерывно и однородно связано со злом, красота - с уродством.

Очевидно изменение умонастроения философа. Изменилось ето отношение к России и Русской православной церкви. По мысли Соловьева, проблема России в том, что она ушла корнями в византийскую культуру. Что должна делать Россия? Дружить с Европой, учиться у нее. Россия теперь представляется философу как хаотизированное множество, которому противостоит Запад. Русская мысль после философа-славянофила Самарина обречена была развиваться но двум направлениям. Основоположником первого - теории «глобального всеединства» - стал Владимир Соловьев. Второе направление - имперский антиглобализм - четко и убедительно обосновал Николай Данилевский. Исторический опыт многих последних десятилетий показал очевидную несостоятельность теории всеединства Соловьева. Но уже в этом заключена большая польза - в избавлении от искренних, «благих», но от этого не менее вредных иллюзий.

Примечания

1. Соловьев В.С. Соч.: В 2 т. М„ 1989. Т.2.С.220.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >