Вступление

Особенностью русской литературы последних двух столетий можно считать стремление воссоздать связь индивидуальною человеческого существования с большим общественным народным целым, поставить кардинальные проблемы человеческого бытия.

Русская литература покоряла своих читателей не тем, что предлагала бесспорные рецепты совершенствования человека и общества, а попыткой в напряженной дискуссии найти пути решения сложнейших социальных проблем. Русские писатели рассматривали литературу как важнейший и ответственейший род общественного служения. Герцен писал: «У народа, лишенного общественной свободы, литература - единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать и крик своего возмущения и своей совести. Влияние литературы в таком обществе приобретает размеры, давно утраченные другими странами Европы» [1].

Литература стала в России больше, чем литературой - жизнстворче- ством, человековедением, человекостроснием. Пушкин впервые в русской литературе выдвигает понимание искусства как подвижничества, великого груда, священнодействия, молитвы. Именно литература должна была, но Пушкину, взять на себя ответственность за судьбу России, стать ее пророком, эхом, неподкупным голосом.

Вера в чудодейственную силу слова всегда была свойственна России. Слово могло исцелять, звать на подвиг, внушить надежду. Н.В. Гоголь мечтал создать такую книгу, которая сама, силой высказанных в ней неоспоримых мыслей должна была преобразовать Россию. Желание переустройства общества с помощью слова и сознание невозможности этого обрекало на беспрерывные нравственные терзания Ф.М. Достоевского, заставляло Л.Н. Толстого бросать искусство и браться за обработку земли. Разные поколения русских писателей от декабристов до писагелей- «знаньевцев», различные по своим политическим убеждениям, были едины в сознании ответственности литературы перед народом. Отсюда та особая острота, напряженность духовных исканий, доходящая до надсад- ности, которая не знакома европейской литературе. Это то явление, которое называли больной русской совестью, стыдом, долгом перед народом, стремлением искупить свою вину перед ним дворянским покаянием. Это колоссальное, изматывающее напряжение в сфере духа требовало от писателя сверхмерной чуткости.

Человек и его взаимоотношения с обществом - это вечный и основной предмет художественного сознания, сближающий его с сознанием этическим, каждый раз по-иному освещаемый на разных стадиях развития человеческого общества. Спор о сущности человека, о его возможностях, о способностях к развитию и их границах, о формах достойного и недостойного его существования, о степени участия каждого в судьбе России пронизывает всю русскую литературу и становится особенно актуальным в пору ее расцвета. Литература, с ее глубочайшими интуициями о человеке, представляет собой целостный творческий акт - при всех индивидуальных оттенках, при всем многообразии моральных и эстетических решений. Целостность обусловливалась двумя обстоятельствами. Первое - переживание русским писателем кризиса новоевропейского гуманизма, деформации традиционных гуманистических идеалов, трагедии созданной гуманизмом личности. Второе - стремление преодолеть этот кризис все более сближались в общем русле христианской антропологии. В своей последней и высшей форме вопрос о человеке был вопросом о его отношении к Богу, вопросом о положении его между Творцом и земным миром, вопросом о Богочеловечестве. Присутствие такого вопроса ощутимо как в русской литературе, гак и в русской философии. Литература познает человека внешнего и человека внутреннего. За жизнью телесной раскрывается жизнь психическая, а за нею - другая обширнейшая область - область человека духовного.

В последние два десятилетия мы являемся свидетелями изменения статуса русской литературы в обществе. В современном мире сфера бытования литературы сузилась, а ведь ее социальные функции не могут быть «переданы» другим видам общественной коммуникации. Из важнейшей сферы общественного сознания, в которой формировались национально значимые культурные образы, модели личностного и общественного поведения литература превратилась в частную сферу, а русская культура утратила свойственный ей лигературоцентризм. На протяжении длительного времени русский человек воспитывался на нравственных уроках, преподносимых ему отечественной литературой, которая включала своего читателя в контекст национальной истории и культуры, давала ощущение причастности к судьбе Отечества. Литература является хранителем ценностных основ нации. В ней создается национальная мифология, без постижения которой невозможна самоидентификация нашего общества как общества российского.

Без ценностной основы не может существовать ни одно общество. Есть система ценностей - есть нация. Разрушение одной неизбежно сопровождается гибелью другой.

В современную эпоху, отмеченную раздроблением общества на обособленные субкультуры, сама идея ценностных ориентиров подвергается мощнейшему натиску. Она либо отрицается как отжившая и неактуальная, либо объявляется относительной и ставится в зависимость от мировоззрения различных социальных групп. Но, несмотря на кризис фундаментальных человеческих ценностей, сохраняется некий базис, который не может ставиться иод сомнение без угрозы для самосохранения общества.

Современное общество оказалось в ситуации острого цивилизационного выбора - либо подтверждения традиционных ценностей, либо окончательного отказа от них. На карту поставлена не только жизнеспособность национального мироощущения, но и судьба русской цивилизации.

Что представляет собой русский ценностно-культурный код, не является тайной. Можно перечислить ряд вполне определенных позиций:

  • • патриотизм,государственность;
  • • православие как национальная религия;
  • • верность традиционным семейным ценностям и сохранение гендерной идентичности;
  • • уважение к традиции, историческая преемственность;
  • • утопизм как крайнее выражение стремления к абсолютному и идеальному.

Этот список не претендует на исчерпывающую полноту, но дает представление о специфике русского мироощущения.

Базовые элементы этого культурного кода сегодня теряют статус ценности, подвергаются этической девальвации.

Целью настоящего исследования является анализ элементов русского культурного кода в уникальном «диалоге» литературы и философии, где дискутировались важнейшие для нации вопросы. Достижение указанной цели осуществляется путем постановки и последовательного решения следующих задач:

  • 1 .Определить общие для философии и литературы темы и проблемы;
  • 2. Раскрыть особенности решения общих проблем литературными и философскими методами;
  • 3. Найти «точки пересечения» в литературном и философском пространстве русской мысли.

В центре внимания исследования произведения русских классиков XIX и XX веков, социально-философские концепции русских мыслителей, литературные утопии и антиутопии.

Методологической основой исследования является культурнотипологический и ретроспективно-исторический подходы. При этом применялись методологические принципы анализа, сравнения, обобщения и систематизации.

Структура моншрафии связана с особенностями русского культурного кода, перечисленными выше. В первой главе рассматривается не потерявший актуальности и сегодня раскол русского общества на западничество и славянофильство, его истоки и последствия. Во второй главе рассматриваются поиски русской идеи. Третья глава посвящена спорам о русском характере, которые велись на протяжении всего 19 и 20 веков и затрагивали как литературу, так и философию. Одной из важнейших составляющих русского менталитета являются сложные отношения между Личностью и Властью. Рассмотрению этой проблемы посвящена четвертая глава моншрафии. В пятой главе рассматриваются литературные утопии, отражающие одну из ярких черт русского народа - стремление к идеальному и прекрасному будущему, а также антиутопии, в которых проявился скептицизм и разочарование в возможности рая на земле. Шестая глава рассматривает бинарные и тернарные оппозиции в творчестве русских писателей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >