Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Менеджмент
Посмотреть оригинал

Тезис Вебера — Мертона: протестантизм и прорыв современного естествознания.

Макс Вебер (1864—1920), немецкий экономист, социолог, философ, в 1904 г. опубликовал работу «Протестантская этика и дух капитализма», где сделал утверждение о том, что существует определенная близость ценностей между аскетическим протестантизмом (пуританизмом, анабаптизмом и пиетизмом) и новыми экспериментальными (опытными) науками, постепенно возникающими в течение XVII в. Согласно М. Веберу, сформулировавшему первую версию данного тезиса, аскетический протестантизм имел особую предрасположенность к «новой физике». Кроме того, М. Вебер утверждал, что наиболее экономически развитые страны в мире являются протестантскими. Основой служило твердое убеждение аскетов-проте- стантов, что Бог и его намерения могут быть познаны только сквозь призму его творений; при этом Бог открывает себя не только в Святом Писании, но и в Книге природы (Biblia naturae); новые естественные науки с этой точки зрения могут рассматриваться в качестве средства познания «Бога в природе», а познание природы означает интерпретацию «почерка Божьего» или поиск пути к Богу; с точки зрения М. Вебера, существовало недвусмысленное «избирательное родство» между этикой аскетического протестантизма и духом новых естественных наук (основоположник религии протестантизма Мартин Лютер, немецкий священник, в 1517 г. выступил со своими 95 тезисами против канонов католической церкви); исследователи — последователи М. Вебера определили, что по сути протестантизм создал капитализм.

Так называемый тезис Мертона был сформулирован американским ученым Робертом Мертоном (1910—2003) в его классическом труде «Наука, технология и общество в Англии XVII века» (НТО), опубликованном в 1838 г. Одной из главных целей данной работы было выяснение вопроса, была ли пуританская этика столь же близка духу науки, как и духу капитализма. По этой причине НТО может быть рассмотрена в качестве продолжения исследования, которое было начато М. Вебером. Как и М. Вебер, Р. Мертон подчеркивает, что этос пуритан даровал новое религиозное значение и легитимность науке. Наиболее увлекательной частью исследования Р. Мертона является, возможно, его попытка доказать наличие особенностей гармонии между ценностями пуританизма и новых естественных наук. Занимаясь анализом деятельности известных ученых, таких как Бойль, Ньютон, Рей, Уоллис и Уоткинс, Р. Мертон обнаружил существование «точечной корреляции» между этосом пуританизма и «характерными признаками, целями и результатами научных исследований»[1]. Тезис Вебера — Мертона утверждает, что аскетические протестанты были более склонны к занятию естественными науками и рассмотрению экспериментального исследования как профессионального занятия, чем представители других религиозных направлений. Р. Мертон отмечал, что вторая половина XVII в. в Англии характерна тем, что новая религиозная этика и практика (с 1640-х гг., порожденный английской революцией, появился английский пуританизм) создала культурную почву для роста и распространения науки[2].

Тезис Вебера — Мертона является интересным примером того, что сам Р. Мертон определил как «множественные научные открытия», подразумевая под этим тенденцию, когда разные исследователи приходят к одинаковым результатам приблизительно в одно и то же время и независимо друг от друга.

Заметим, ни М. Вебер, ни Р. Мертон никогда не утверждали, что наука, зародившаяся на заре нового времени, имеет исключительно протестантский характер; поэтому нельзя утверждать ни того, что пуританизм создал современную науку, ни того, что протестантизм сделал это в более широком смысле слова. Естествознание XVI—XVII вв. развивалось исследователями, исповедующими различные христианские вероучения, отталкиваясь в свою очередь от знаний, накопленных представителями греческой, арабской, еврейской и других цивилизаций, отмечал Р. Мертон. Общепризнано, что в конце средневековья китайская технология достигла значительно более развитого уровня, чем в то время на Западе. Есть основания полагать, что арабская наука (особенно в области астрономии и оптики) в этот период продвинулась дальше, чем западная. Но уже в XVI в. как китайская, так и арабская наука начинает стагнировать. Тезис Вебера — Мертона доказал свою значимость при обсуждении этой проблемы. Совершенно ясно, отмечал Р. Мертон, что ни конфуцианство, ни ислам не обладали такой положительной легитимизирующей функцией в своих культурных областях, как протестантизм в Англии.

И Вебер, и Мертон подчеркивали тот факт, что этика и практика аскетического протестантизма во многом потеряли свою актуальность для современной науки. Как победивший капитализм, однажды утвердившись, не нуждался более в поддержке протестантизма, так и современная наука сумела развить все более усиливающийся этос самогенерирования, который в значительной степени освободился от религиозных ценностей.

По М. Веберу, протестантское «расколдование мира» дало дорогу светской и рациональной картине Вселенной, создавая, таким образом, предпосылки для возникновения экспериментальной науки. Нужно отметить, что точкой отсчета для обсуждения тезиса Вебера — Мертона стала статья Р. Мертона в 1936 г. «Пуританизм, пиетизм и наука». До средины 1960-х гг. тезис Вебера — Мертона вызывал небольшой интерес. Однако ситуация радикально изменилась в конце 1960-х гг., прежде всего благодаря новым подходам в области истории науки и культуры, впервые разработанным Кристофером Хиллом (1965), Р. Хойкаасом (1972) и Ч. Вебетером (1974 и 1976). Во многих отношениях данные этих исследований поддержали выводы Р. Мертона, создав почву для проведения бурной дискуссии среди ученых в 1980-е гг.

С исторической точки зрения можно понять, что научные исследования XVI—XVII вв. были обречены на столкновение со многими трудностями. Дело в том, что религиозные и политические власти зачастую враждебно относились к свободе познания, поскольку в то время было широко распространено опасение, что наука подорвет традиционную картину мира и может привести к всеобщему атеизму. В те годы интеллектуальная элита университетов состояла в большинстве своем из схоластов и гуманитариев. Среди этой группы лишь очень незначительная часть была заинтересована в опытных исследованиях и естественных науках. Только начавшаяся в 1640-х гг. Английская революция оказала мощное давление на все установленные институты. В этой ситуации естественная наука получила неожиданную и, вероятно, неосознанную помощь от пуританской идеологии. Устоявшимся фактом является также то обстоятельство, что данная идеология включала в себя элементы утилитаризма Фрэнсиса Бэкона (1561 — 1626), английского государственного деятеля и философа, а также утопических идей. Отсюда следует, что новые естественные науки получили своего рода религиозную легитимность. Например, Ф. Бэкон отмечает: «По справедливости можно насчитать только три периода наук: один — у греков, другой — у римлян, третий — у нас, т.е. у западных народов Европы; и каждому из них можно уделить не более двух столетий. А промежуточные времена мира были несчастливы в посеве и урожае наук. И нет причины для того, чтобы упоминать арабов или схоластов, потому что в эти промежуточные времена они скорее подавляли науку многочисленными трактатами, чем прибавляли ей весу»[3].

Тезис Вебера — Мертона доказал свою значимость при обсуждении данной проблемы. Совершенно ясно, что ни конфуцианство, ни ислам не обладали такой положительной легитимизирующей функцией в своих культурных областях, как протестантизм в Англии. Возможно, это поможет внести вклад в объяснение, почему исследования в области естественных наук никогда не имели подлинной институциональной опоры в традиционных китайских и арабских культурах. Отсюда следует, что тезис Вебера — Мертона до сих пор заслуживает самого пристального внимания.

Современный менеджер должен иметь представление о системе теологических подходов в экономико-управленческих отношениях, развитии науки, роли протестантизма в генезисе естественно-научного знания, тезисе Вебера — Мертона.

  • [1] Merton R.K. Social Theory and Social Structure. Glcncoc, Illinois : Free Press, 1968.
  • [2] Merton R.K. Science, Technology and Society in Scventcentn Century England. New York :Fertig, 1970.
  • [3] Франциск Бэкон Веруламский. Новый органон. Л. : ОГИЗ — СОЦЭКГИЗ, 1935. С. 145. Ф. Бэкон важнейшую задачу науки видел в покорении природы и целесообразномпреобразовании культуры на основе познания природы. Для этого, считал он, человекунеобходимо отказаться от предрассудков и ложных представлений (идолов). Единственно надежным источником познания, по Ф. Бэкону, является опыт (наблюдение и эксперимент), а единственно правильным методом познания — индукция.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы