ТРАДИЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАВОСУДИЯ В ИСТОРИИ РОССИИ

Н.Н. Ефремова

Кандидат юридических наук, профессор

Современный этап развития российского суда характеризуется выраженным критическим отношением и вместе с тем интересом к его институциональному и функциональному состоянию. Это обстоятельство обуславливает поиск путей его совершенствования при обращении к зарубежному и отечественному опыту организации правосудия. Такая потребность имеет как формальные - провозглашение действующей Конституцией Российской Федерации в качестве правового государства, так и реальные основания - продолжающаяся длительное время без удовлетворения судебная реформа, неэффективная деятельность судебных органов, проблема кадрового состава судов и т.д.

В значительной мере надлежащая организация правосудия определяется теми основами, или принципами, которые в нее заложены. Эта проблема является одной из важнейших, но остающейся недостаточно исследованной в юриспруденции1. Основополагающие начала надлежаще организованного правосудия концептуально определяют его потенциальные возможности и эффективность, они имеют, как показывает история, универсальный характер, как правило обозначены смыслово одинаково, но имеют различное материальное выражение, обусловленное конкретно- историческими социально-экономическими, политико-идеологическими, культурологическими и прочими факторами. Судебные принципы как категории судебного нрава, важнейшим институтом которого является правосудие,- это основополагающие начала нрава, общие для судоустройст- ваства и различных видов судебного процесса независимо от формы их выражения: нормативно-установленные либо «не имеющие концентрированного нормативно-правового воплощения»[1] [2]. В действующем процессуальном законодательстве и доктрине имеется достаточно большой их перечень, однако не все они являются универсальными для различных исгорических эпох. Однако часть из них таковыми является, а другая выступала ранее лишь как цель, а по мере наступления соответствующих социально-экономических и политико-идеологических условий становилась достижимой.

Не претендуя на то, чтобы в рамках небольшой публикации провести анализ всех или большинства принципов, остановимся на ряде традиционных для российской юстиции. История суда свидетельствует о том, что эти принципы правосудия формально провозглашались на разных этапах его эволюции (и даже в условиях революции), однако далеко не всегда наполнялись одинаковым содержанием. Среди таких принципов следует выделить: 1) независимость, непредвзятость, объективность, компетентность; 2) доступность правосудия; 3) законность процесса и решения; 4) принцип истины; 5) инсганционность судопроизводства; 6) юридическое равенство сторон; 7) гласность; 8) демократизм; 9) гуманизм, охрана чести и достоинства личности и др. Эти принципы закреплены в Конституции РФ, Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. № 1 -ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»1 и иных российских законах о судоустройстве и процессе. Следует отметить, что среди принципов, определяющих основные начала организации правосудия, часть является общенравовыми, а другие отраслевыми, но все нацелены на создание надлежащей организации правосудия.

Вместе с тем уже в Судебнике 1550 г. был установлен принцип законности в отправлении правосудия. В сг. 62 говорилось: «Судиги наместником по всем городом но нынешним царевым государевым жалованным воичим грамотам»[3] [4]. Более того, в Уставной грамоте от 15 августа 1555 г. наряду с установлением уголовной ответственности выборных старост и целовальников за неправосудие, учиненное «их хитростью и небрежением», предусматривалось и поощрение за соблюдение принципа законности при рассмотрении и решении дел: « а учнуг те выборные судьи судити... прямо но нашему уложеныо, но Судебнику и по уставной грамоте безволокитно и безпосулно... и мы... пошлин и податей всяких имати не велим да сверх того пожалуем»[5].

К московскому периоду относится и зарождение инстанционного разделения подсудности, уже Судебник 1497 г. установил две инстанции: местный суд наместников и волостелей и центральный суд бояр, окольничих и великого князя. Аппеляционной инстанцией выступали Боярская дума и великий князь. В ст. 2 Судебника 1497 г. запрещалось судьям нарушать установленную подсудность: «...а давати всемь жалобником управа в всемь, которым пригоже»1.

Начиная с Судебника 1550 г. были введены три инстанции: местный суд - наместники и волостели (были заменены в ходе земской реформы на выборных старост и целовальников), центральный суд - приказы, высший суд - Боярская дума и царь.

Справедливости ради надо отметить, что указанные инстанции были одновременно и административными ввиду неразделенное™ этих функций государственного управления. Но уже в ходе судебной реформы Петра I, совершившего первую попытку их разделения, были созданы обособленные судебные органы и соответствующие инстанции: в 1719 г. это были городовой или провинциальный судьи - надворный суд - Юстиц- коллегия - Правительствующий Сенат.

При Екатерине II судебные инстанции были восстановлены после судебных контрреформ эпохи дворцовых переворотов, но приобрели еще и сословное разфаничение[6] [7]. Более совершенной была система инстанций судов общей и местной (мировой) юрисдикции но Судебным уставам 1864 г., установившая по две соответствующие инстанции, а в качестве высшей кассационной инстанции - Сенат[8]. Отмечая достоинство сложившийся системы, известный специалист в области судебного нрава Э.М. Мурадьян отмечает: «Целесообразно, исходя из ценности стабильных правоотношений, возродить дореволюционный российский принцип двух инстанций»[9].

Как известно, административные реформы первой трети XIX в. привели к фактическому увеличению числа инстанций, что отмечал С.И. Зарудный. Критикуя сложившуюся множественность судебных и квазису- дебных инстанций, он выступал за их сокращение: «Недостаточность одной инстанции признана вековыми опытами Европы, а бесполезность 10 и даже 12 инстанций лучше всего доказывает опыт России»[10]. Составители Судебных уставов, как видно, учли эту критику.

В продолжение уместно отметить, что Судебные уставы провозгласили и ряд других ценностных принципов правосудия. В Указе об опубликовании, подписанном императором 20 ноября 1864 г. одновременно с четырьмя законами, получившими позже наименование Судебных уставов, говорилось, что задача судебной реформы - «водворить в России суд скорый, правый, милостивый для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утверждать в народе... уважение к закону»1. В Судебных уставах были установлены и иные принципы: состязательности, гласности процесса, а также нормативно не оформленною, но фактически обеспеченного - доступности суда населению. Последний достигался созданием участкового мирового суда и учреждением специальных, не совпадавших с административными, судебных округов, определяемых в соответствии с численностью проживающего населения. Доступность суда обеспечивалась и сохранением особых судебных и квазисудебных органов и лиц, осуществляющих правосудие в гак называемых национальных окраинах[11] [12].

Демократизм суда обеспечивался наличием общественного элемента в составе суда: присяжные заседатели участвовали в рассмотрении уголовных дел в первой инстанции общей юрисдикции - окружном суде. Но и в более ранние периоды эволюции правосудия коронный суд дополнялся выборными от населения: например, сословные заседатели в судах, созданных Екатериной II , либо старосты и «лучшие люди» (выборные от населения) по Судебнику 1497 г. (ст. 38) при судьях, бояр-кормленщиках, либо старосты и целовальники земских и губных изб (также выборные от населения), заменившие в середине XVI в. кормленщиков, и др. В советском суде эго были народные заседатели, составлявшие единую судебную коллегию с профессиональным судьей. Степень формальности и реальности участия представителей общественности в отправлении правосудия была переменчива и обуславливалась социально-экономическими и политико-идеологическими основами жизнедеятельности общества и интересами государства. В современной России это прежде всего суд присяжных.

Говоря о независимости судебной власти как одной из принципиальных публично-правовых ценностей, обеспечивающих реальность самой власти, следует отметить, что впервые это было достигнуто в ходе применения Судебных уставов 1864 г. Сам термин «судебная власть» был закреплен указанными актами, которые положили начало разделению государсгвенной власти на ветви, иначе говоря, практическому конституционализму.

Независимость суда была гарантирована несменяемостью судей. Данные концептуальные положения определяли сущность проведенной в современной России судебной реформы, доказав свой универсализм, традиционность и политико-правовую ценность.

Реальность правосудия зависит от качества процессуальной деятельности судьи. Предписания судить честно, справедливо, непредвзято и бескорыстно можно найти во многих памятников отечественного нрава. Например, в Судебнике 1497 г. говорилось: «А посулов... от суда... не имати... А судом не метши, не дружите никому» (ст. 1.). 'В преамбуле к Инструкции рекетмейстеру от 5 февраля 1722 г. требовалось, чтобы «каждому но их делам суд был праведной»[13] [14]. Можно привести множество таких примеров, хотя практика часто расходилась с этими декларациями.

Важным принципом всегда признавался принцип справедливости. Как отмечал И. А. Покровский, «закон и суд не две враждебные силы, а два одинаково необходимых фактора юрисдикции. Оба они имеют одну и ту же цель - достижение материального, справедливого»[15]. По мнению В.Г. Ярославцева, «правосудие в материальном смысле есть осуществление законности и справедливости, милости правосудия»[16]. Судебная реформа эпохи Просвещения, проводимая Екатериной II, основывалась на известных идейных положениях, одним из выразителей которых был С.Е. Дес- ницкий, призывавший «судить по истине и справедливости»[17].

Следует иметь в виду, что принцип справедливости в качестве общеправового остается дискуссионным[18], однако не стоит его путать с совестью, а надлежит рассматривать как юридическую соразмерность. В таком смысле он воспринимался и Екатериной II, полагавшей, что создание сословных судов будет обеспечивать его в силу того, что это будет суд равных.

Наконец, принципы гуманизма, охраны чести и достоинства личности присутствуют в источниках судебного нрава разных эпох. Так, в «Наказе» Екатерины II говорилось: «Вес наказания, которыми тело человеческое изуродовать можно, должно отменить» (ст. 96); «Власть судейская состоит в одном только исполнении законов, и то для того, чтобы сомнения не было о свободе и безопасности 1раждан» (ст. 98)1. Учреждениями для управления губерниями Екатерины II был создан также совестный суд, призванный выполнять особую задачу быть «преградой частной или личной безопасности»[19] [20], на практике оказавшимися малоэффективным.

Фактическое воплощение провозглашаемых принципов правосудия не всегда достигалось как но объективным, так и по субъективным причинам. В целом можно сказать, что данная характеристика справедлива в отношении прежде всего дореформенного суда. В этом смысле прав Р.С. Уортман: «Главная цель старого суда заключалась в защите власти, интересов и престижа правительственной администрации, а не нрав населения"[21].

Вместе с гем именно тогда названные пршрессивные принципы были впервые провозглашены, что означало поступательное прогрессивное движение к подлинному правосудию. В современной доктрине правосудие определяется как «разновидность государственной деятельности но защите нарушенного частного права или публичного интереса, осуществляемой специальным органом в пределах предоставляемых ему полномочий в процессуальной форме, направленной на обеспечение справедливого судебного разбирательства, на основе неотъемлемых прав граждан и не противоречащих им иных нормативных правовых актов»[22]. Дефиниция ограничена частноправовым подходом, ее также стоило бы дополнить указанием принципов, основополагающих начал, имеющих непреходящую политико-правовую ценность, однако и в этом случае справедливость нашла свое формальное выражение.

Литература

Ефремова Н.Н. Становление основ правосудия в Российской истории XVIII - начала Х1Хвв. // Государство и право. М .Наука. №11, ноябрь 2011. С. 95 - 105;

Ефремова Н.Н. Становление и развитие судебного права в России XVIII - начала XX в. (историко-правовое исследование). М, 2007.

Ефремова Н.Н. Понятие российского правосудия дореформенного периода в контексте отечественной историографии.// Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические нау- ки»М., 2012, №2 (10). С.38 - 44.

Мурадьян Э.М. Судебное право (в контексте грех процессуальных кодексов): Монография. М., 2003. С.7.

Серов Д.О. Судебная реформа Петра I: Историко-правовое исследование. М., 2009..

Уортман Р.С. Властители и судии. Развитие правового сознания в имперской России. М., 2004.

Ярославцев В.Г. Нравственное правосудие и судейское правотворчество. М., 2007.

  • [1] 'См. об этом: Ефремова Н.Н. Становление основ правосудия в Российской историиXVIII - начала ХЕХввУ/ Государство и право. М .Наука. №11, ноябрь 2011. С. 95 -105;Ефремова Н.Н. Понятие российского правосудия дореформенного периода в контекстеотечественной истористрафии.// Вестник Московского городского педагогическогоуниверситета. Серия «Юридические науки»М., 2012, №2 (10). С. 38 - 44.
  • [2] Мурадьян ЭМ. Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов):Монография. М., 2003. С. 7.
  • [3] 'СЗРФ. 1997. № 1. Ст. 1.
  • [4] Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т./Под общ. Ред. О.И. Чистякова.М„ 1984-1994. Т.2.М., 1985. С. 109.
  • [5] Там же. С. 151.
  • [6] 'Там же. С. 55.
  • [7] См. подробнее: Ефремова Н.Н. Становление и развитие судебного права в РоссииXVIII - начала XX в. (историко-правовое исследование). М., 2007.
  • [8] См. подробнее: Там же.
  • [9] Мурадьян Э.М. Судебное право. С. 26.
  • [10] Материалы по судебной реформе в России 1864 г. Т. 1-74. Б. м., 1857-1861. Т.9.С. 2.
  • [11] 'Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е. Т. XXXIX. Отд. 2. № 41473.
  • [12] См подробнее: Ефремова Н.Н. Судоустройство национальных окраин России:множественность и единство организации имперского правосудия (XVIII- перваяполовина XIX вв.) // Правовые идеи и институты в историко-теоретическомдискурсе. М., 2008. С. 181-189.
  • [13] 'Российское законодательство... Т. 2. С. 54.
  • [14] Серов ДО. Судебная реформа Петра I: Историко-правовое исследование. М.,2009.С. 11.
  • [15] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917.С. 70.
  • [16] Ярославцев В.Г. Нравственное правосудие и судейское правотворчество. М.,2007.С. 11.
  • [17] Десницкий С. Е. Представление об учреждении законодательной, судительной инаказательной власти в Российской империи. СПб., 1905.
  • [18] См., напр.: Экимов А.И. Справедливость и социалистическое право. М., 1980.С. 103;Ярославцев В.Г. Нравственное правосудие и судейское правотворчество. С. 11.
  • [19] 'Наказ Екатерины Второй, самодержицы Всероссийской, данный комиссии осочинении проекта нового уложения/Сост. К вступ. ст. И.Г. Безгина. СПб., 1893.
  • [20] ПСЗ-1.Т. XX. № 14392.
  • [21] 1 Уортман Р.С. Властители и судии. Развитие правового сознания в имперскойРоссии. М., 2004. С. 406.
  • [22] Фурсов ДА., Харламова И.В. Теория правосудия в кратком трехтомномизложении по гражданским делам. М., 2009. Т. 1. С. 114-115.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >