Изменение отношения к социологии и социологическому образованию в феврале 1917 —1920-е гг.

В предреволюционный период в России сложилось несколько направлений социологической мысли, различавшихся между собою как по теоретическим, так и по политическим ориентациям. Полемика между ними касалась перспектив развития страны, причем какими бы резкими не были отдельные высказывания, они никак не отражались на личной судьбе того или иного исследователя. Февраль 1917 г. принес полную свободу пропаганды любых точек зрения и теоретических взглядов, однако такая ситуация сохранялась недолго.

Интересно, что только после Февральской революции социология, благодаря стараниям П. А. Сорокина, ставшего секретарем А. Ф. Керенского по проблемам науки, стала, как вспоминал сам П. А. Сорокин, «одним из покровительствуемых предметов и введена была не только во всех высших, но и средних школах».

После Октября 1917 г. выпуск социологической литературы не прекратился, однако доминирующей стала марксистская версия социологии.

Конец этому наступил в связи с гражданской войной, в условиях которой научные дискуссии политизировались до предела. Классовая позиция, а проще говоря, отношение к новой власти, стала главным критерием оценки всех публикаций. Ведущие теоретики партии — В. И. Ленин, Н. И. Бухарин, Л. Д. Троцкий — четко обозначили пределы того символического пространства, в рамках которого могла допускаться полемика. Попытки уйти от политики рассматривались как пособничество классовому врагу. Примечательна в этом плане судьба П. А. Сорокина, не поддержавшего новую власть. Будучи членом Временного правительства и депутатом Учредительного собрания, он входил в руководство правого крыла партии социалистов-рсволюционсров, был арестован большевиками за участие в подготовке эсеровского восстания, выпущен из тюрьмы по личному указанию Ленина и в 1922 г. выслан за пределы страны с подпиской о невозвращении.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >