ЭВОЛЮЦИЯ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В XIX ВЕКЕ: ПОСЛЕДОВАТЕЛИ И ОППОНЕНТЫ

Экономические воззрения Ж.-Б. Сэя, Т.-Р. Мальтуса, Дж.-С. Милля

Идеи А. Смита и Д. Рикардо получили дальнейшее развитие в работах их последователей.

Важное место среди последователей А. Смита и Д. Рикардо занимал французский экономист Жан-Батист Сэй (1767—1832). Книга А. Смита «Богатство пародов» произвела на него столь огромное впечатление, что он провозгласил себя всего лишь учеником и комментатором взглядов А. Смита. Однако, систематизируя и развивая эти взгляды, он вышел далеко за рамки их простого комментирования и создал свою оригинальную экономическую теорию, которая сыграла важную роль в истории экономической мысли. Эта теория изложена в таких работах Ж.-Б. Сэя, как «Трактат политической экономии или простое изложение способа, которым образуется, распределяется и потребляется богатство» (1803), «Катехизис политической экономии» (1817) и в шеститомиом «Курсе политической экономии» (1828—1830).

Ж.-Б. Сэй проводит отсутствовавшее у А. Смита четкое разграничение между экономической теорией и экономической политикой: первая, подобно естественным наукам, призвана исследовать объективную реальность, вторая должна базироваться на сформулированной А. Смитом концепции экономического либерализма. Предметом экономической теории Ж.-Б. Сэй считает богатство, но в отличие от А. Смита включает в его состав не только материальные блага, но и производственные услуги. Одним из первых в истории экономической науки Ж.-Б. Сэй обратил внимание на ту большую роль, которую играет в создании богатства предприниматель — организатор производства, использующий не собственный, а ссудный капитал.

В этом нашел отражение личный опыт Ж.-Б. Сэя, который одно время сочетал теоретическую работу с трудом предпринимателя, — на взятые в кредит деньги он открыл прядильную фабрику, которую через какое-то время продал, а на вырученные деньги опубликовал в 1814 г. второе издание своего «Трактата».

Теория стоимости Ж.-Б. Сэя строится прежде всего на идее, что в производстве создается не материя, а полезность блага — его способность удовлетворять потребности людей. Эта полезность придает благам стоимость и делает производство процессом создания богатства. При этом полезность блага определяет верхний предел его стоимости. Нижний предел этой стоимости определяется издержками производства. Складывающееся в этих пределах соотношение спроса и предложения определяет рыночные цены, которые в долговременном периоде иод влиянием конкуренции приближаются к издержкам производства. Эта попытка соединить понятия полезности, издержек, спроса и предложения делает Ж.-Б. Сэя одним из предшественников неоклассической теории цены.

Ж.-Б. Сэй считает, что А. Смит был не прав, когда определял стоимость одним только трудом, так как в создании стоимости участвуют не один, а три фактора производства — наряду с трудом также и капитал, и природные ресурсы.

На этой теории трех факторов производства Ж.-Б. Сэя строится его теория доходов. Согласно ей, факторы, соединяясь в производстве, оказывают друг другу услуги, за которые владелец каждого из них получает на рынке свой вид дохода — заработную плату, процент и ренту. В качестве четвертого вида дохода Ж.-Б. Сэй выделяет прибыль предпринимателя, получаемую им за руководство производством и за риск. Однако груд предпринимателя считается не самостоятельным фактором производства, а составной частью фактора труда. Объясняется это тем, что Ж.-Б. Сэй отказался от смитовского деления труда на производительный и непроизводительный и считал производительным всякий труд, хотя бы косвенно участвующий в создании полезности блага (труд врача, юриста, ученого и т.п.). В соответствии с этим рабочие и предприниматели объединены у него в одну группу «промышленников», которые и осуществляют груд.

В соответствии со своей теорией доходов Ж.-Б. Сэй считал, что в социальных отношениях господствуют не противоречия между классами общества, как утверждал Д. Рикардо, а гармония и взаимовыгодное сотрудничество.

Наибольшую известность принесла Ж.-Б. Сэю его теория реализации, получившая в истории экономической науки название «закон

Сэя». Теория базируется на сформулированном А. Смитом втором определении стоимости, согласно которому стоимость блага равна получаемым за него доходам — заработной плате, прибыли и ренте. Исходя из этого тезиса Ж.-Б. Сэй делает вывод, что общие кризисы перепроизводства в рыночной экономике невозможны, поскольку создание благ есть одновременно и создание тех доходов, на которые эти блага будут куплены. Это означает, что производство само создает для себя сирое: когда производитель оплачивает покупаемые им факторы производства, он тем самым создает доходы покупателей своих товаров. При этом деньги, но мнению Ж.-Б. Сэя, — только средство обмена товаров, «повозки, перевозящие ценность продуктов», поэтому «как только покупка состоялась, всегда оказывается, что за продукты заплачено продуктами».

Благодаря этому в масштабе общества предложение и спрос взаимно уравновешиваются. Это равновесие не может нарушиться изъятием денег из сферы обмена в сферу накопления, так как в условиях расширяющегося производства участники рынка могут увеличивать и свои расходы, и сбережения. К тому же последние автоматически превращаются со временем в инвестиции.

Неравновесие рынка возможно, но мнению Ж.-Б. Сэя, лишь в виде частичного перепроизводства отдельных товаров, но одновременно с их избытком существует дефицит других товаров. Это неравновесие нивелируется благодаря конкуренции и переливу капитала из отраслей, где его избыток породил перепроизводство товаров, в отрасли, в которых существует дефицит капитала.

Все эти факторы в совокупности обеспечивают характерное для рыночной системы хозяйства оптимальное распределение ресурсов и бескризисное ее развитие.

Важнейший тезис теории реализации Ж.-Б. Сэя, что товары обмениваются на товары, а роль денег сводится в конечном счете только к обслуживанию обмена товаров, формулировался в экономической науке задолго до Ж.-Б. Сэя — в теориях П. Буагильбера, Ф. Кенэ, А. Смита и др. Однако лишь у Ж.-Б. Сэя этот тезис является элементом целостной теории реализации.

Положение о невозможности общих кризисов перепроизводства в рыночном хозяйстве разделял и Д. Рикардо. Оспаривали это положение Р.-Т. Мальтус, Ж. Сисмонди и другие, однако лишь в 30-х гг. XX в. оно было подвергнуто аргументированной критике Дж.-М. Кейнсом.

Как и Д. Рикардо, Ж.-Б. Сэй был горячим сторонником развития тяжелой промышленности, считал ее главной отраслью экономики и основой роста общественного благосостояния. Объяснению социальных последствий развития тяжелой индустрии посвящена теория компенсации Ж.-Б. Сэя. Согласно ей, технический прогресс ведет к удешевлению товаров, а вызываемая этим прогрессом безработица является временной, так как обеспечиваемый развитием техники экономический прогресс распространяется на все новые отрасли, в результате чего вслед за появлением безработицы в одних отраслях идет создание новых рабочих мест в других.

Современником Ж.-Б. Сэя, тоже развивавшим идеи классической школы, был английский экономист Томас Роберт Мальтус (1766— 1834). Его основные работы — «Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества» (1798), «Исследование о природе и возрастании ренты» (1815), «Принципы политической экономии» (1820).

Т.-Р. Мальтус существенно отличается от других представителей классической школы своим решением проблемы, которая была в первой половине XIX в. главным вопросом экономической теории и практики и заключалась в выяснении того, что является источником богатства — увеличение сбережений или потребительских расходов. Как известно, А. Смит дал развернутую систему доказательств, что источником роста богатства является рост сбережений, которые автоматически превращаются в инвестиции и обеспечивают расширение производства материальных благ.

В законе Сэя этот механизм конкретизируется в виде тезиса, что расширение производства тождественно расширению потребления, которое является, таким образом, результатом, а не источником роста производства и богатства. Однако эти положения А. Смита и Ж.-Б. Сэя, отражавшие потребности новой экономической системы промышленного капитализма, воспринимались представителями консервативных слоев (прежде всего земельных собственников) как ересь. Потребности рождающегося нового тина общества и хозяйства и его теоретические обоснования осмысливались представителями консервативных слоев с большим трудом и вызывали их сопротивление (большой заслугой Ж.-Б. Сэя было то, что он, живя в обществе еще старого, феодального типа, смог выявить механизмы нового, рождающегося типа общества). В среде представителей этих слоев господствовали старые взгляды на источники роста национального богатства, сложившиеся еще в эпоху меркантилизма. Тогда, как известно, потребителями промышленных товаров были главным образом собственники земли, владевшие чистым продуктом сельского хозяйства. Рост их потребительских расходов означал расширение спроса на продукты промышленного производства и был поэтому условием его расширения.

Эти старые взгляды о благотворности роста потребительских расходов и пагубности роста сбережений для увеличения национального богатства были весьма распространены в Англии (и тем более в других европейских странах) в первой половине XIX в.

Теория эффективного спроса Т.-Р. Мальтуса — фактически модернизация этих старых взглядов, хотя и несводимая к их простому воспроизведению, поскольку является одним из возможных вариантов теоретического обобщения объективных условий Англии первой половины XIX в.

Сущность теории сводится к следующему. Потребительские расходы рабочих ограничиваются величиной заработной платы, которая заведомо меньше созданной рабочими стоимости. Капиталисты предъявляют спрос не на всю величину получаемой прибыли, поскольку часть ее они накопляют, т.е. отказываются от приобретения определенного количества потребительских благ. В результате может возникнуть общее перепроизводство, т.е. часть произведенного в обществе продукта может не найти спроса. Чтобы весь этот продукт мог быть реализован, необходимо потребление «непроизводительных потребителей», которые потребляют, но ничего не производят, — собственников земли, рантье, духовенства, чиновников, прислуги и т.п.

Таким образом, условием роста общественного богатства является увеличение эффективного спроса в результате расширения потребительских расходов. Это идея нашла впоследствии развитие в теории Дж.-М. Кейнса.

В теории эффективного спроса нашло отражение отрицательное отношение Т.-Р. Мальтуса к формирующейся системе промышленного производства. Производству промышленных товаров, пишет он, покровительствует идол денежного богатства, производству сельскохозяйственных товаров — Бог. Лишение земельной аристократии ее политических привилегий могло бы привести к господству милитаристского деспотизма.

Наибольшую известность принес Т.-Р. Мальтусу его закон народонаселения, согласно которому при отсутствии противодействующих факторов в виде эпидемий, войн и т.п. численность населения в мире возрастает в геометрической прогрессии, тогда как количество предметов потребления — в арифметической. Теоретическим обоснованием опережающего роста численности населения послужила принимаемая Т.-Р. Мальтусом предпосылка, что увеличение численности населения является функцией одного лишь инстинкта размножения. Отставание производства предметов потребления обосновывалось законом убывающего плодородия почвы, согласно которому каждое последующее вложение капитала в земледелие дает меньшую отдачу, чем предыдущее. В качестве фактического обоснования закона народонаселения Т.-Р. Мальтус приводил подтверждавшие этот закон статистические данные о динамике численности населения США в конце XVIII — начале XIX в. (в действительности численность населения увеличивалась в США в это время за счет преимущественно иммиграции, а не естественного прироста).

Из закона народонаселения следовал вывод о естественности и неизбежности массовой бедности в обществе. Для ее уменьшения Т.-Р. Мальтус предлагал добровольное воздержание от вступления в брак лиц, которые не способны принять на себя ответственность за благосостояние семьи.

Закон народонаселения оказал большое влияние на развитие науки, так как дал начало широким исследованиям динамики народонаселения, которые впоследствии выделились в новую пауку — демографию.

Теоретические идеи и принципы классической школы получили свое обобщение и завершение в теоретической системе английского экономиста и философа Дж.-С. Милля (1806—1873). Он считал себя последователем и продолжателем Д. Рикардо, поскольку разделял его убеждение, что общественное богатство создается в тяжелой промышленности. Однако при этом он отвергал абстрактно-логический метод анализа Д. Рикардо и исследовал конкретно-экономические отношения, воздействие па хозяйственную жизнь социальных и политических институтов и обычаев. Этот подход делает Дж.-С. Милля предшественником социально-институционального направления в экономической пауке XX в.

Его главная экономическая работа «Основы политической экономии» (1848) содержала обобщение всех накопленных к тому времени экономических знаний и была плоть до начала XX в. учебником экономической теории для нескольких поколений студентов.

Теория стоимости Дж.-С. Милля строится на традиционном для классической школы разграничении понятий стоимости и цены. Стоимость, которую он называет «естественная меновая стоимость», трактуется им как цена долгосрочного периода, являющаяся средним значением текущих цен, и определяется издержками производства. Они включают в себя затраты на труд и капитал, а также прибыль капиталиста. Но поскольку капитал — это воплощенный в средствах производства прошлый груд, то затраты па капитал — это в конечном счете тоже затраты на труд. Прибыль же определяется как вознаграждение капиталиста за воздержание. Исходя из этого в целом издержки производства сводятся фактически к затратам на груд.

Такая трактовка подразумевает, что блага обмениваются в конечном счете в соответствии с количеством воплощенного в них труда. Утверждение этого главного тезиса теории трудовой стоимости сближает теорию стоимости Дж.-С. Милля с рикардовским вариантом этой теории.

Но издержками производства определяется у Дж.-С. Милля только стоимость свободно воспроизводимых благ, тогда как стоимость невоспроизводимых, монопольных и временно дефицитных благ, а также стоимость труда определяются соотношением спроса и предложения. Цена («текущая меновая стоимость») всех благ определяется этим же соотношением. В то же время подчеркивается, что спрос и предложение, определяя цен)', сами являются ее функцией.

В связи с этим осуществлявшийся классической школой анализ причинно-следственной зависимости цены от спроса и предложения дополняется анализом функциональной взаимозависимости между ценой, спросом и предложением, что вывело Дж.-С. Милля на исследование эластичности спроса и предложения. В этом отношении Дж.-С. Милль обеспечивал несомненный прогресс экономической теории, который делает его одним из предшественников неоклассической теории цепы.

Теории денег, капитала и реализации Дж.-С. Милля в основном обобщали взгляды предшествующих представителей классической школы, прежде всего Д. Рикардо.

Теория международного обмена Дж.-С. Милля была творческим обобщением теории сравнительных издержек Д. Рикардо.

Дж.-С. Милль доказал, что сравнительные издержки определяют только основу и рамки пропорций международного обмена, непосредственно же эти пропорции определяются соотношением спроса и предложения на международном рынке.

Дж.-С. Милль ввел в экономическую теорию понятия статики и динамики. Предмет первых грех частей своих «Основ политической экономии», в которых экономические явления анализируются при неизменном состоянии общества и при игнорировании фактора времени, он определил как статику. В четвертой части эти явления рассматриваются в динамике — исследуется воздействие на них общественного прогресса.

В объяснении механизмов и перспектив общественного развития Дж.-С. Милль существенно отличатся от других представителей классической школы. Прежде всего он пришел к выводу, что только в хозяйственной деятельности человек действует как эгоистичный «экономический человек» из теории А. Смита. В других видах деятельности человек обычно руководствуется не соображениями экономической целесообразности, а другими мотивами — состраданием, солидарностью и т.д.

По-новому Дж.-С. Милль объясняет и характер действия экономических законов. И А. Смит, и Д. Рикардо считали эти законы столь же объективными и вечными, как и законы природы. Дж.-С. Милль утверждает, что такой характер имеют только законы производства, тогда как законы распределения историчны, изменчивы, поскольку представляют собой всего лишь правила, устанавливаемые людьми. При таком понимании становится возможным совершенствовать законы распределения и таким путем преодолевать массовую нищету большинства населения, которую Рикардо считал «вечным злом» общественной жизни. В результате экономическая наука перестала быть «мрачной наукой», какой она считалась после Д. Рикардо.

Дж.-С. Милль преодолел и тот пессимизм, который порождался законом народонаселения Т.-Р. Мальтуса.

Закон убывающего плодородия почвы, считает Дж.-С. Милль, «не глухая стена, а эластичный ремень», а вызываемые этим законом ограничения для производства являются «бесконечно отдаленными», могут осуществляться на практике лишь в рамках очень длительных периодов. Объясняется это тем, что действие этого закона нейтрализуется техническим прогрессом.

Дж.-С. Милль критически относится к капиталистической системе хозяйства, считает ее существенным недостатком чрезмерное неравенство в распределении доходов. Для преодоления этого неравенства и противодействия монополиям, которые ограничивают свободную конкуренцию, он считает необходимым государственное регулирование хозяйственной жизни. Будущее общество представляется Дж.-С. Миллю как синтез экономического либерализма и социализма, максимальной свободы человека и справедливого распределения доходов. Для осуществления этого синтеза Дж.-С. Милль предлагает такие цели экономической политики государства, как:

  • 1) изъятие земельной ренты в пользу государства через систему налогов;
  • 2) демократизацию собственности, ее соединение с трудом путем поддержки производственной кооперации, которая заменит в будущем систему наемного труда;
  • 3) ограничения размеров передаваемого в наследство имущества, и т.п.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >