Экономическая теория Дж. С. Милля

В трудах Мальтуса и особенно Рикардо в известной степени была поставлена под сомнение вера в благотворное действие «невидимой руки» рынка, в органичное единство личных и общественных интересов. Углубление теоретических исследований в рамках классической политической экономии постепенно приводило к обнаружению серьезных внутренних проблем, с которыми сталкивается капитализм по мере своего развития. Противоречия между основными классами, возникающие в процессе распределения созданного богатства, противоречие между ростом населения и возможностями производства средств существования, тенденция нормы прибыли к понижению, закон убывающего плодородия почвы — все эти выводы, к которым пришла классическая политическая экономия в начале XIX в., ставили перед экономистами новые задачи, стимулировали дискуссии, подталкивали к формированию альтернативных подходов к изучению экономических процессов.

ДЖОН СТЮАРТ МИЛЛЬ

(John Stewart Mill) (1806-1873)

Джон Стюарт Милль родился в 1806 г. в Лондоне. Он был старшим сыном Джеймса Милля, известного экономиста, друга Д. Рикардо. Отец Дж.С. Милля был человеком непреклонного и сурового характера, исключительно принципиальным и требовательным к себе и другим. Он все свободное время посвятил воспитанию детей. По выражению Й. Шумпетера, отец «с раннего детства подвергал сына суровой интеллектуальной муштре, более жестокой и вредоносной, чем ежедневная порка». Милль стал объектом своего рода педагогического эксперимента: все свое образование он получил дома — сначала его учителем был отец, затем Милль занимался самообразованием. Уже в возрасте трех лет Милль стал изучать древнегреческий язык, к семи годам прочел большинство произведений Платона, к 13 годам изучил всю доступную на то время политическую экономию, и его блестящая эрудиция во многих областях естественных и социальных наук вызывала изумление окружающих.

Первые работы по политической экономии Милль публикует в возрасте 1 б лет, а через год начинает работать в Ост-Индской компании, где работал и его отец. Однако результатом изнурительной многолетней интеллектуальной деятельности стала серьезный нервный срыв. Но в 1830 г. Милль знакомится с Гарриет Тэйлор, женой крупного лондонского купца, дружба с которой помогла ему избавиться от меланхолии и на которой он женился спустя 20 лет, после того как миссис Тэйлор овдовела.

В 1830-х годах Милль издает политический журнал, начинает интересоваться социалистическими идеями, серьезно занимается философией. С середины 1840-х гг. он приступает к написанию фундаментального сочинения «Основы политической экономии», которое было опубликовано в 1848 г. Эта книга еще при жизни Милля переиздавалась семь раз и до конца XIX в. служила в качестве общепризнанного учебника политической экономии.

В 1860-х годах после окончания службы в Ост-Индской компании Милль занимается политической деятельностью, избирается в парламент, где выступал за защиту прав человека. В это же время он серьезно занимается изучением различных социально-политических проблем, пишет работы «О свободе», где обсуждает вопросы о границах взаимоотношений государства и личности, и «Угнетение женщин», посвященное гражданскому и правовому положению женщин в обществе. Как отмечает Р. Хайлбронер, «этого человека было трудно не уважать. С остротой его ума могла соперничать лишь необыкновенная доброта».

Последние годы жизни Милль провел в своем имении во Франции. Умер Милль в 1873 г.

Основные работы: «Основы политической экономии» (1848).

Важным этапом в эволюции классической политической экономии стало учение Джона Стюарта Милля, которого Й. Шумпетер назвал одной из главных интеллектуальных фигур XIX в. С ним развитие классической политической экономии достигло своего апогея, с ним же оно начало приходить в упадок.

«Основы политической экономии» Милля представляют собой фундаментальный труд, состоящий, как и «Богатство народов» Смита, из пяти книг. Такое совпадение, очевидно, не случайно. Сам Милль подчеркивает, что работа Смита во многом устарела, поскольку политическая экономия и в целом наука об обществе значительно продвинулись вперед. Поэтому «работа, по своему назначению и общей концепции подобная труду Адама Смита, но использующая более широкий круг знаний и более глубокие идеи нынешнего века, — это как раз тот вклад, в котором сегодня нуждается политическая экономия»1.

Таким образом, главная задача, которую поставил перед собой Милль, состояла не просто в обобщении достижений классической политической экономии, а в установлении связи между экономическими явлениями и лучшими социальными идеями современности. Это дало возможность Миллю рассмотреть экономические явления в широком общественном контексте и предложить программу реформирования современного ему общества.

С точки зрения собственно экономической теории позицию Милля Шумпетер охарактеризовал как компромиссную. По его мнению, у Милля «слишком много веры в то, что бблыная часть мыслительной работы уже была проделана предшественниками»[1] [2]. В результате Милль пытается не разобраться в противоречиях, возникших у разных представителей классической школы, и сформулировать свою точку зрения, а примирить эти противоречия, соединить то, что не всегда хорошо сочетается. Так, рассматривая ключевую для классиков проблему стоимости, Милль пишет: «К счастью, в законах стоимости нет ничего, что осталось бы выяснить современному или любому будущему автору; теория этого предмета является завершенной»[3]. Исходя из этого Милль рассматривает разные подходы к определению меры стоимости, которые выдвигали его предшественники, и в каждом находит свой смысл. В конечном итоге он примиряет эти различные подходы, утверждая, что меновая стоимость определяется спросом и предложением, и таким образом фактически стирает различия между стоимостью и ценой.

Вместе с тем Милль вносит и существенные новые моменты в политическую экономию, прежде всего в ее методологию. Во-первых, он проводит разграничение между законами производства и законами распределения. Он пишет, что «законы и условия производства богатства имеют характер истин, свойственный естественным наукам. В них нет ничего, зависящего от воли, ничего такого, что можно было бы изменить»1. Объясняя эту свою мысль, Милль отмечает, что характер и объемы производимой продукции зависят от первичных свойств материи, физических и умственных способностей человека, накопленного капитала, совершенства орудий труда и определенных естественных закономерностей (таких, как убывание плодородия почвы). Мнения или желания людей по всем этим вопросам не могут изменить природы вещей, а значит, и законов производства.

Иначе обстоит дело с распределением богатства. Как подчеркивает Милль, «распределение богатства зависит от законов и обычаев общества. Правила, которые определяют распределение богатства, таковы, какими их делают мнения и желания правящей части общества, и весьма различны в разные века в разных странах»[4] [5]. Человек, с одной стороны, волен поступать с произведенным им продуктом так, как ему заблагорассудится, в том числе отдать его в распоряжение кого угодно и на каких угодно условиях. С другой стороны, общество (государство) с помощью силы и законов защищает или ограничивает это право людей распоряжаться результатами производства и вообще богатством. Из этого Милль делает вывод, что «общество может подчинить распределение богатства любым правилам, какие оно считает наилучшими»[6].

Здесь мы видим принципиальное отличие концепции Милля от теории распределения Рикардо. Если Рикардо жестко связывал механизм образования доходов с трудовой теорией стоимости, т.е. с объективными закономерностями процесса производства, то у Милля принципы распределения формируются автономно, независимо от законов производства. Такой подход к проблеме распределения дает возможность Миллю обосновывать возможность изменения и улучшения существующего положения вещей путем проведения социально-экономических реформ.

Второй важный новый момент, который вносит в методологию политической экономии Милль и который впоследствии стал одним из важных принципов экономических исследований, заключается в выделении статического (неизменного в данный момент, равновесного) и динамического (находящегося в поступательном развитии) состояния экономики. Ключевой вопрос, который волнует Милля, — к чему в конечном итоге ведет это поступательное развитие общества.

Напомним, что в классической политической экономии в начале XIX в. стали высказываться пессимистические оценки возможных результатов развития капитализма. Здесь можно отметить и Мальтуса с его законом народонаселения, и Рикардо с его обоснованием снижения нормы прибыли и возможной остановкой накопления капитала. Следует подчеркнуть, что и объективная картина общественного развития в это время не давала особых оснований для оптимизма. Уровень жизни значительной части населения, особенно городского пролетариата, был крайне низок и часто граничил с нищетой. В наиболее развитых странах технический прогресс и рост производства не только не приводили к классовому миру, но, наоборот, усиливали социальные противоречия.

Милль видел эти негативные процессы, но считал, что можно и нужно изменить направление движения. Он подчеркивает, что «только в отсталых странах мира рост производства имеет важное значение, экономика же наиболее развитых стран нуждается в улучшении распределения...»1. Это улучшение распределения может быть достигнуто в результате сочетания благоразумия отдельных людей и введения системы законов, способствующих такому равенству индивидуального богатства, которое соответствовало бы справедливому требованию каждого человека на плоды своего труда.

Милль не только не идеализирует современную ему экономическую систему, но и не скрывает своего отрицательного к ней отношения. Особой критике подвергается тот самый homo economicus, который у Смита своими эгоистическими устремлениями способствовал достижению общественного блага.

Обратимся к первоисточнику

«Сознаюсь, что я вовсе не очарован жизненным идеалом тех, кто считает нормальным состоянием человеческих существ борьбу за преуспевание, и не уверен, что необходимость раздавить, уничтожить, растолкать локтями, обогаать всех остальных — составляющая основную черту современной общественной жизни — представляет собой лучшую судьбу, которую человечество может себе пожелать... Возможно, что это необходимая стадия развития цивилизации... Но наилучшим состоянием человечества было бы такое, когда никто не беден, никто не стремится стать богаче и нет никаких причин опасаться быть отброшенным назад из-за усилий других протолкнуться вперед».

Милль Дж.С. Основы политической экономии. Т. 3. С. 78—79.

Милль во всех вопросах, в том числе и в вопросах борьбы между сторонниками и противниками существующего общественного устройства, стремится занимать максимально объективную позицию. Жестко критикуя капитализм, особенно сложившуюся систему имущественного неравенства, Милль одновременно подвергает критическому разбору и коммунистические идеи, выделяя среди них концепции А. Сен-Симона и Ш. Фурье. Он считает, что в принципе эти концепции осуществимы на практике, хотя это связано со значительными трудностями. Основной недостаток коммунистического общества он видит в отсутствии необходимых стимулов к добросовестному и успешному труду. И все же, явно симпатизируя коммунистическим идеям, Милль не считает, что система частной собственности полностью исчерпала свои возможности с точки зрения создания более справедливого общества.

Обратимся к первоисточнику

«...Если бы пришлось делать выбор между коммунизмом со всеми его возможностями и нынешним состоянием общества со всеми присущими ему страданиями и несправедливостью; если институт частной собственности необходимым образом несет с собой как следствие такое распределение продуктов труда, какое мы видим ныне, — распределение, находящееся почти в обратной пропорции к труду, так что наибольшая доля достается людям, которые вовсе никогда не работали, несколько меньшая доля тем, работа которых почти номинальна, и так далее, по нисходящей, с сокращением вознаграждения по мере того, как труд становится все тяжелее и неприятнее <...>; если бы пришлось выбирать только между таким положением вещей и коммунизмом, то все затруднения коммунизма, большие или малые, были бы не более чем песчинкой на весах. Но для того, чтобы это сравнение было приемлемым, следует сравнивать коммунизм в его наиболее совершенной форме с системой частной собственности, но не такой, какова она есть сейчас, а с такой, какой ее можно сделать».

МилчьДж.С. Основы политической экономии. Т. 1. С. 349.

Милль, видя существенные недостатки капиталистической экономики, не считает в то же время необходимым коренное переустройство общества и экономики, ликвидацию частной собственности и рыночных отношений, к чему призывали сторонники радикального социализма в середине XIX в. Цель Милля — некий третий путь, своего рода соединение рыночных принципов производства и социалистических принципов распределения посредством совершенствования отношений частной собственности и предоставления полного права каждому члену общества участвовать в приносимых ею выгодах.

Конкретная программа реформ Милля включает в себя три основных пункта.

  • 1. Замена системы наемного труда кооперативными предприятиями на основе добровольных вкладов рабочих, объединенных в ассоциации. Это, по мысли Милля, должно создавать заинтересованность работников в результатах труда, способствовать развитию трудолюбия и бережливости.
  • 2. Введение ограничений на сумму, которое человек вправе получить в качестве дара или наследства. Такая мера, с одной стороны, ограничивала бы рост крупных состояний и имущественное неравенство. С другой стороны, человек не смог бы в этом случае получить доступ к богатству без соответствующих трудовых усилий.
  • 3. Устранение частной собственности на землю. Основополагающий принцип собственности заключается в предоставлении всем гарантии на обладание тем, что создано их трудом и накоплено благодаря их бережливости. Земля, подчеркивает Милль, не создана человеком, она является изначальным достоянием всех людей. «Поэтому в тех случаях, когда частная собственность на землю нецелесообразна, она несправедлива»1.

Таким образом, Дж.С. Милль, оставаясь в целом в русле теории классической политической экономии, пытается соединить ее с идеями умеренного эволюционного социализма. Радикальным социалистическим концепциям он противопоставляет веру в возможность построения более справедливого общества путем разумного законодательства и постепенного морального совершенствования общества.

Авторитетное мнение

«В эмоциональном плане социализм всегда привлекал его. Он находил мало привлекательности в обществе, в котором жил, и глубоко сочувствовал трудящимся массам. Едва достигнув интеллектуальной независимости, он с готовностью открыл свой разум для социалистических идей своего времени, главным образом французских. Однако, будучи образованным экономистом и обладая строго практическим умом, он не мог не заметить слабость того, чему несколько позднее Маркс дал название утопического социализма. Милль неохотно пришел к выводу... что планы социалистов были всего лишь прекрасными мечтами».

Шумпетер Й. История экономического анализа. Т. 2. С. 696—697.

  • [1] Милль Дж.С. Основы политической экономии. М.: Прогресс, 1980. Т. 1. С. 76.
  • [2] Шумпетер Й. История экономического анализа. Т. 2. С. 695.
  • [3] Милль Дж.С. Указ. соч. Т. 2. С. 172.
  • [4] Милль Дж. С. Указ. соч. Т. 1. С. 337.
  • [5] Милль Дж. С. Указ. соч. Т. 1 С. 338.
  • [6] Там же. С. 339.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >