КАК ВОЗНИКЛО И РАЗВИВАЛОСЬ РОССИЙСКОЕ ДВОРЯНСТВО? КАКОВО ЕГО ПОЛОЖЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ?

История российского дворянства начинается в глубокой древности. Как и у всех племен эпохи военной демократии, у восточных славян при племенных и родовых старейшинах, князьях, военных предводителях формировались группы приближенных людей — дружинников, самых храбрых, исполнительных. Помимо дружинников на местах выделялась своя землевладельческая знать. Киевская Русь уже знает князей великих, просто князей, сидевших не в Киеве, а в менее значительных центрах; затем бояр княжеских и земских (с XII в. они сливаются в одно сословие), «больших» и «маленьких», с отношениями вассалитета и субвассалитета. Они и составляют служилую верхушку народившегося сословия феодалов, потомков родоплеменной знати.

В XI —XII вв. термин «дворянство» включал в себя всех князей: великих, «светлых», «больших» и «маленьких», а также бояр с соответствующими градациями, высший их слой.

Первые упоминания о собственно дворянах относятся к последней четверти XII —XIII вв. В Лаврентьевской летописи под 1174 г. о них говорится в связи с убийством великого князя Владимирского Андрея Бого- любского. С ним расправились собственные «милость- ники». Этот термин, по М.Н. Тихомирову, подразумевает «особый разряд княжеских слуг, занятых непосредственно в дворцовом хозяйстве, в первую очередь ключники и слуги». К XIII в. слово «милостьник», по- видимому, было заменено словом «дворянин».

М.Б. Свердлов признает этот термин аналогичным термину «слуги дворные». Дворян он считает членами государственного административного аппарата, держателями, владельцами земель и населявших их людей.

Эти и другие данные позволяют говорить о существовании в XIII — XIV вв. дворян как сословной категории.

Дворяне как социальная категория постепенно эволюционируют — от слуг княжеского двора до членов княжеского административного аппарата, от вооруженных слуг — до дружинников князя. Уже в XII — XIII вв. они, получая земли и крестьян за службу князю, становятся его опорой в проведении внутренней и внешней политики. В XIV—XV вв. заметно развивается «условное» землевладение. Дворяне получают землю под условие обязательной службы. Они начинают отдаляться от несвободных слуг — конюхов, писарей, бобровников, сокольников и пр.

В конце XV в. в источниках впервые появляется термин «поместье», и именно с ускоренным развитием поместной системы («помещала» дворян в массовом порядке великокняжеская власть на земли, перешедшие Москве после присоединения Новгорода, Твери и других княжеств) оформляется русское дворянство. С тех пор оно, численно выросшее и окрепшее, при поддержке центральной власти начинает противостоять боярству.

Истоки образования дворянства. Дворянство как часть служилого класса можно выделить, по существу, со времени образования на Руси государства, классов, сословий; при более строгом подходе — с XII до конца. XVII — начала XVIII в., когда начинается новый период истории российского дворянства.

С конца XV в. к дворянству прибавляется определение — поместное. Поместное землевладение имело сугубо сословный характер. Владельцами земли становились тысячи дворян. Провинциальное дворянство XVI — XVII вв. — это дворяне, затем — дети боярские; последние — мелкопоместные, подчас не имеющие крепостных крестьян, опускающиеся в среду холопов и гулящих людей, участвующие вместе с ним в народных восстаниях против властей и знати.

Большие изменения произошли в конце XV — XVI вв. в составе дворянства. Важные последствия имели:

  • — расширение Московского государства, включение в число его владений земель собственно русских (Черниговская, Смоленская, Псковская, Тверская, Рязанская земли) и нерусских (Казанское, Астраханское ханства, Башкирия);
  • — вассальная зависимость Кабарды, восстановление и усиление связей с соседними странами.

Ряды московского поместного дворянства с середины XV в. пополнялись дворцовыми слугами великих и удельных князей, приказными и ремесленными людьми из княжеских дворов, военными слугами, холопами удельных дворян, а также за счет горожан из Новгорода, Пскова, Вятки, владевших землей, дьяков и подьячих. Дворянское сословие пополняли и иноземцы — литовцы, татары, приезжавшие в Россию вместе со своими господами.

Феодальные корпорации бывших княжеств сплавлялись в единое сословие русского дворянства, хотя оно и делилось на местные — городовые, т. е. уездные корпорации.

Все эти люди служили московскому государю, были «в его воле». В руках верховной власти угроза лишения поместья была серьезным средством воздействия на дворян, способствовала обеспечению потребности государства в служилом классе.

Дворяне-помещики косо смотрели на вотчинни- ков-бояр, завидовали им. Поместье — условное владение землей; вотчина — безусловное. Но резко противопоставлять их друг другу нельзя. Во-первых, за большую вину (измена, побег) великий князь или царь мог конфисковать не только поместье, но и вотчину. Во-вторых, условность поместного землевладения постепенно, в течение XVI —XVII вв., стирается — поместье нередко переходит от отца к сыновьям и внукам. Часть поместной земли за заслуги жаловали в «вотчину». При Петре I две формы земельной собственности сливаются окончательно (указ 1714 г. о единонаследии).

Уже в XVI в. дворянство становится мощным, влиятельным сословием. Оно составляет костяк русской армии, основу ее конницы. В интересах этого сословия царская власть в середине XVI в. проводит ряд реформ — отмену кормлений, введение «избранной тысячи», ограничивает рост крупного землевладения, боярского и монастырского.

В этот же период верхушка дворянского сословия входит в боярскую думу. Думное дворянство превратилось в своего рода субсословие внутри дворянства.

Известна примерная численность дворянского сословия в конце XVII — XVIII вв.: на 1700 г. — 22 — 23 тыс. дворян, с членами семей — 70 тыс.; в 1737 г. — 50 тыс. дворян и 150 тыс. человек с членами семей. То есть за треть столетия их численность выросла более чем вдвое.

В XVII в. дворянам принадлежало 9 % всех земель в России, в XVIII в. — 29 %. В течение XVII в. столичное дворянство пополняется за счет городового выборного дворянства. Дворяне, столичные и провинциальные, участвуют в работе земских соборов, выбирая делегатов от своих уездных корпораций. Возрастает их роль в боярской думе, в приказах, в воеводском управлении.

Борьба дворян против привилегий боярства и церкви, монастырского землевладения, требования новых земель находили понимание и поддержку у царской власти; свидетельство тому — рост дворянского землевладения, отмена местничества и др.

Дворяне играли заметную роль во многих событиях начала «нового периода русской истории». Дворянские полки — участники смоленской войны {1632 — 1634), русско-польской войны (1654— 1667), Крымских (1657— 1689) и Азовских (1695— 1696) походов. Отмечено участие дворян и в культурных начинаниях (например, составление летописи и хронографов).

До Петра I дворяне были классом военным, административным и землевладельческим. Но как военный класс дворянство в XVII в. не удовлетворяло уже потребностям времени, потому что нестройные дворянские ополчения не могли бороться с регулярными европейскими войсками; к тому же дворянские войска отличались плохой подвижностью, медленно собирались, они могли с успехом нести только местную оборонительную службу на границе. Поэтому Московское правительство стало заводить в XVII в. регулярные полки, набирая в них солдат вербовкой из «гулящих людей» (но и эти полки имели свои недостатки). Дворяне в них служили уже в качестве офицеров. Таким образом, военная повинность дворянства уже до Петра нуждалась в переустройстве. В качестве администраторов допетровские дворяне не обладали никакой специальной подготовкой и не оставались постоянно в гражданских должностях, поскольку тогда не существовало и разделения должностей военных и гражданских. Если, таким образом, дворянские повинности государству организованы были неудовлетворительно, то дворянское землевладение, напротив, чем далее, тем более развивалось.

При Петре I, в первой четверти XVIII в., исчезает старая система чинов, падает значение старинной аристократии. Петр задался мыслью дать лучшую организацию службе дворян и достиг этого таким образом: он со всей строгостью привлекал дворян к отбыванию государственной службы и как прежде требовал бессрочной службы, пока хватало сил. Дворяне должны были служить в армии и на флоте; не более 1/3 от каждой «фамилии» допускалось к гражданской службе, которая при Петре обособилась от военной. Подраставших дворян требовали на смотры, которые производил часто сам государь в Москве или Петербурге. На смотрах их определяли в тот или другой род службы или посылали учиться в русские или заграничные школы. Уклонявшийся от обязательного обучения терял право жениться.

Поступая на службу, дворянин делался солдатом гвардии или даже армии. Он служил вместе с людьми из низших классов общества, которые поступали по рекрутским наборам. От его личных способностей и усердия зависела возможность выбиться в офицеры; личные заслуги выдвигали в офицеры и простого кре- стьянина-солдата. Ни один дворянин не мог стать офицером, если не служил солдатом; но всякий офицер, кто бы он ни был по происхождению, становился дворянином. Так вполне сознательно Петр поставил основанием службы личную выслугу вместо старого основания — родовитости. Но это не было новостью, личная выслуга признавалась уже и в XVII в.; Петр только дал ей окончательный перевес, и это пополнило ряды дворянства новыми родами.

Вся масса служилых дворян была поставлена в прямое подчинение Сенату вместо прежнего Разрядного приказа, и Сенат ведал дворянством через особого чиновника «герольдмейстера». Прежние дворянские «чины» были уничтожены. Вместо них появилась новая лестница служебных чинов, определенная известной «Табелью о рангах».

По Табели о рангах (1722) служилые люди (а все они дворяне) делятся в зависимости от чина, должности военной или гражданской, на ранги и классы. Низшие чины, с 14-го по 9-й, давали их носителям только личное дворянство, чины с 8-го по 1-й — потомственное дворянское звание, «хотя бы они и низкой породы были». Так восторжествовал принцип личной заслуги в ущерб породе, знатности. Появилась новая знать, начиная со знаменитого князя А.Д. Меншикова. Вне служебных должностей все дворяне слились в одну сплошную массу и получили общее название «шляхетства» (с 1712 г.).

Таким образом, служба дворян стала теперь тяжелее: поступая в полки, они отрывались от родных мест, были регулярным войском, служили без перерывов, с редкими отпусками домой, и не могли уклоняться от службы. Изменилась организация государственной повинности дворян, но существо повинности (военной и административной) осталось прежним. Зато прочнее стало вознаграждение за службу. При Петре мы уже не видим раздачи поместий служилым людям; если кому-нибудь дается земля, то в вотчину, т. е. в наследственную собственность. Мало того, законодательство Петра превратило и старые поместья в вотчины, расширив права распоряжения ими.

Упомянутым выше указом о единонаследии (1714), Петр стремился предотвратить дробление земельных владений.

Служба в полках для дворян была обязательной, бессрочной, постоянной. При Петре же начинает складываться бюрократия, в которой большую роль играет дворянство. В середине XV11I в. 21,5 % чиновников были дворянами.

Правящие верхи, опиравшиеся на дворянство, задабривали его землями, крестьянами, чинами и деньгами. Некоторые дворяне становились крупными предпринимателями.

Идя навстречу дворянам, Анна Иоанновна отменила принцип майората — единонаследия (1730). Она же манифестом 1736 г. разрешила одному из сыновей каждого дворянского двора не служить в армии, а заниматься хозяйством в имении.

Дворянство было довольно и законодательством о крепостных, которых правительства Елизаветы и Екатерины II еще больше подчинили помещикам.

Усиление крепостного гнета, стремление к роскоши привели к появлению в XVIII в. великолепных усадеб, поражающих богатством архитектуры.

Петровский тезис об «общей пользе», «государственном интересе» вполне применим к дворянам — ведь они водили в бой солдат и матросов, защищали и расширяли рубежи Отечества; вносили свой вклад в строительство государства как руководители и чиновники, как дипломаты и фабриканты, создатели культурных и духовных ценностей, увеличивая тем самым мощь России.

Различие в чинах, должностях, а главное, в богатстве не мешали дворянству быть единым сословием, осознавать свое главенствующее положение в государстве.

Вторая половина XVIII в. стала важнейшим этапом в истории русского дворянства. Важное значение имели Учреждения о губерниях 1775 г. и Жалованная грамота дворянству 1785 г. В последней обобщены все права дворянства — личные, имущественные, сословные. Главные из них — право на владение землей и крестьянами, свобода от обязательной службы. Дворянское звание приобреталось также в результате награждения российским орденом. Дворяне не платили личных податей, их освободили от телесных наказаний. Достоинство дворянина объявлялось неприкосновенным. Его имение нельзя было конфисковать — в случае осуждения дворянина, даже за тяжкое преступление, оно переходило к наследникам.

В каждой губернии дворянское общество имело право юридического лица, его органами были дворянские собрания, депутатские собрания, опека. В их рамках дворяне обсуждали свои сословные нужды, делали о них представление властям, выбирали депутатов и чиновников, вели учет дворян (дворянские книги).

Роль дворянства характеризует его позиции в управлении государством: хотя его представители в середине XVIII в. составляли немногим более пятой части российской бюрократии, именно они занимали все ключевые посты в центре и на местах.

Состав и численность дворянства в XVIII в. заметно изменились. С присоединением Прибалтики формируются остзейское дворянство. В русское дворянство включается финское рыцарство (1723), шляхетство трех украинских губерний (1783).

В последней четверти XVIII в., после подавления Пугачевского восстания, начинается формирование донского дворянства — из казацкой старшины. В начале XIX в. происходит оформление грузинского и бессарабского дворянства.

Особенности дворянства XVIII в., его вклад в развитие культуры. Несмотря на целый ряд появившихся в последнее время серьезных исследований русской культуры, дворянская культура по-прежнему остается малоизученным явлением.

Культурологический подход, сложившийся в XX в., позволяет нам расширить границы исследования этой культуры и выявить, как формировалось мировоззрение сословия, которое на протяжении почти двух веков играло роль культурного гегемона для всего русского общества.

Процессы формирования сословия, складывания его мировоззрения и расширения гражданских прав шли одновременно, взаимно влияя друг на друга. Но особенностью России стало доминирование над этими процессами законодательной деятельности правительства, которое в лице дворянского сословия создавало опору для собственного существования. В терминологии юридических документов XVIII в. дворянство — это благородное, «авантажное» (от французского «avantage» — благоприятное положение), т. е. наделенное особыми правами, сословие. На деле дворянство было главным служилым сословием, которое обеспечивало работу государственного аппарата. Вот почему абсолютистская монархия была заинтересована в единстве и силе этого опорного сословия самодержавия.

Процесс формирования мировоззрения сословия был достаточно длительным, и основной его этап приходился на 40 —60-е гг. XVIII в., т. е. на время правления дочери Петра I — Елизаветы. В этот период дворянство получило ряд важных политических и гражданских прав, которыми были четко очерчены границы сословия, под их влиянием окончательно сложились основные черты дворянского мировоззрения. При Елизавете дворянское сословие довершает свое «сложение». Это уже сословие в полном значении этого слова: наследственное, замкнутое, со своими особыми правами, с полностью сложившимся мировоззрением, определявшим образ жизни.

По отношению к другим сословиям российское дворянство находилось в привилегированном положении. Но на «европейском фоне» бесправие российского дворянства первой половины XVIII в. было особенно заметно, что отмечали посещавшие нашу страну иностранцы. «Знатные только по имени, в действительности они рабы, и так свыклись с рабством, что большая часть из них не чувствует своего положения», — писал французский посланник де ла Шетарди. Посланника удивляет не столько система власти, сколько то, что дворяне не протестуют против нее, «не чувствуют» зависимости и унизительности «своего положения». Для нас эти слова — яркое свидетельство неразвитости самосознания дворянства.

Стороннего наблюдателя поражал произвол верховной власти. К. Манштейн, находившийся на русской службе в 1736 — 1744 гг. и хорошо знавший историю России, отмечал, что «образ правления в России всегда был деспотическим; свобода русского подданного никогда не доходила до того, чтобы он не был вполне подвластен неограниченной воле своего государя». Русское дворянство было столь же несвободно и бесправно, как и другие сословия. Однако с получением социально-экономической независимости его самосознание изменяется.

Начиная с Петра I, основным методом воздействия государства на сословия стало законодательство. Исходя из своей заинтересованности в сильном и верном союзнике внутри российского общества, государства с помощью законодательства, с одной стороны, усиливало экономические и политические позиции дворянства, а с другой — через регулирование системы дворянского воспитания воспитывало верных слуг престола. Под опекой государства создавалась особая социокультурная среда.

Не надо думать, будто правительство целенаправленно вело работу по консолидации и укреплению дворянского сословия. Перед государством стояли конкретные насущные задачи: кто будет собирать подушную подать, кто должен кормить крестьян в неурожайные годы, как упростить систему учета населения и пр. Решая эти сиюминутные проблемы, правительство старалось основную работу возложить на служилое сословие, не подозревая, что тем самым оно помогает становлению самосознания дворянства. Политические и гражданские права, которые жаловались центральной властью, укрепляли экономические и политические позиции как сословия в целом, так и отдельных его представителей. Вместе с тем новые права и обязанности, из них вытекающие, меняли общественную роль сословия, его образ жизни и непосредственно влияли на формирование менталитета сословия в целом.

Наделение дворянства землей (1731) и монопольным правом на владение крепостными (1746) способствовало единению социальных, политических и экономических интересов и, в конечном итоге, возникновению в дворянской среде чувства корпоративной общности. Кроме того, право владения крепостными стало сословноопределяющим фактором. До этого момента критерии отнесения человека к привилегированному сословию были довольно размыты. К середине XVIII в. уже можно было видеть полностью сформировавшееся сословие с определенными способами входа и выхода из его состава.

На дворянство постепенно возлагается роль ответственного опекуна крестьянских «имений». Помещик обязан был снабжать своих крестьян зерном на посев, кормить в голодные годы и следить за их поведением в общественных местах. Для того, чтобы облегчить помещику «опеку» над крестьянами, государство наделило дворян широкими полицейско-административными полномочиями в сфере вотчинного управления. Власть дворянина в его имении не ограничивалась никакими законодательными актами, государство не вмешивалось во внутренние дела вотчины. Эта бесконтрольность поднимала помещика в собственных глазах, что способствовало формированию понятия личного достоинства, которое добавилось к уже существовавшим родовым семейным ценностям. Параллельно в литературе создается идеал дворянина-помещика, справедливого, образованного господина и верного слуги престола. Этот образ «работает» на формирование представлений о дворянской чести и способствует осознанию особого места дворянина в русском обществе.

С ростом вотчинных прав меняется оценка представителями сословий своего места в системе абсолютистской дворянской монархии, что в свою очередь приводит к изменению отношения к государю. Дворянин обладал такой же неограниченной властью над своими крепостными, как и монарх над подданными. Ко второй половине XVIII в. с монархии спадает мистический ореол и он становится первым среди равных. Изменение представлений о монархии способствует росту критических воззрений дворянства.

Интересы помещиков и хозяйственные обязанности крепко привязали дворянство к провинции. Манифест 1762 г., освободивший дворян от обязательной службы, способствовал оттоку основной дворянской массы из столиц в провинцию. Дворяне получили личную свободу, осмысление которой завершило окончательное формирование менталитета сословия.

Теперь основной задачей дворянства становится не служба, а служение в более широком смысле этого слова, включающем в себя в первую очередь общественное служение. Этим новым представлениям соответствовала система губернского управления. Законодательно перенос центра приложения общественных сил сословия был закреплен Жалованной грамотой (1775), по которой дворянство получило всю полноту власти на местах. Менее успешной была борьба за предоставление дворянству прав участия в центральном управлении, в том числе права избирать членов Сената и коллегий. Если при Анне Иоанновне эта борьба принимала форму «заговора верховников», то в елизаветинское время вопросы политической жизни начинают выноситься на страницы журналов.

Расширение правовой базы дворянства способствовало консолидации сословия, росту его самосознания, что повлекло за собой необходимость реформировать систему дворянского образования.

Развитие прав дворянского сословия, пожалованных центральной властью, показывает, как государство законодательными методами «лепило» сословие в целом. Путем укрепления экономического положения и предоставления полномочий в области вотчинного и губернского управления правительство решало свою первую задачу — создание экономически сильного класса. Второй задачей было воспитание верноподданнических чувств. Это требовало корректировки уже не на уровне группового сознания, а на уровне сознания отдельной личности. Реформирование системы образования в середине XVIII в. преследовало две цели:

  • — образовать дворян, дать им знания, необходимые для выполнения служебных обязанностей;
  • — воспитать в духе служения престолу и Отечеству достойных, честных, благородных людей.

Следует отметить, что именно Петр I привил дворянству мысль о необходимости образования. Если сначала образование мыслилось как одна из служебных повинностей дворянского сословия, то к концу правления Петра необходимость образования уже широко признавалась всеми слоями дворянства, за исключением самых консервативных. Выполнение служебных обязанностей, накладываемых обязательной службой, требовало от дворян определенной подготовки. К тому же для мелкопоместных дворян жалованье было одним из основных источников дохода. Таким образом, экономическая и социальная необходимость закрепляет в сознании дворянского сословия мысль о необходимости получения образования. Это время создало целую систему сословно-рыцарских академий, закрытых учебных заведений, в которых дворян готовили не только к служебной, но и к общественной жизни. Вне зависимости от сферы деятельности — статской, военной или морской — дворянин обязан был обладать определенными качествами, помогающими ему общаться с себе подобными. Эти качества и умения отличали дворянина от других сословий.

К середине XVIII в. изживает себя узкопрофильная система подготовки кадров. Учебные заведения, основанные Петром I, давали образование, примерно равное среднеспециальному. В связи с ростом значимости дворянского сословия в российском обществе и повышением его общекультурного уровня в круг изучаемых предметов для сословных корпусов вводятся общеобразовательные дисциплины: история, география, риторика. Образование становится общим, готовящим ко всем видам службы, «пристойной» для дворянства. В то же время светское общество начинает требовать от дворянина некоторого знания истории, искусства, культуры, т. е. всего того, что может быть темой для легкой светской беседы. Специальные дисциплины (фехтование, геральдика и пр.) должны были с детства прививать определенный образ мыслей, воспитывать сословную гордость.

В середине XVIII в. пути нации и дворянской культуры впрямую не пересекались. Научные знания, рационализм мышления были частью той социокультурной атмосферы, в которой развивалось общество. Научное влияние шло опосредованно, масштабы его воздействия были ограниченны.

Лучшим дворянским учебным заведением считался Сухопутный шляхетский кадетский корпус, основанный в 1731 г. Там содержалось 350 кадетов, выпуск которых был определен в армию и в статские чины. Привилегированное положение корпуса среди прочих учебных заведений, его близость ко двору, социальный состав учащихся создавали особую социокультурную атмосферу, способствующую началу самостоятельного культурного творчества.

Еще в 30-х гг. XVIII столетия кадеты обнаружили склонность к литературной и художественной деятельности. Эта тенденция усилилась в середине века, приобретя качественно новые черты. Кадетский корпус постепенно становился культурным авангардом дворянского сословия, перехватывая инициативу у высшей аристократии. Начиная с петровского времени все нововведения, будь то стили, мода или правила этикета, проникали в дворянское общество благодаря влиянию двора и высшего света.

В середине XVIII в. рост научных интересов и самосознания высшего сословия требовал самовыражения. И наиболее способной к нему оказалась молодежь из дворянских корпусов. Причин было несколько:

  • • сама духовная атмосфера общества, ощущение свободы от засилия иноземцев, рост национальной гордости и определенная свобода высказываний способствовали творческим исканиям дворянской молодежи;
  • • молодежная среда была наиболее способной к самостоятельному творчеству частью общества благодаря своей социальной активности.

Творческий поиск и культурный эксперимент поощрялись правительством и приветствовались светом. Михаил Ломоносов, не будучи дворянином, выразил в словах «способна собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать» атмосферу национального подъема, характеризующего елизаветинскую эпоху. К тому же разделение в общественном сознании службы и досуга требовало заполнить чем-то этот появившийся досуг.

Частое пребывание при дворе не могло не заразить кадетов театроманией, столь свойственной данной культуре. Придворный церемониал и светские условности предписывали определенное ролевое поведение всем участникам придворного действа, от императрицы до пажа. Театр входит в моду. Игра становится нормой поведения, а декорации прочно переплелись в маскарадах, которыми славился елизаветинский двор. Театрализация жизни, присущая елизаветинской эпохе, породила блистательные придворные маскарады. Специально для дворянства стали появляться театры, оперные дома и т. д.

Европейская культура становится составной частью картины мира русского дворянина.

В дворянском обществе середины века возникает «спрос на культуру». А печатных новинок выходило немного — 4 — 5 наименований в год. Возникшую пустоту между общественным спросом и тем, что могли предложить существующие культурные институты, заполнили частные журналы. Они выполняли двоякую функцию: знакомили публику с новинками отечественной и зарубежной литературы и служили трибуной, где дворяне могли высказать собственное мнение по насущным вопросам. Иными словами, журнал был своеобразным средством общения. В издании подобных журналов первенство также принадлежало Сухопутному шляхетскому кадетскому корпусу.

Литература стала формой самовыражения и ареной действия той части дворянского общества, которая в силу возросшего образовательного уровня почувствовала необходимость выразить свою точку зрения. Писатели-дворяне стремились исправить нравы. Люди, близкие к трону, подготовили Петра III к тому, чтобы объявить личную свободу дворянству в Манифесте 1762 г.

Постепенно инициатива формирования жизненных устоев, борьба за чистоту рядов становится прерогативой самого дворянства, а не власти. Социокультурная саморегуляция свидетельствует о сложившемся менталитете дворянства.

Культурная деятельность стала одним из направлений общественной деятельности дворянина. С этого времени культура приобретает в глазах дворянского общества столь же большое значение, как политика или служба.

В то же время дворянство в целом чаще выступало в роли социального заказчика, чем создателя. Усадебные дворцы строились крепостными мастерами, произведения искусства создавались приглашенными художниками. Но все их творчество шло в русле эстетических представлений благородного сословия, для которого они работали. Крепостное право не только являлось материальной базой для развития дворянской культуры, но и служило практически неисчерпаемым источником людских ресурсов для воплощения в жизнь эстетических представлений благородного сословия.

Отделение дворянства от других сословий шло двумя путями: от государства и от самого дворянства. Правительство стремилось законодательно подчеркнуть особое положение дворянства как рядом привилегий, так и чисто внешними отличиями. Для закрепления этого стереотипа создавались сословные учебные заведения, потому что в обществе вместе с мыслью об особом положении благородного сословия возникало стремление дать дворянской молодежи специфическое дворянское образование.

Конечно же, сословная система обучения — не единственное, что объединяло представителей различных групп населения. Все-таки основой сословного деления общества было экономическое и политическое положение человека. Однако нельзя не принимать во внимание тот факт, что именно процесс воспитания помогал формированию мировоззрения, культурных вкусов, самосознания и четко определял место человека в обществе. Государство, заинтересованное в том, «дабы шляхетство все было обучено и к употреблению в воинскую и гражданскую службы угодные», стремилось отделить дворянское сословие от других сословий, подготовить из них достойных слуг престола. Так, П. Шувалов устроил для учеников Школы артиллерии и фортификации особый госпиталь, «чтобы они от общества с солдатами не могли перенимать привычки, несвойственные благородным людям».

Культурно-просветительная политика елизаветинского царствования в отношении дворянства отличается соединением заботы о воспитанниках «рыцарских академий», строгого надзора за обучением и стремлением вырастить из молодых шляхтичей людей, способных занять достойное место в государственной системе. Сложившуюся систему образования можно назвать сословно-общей, потому что и вне и внутри закрытых кадетских корпусов дворяне были отделены от остальных учащихся и визуально (парты разной высоты, разные ряды), и в бытовой жизни (каждый корпус имел свою церковь и лазарет), т. е. контакты с «подлыми людьми» были сведены до минимума. Таким образом воспитывалось в дворянах чувство сословной привилегированности.

Однако и сами дворяне начинают следить за чистотой своих рядов. Французский язык, введенный сначала при дворе, затем во всем дворянском обществе с легкой руки Елизаветы Петровны и П. Шувалова, становится основным средством дворянской коммуникации. Язык — еще одно отличие представителя благородного сословия. Дворянство стремится отделиться от других сословий не только родом занятий, но и чисто внешними отличиями — одеждой, языком, нравами. В то же время среди членов благородного сословия утверждается мнение, что дворянство, как благородство рода, семьи и личности, не может быть пожаловано. Сумароков в своих комедиях высмеивает «подьячих», т. е. тех, кто получил дворянское достоинство за выслугу или благодаря милости монарха. Общественное мнение считает «настоящим» дворянством только дворянство потомственное.

Сословные учебные заведения стали тем социальным институтом, который формировал дворянина как личность. Привитые личные качества и стереотипы поведения субъективно реализовывались затем в процессе несения государственной службы. Итогом образования стало «включение» дворянства в общеевропейскую культуру. Если во времена Петра I заимствовалась внешняя форма, европеизированный антураж, то в царствование Елизаветы дворянство было призвано уже не просто пассивно воспринимать достижения западноевропейской культуры, но и заниматься самостоятельным творчеством. Так, с одной стороны, освоение европейской культуры учило дворянство самостоятельному мышлению, шел интенсивный процесс развития самосознания сословия. С другой стороны, под влиянием европейской культуры формировались стереотипы поведения и художественные вкусы.

Французский церемониал и правила «светского обхождения», принятые при дворе, уже к 60-м гг. XVIII в. становятся общепринятыми для дворянства в целом. Вместе с правилами хорошего тона в жизнь двора входит система покровительства и патронажа, в норму придворной жизни превращается фаворитизм. По манере общения, поведения и стилю одежды елизаветинский вельможа — европеец. В то же время внутренняя, семейная и бытовая жизнь дворянства придерживалась совершенно иных, отличных от Европы основ — древнерусской традиции самодержавия, православия и крепостничества. За европейским фасадом скрывались восточный деспотизм и полуазиатский быт. Это смешение двух культурных традиций придавало русскому дворянству неповторимое своеобразие. Разрыв между сознанием и действительностыо, самооценкой и жизненными реалиями оказался губительным для дворянской культуры и стал причиной ее глубокого кризиса и упадка.

Таким образом, в России дворянство возникло в XII — XIII вв. как часть феодального военно-служилого сословия, составляющая двор князя или крупного боярина. С XIV в. дворянство стало получать за службу землю. В XVII в. дворянство составляло основную массу феодалов, в интересах которой было юридически оформлено крепостное право. Привилегии были закреплены Жалованной грамотой дворянам в 1785 г. После крестьянской реформы 1861 г. позиции дворян ослабли, но они оставались главной опорой самодержавия. Дворянство и его землевладение были ликвидированы Октябрьской революцией.

ЛИТЕРАТУРА

Буганов В.И. Российское дворянство // Вопросы истории. 1997. № 1.

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и великая степь. СПб., 2001. Коваленко Т.А. Менталитет дворянской культуры в XV111 веке // Общественные науки и современность. 1997. №5.

Муравьева Л.М. Как воспитывали в старину русского дворянина. М., 1995.

Орлов А.С. и др. История России: Учебник. М., 2001. Павлов-Сильванский Н. Государевы служилые люди. Происхождение русского дворянства. СПб., 1898.

Пекарский П.П. Маркиз дела Шетарди в России 1740 — 1742 гг. СПб., 1862.

Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб., 2001.

Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л.. 1983.

Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1962. Тихомиров М.Н. Российское государство в XV —XVII вв. М.. 1973.

Яблочков М.Н. История дворянского сословия в России. СПб., 1876.

Структурно-логическая схема № 1

Формирование сословной системы в XVIII в.

Сословие

Юридические основания

Обязанности и права

Дворянство

Рождение от обоих родителей- дворян

Владение недвижимостью и крепостными

Выслуга, орден, пожалование

Обязанностей никаких! Освобождение от службы, других повинностей Льготы, привилегии, сословное самоуправление

Духовенство

Рождение

Принятие духовного сана

Духовная служба, работа с населением

Купечество

Объявление размера капиталов и уплата налогов и сборов

Деятельность, жизнь, права зависели от гильдии, откуп от повинностей

Мещанство

Потомки посадских людей

Подушная, рекрутская и другие повинности, городское самоуправление

Крепостное

крестьянство

Потомки крестьян, закрепощенные жители новых территорий

Никаких прав, подушная, рекрутская и другие повинности перед государством и владельцем

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >