КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЙНЫ В ИСТОРИИ РОССИИ: ЧТО ЭТО — РУССКИЙ БУНТ ИЛИ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА?

Ко второй половине XVII века вслед за изданием Соборного Уложения 1649 г. усилилась тенденция к самораскрепощению крестьян — стихийное и принимавшее порой угрожающие размеры бегство на окраины страны: в Заволжье, Сибирь, на юг, в места казачьих поселений, возникших еще в XVI в. и теперь ставших центрами концентрации наиболее активных слоев несвободного населения. Государство, стоявшее на страже интересов господствующего класса феодалов, организовывало массовые розыски беглых и возвращало их прежним владельцам. Все это усугубило назревавшее недовольство. «Бунташный век» — такую оценку давали современники своему времени. В самом начале этого века страну потрясла первая крестьянская война, достигшая наивысшего подъема в 1606 — 1607 гг., когда во главе восставших — крестьян, холопов, городской бедноты — встал Иван Исаевич Болотников. С большим трудом и немалым напряжением сил это массовое народное движение было подавлено. Однако за ним последовали другие — выступление, возглавленное монастырским крестьянином Бала- шом; затем волнения в войсках под Смоленском; более 20 городских восстаний, прокатившихся в середине века по всей стране, начиная от Москвы (1648); восстания в Новгороде и Пскове (1650); «медный бунт» (1662), местом действия которого вновь становится столица, и, наконец, крестьянская война под предводительством Степана Разина.

Восстание под предводительством Ивана Болотникова (1606-1607). Причины этого восстания надо искать в событиях, произошедших за несколько лет до его начала. 15 мая 1591 г. при невыясненных обстоятельствах во дворе своей угличской резиденции погиб царевич

Дмитрий. А вскоре, в 1598 г., умер, не оставив наследника, царь Федор Иванович. Эта смерть послужила началом цепи событий, приведших к «Смутному времени» (интересно отметить, что проблема царей, умерших при невыясненных обстоятельствах, еще долго будет волновать русский народ; некоторое время спустя после Лжедмитрия Емельян Пугачев воспользуется именем убитого царя Петра III для привлечения на свою сторону значительного количества людей; а разницы используют имена царевича Алексея и бывшего патриарха Никона, утверждая, что они в их рядах). И вот в начале 1604 г. появляется человек, который выдает себя за «чудом оставшегося в живых» царевича Дмитрия. В августе 1604 г. войска Лжедмитрия, состоящие из польских наемников, переходят русско-польскую границу. С 20 июня этого года начинается период польской интервенции. В ночь с 16 на 17 мая 1606 г. бояре-заговорщики во главе с Василием Шуйским тайно выпускают из московских тюрем всех преступников и раздают им оружие. Наутро Шуйский с ближайшими помощниками отправляется в Кремль. В поднявшейся суматохе стража не оказала достойного сопротивления, и заговорщики проникли в царские покои. Самозванец пытался бежать, но был схвачен и убит. Когда с самозванцем было покончено, народ на Красной площади выкрикнул царем Василия Шуйского.

1 июня 1606 г. Шуйский венчался на царство, а 3 июня в Москву были спешно перевезены из Углича и выставлены на всеобщее обозрение в Архангельском соборе мощи царевича Дмитрия. Он был канонизирован как новый русский святой, дабы положить конец его «воскрешениям».

Однако вскоре на юго-западе появляется человек, который вновь воспользовался именем царевича Дмитрия. Этим человеком был казак Иван Болотников, заявивший, что он воевода Дмитрия, посланный им для организации нового войска в Путивле. Целью восставших был поход на Москву и воцарение «законного царя». В июле 1606 г. отряды Болотникова из Путивля двинулись к Москве. Ряды восставших против Шуйского ширились. За месяц восстание охватило почти все города Курско-Орловского края, начав принимать масштабы народной войны. В армии повстанцев были казаки, крестьяне и дворянские отряды. Остановить движение удалось с большим трудом. Болотников отступил к Туле и обосновался там. Сам царь Василий Шуйский во главе огромной армии направился к Туле, чтобы покончить с мятежниками. Взять город ему не удалось. Но тульский кремль, где обосновались повстанцы, был блокирован. Чтобы принудить восставших к сдаче, Шуйский велел перегородить плотиной протекающую в городе речку, которая, разлившись, затопила кремль. Наконец, израсходовав все имевшиеся в городе резервы продовольствия, осажденные согласились сдаться. Когда правительственные войска взяли город, Болотников и другие руководители восстания были схвачены. Самого «царского воеводу» сослали в Каргополь, где ослепили и утопили.

Соляной бунт. В течение XVII в. произошло несколько городских восстаний, в том числе в Пскове и Новгороде, «медный» бунт в Москве и другие. Действительно, в середине века обстановка в городах стала напряженной: власти смотрели на жителей городов как на неиссякаемый источник дохода. Государство из года в год стремилось увеличить налоги посада и вместе с этим уменьшить жалованье служилых людей. И «соляной» бунт, начавшийся в Москве 1 июня 1648 г., явился одним из мощнейших выступлений москвичей в защиту своих прав. В бунте участвовали стрельцы, холопы — словом, те люди, у которых имелись причины быть недовольными политикой царя и бояр.

Бунт начался, казалось бы, с мелочи. Возвращаясь с богомолья из Троице-Сергиева монастыря, молодой царь Алексей Михайлович был буквально «облеплен» челобитчиками, просившими сместить с должности начальника Земской управы Л.С. Плещеева: он, мол, берет взятки, творит несправедливый суд и т. д. Однако со стороны государя не последовало никаких ответных действий. Тогда жалобщики решили обратиться к царице, но это тоже ничего не дало: стража разогнала людей. Некоторые были арестованы. На следующий день царь устроил крестный ход, но и тут появились жалобщики, требовавшие освободить арестованных челобитчиков и всетаки решить вопрос со случаями мздоимства. Царь попросил разъяснений но этому делу у своего «дядьки» и родственника боярина Б.И. Морозова. Выслушав его, Алексей Михайлович обещал челобитчикам принять меры. Скрывшись во дворце, он послал к народу для переговоров князя Волконского, дьяка Волошеинова, князя Темкина-Ростова и окольничего Пушкина.

Но послы держали себя крайне высокомерно, чем сильно разозлили просителей. Другим неприятным фактом был выход из подчинения стрельцов. По причине высокомерия послов стрельцы избили бояр, посланных для переговоров.

На следующий день бунта к царским ослушникам присоединились подневольные люди. Они потребовали выдачи бояр-мздоимцев — Морозова, Плещеева, Траханиотова, Чистого. Эти чиновники, опираясь на власть особо приближенного к царю И.Д. Милославского, «творили неправедный суд», брали взятки, возводя напраслину на простых людей, разоряли их.

На третий день «соляного» бунта было разгромлено около 70 дворов особо ненавистных народу дворян. Одного из бояр, Назария Чистого, инициатора введения огромного налога на соль, «чернь» нзбила и изрубила на куски. После этого царь был вынужден обратиться к духовенству и оппозиции морозовской придворной клики. Была выслана новая депутация бояр, которую возглавил Никита Иванович Романов — родственник Алексея Михайловича (надо сказать, что среди москвичей Никита Романов пользовался доверием). В результате была достигнута договоренность о выдаче Плещеева и Траханиотова, которого царь еще в самом начале бунта назначил воеводой в один из провинциальных городков. Плещеева в тот же день казнили на Красной площади и выдали его голову толпе. После этого в Москве возник пожар, в результате которого выгорела половина города. Говорили, что пожар устроили люди Морозова, дабы отвлечь народ от бунта.

Продолжались требования о выдаче Траханиотова, и власти решили пожертвовать им, лишь бы прекратить мятеж. Были посланы стрельцы в тот город.

где воеводствовал Траханиотов. 4 июня 1648 г. боярина также казнили. Теперь взгляды бунтовщиков обратились к боярину Морозову. Но царь решил не жертвовать столь «ценным» человеком, и Морозова сослали в Кирилло-Белозерский монастырь. Предполагалось, что он вернется, как только бунт утихнет, но боярин был настолько напуган, что полностью отошел от государственных дел.

В обстановке бунта верхушка посада, низшие слои дворянства послали царю челобитную, в которой требовали упорядочения судопроизводства, разработки новых законов. Властям пришлось пойти на уступки: стрельцам выдали по восемь рублей каждому, должников освободили от «выколачивания» денег битьем, были заменены проворовавшиеся судьи. Впоследствии бунт стал стихать, но бунтарям не все сошло с рук: зачинщики среди холопов были казнены.

16 июля был созван Земский собор, принявший ряд новых законов. В январе 1649 г. было утверждено Соборное Уложение — кодекс законов, существовавший вплоть до первой половины XIX в.

Результат «соляного» бунта был впечатляющим — правда восторжествовала, народные обидчики наказаны и в довершение ко всему принято Соборное Уложение, которое было призвано облегчить народную долю, чего на деле, естественно, не произошло.

Восстание Степана Разина (1670-1671). В 1667 г., после окончания войны с Речью Посполитой, на Дон хлынуло большое количество беглых крестьян. На Дону царил голод. Еще в марте 1667 г. Москве стало известно, что многие жители Дона «збираютца воровать на Волгу». Во главе массы неорганизованных, но смелых, решительных и вооруженных людей встал донской атаман, воевавший с крымскими татарами и турками, Степан Тимофеевич Разин. Он проявил своеволие, набрав отряд из казацкой голи и пришлых людей — беглых крестьян, посадских тяглецов, стрельцов, не входивших в состав войска Донского и не подчинявшихся казацкой старшине.

Разин задумал поход для того, чтобы раздать захваченную добычу нуждающимся, накормить голодных, одеть и обуть раздетых и разутых. Во главе отряда казаков в 500 человек он отправился не на Волгу, а вниз по Дону. Трудно сказать о его намерениях в тот момент. Думается, что этот поход преследовал цель усыпить бдительность поволжских воевод и привлечь к себе сторонников. С разных мест к Разину стекались люди и вели к нему свои отряды. В середине мая 1667 г. казацкая голытьба и беглое крестьянство вышло к Волге. Отряд Разина вырос до 2 тыс. человек. Сначала разницам встретился на Волге большой торговый караван, в составе которого были суда со ссыльными. Казаки захватили товары и имущество, пополнили запасы оружия и провианта, овладели стругами. Стрелецкие военачальники и купеческие приказчики были перебиты, а ссыльные люди, большинство стрельцов и речники, работавшие на купеческих судах, добровольно присоединились к разницам.

Начались столкновения казаков с правительственными войсками. По мере развития событий все более проявлялся бунтарский характер движения. Разин и его сторонники призывали «побить» бояр, дворян, воевод «за измену», помочь царю.

Избегая столкновения с правительственными войсками, Разин в короткий срок и с небольшими потерями провел свою флотилию в море, затем перебрался на реку Яик и легко овладел Яицким городком. Во всех сражениях Разин проявлял большую храбрость. К казакам присоединялись все новые люди с посадов и стругов. Выйдя в Каспийское море, разинцы направились к его южным берегам. Некоторое время спустя их суда стали в районе персидского города Решта. Казаки разгромили города Решт, Фарабат, Астрабад и зазимовали близ «потешного дворца шаха», устроив земляной городок в его лесах на полуострове Миян-Кале. Выменяв пленников на русских в пропорции «один к четырем», они увеличили таким образом свою численность.

Следует сказать, что освобождение томившихся в Персии русских пленников и пополнение разинского отряда персидской беднотой выходят за рамки военнограбительских действий.

В морском сражении близ острова Свиного разинцы одержали полную победу над войсками персидского шаха. Однако поход на Каспийское море отмечен не только победами и удачами. Были у разинцев и тяжелые потерн, и поражения. Неблагоприятно для них завершилась схватка с крупными силами персов под Рештом.

По завершении Каспийского похода Разин отдал воеводам бунчук — знак своей власти, вернул часть оружия. Затем разницы вернулись на Дон. 17 сентября 1669 г. в 20 верстах от Черного яра Разин потребовал, чтобы к нему явились стрелецкие головы, и переманивал к себе в «казаки» стрельцов и кормщиков. Сообщения воевод южных городов о независимом поведении Разина, о том, что он «учинился силен» и вновь замышляет «смуту», насторожили правительство. В январе 1670 г. в Черкасск был послан некто Герасим Евдокимов. Разин потребовал привести Евдокимова и учинил ему допрос: от кого тот приехал, от великого государя или бояр. Посланец подтвердил, что от царя, но Разин объявил его боярским лазутчиком. Казаки утопили царского посланника. В Паншине Разин собрал участников предстоящего похода на большой круг. Атаман объявил, что намерен «итти с Дону на Волгу, а с Волги итти в Русь... чтоб... из Московского государства вывесть изменников бояр и думных людей и в городах воевод и приказных людей» и дать свободу «черным людям».

Вскоре 7-тысячное войско Разина двинулось на Царицын. Захватив его, разинцы еще около двух недель находились здесь. Бои в низовьях Волги весной —летом 1670 г. показали, что Разин был талантливым полководцем. 22 июня разницами была захвачена Астрахань. Без единого выстрела к восставшим перешли Самара и Саратов. После этого они осадили Симбирск. В конце августа 1670 г. для подавления восстания Разина правительством была направлена армия под командованием князя Ю.А. Долгорукова. Месячное пребывание под Симбирском было тактическим просчетом Разина. Оно дало возможность подтянуть сюда царские войска. В сражении под Симбирском Степан Разин был тяжело ранен. В апреле 1671 г. он был выдан правительству, схвачен, а впоследствии казнен в Москве.

Одной из главных причин симбирской катастрофы стало отсутствие в повстанческом войске постоянного состава. Стабильным в разинской армии оставалось только ядро из казаков и стрельцов, многочисленные же крестьянские отряды, составлявшие основную массу восставших, то и дело приходили и уходили. Военного опыта у них не было, и за тот срок, что находились они в рядах разинцев, накопить они его не успевали.

Восстание Кондратия Афанасьевича Булавина (1707-1709). За несколько лет до начала восстания на Дону казаки недавно основанного Бахмутского городка избрали своим атаманом Кондратия Афанасьевича Булавина. Это свидетельствовало о решимости казаков из городков по Северскому Донцу сделать все для восстановления своих прав на солеварни по речке Бахмут (царские власти передали Изюмскому слободскому украинскому полку земли, на которых селились донские казаки).

Серьезное недовольство казаков донецких городков вызывала не только попытка правительства отобрать у них земли по Бахмуту. В соответствии с предписанием Посольского приказа они должны были покупать соль у государства по высоким ценам. Это наносило казакам материальный ущерб, поскольку совсем недавно соль добывали они сами. Но особенно возмущались на Донце тем, что приходилось закупать соль с тех промыслов и земель, которые начинали осваивать еще донские казаки и по этому праву считали своими, войсковыми, когда в октябре 1705 г. К. Булавин решил совершить нападение на промыслы и восстановить на Бахмуте то положение, которое существовало там до прихода изюмцев, он нашел самую широкую поддержку казаков.

Предприятие окончилось полным успехом донских казаков. Вновь построенные «заводы» и строения были разорены, а соль, принадлежащую казне и частным лицам, победители взяли в виде добычи. Булавин продолжал изгонять изюмцев с исконно казачьих земель на Бахмуте. Казаки обосновались на освобожденной территории и возобновили свое солеварение. Атаман запретил допускать к промыслам кого бы то ни было, кроме казаков.

Несомненно, что события на Бахмуте конца 1705 г. ускорили превращение удачливого и смелого атамана в подлинного руководителя крестьянской войны.

В ответ на самовольный захват земель Петр I послал для разбирательства дьяка Алексея Горчакова, а вместе с ним небольшой отряд солдат. Дьяк должен был описать имущество изюмцев, которое разорили или частично конфисковали донские казаки, а кроме того — не допускать каких-либо столкновений на Донце до нового правительственного распоряжения о разграничении спорных земель.

Выслушав дьяка, казаки арестовали его, объяснив это тем, что это не приказ «великого государя», а заговор бояр. В это время Петр I был всецело поглощен ходом военных операций русской армии против шведских войск во главе с королем Карлом XII. Поэтому его беспокоили и раздражали вести, приходившие из южных городов России. Воеводы постоянно жаловались на бегство крестьян и работных людей в казачьи городки на Дону. Без рабочей силы могли остаться воронежские верфи, где был создан Азовский военный флот — гордость Петра и его любимое детище. Правительство видело лишь одно решение этого вопроса — ужесточение репрессий против беглецов и подтверждение строгих запретов донским казакам принимать у себя людей из русских городов и уездов.

Для поиска беглых на Дону Петром I был послан князь В.В. Долгоруков. 2 сентября 1707 г. он прибыл в Черкесск. Однако большинство старшин, которые должны были оказывать ему помощь, вовсе не были заинтересованы в выдаче беглых. Стремясь заручиться поддержкой верхушки войска Донского, от которой во многом зависел успех его дела, князь пошел на уступки. Он принял от войскового атамана «сказку», в которой говорилось о невозможности проведения розыска в самой донской столице. В самом Черкасске проявлялось недовольство приездом Долгорукова с солдатами. Там состоялся круг, в котором казаки высказывались за то, «чтоб побить бояр и иноземцев». Стали стихийно возникать отряды, которые по пятам следовали за солдатами и, казалось бы, только выжидали удобного момента для нападения. Отрядом повстанцев под предводительство* Булавина в городке Шульгинском были убиты офицеры С. Несвицкий, М. Булгаков, В. Арсеньев и подьячий И. Дровнин. Всего было опознано 17 убитых.

Разгром карателей князя Долгорукова, проведенный под руководством атамана К. Булавина, явился началом большого народного восстания на Дону. Первая победа повстанцев показала, что у донского казачества появился новый, решительный и смелый предводитель, способный повести за собой людей.

После расправы над карателями булавинцы двинулись вверх по Донцу. По казачьим городкам рассылались письма с призывом присоединиться к восстанию. Уже через два дня после событий в Шуль- гинском булавинское войско представляло собой внушительную силу в 500 конных и столько же пеших казаков.

На кругу в Старом Боровском городке Булавин сообщил, что собирается идти на другие казачьи городки по Донцу и там пополняться за счет казаков. Убежденность К. Булавина и его помощника И. Лоскута, казацкого полковника, их глубокая вера в торжество народного дела оказали сильное влияние на казаков. Те пошли за булавинцами. Под их знамена становились все новые и новые городки.

Но как только в Черкасске узнали о событиях в Шульгинском, атаман Л. Максимов и ближайшие к нему старшины наспех собрали войско и выступили против повстанцев. 18 октября в двух верстах от Закот- ного городка состоялся бой войска старшин и войска повстанцев. В результате боя последние потерпели поражение, но самого Булавина и многих его сподвижников захватить не удалось.

Тем временем на Донце стали возникать отряды из казаков, которые впоследствии примыкали к войску Булавина. В Черкасске Булавин убедился, что многие казаки и такие видные старшины, как Зерщиков и Поздеев, намерены продолжать борьбу против царских властей. Очевидно, старшины одобрили намерение Булавина подключить к выступлению запорожских казаков. Поэтому Булавин отравляется в Запорожскую сечь с тем, чтобы уговорить казаков присоединиться к повстанческому движению. В своей речи атаман обращается к раде за разрешением «поднять охотное войско» (добровольцев), на жалованье которому он обещал дать 7 тыс. червоных. Обращаясь к казакам, Булавин призывал их не только защищать свои права, но «идти на Русь».

Призывы Булавина находили поддержку у подавляющего большинства населения Дона. Однако были и такие казачьи группы, которые зимой принимали активное участие в борьбе против восставших и поддерживали мероприятия войсковых властей. «Прелестные письма» Булавина сыграли огромную роль в деле распространения восстания на новые территории, включения в борьбу широких масс трудящегося населения. Написанные ярким, образным языком, они выражали многовековое стремление угнетенного люда к справедливости. В них проявлялся протест против произвола и деспотизма помещиков и государственной власти. Интересно «прелестное письмо», написанное в Пристанском городке в марте 1708 г. Оно представляло собой обращение к широким народным массам и было адресовано «в русские города... также и в села и в деревни». В нем названы враги, с которыми надо вести борьбу. Это «князья» и «бояре» — традиционный враг восставшего народа в период всех восстаний и крестьянских войн прошлых времен, а также новый противник, появление которого связано с реформами первой четверти XVIII в. — ненавистные всему народу «прибыльщики» и «немцы».

Настороженное отношение широких слоев населения страны к иноземцам объяснялось прежде всего тем, что из их среды выходило немало угнетателей. Многие иностранцы — Виниус, Койет, Марселис и т. д. — становились владельцами мануфактур с жестокой эксплуатацией вольнонаемного, и особенно принудительного труда. А в конце XVII — начале XVIII в. в России появилось еще больше иностранцев, чем когда бы то ни было до этого. С ними население города и деревни связывало нередко и новые тяжелые повинности, и многие непривычные изменения в быту, зачастую насильно насаждавшиеся властью и вызывавшие в народе большое раздражение. Среди крестьян, посадских людей и казаков было распространено мнение, что «немцы» оказывали влияние на царя и даже управляли им.

Однако в призывах Булавина проявлялся и характерный для русского крестьянства и казачества наивный монархизм — «стоять за дом пресвятыя Богородицы» и «за благочестивого царя». Призывы Булавина к крестьянам не пропали даром. С марта 1708 г. народное движение развернулось в Тамбовском, Козловском, Воронежском, Усердском, Белгородском и Пензенском уездах.

Успехи, достигнутые булавинцами на Донской земле, вызывали все большую обеспокоенность представителей царской администрации. В помощь посланному ранее стольнику С. Бахметеву на Дон направлялось дворянское ополчение. Оно формировалось в Москве и других городах. На помощь старшинскому войску губернатор И. Толстой послал полковника Н. Васильева с азовскими казаками и калмыками. Встреча була- винцев и старшинского войска произошла в районе волгодонской переволоки, у речки Лисоватки. Надо сказать, что даже помощь губернатора не спасла войско старшин от поражения. Видя настроение казаков в своем войске (многие казаки сочувствовали повстанцам), старшины срочно собрали крут. Но как раз тогда, когда проводился круг, булавинцы внезапным ударом смяли войска противника. Был захвачен весь старшинский обоз — 4 пушки, пороховая казна и свинец, а также 8 тыс. рублей.

27 апреля войско Булавина подошло к Черкасску, а уже 1 мая 1708 г. Булавин взял город. 9 мая в Черкесске состоялся круг, на котором донским войсковым атаманом был единодушно избран К.А. Булавин. В середине мая 1708 г. из Черкесска были отправлены два письма: в Посольский приказ и в слободские украинские полки. Судя по тексту первого письма, его составители стремились к сохранению мирных отношений с царскими властями. «Все мы христиане», — подчеркивали булавинцы, обосновывая необходимость соглашения и признания Москвой сложившейся на Дону ситуации. Но обращение войска Донского царские власти оставили без внимания. Не могло быть и речи о том, чтобы прекратить военные действия против повстанцев.

Тем временем в войске повстанцев зрел заговор: черкасские старшины попытались сами возглавить восстание и направить его в русло своих политических интересов. Поначалу это выразилось в их стремлении превратить Булавина в своего ставленника. Но когда они убедились, что войсковой атаман остался выразителем воли казачьих низов и широких народных масс, у И. Зерщикова и других старшин стало крепнуть намерение устранить его. Однако немедленно это сделать было нельзя: помешали бы оставшиеся в Чер- касске казаки-повстанцы. Тем временем при попытке взять крепость Азов войска повстанцев были разбиты. Это поражение поставило восставших на грань катастрофы. Разгром повстанческого войска у стен Азова полностью перечеркивал все намерения и расчеты Булавина. Теперь уже и речи не могло быть о походе на Москву. Арест Хохлача, одного из старшин була- винского войска, был первым успехом заговорщиков- старшин. Булавин не мог теперь рассчитывать на помощь своих сторонников, уцелевших под Азовом. Характерно, что сходный, связанный с предательством путь спасения избрала в 1774 г., через 66 лет после событий в Черкасске, кучка богатых яицких казаков, выдавших властям Пугачева, которого они долгое время поддерживали.

Нет даже приблизительных данных о числе участников старшинского заговора. Во всяком случае, изменники и заговорщики имели подавляющее преимущество над немногочисленными сторонниками Булавина, которые были вынуждены занять вместе с ним оборону в каменном доме бывшего атамана Л. Максимова. В этом доме в бою с врагами закончилась жизнь предводителя восстания.

Почему же 7 июля 1708 г. в Черкасске старшины оказались гораздо сильнее булавинцев? Причины здесь две. Первая заключалась в том, что очень много сторонников Булавина ушло к Азову и полегло под стенами крепости, а уцелевшие после сражения были рассеяны и перебиты. Не случайно старшины решили напасть на Булавина лишь после пленения походного атамана, когда убедились, что возвращения из-под Азова булавинцев в виде такой же организованной силы, которая ушла к крепости, опасаться нечего. Тех же верных Булавину казаков, которые остались в войсковой столице, было, очевидно, так мало, что старшины их не боялись. Вторая причина связана с быстротой и оперативностью, с которой действовали 7 июля предатели еще до нападения на Булавина. Во всяком случае, им удалось изолировать предводителя восстания с очень немногочисленными сподвижниками в его доме и не допустить какой-либо помощи со стороны.

Восстание Емельяна Пугачева (1773-1775). Надо сказать, что и за несколько лет до появления «Петра Федоровича» (так звал себя Пугачев) среди яицких казаков были волнения. В январе 1772 г. здесь вспыхнул бунт. Он был жестоко подавлен — это стало прологом к восстанию Пугачева. Казачество ждало случая, чтобы снова взяться за оружие. И случай представился.

22 ноября 1772 г. Пугачев с попутчиком приехал в Яицкий городок и остановился в доме Д.С. Пьянова. Там Пугачев по секрету «раскрывается» Пьянову в том, что он — Петр III, и предлагает уйти от притеснений властей в «турецкую область». Пьянов поговорил с «хорошими людьми». Решили подождать до Рождества, когда казаки соберутся на «багренье». Тогда они и «примут» Пугачева. Но Пугачев был схвачен, его обвинили в том, что он хотел увести яицких казаков на Кубань. Пугачев все категорически отрицал. Его отправили в Симбирск, оттуда в Казань, где в январе 1773 г. посадили в тюрьму. Откуда Пугачев, опоив одного солдата и подговорив другого, сбежал. В конце лета 1773 г. Пугачев уже был дома у своего знакомого Оболяева. Пребывание Емельяна Пугачева у Оболяева и посещение им Пьянова не остается без последствий. Пошли слухи, что «государь находится у Пьянова в доме». Власти посылали для поимки опасного беглеца солдат, но все было безуспешно.

Надо сказать, что вообще-то казакам, вероятно, было безразлично, выступает ли перед ними подлинный император Петр Федорович или донской казак, принявший его имя. Важно было, что он становился знаменем в их борьбе за свои права и вольности. Смелость Пугачева, его ум, находчивость и энергия завоевали сердца всех, кто стремился сбросить с себя гнет крепостничества. Вот почему народ поддержал недавнего простого донского казака. В самом начале войны при занятии Илецкого городка Пугачев впервые высказал свое мнение в отношении крестьян и дворян. Он говорил: «У бояр де села и деревни отберу, а буду жаловать их деньгами». Чьей собственностью должны были стать отобранные у «бояр» земли, было совершенно очевидно — собственностью тех, кто жил в «селах и деревнях», т. е. крестьян. Так, уже в Илецком городке Пугачев заговорил о тех самых «крестьянских выгодах», которые привлекут на его сторону всю «чернь бедную», а о ней он никогда не забывал. Пока что Пугачев компенсировал дворянство жалованьем, но наступит время, и он призовет крестьянство «ловить, казнить и вешать» дворян.

В крестьянской войне под предводительством Пугачева принимали участие разнообразные слои тогдашнего населения России: крепостные крестьяне, казаки, различные нерусские народности.

Восставшие захватили Гниловский, Рубежный, Ген- варцовский и другие форпосты, Илецкий городок, взяли Рассыпную, Нижне-Озерную, Татищеву, Черноре- ченскую крепости.

Волна крестьянской войны заливала все новые и новые области — Яик и Западную Сибирь, Прикамье и Поволжье, Урал и Заяицкие степи. А сам «третий император» сколачивал свою главную армию, создавал «государственную военную коллегию». Во всем войске вводились казацкие порядки, каждый считался казаком. Можно сказать, что 22 марта начался второй этап крестьянской войны — начало конца армии Пугачева. В этот день в бою с войсками генерала Голицына под Татищевой крепостью Пугачев был разбит. В плен попали видные соратники Пугачева — Хлопуша, Подуров, Мясников, Почиталин, Толкачевы. Под Уфой потерпел поражение и попал в плен Зару- бин-Чека. Через несколько дней войска Голицына вступили в Оренбург. Бой под Сакмарским городком 1 апреля закончился новым поражением Пугачева. С отрядом в 500 казаков, работных людей, башкир и татар он ушел на Урал. Но Пугачев не унывал, как он сам говорил: «Народу у меня как песку, я знаю, что чернь меня с радостью примет». И он был прав.

В сражении в городе Оса Пугачев потерпел поражение. Начался третий, последний этап крестьянской войны. «Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием» (А.С. Пушкин).

  • 28 июля 1774 г. Пугачев обратился к народу с манифестом, в котором жаловал всех крестьян вольностью и свободой и объявлял «вечно казаками», наделял землями и угодьями, освобождал от рекрутской повинности и каких-либо налогов и податей, призывал расправляться с дворянами и обещал «тишину и спокойную жизнь». В этом манифесте отразился крестьянский идеал — земля и воля. Все Поволжье охватил пожар восстания.
  • 12 августа на реке Пролейке войска Пугачева одержали победу над правительственными войсками — это была последняя победа восставших.

Среди казаков зрел заговор, душой его являлись Творогов, Чумаков, Железнов, Федульев, Бурнов. Их мечты стать «первым сословием в государстве» развеялись как дым. Надо было думать о собственном спасении, а сделать это было возможно только ценой выдачи Пугачева.

14 сентября Пугачева был выдан властям.

Зная нужды и горести всей «черни бедной», к каждой из ее групп Пугачев обращался с особыми лозунгами и указами. Казаков он жаловал не только рекой Яиком со всеми ее угодьями и богатствами, но и тем, в чем нуждались казаки: хлебом, порохом, свинцом, деньгами, «старой верой» и казацкими вольностями. Он обещал калмыкам, башкирам и казахам все их земли и угодья, государево жалованье, вечную вольность. Крестьян Пугачев жаловал землями и угодьями, волей, освобождал от власти помещиков, которых призывал истреблять, освобождал от каких бы то ни было обязанностей по отношению к государству, обещал им вольную казацкую жизнь. Однако восставшие не имели перед собой четкой цели, это и погубило их.

Будущее представлялось Пугачеву и его соратникам весьма туманно, в виде казацкого государства, где все были бы казаками, где не стало бы ни налогов, ни рекрутчины. Где найти деньги, необходимые государству? Пугачев считал, что «казна сама собой довольствоваться может», а как это произойдет — неизвестно. Место рекрутчины займут «вольно желающие» установится вольная торговля солью — «вези кто куда хочет». Манифесты, указы и обращения Пугачева пронизывают неясные мечты о воле, труде, равенстве, справедливости. Все должны получить равные «пожалования», все должны быть вольными, все равны, «малые и большие», «рядовые и чиновные», «вся чернь бедная», «как россияне, так и иноверцы»: «мухаметан- цы и калмыки», «киргизцы» и башкиры, татары и мишари, черемисы и «поселенные на Волге саксоны», у всех должна быть «спокойная в свете жизнь» без какого бы то ни было «отягощения», «общий покой».

Крестьянская война 1773— 1775 гг. была самой мощной в России. В ней участвовали сотни тысяч человек. Охваченная ею территория простиралась от Воронежско-Тамбовского края на Западе до Шадрин- ска и Тюмени на востоке, от Каспия на юге до Нижнего Новгорода и Перми на севере. Эта крестьянская война характеризовалась более высокой степенью организованности восставших, чем предыдущие. Они копировали некоторые органы государственного управления России. При «императоре» существовали штаб и военная коллегия с канцелярией. Главное войско делилось на полки, между ними подлерживалась связь, в том числе посылкой письменных распоряжений, рапортов и других документов. Однако восстание 1773— 1775 гг., несмотря на небывалый размах, представляло собой цепь самостоятельных, ограниченных определенной местностью выступлений. Крестьяне редко покидали пределы своей деревни, волости, уезда. Крестьянские отряды, да и главное войско Пугачева по вооружению, выучке, дисциплине, конечно же, намного уступало правительственной армии и было обречено на поражение. Сам Пугачев был казнен в Москве в 1775 г. Жестоким наказаниям были подвер.- гнуты тысячи повстанцев.

Что же такое крестьянские войны? Справедливая кара угнетателям и крепостникам? Гражданская война в многострадальной России, в ходе которой россияне убивали россиян? «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный»? Каждое время дает на эти вопросы свои ответы. По-видимому, любое насилие способно породить насилие еще более жестокое и кровавое. Безнравственно идеализировать бунты, крестьянские или казачьи восстания (что, между прочим, делали в нашем недавнем прошлом), а также гражданские войны, поскольку, порожденные неправдами и лихоимством, несправедливостью и неуемной жаждой богатства, эти восстания, бунты и войны сами несут насилие и несправедливость, горе и разорение, страдания и реки крови. Но, очевидно, не менее безнравственно создавать такие невыносимые условия жизни для народа, которые ведут к этим войнам и бунтам...

ЛИТЕРАТУРА

Буганов В.И. Крестьянская война в России начала XVII в. М.. 1986.

Буганов В.И. Крестьянские войны в России XVII - XVIII вв. М.. 1976.

Буганов В.И. Пугачев. М., 1984.

Восстание Ивана Болотникова: Документы и материалы. М, 1959.

Документы ставки Е. Пугачева, повстанческих властей и учреждений. 1773- 1774. М., 1975.

Зимин АЛ. В канун грозных потрясений: предпосылки первой крестьянской войны в России. М., 1986.

Корецкий В.И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. М.. 1975.

Крестьянская война под предводительством Степана Разина: Сб. документов Т. 1-4. М.. 1954-1976.

Лебедев В.М. Крестьянская война под предводительством Степана Разина. М., 1964.

Самсонов Г., Соломянская Е. Иван Болотников. М.. 1948. Сахаров АЛ. Степан Разин. М., 1973,

Соловьев В.М. Анатомия русского бунта: Степан Разин. М.. 1996.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >