Чары и опустошение...

Помпеи очаровывали таких интеллектуалов, как Теофиль Готье («Аррия Марцелла») и Вильгельм Йенсен («Градива»), в чьих романах действие происходит на фоне города. Но важность этого места заключается в том, что оно, как ничто другое, показывает процесс изменений в жизни Рима. Кроме того, это единственный комплекс, архитектура которого знакомит с римским бытом. Сначала она следовала образцу италийского домуса — типичного древнеримского особняка с атриумом, представлявшим собой центр домашней жизни римлян, над которым, обрамленный бюстами и эпитафиями, возвышался священный ларец, где хранились фигурки богов, покровителей домашнего очага. Италийский домус воплощал ментальную модель воспитания, которая являлась сценой театра семейной памяти (Беттина Бергман [Bettina Bergmann]).

Эта эволюция в архитектуре показывает общество достаточно образованное для того, чтобы выбрать из греческих и италийских характерных черт те, что наилучшим образом удовлетворяли его потребности и вкусы. В пригородах Помпей существовала также и римская вилла, с ее просторными залами, превосходно представленная виллой Поппеи в Оплонти (современная коммуна Торре-Аннунциата).

Возможно, самым важным аспектом древнеримской архитектуры является влияние искусства Эллады, породившее изобилие перистилей древнегреческого происхождения — с колоннами, живописью и мозаикой, в которых преобладали сюжеты древнегреческой мифологии и исторические сцены. Однако Помпеи — образец характерного для древнеримской архитектуры эклектизма, позволяющего продумать и смешать то лучшее, что осталось от прошлого, и трансформировать его в нечто уникальное, римское. Помпеи, таким образом, имеют решающее значение для изучения и познания жизни древних римлян.

Взору посетителей города и его окрестностей предстает драма разрушения, вызванного при извержении Везувия в 79 году н.э., и точно так же они становятся свидетелями второго опустошения города, на этот раз уже в XXI в. и не по стихийным причинам. При всем этом, именно здесь появляется возможность удостовериться в вездесущем, многозначном, многообразном и даже неотразимом величии Рима, а, с другой стороны, точно так же убедиться в его необыкновенной хрупкости, проистекающей из халатности итальянского правительства по отношению к археологической зоне.

Неостановимое разрушение Помпей началось в сороковых годах XVIII века, когда Бурбоны занялись раскопками города, в основном с хищническими и грабительскими целями. Добытые трофеи были собраны в королевском дворце в Портичи. Некоторые уцелевшие материалы раскопок сейчас экспонируются в Национальном музее Неаполя.

В отличие от Геркуланума, раскопки которого проводились по системе туннелей, исследование Помпей проходило под открытым небом. Как только была удалена застывшая лава, город оказался под угрозой кислорода и корродирующего воздействия климата, но особенно безжалостно обошлась с сокровищами Помпей вода; она полностью исказила фрески, мозаику, потолки и предметы обихода.

Значение Помпей обнаружилось благодаря Джузеппе Фиорелли, первому суперинтенданту этого района (он занимал этот пост в период с 1863 по 1875 годы), который изначально представил всеобъемлющую панораму материалов этих раскопок. За ним последовали другие исследователи, но настоящим инициатором работ в этой зоне, несомненно, явился Амедео Маюри, бывший главным археологом в Помпеях около 50 лет начиная с 1924 года. Маюри оказался достаточно дальновиден, чтобы понять важность сохранения естественной обстановки этих мест, и он помешал изъятию мозаики, фресок, домашней утвари и всего того, что придавало смысл археологическому комплексу.

Однако преследования не прекращались. Во время Второй мировой войны союзники Италии не оценили историческое значение Помпей и сбросили на них около 160 бомб, полагая, что там укрывались нацистские войска; они разрушили вход в Помпеи и музей возле Морских ворот, стерли в порошок многие другие памятники. Позднее союзники повторили этот «подвиг», разрушив тем же путем бенедиктинское аббатство в Монте-Кассино.

Упадок Помпей неостановимо продолжался. В 1980 году, при землетрясении в горах острова Ирпина, помимо других исторических зданий рухнула одна из стен роскошной помпейской резиденции, известной под названием дома Веттиев, а также крыша дома с Лабиринтом, что привело к потере одной из самых впечатляющих фресок Помпей. К этому опустошению были прибавлены граффити и всякие акты вандализма (Эндрю Уоллес-Хедрилл).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >