Графофонетические средства выражения сатиры

Несмотря на отсутствие самостоятельного лексического и 1рамма- тического значения, фонетические средства нередко несут важную смысловую нагрузку в семиотической системе произведения. Фонема является основной строительной единицей комического на этом уровне. Её различительные признаки создают благоприятные условия для обыгрывания звуковой формы слова. Графическое изображение фонетической словесной игры усиливает комический эффект. Оно способствует выделению слова или акцентированию его части, на которые читатель должен обратить внимание. Они выступают как компоненты, формирующие комический смысл языкового высказывания. Из графофонетических средств выражения сатиры в тексте повести «Собачье сердце» нами обнаружены ономатопея и зеркальная ана1рамма. Например:

Если в окнах висели несвежие окорока ветчины и лежали мандарины - гау-гау... га...строномия|.

If there were stale bits of ham and mandarin oranges in the window it meant a grrr.. .grocery [ВТ 1: 16][1] [2].

If there were stale joints of ham hanging in the windows and heaps of mandarins, it was a... grrr-grrr...gr...ocer’s [ВТ 2: 11][3].

Si, dans une vitrine, pendaient dcs jambons avaries et trainaient des mandarines, e’etait une Epi...6pi...epiccrie dc luxe [ВТ 3: 21][4].

В приведённом примере комический эффект высказывания строится на совпадении звукоподражания собаки гау и начальной морфемы лексической единицы гастрономия. Перевести фонетическую игру, опираясь на изначальный смысл каждого элемента игровой конструкции оригинала, невозможно, поскольку английские слова bow-wow и grocery, а также французские ouah ouah и gastronomic не имеют общих начальных фонем и морфем. Поэтому переводчики повторили начальные морфемы в составе слов-названий магазинов вторичного языка grocery и epicene как некую имитацию звукоподражаний собак.

К числу 1рафофонегических средств языка также относится зеркальная анаграмма Абырвалг/Главрыба.

«А» он выучил в «Главрыбе» на углу Моховой, а потом уже «б» (подбегать ему было удобнее с хвоста слова «рыба», потому что при начале слова стоял милиционер)[5].

'A' he learned from the barber on the corner of Mokhovaya Street, followed by 'B' (there was always a policeman standing in front of the last four letters of the word) [ВТ 1: 15-16]. The professor has deciphered the word 'Nesseta-ciled' by reversal: it is 'delicatessen'... Quite extraord... [ВТ 1:61]

He learned the ‘sh’ in ‘Mosfish’ on the corner of Mokhovaya Street, and then the ‘i’ - it was more convenient for him to come running in from the tail of the word ‘fish’, because there was always a militiaman standing at the beginning [ВТ 2:11] In the evening he pronounced the word ‘Shif-som’ or ‘Shif eight times in a row. (Written in crooked letters in pencil): the professor has deciphered the word ‘Shifsom’, it means ‘Mosfish’...This is quite incredi... [ВТ 2: 53]

II apprit la lettre N grace a la poissoncrie au coin dc la rue Mokhovaia et ensuite memc le O: il lui avait ete plus facile d’aborder le mot Poisson par la queue parce que, sous le commencement, se tenait un agent de police [ВТ 3: 20].

Le soir, repetition 8 lois de suite du mot «Nossiop-Eircn», «Nossiop». Le professeur a dechiffre le mot «Nossiop-Eiren», qui signifie «Poisson-nerie»... Quelque chose de monstr... [ВТ 3: 76]

В «Собачьем сердце» аббревиатура Главрыба играет важную концептуальную роль. Она относится к числу советских сложносокращённых слов - предмету неоднократного сатирического высмеивания М.А. Булгаковым. Абырвалг - эго одновременно и первое выученное псом Шариком, и первое произнесённое Шариковым-человеком слово после операции. Оно является связующим звеном между псом и человеком: гам, где первый «начал своё образование», второй его «продолжил». Первые в своей жизни буквы А и Б Шарик выучил по Главрыба с конца. Случайный характер первых выученных псом букв определён ситуацией: возможно, первыми буквами Шарика стали бы Г и Л, если бы при начале слова не стоял враг собак - милиционер. Юмор сцены заключается в противопоставлении нормы абсурдности ситуации: учатся читать ио-русски с начала, а не с конца. В дальнейшем комический эффект реалии усиливается, воплощаясь уже в широком контексте в логической постпозиции перевёртыша Главрыба по отношению к его опорному компоненту Абырвалг. Целостное восприятие повести позволяет определить «бессмысленное» на первый взгляд сочетание, лишённое какого-либо содержания, Абырвалг/Главрыба как коммуникативно значимое слово, творческое перекодирование которого средствами вторичного языка важно для адекватной передачи авторских интенций, с одной стороны, высмеять пристрастия советских чиновников к сокращённым названиям1, а с другой стороны, сохранить библейскую аллюзию[6] [7]. Во ВТ 1 вводятся два слова для воспроизведения Абырвалг barber. «‘A’ he learned from the barber on the corner of Mokhovaya Street, followed by ‘B’ (there was always a policeman standing in front of the last four letters of the word)» и delicatessen-. «The professor has deciphered the word ‘Nesseta-ciled’ by reversal: it is ‘delicatessen’...Quite extraord...» Во ВТ 1 переводчик обращает внимание читателя на последовательность первых выученных Шариком букв в слове barber (парикмахерская), что повлекло в результате значительные семантико-структурные и смысловые изменения оригинала: В и А он выучил по парикмахерской (barber), потому что в конце слова стоял милиционер. Акцентирование внимания читателя на порядке появления букв во ВТ 1 лишает читателей прежде всего восприятия Шарика, Клима Чугункина и Полшрафа Полиграфовича как единого «сверхперсонажа»1. Переводчики ВТ 3 и ВТ 2 отказались от транскрипции аббревиатуры, передав её с помощью функционального аналога (poissonerie) и функционального аналога с сохранением национального компонента в названии магазина Mosfish. Они отступили от подлинника лишь в части первых выученных Шариком букв, т.е., изменив форму исходного знака, они удачно передали его содержание.

  • [1] Булгаков, M.A. Собачье сердце. Дьяволиада: Повести. - М.: ACT МОСКВА, 2007.С. 16.
  • [2] Bulgakov, M.A. The Heart of a Dog; translated into English by Michael Glenny. -London: Vintage, 2005: здесь и далее ВТ 1.
  • [3] Bulgakov, M.A. A Dog’s Heart, An Appalling story; translated and edited with notes byAndrew Bromfteld with an Introduction by James Meek. - London: the Penguin Books Ltd, 2007: здесь и далееВТ 2.
  • [4] Boulgakov, M.A. Coeur de chien; traduit en fran?ais par Vladimir Volkoff. - Paris:Librairie Generate Franchise, 1999. P. 21: здесь и далее ВТ 3.
  • [5] Булгаков, M.A. Собачье сердце. Дьяволиада: Повести. - М.: ACT МОСКВА, 2007.С. 15.
  • [6] Панова, М.Н. Язык государственного управления и «словарь времени» // Русскаяречь.-2006.-№ 5.-С. 61.
  • [7] Гаспаров, Б.М. [Электронный ресурс]. Neue Russishe Literatur Almanach. V. 4-5,1983. —
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >