Языковые и транслатологические средства выражения сатиры как объекты интерпретации текста произведения М.А. Булгакова «Собачье сердце» и его вторичных текстов

Эстетическая информация и образность сатирических художественен

ных текстов привлекают внимание многих исследователей прежде всего гем, что текст сатирической направленности, представляя прагматически ориентированное словесно-художественное произведение, содержит, помимо описаний характеров, событий и чувств героев, отрицательное субъективно-оценочное отношение автора к действительности.

Прагматическая установка на выражение авторской точки зрения обусловливает комплекс языковых средств, с помощью которых отправитель сообщения оказывает «воздействие на эмоциональную сферу сознания реципиента, для того чтобы сформировать у него определённую систему ценностей»3. Рассчитывая на реакцию или конкретное действие со стороны читателя, автор-сатирик ингенционально использует арсенал лингвистических средств, чтобы наилучшим образом представить свою коммуникативную интенцию. Вскрывая и разоблачая общественно опасные явления, многие художники слова но причине цензурных шраничений нередко вынуждены прибегать к эзоповой манере повествования. Поэтому комический смысл высказываний, формируемый различными языковыми средствами, требует активного интеллектуального участия получателя сообщения в расшифровке имплицитно заложенной информации для адекватной интерпретации прагматической модальности автора.

Декодирование идейно-художественного содержания произведения и замысла автора должно осуществляться в комплексе лингвопоэтического и лингвостилистического подходов к изучению текстов сатирической ли- [1]

тературы. Сочетание обоих методов позволяет исследовать стилистические особенности лингвистических средств всех языковых уровней. Последние выступают как способы выражения авторской точки зрения и формирования функции воздействия на реципиента.

Сатира как форма комического использует языковые средства и приёмы комизма. Комические средства встречаются на всех языковых уровнях - от фонетического до текстового. В создании комического эффекта произведения участвуют как собственно-текстовые, гак и несобственно-текстовые единицы - фонема, морф, словосочетание и высказывание с учётом выполняемых ими функций. С точки зрения принадлежности к уровням языковой системы мы рассматриваем фонетические, морфологические, лексические и синтаксические средства. Наряду с собственноязыковыми средствами выделяют речевые средства, комический эффект которых наиболее ярко и выразительно проявляет себя в процессе активного взаимодействия единиц разных уровней в процессе речи. Способность единиц одних языковых уровней вступать (с эффектом неожиданности) в синтагматические и парадигматические отношения с единицами других уровней обнаруживает новое коммуникативное качество комическое. Комизм языковых средств проявляется и воспринимается как таковой относительно языковой нормы, служащей некой отправной точкой в процессе восприятия сатирического текста. На наш взгляд, среди всех средств выражения комического в сатирическом тексте наиболее эффективными в плане передачи сатиризирующего отношения отправителя сообщения к явлениям описываемой действительности следует считать образные средства языка, прагматический потенциал которых наиболее полно помогает отразить его коммуникативные интенции.

С проблемой декодирования вторичного семиозиса, понимаемого в работе, вслед за В.Т. Садченко, как «процесс использования всей системы авторских знаков и других графических средств с целью экстраполяции дополнительных конкретизирующих денотативных и конногативных смыслов, расширяющих глубину понимания и интерпретации текста»[2], тесно связана деятельность межъязыковых и межкультурных посредников по созданию вторичных переводных текстов. В нашей работе вторичный текст определяется как переводной текст, созданный на основе целенаправленного переосмысления первичного текста на поликодовом уровне в процессе коммуникации и выступающий в качестве полноценной коммуникативной замены первичного текста в иной языковой и культурной сре-

де. Требование коммуникативной равноценности первичного текста и его новой текстовой формы предполагает перенесение Текста 1 в новую коммуникативную среду с сохранением смысловой и формальной общности. Однако наличие опосредующего субъективного звена, пространственно- временных и тексто-стилевых факторов затрудняет задачу равноценного воспроизведения коммуникативного эффекта первичного текста во вторичной знаковой системе.

Первичный и вторичный тексты, в отличие от вторичных непереводных текстов, таких как конспекты, рефераты, косвенная речь и подобные, должны характеризоваться прежде всего функциональной эквивалентностью1. Установление функционально эквивалентных отношений между первичным и вторичным текстами начинается с выявления смыслообразующих элементов и их функций в оригинальном тексте. Коммуникативная успешность функционирования смыслообразующих единиц первичного и вторичного текстов определяется их функциональностью, г.е. наличием аналогичной стилистической окраски. Функциональная эквивалентность имеется тогда, когда полностью совпадает стилистическая маркированность двух сопоставляемых единиц, установленная на основе контекста[3] [4]. Таким образом, чем большее количество единиц первичного текста соотвстствует/не соответствует единицам вторичного текста но параметру маркированносги/немаркированносги, тем в большей/меньшей степени можно говорить о в торичном тексте функционально эквивалентном первичному и, как следствие, о психоэмоциональной реакции читателей вторичного текста потенциально равной психоэмоциональной реакции читателей первичного текста.

  • [1] Панина, И.А. Образность языка сатиры Джонатана Свифта: Сопоставительныйаспект подлинника и переводов: Ди- С. ... канд. филол. наук. - Краснодар, 2003. 2 Шонь, Е.Б. Лингвостилистические средства реализации юмора, иронии и сатирыв американских коротких рассказах: Автореф. ди- С. ... канд. филол. наук. -Львов, 2003. 3 Бабенко, Л.Г. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика: Учебник; Практикум. -4-е изд., испр. - М.: Флинта: Наука, 2006. - С. 48.
  • [2] 2 Садченко, В.Т. Вторичный семиозис в художественном тексте // Вестник Челябинского го- С. пед. ун-та. - Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2009. - № 13 (151). Филология. Искусствоведение. Вып. 31.-С. 106.
  • [3] Голев, Н.Д. К основаниям деривационной интерпретации вторичных текстов[Электронный ресурс] // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты.Сб. ст. Вып. 3 / Под общ. ред. В.А. Пищальниковой. - Барнаул, 2001. (в соавторстве сН.В. Сайковой). - Режим доступа: http://lingvo.asu.ru/golev/articles/z89.htrnl.
  • [4] Сальмон, Л. Механизмы юмора. О творчестве Сергея Довлатова. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. — С.201.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >