Совесть и милосердие врача

Врач действует деонтологически грамотно тогда, когда он самостоятелен (сам ставит цели), свободен (сам выбирает средства их достижения), сознателен (способен к осознанию того, что делает) и совестлив (выражая себя, не нарушает прав и свобод других людей). Эти параметры фиксируются в качестве целей-ценностей образования на базе культурологической доктрины[1].

Подчеркнем: свободное, самостоятельное и сознательное поведение, не ограничивающее прав других людей, — это поведение совестливого человека. Видный австрийский психолог и психотерапевт Виктор Франка говорит: «Воспитание должно быть направлено на то, чтобы не только передавать знания, но и оттачивать совесть так, чтобы человеку хватило чуткости расслышать требование, содержащееся в каждой отдельной ситуации»[2].

Исходя из вышеизложенного, самое главное в духовно-нравственном воспитании — привить студентам-медикам такие ценностные ориентации и личностные смыслы, благодаря которым в своей жизни и практике они руководствовались бы принципами совести и сострадания. Именно это позволит будущему врачу видеть в больном человеке неповторимую, духовную и притом страдающую личность с правом выбора собственной позиции, а не просто бездушный материал для научно-исследовательской или лечебно-диагностической работы.

Совесть — одно из выражений нравственного самосознания, голос нашего внутреннего «я», помогающий различать добро и зло, чувствовать и осознавать свою ответственность перед Богом за себя и других. Воспитать совестливость — значит помочь человеку регулировать свои отношения к Богу, окружающему миру и самому себе с позиций высоких нравственных требований.

Совесть, правда и справедливость лежат в основе чувства сострадания. В недавнем прошлом словосочетание «врачебное милосердие» официально у нас было принудительно забыто и заменено на «помощь людям». Но помогать можно без жалости и понимания, даже ненавидя. Возродить в душе чувство милосердия — означает не только уберечь будущего врача от духовной анестезии, черствости, эмоционального выгорания, но и научить его эмпатии, сопереживанию, сочувствию нуждам и состоянию пациента, глубокому пониманию внутренней картины болезни.

Совесть и сострадание — проявления духовно-нравственного начала в человеке; их воспитание имеет огромное значение. Особенность этого воспитания заключается в формировании положительных духовно-нравственных ценностей путем воздействия на эмоциональную и мотивационную сферу личности. Здесь крайне важно создать подходящие условия для раскрытия и изменения личности в ответ на определенные переживания.

Нравственная и духовная зрелость являются важными составляющими личностной зрелости. Согласно педагогической концепции морального развития американского психолога Лоренса Кольберга, уровень морального развития определяется не только полнотой познания моральных правил и степенью освоения соответствующего типа поведения, но в первую очередь мерой и мотивами личного принятия моральных норм как ценностей. Соответственно выделяются три уровня морального развития, каждый из которых подразделен на две ступени:

  • 1) доморальный уровень:
    • а) ориентация на покорность и избегание наказаний,
    • б) наивный гедонизм (ориентация на индивидуальные сиюминутные интересы и наслаждения);
  • 2) уровень конформной морали:
    • а) ориентация на сохранение хороших взаимоотношений (мораль

«хорошего мальчика»),

  • б) ориентация на поддержание авторитета;
  • 3) уровень совести и высоких нравственных принципов:
    • а) ориентация на общественный договор,
    • б) ориентация на совесть и справедливость.

В связи с этим духовно-нравственная культура врача призвана отстаивать право его личности действовать не только по закону или различным критериям биомедицинской этики, но и по совести. На наш взгляд, исключительно с позиций совести нужно анализировать биоэтические ситуации, в частности, медико-деонтологические казусы и такие понятия: «право на жизнь», «право на смерть», «право врача», «право пациента», «информированное согласие», «клонирование», «эвтаназия».

Следовательно, воспитание врачебной совести — стержень этизации профессионального сознания и деятельности врача, а значит, цель преподавания биоэтики и деонтологии. Врачебная совесть позволяет действовать и по букве, и в соответствии с духом врачевания. Лишь тогда снимается противоречие между медициной как профессией и медициной как искусством. Устранив это противоречие, врач может правильно ответить на ключевые вопросы о смысле своей жизни и профессии.

Поэтому содержание духовно-нравственного воспитания должно выходить на самые существенные, экзистенциальные проблемы человеческого бытия, чтобы компенсировать отсутствие в учебных программах тех мотивов, ценностей и смыслов, которые предельно значимы для личностного и профессионального роста. Усиление духовно-нравственных и культурологических аспектов необходимо для воспитания чистого нравственного облика врача и осмысления избранной им профессии.

Все это помогает критически анализировать медико-деонтологиче- ские казусы, т.е. такие ситуации, в которых врачу необходимо принять решение, правильное с точки зрения морали и нравственности. Последнее совершить всегда трудно, поскольку оно требует определенного выбора. Алгоритмов же, механических приемов или компьютерных программ, обеспечивающих верные ответы в ситуациях морального сомнения, не существует.

Неслучайно в 1969 г. американский биолог В. Поттер ввел в употребление два новых термина — «биомедицинская этика» и «биоэтика». Первый был предназначен для отделения традиционных взглядов на этические проблемы от подходов, привнесенных в биологию и медицину научно-технической революцией. Второй проецировал все эти воззрения непосредственно на медицинскую теорию и практику.

Споры в этических дискуссиях, а следовательно, наибольшее число медико-деонтологических казусов преимущественно связаны с вопросом определения начала и конца человеческой жизни. Конфликт технических возможностей и этических принципов драматичнее всего развертывается в сфере воспроизводства человеческой жизни.

В России до сих пор официально не определен моральный статус человеческого эмбриона. Внедрение в практику новейших биомедицинских технологий, в частности, контрацепции и стерилизации ведет к падению ценности человеческой жизни. Заготовка запасных зигот с последующим уничтожением ненужных — условие процедуры искусственного оплодотворения. Превращение зародышей в фармацевтическое сырье — основа фетальной терапии. Отрицательный результат пренатальной (дородовой) диагностики, которая отнюдь не застрахована от ошибок, — показание для искусственного уничтожения эмбриона. Указанные технологии сопряжены с искусственным прерывания беременности. Поэтому аборт, особенно медицинские и социальные показания к нему, — одна из самых насущных проблем в биомедицинской этике (см. приложение 2).

Также очень остро медицина сталкивается с вопросами морального отношения к смерти. Имеются в виду формирование нового надежного критерия смерти, эвтаназия, право на «лжесвидетельство» в онкологии, право на донорство в трансплантологии и т.д. Современные реанимационные мероприятия могут не только возвращать больных из состояния клинической смерти и предотвращать биологическую смерть, но и обрекать на длительное продление умирания.

Активная и пассивная эвтаназия входят в здравоохранение как особое медицинское лечение. Это объясняется двумя факторами: во-первых, прогрессом реаниматологии, работающей уже в режиме «управления умиранием», а во-вторых, — обесцениванием прежних духовных ценностей и моральных приоритетов и появлением новых, в центре которых стоят права человека (в том числе право на смерть).

Помимо вышеназванных медико-деонтологических казусов, существует ряд других. Они связаны с этическими проблемами, возникающими при половом воспитании, технологических вмешательствах в геном (например, клонировании), злоупотреблении психиатрическими методами лечения, экспериментах над людьми и т.д.

Деэтизация и дегуманизация профессионального сознания и деятельности врача деформирует его моральное мышление и препятствует нахождению правильных ответов на моральные вопросы. Значит, врачу становится труднее исполнять свои моральные обязательства по отношению к коллегам, пациентам и их родственникам. Суть этих моральных обязательств изложена в основных принципах биомедицинской этики:

  • 1) принцип уважения автономии личности;
  • 2) принцип милосердия;
  • 3) принцип «не навреди»;
  • 4) принцип справедливости;
  • 5) принцип правдивости;
  • 6) принцип конфиденциальности.

В идеале эти принципы должны являться нравственным стержнем отношений «врач—пациент». В противном случае мы говорим о той или иной степени деэтизации и дегуманизации профессионального сознания и деятельности врача, прежде всего контактов с пациентами.

  • [1] Аверин В.А. Психология в структуре высшего медицинского образования : автореф.дис.... д-ра психол. наук. СПб., 1997. С. 16.
  • [2] Там же. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >