Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика arrow Государственная информационная политика Канады сквозь призму электронного правительства
Посмотреть оригинал

Общие принципы политико-правового и организационного регулирования информационной политики Канады

Внедрение информационно-коммуникативных технологий в процессы оказания государственных услуг становится не столько инновационным инструментом государства, сколько инструментом его модернизации. С возрастанием важности информационной политики государство должно стремиться выработать эффективные легитимные механизмы для проведения государственной информационной политики в жизнь. Одним из самых важных элементов такого механизма регулирования является политико-правовое регулирование, которое не только регламентирует деятельность институциональной системы государственной информационной политики, защищает предоставленную государству физическими и юридическими лицами информацию, но и законодательно закрепляет право граждан на доступ к официальной информации.

На основании этого, решение центральных задач государственной информационной политики должно осуществляться через различные формы воздействия на следующие объекты информационной сферы:

  • • способы формирования и использования информационных ресурсов;
  • • системы обеспечения информационной безопасности;
  • • рынок телекоммуникационных и информационных средств, информационных услуг и продуктов;
  • • система информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;
  • • нормативно-правовая база информационных отношений.

Около 70 стран уже приняли и в 50 странах разрабатываются

законы, регулирующие эти стороны информационной политики[1].

Канада, являясь государством-первопроходцем в области государственной информационной политики, на протяжении долгого времени оттачивала механизмы ее политико-правового регулирования.

Вопросы государственного контроля над информационными потоками в Канаде частично были решены еще в середине 80-х гг. XX в. Канадское правительство с помощью законодательных инструментов определило области регулирования и соответствующие им правила. Были приняты следующие законы: закон о конфиденциальности (Privacy Act, 1985 г.) и подзаконные нормативные акты (Privacy Regulations, 1980-е гг.); закон о защите прав интеллектуальной собственности (Copyright Act, 1985 г.); закон о государственных архивах (National Archives of Canada Act, 1985 г.); закон о государственной библиотеке (National Library Act, 1985 г.); закон о государственных языках (Official Languages Act, 1985 г.); закон о государственной тайне (Official Secrets Act R.S., 1985 г.); закон о статистике (Statistics Act, 1985 г.).

В 1994 г. министерство промышленности Канады выпустило доклад «Построение более инновационной экономики»[2], в котором обсуждалось, каким образом Канада использует информационные технологии, чтобы достичь экономических и социальных целей. В данном документе, в сущности, предлагалось осуществление перехода к информационному обществу и экономике знаний с помощью Канадской информационной магистрали.

В рамках программы был учрежден канадский Консультативный совет по информационной магистрали, который должен был подготавливать предложения для правительства. В настоящее время деятельность Консультативного совета направлена на усиление суверенитета Канады и культурной идентичности, создание рабочих мест с помощью инвестиций и инноваций, обеспечение универсального доступа к информации по приемлемым ценам[3]. Работа совета строится, исходя из принципа: если рыночные механизмы не могут обеспечить всем гражданам равный доступ к информационным ресурсам или создать предпосылки для этого, то эту функцию на себя должно возложить правительство. В этих целях была предложена Национальная стратегия для предоставления доступа к основным услугам путем законодательной регламентации.

Основная роль государства в этом случае сводится к разработке и установлению правил. Так, в Канаде государственные структуры не только занимались разработкой законодательных проектов, но и сами стали своеобразной моделью для нововведений. Например, государственные органы также проходят этап реинжениринга с использованием в повседневной практике достижений информационных технологий. Государство в данном случае выступает примером и является лидером по внедрению и использованию информации в электронном виде и новых коммуникационных систем, что повышает уровень прозрачности властных структур, облегчает взаимосвязь с населением.

Для достижения этой цели государство предложило скоординировать свои действия с частным сектором и с общественными учреждениями. В Канаде в основе любой государственной инициативы, как, впрочем, и в законотворчестве, лежит мысль о том, что государство не может проводить реформирование какой-либо общественной или государственной сферы без опоры на другие силы - бизнес-структуры, общественные институты и т.д. В частности, об этом свидетельствует Стратегия информационной магистрали.

В рамках данной программы в Канаде была проведена работа со СМИ, а также создана одна из самых современных телекоммуникационных и вещательных систем. Все это стало результатом целенаправленных скоординированных действий для преодоления расстояний и разобщающих канадцев географических условий.

Реализация программы «Информационная магистраль» началась в Канаде в 1994 г.[4] В результате в сентябре 1995 г. по итогам работы Консультативного совета было выпущено в свет более 300 конкретных предложений для действий со стороны канадских властей. Была разработана и предложена национальная стратегия для предоставления доступа к основным услугам путем законодательной регламентации доступа к информации всех канадцев[5].

Канадская программа “Government On-Line” (Правительство он-лайн) координируется Казначейством в сотрудничестве с другими структурами. Сайт канадского правительства был открыт в 2001 г., а в 2002 г. на нем появился онлайн-раздел для клиентов, который был призван помочь правительству завоевать большее доверие среди граждан и понять их ожидания от программы “Government On-Line”. И, начиная с 2001 г., по уровню развития электронного правительства Канада прочно удерживает лидирующую позицию среди других государств. Так, уже в 2001 г. из 71 услуги, которые правительство Канады предоставляло гражданам, 64 услуги уже были представлены в онлайн режиме.

Вторым значительным проектом в рамках информационной политики Канады стало тестирование системы аутентификации цифровой подписи для различных правительственных услуг. Правительство Канады в июне 2001 г. подписало контракт на внедрение безопасного канала для правительства и частного сектора. В ходе проекта была создана цельная инфраструктура, которая была необходима для защиты, конфиденциальности и безупречности работы по сделкам с правительственными структурами.

Главной задачей на этом этапе было создание эффективных принципов управления государственной информацией на всем ее жизненном цикле. Например, специально для этих целей была разработана политика правительства Канады в области коммуникаций (Communications Policy of the Government of Canada). Она заменила аналогичную политику, разработанную в 1988 г. и пересмотренную в ноябре 1996 г., начала проводиться с 1 апреля 2002 г.

Цель стратегии, упомянутой выше, заключается в том, чтобы гарантировать хорошую скоординированность коммуникаций правительства Канады, эффективное управление и отзывчивость по отношению к разнообразным информационным потребностям отдельных граждан и всей общественности.

Данная стратегия Правительства Канады предполагает:

  • 1. Обеспечение граждан своевременной, точной, объективной и полной информацией относительно стратегий, программ, услуг и инициатив правительства.
  • 2. Использование английского и французского языков.
  • 3. Гарантию того, что канадские правительственные структуры прозрачны, доступны и подотчетны своим гражданам.
  • 4. Обеспечение разнообразных способов предоставления информации в различных форматах и с помощью разных средств коммуникации, в соответствии с различающимися потребностями граждан.
  • 5. Консультации граждан, учет интересов граждан в процессе разработки и формулирования стратегий, программ и услуг и т.д.

Одним из инструментов реализации права граждан на получение информации о деятельности власти являются средства массовой информации. В Канаде большое внимание правительство уделяло поддержке средств массовой информации. Тем более что существует более глубокая причина такой заинтересованности правительства в судьбе средств массовой информации. Канадские власти активно поощряют производство национального медийного продукта, что объясняется национальными особенностями канадских СМИ. Дело в том, что в Канаде ощущается сильное влияние США, не только как «соседа», но и потому, что родным языком для 70 % жителей Канады является английский язык. Кроме того, в пределах 300- километровой зоны от границы с США большинство канадцев могут принимать американские радио- и телепередачи.

В Канаде города в основном отстоят далеко друг от друга, региональные интересы сильно различаются, поэтому здесь не сложилась общенациональная пресса[6]. Большая часть газет - канадские, но в некоторых регионах не менее 90 % книг и 90 % журналов американские. В том же соотношении в г. Квебеке преобладают французские издания.

Несмотря на то, что телефон, телеграф, радио и телевидение в Канаде развивались преимущественно за счет частного сектора, в сфере транспортировок и передачи информации всегда наблюдался стабильный спрос на услуги государства[7]. Власти провинций были также вовлечены в это поле, хотя их присутствие в разных провинциях различно. В частности, их интересовало образовательное вещание. Как местные, так и федеральная власть выделяли средства на исследование влияния теле- и радиовещания на граждан и анализ выхода информации в зависимости от формы собственности. Королевские Комиссии и специальные экспертные группы были сформированы правительством для изучения этих вопросов.

Канадское правительство особое внимание уделяет своей культуре и информатизации собственного культурного наследия, что реализуется, в том числе, и через поддержку собственного производства массовой информации. Причина такой болезненной заинтересованности правительства в производстве собственного продукта объясняется отсутствием канадской общенациональной прессы.

Ближе всего к понятию общенациональной газеты подходит издаваемая в Торонто «Глоб энд мейл». Эта газета выпускается как в Оттаве, так и в Калгари, Ванкувере и Галифаксе. Она печатается с оригинала, который передается из Торонто по СВЧ-линии. На английском языке выходит около 100 ежедневных газет, однако лишь некоторые издаются тиражом более 250 тыс. экземпляров. Ни одна из этих газет не имеет такого международного престижа, как лондонская или нью-йоркская «Таймс»[8]. Также издается около десятка газет на французском языке. Из них наиболее популярными и влиятельными считаются монреальские «Ле девуар» и «Ла Пресс». Выпускаются газеты и на итальянском, китайском и других языках. Из журналов самым распространенным и влиятельным еженедельный общественно-политическим журналом на английском языке в Канаде поправу считается «Маклинз». На французском языке издается еженедельник «Актюалите».

Третий компонент успешности Канады в особом отношении к печати, поощрению «отечественного производителя». Здесь издательское дело и пресса тесно связаны с другими средствами массовой информации. Часто крупнейшие газеты имеют свои собственные телестудии или радиостанции. В удаленных районах страны, например, на севере, куда доставка прессы затруднена, радио берет на себя распространение новостей. До недавнего времени радио дополняло собой не слишком развитую издательскую индустрию, например, знакомило канадское население с литературными произведениями.

В последнее время в Канаде периодика, книгоиздательство, а также радио и телевидение испытывают трудности в связи с ростом влияния американских СМИ. Стремление сохранить свою культурную самобытность, поддерживая собственные СМИ, позволило Канаде за несколько лет не только защитить свою национальную прессу, но и превратиться в крупного экспортера кино и видеопродукции, отстоять свои позиции на американском рынке. Этот успех стал возможным благодаря стратегии доступа к услугам и содержанию, которая основана на четырех принципах: 1) универсальный, доступный и равный доступ, 2) ориентация на потребителя и разнообразие информации, 3) компетентность и участие граждан, 4) открытые и интерактивные сети.

В Канаде в среде СМИ много частных и государственных предприятий. Примером для этого служит местное радио- и телевещание. Канадские средства массовой информации свободны в освещении любых сторон жизни и точек зрения. При этом, однако, на радио и телевидении действует система квот, согласно которой примерно 30-35 % материалов, передаваемых телеканалами и радиостанциями, должны быть канадского производства[9] [5].

Канадские власти используют политические рычаги для продвижения правил содержания и собственности средств массовой информации. Используя свои полномочия в сфере налогообложения, государство способно влиять на развитие средств массовой информации в Канаде. Так, например, канадское правительство ограничило право собственности в области средств массовой информации определением доли на рынке. Других рекомендаций по ограничению концентрации нет. Однако правительственные структуры имеют право рассматривать собственность с точки зрения «Объединенного закона о ревизии» и препятствовать образованию монополии, если ее формирование может нанести вред канадскому обществу.

Канадское правительство также всегда регулировало рекламные потоки на телевидении, чтобы поддержать национальное вещание. Одним из самых значимых действий правительства в этой сфере стало поощрение размещения рекламы в канадских СМИ ка-

99

надскими же рекламодателями .

Такое вмешательство правительства приносит позитивный эффект: важнейшим из них является возросшее качество канадского телевидения. Кроме того, медиакомпании, базирующиеся в Квебеке и возглавляемые франкоговорящими канадцами, теперь расширили свой бизнес по всей Канаде. Это дало эффект интеграции разрозненных ранее франко- и англоговорящих общин. Хотелось бы также отметить, что нейтральное, сбалансированное освещение событий, связанных с вопросом национального единства, всегда было наиболее сложной задачей для журналистов.

Другая важная роль государства, которая часто остается незамеченной, заключается в использовании его для покупки рекламного времени в СМИ. Она может осуществляться через правительственные агентства и департаменты или, в период выборов, политическими партиями. Это приносит большой доход и, что важнее, часто способствует карьерному росту. Советники министерств или премьера по работе с прессой получают прибыльную работу в частном секторе.

В Канаде независимость СМИ обусловлена структурными предпосылками. Во-первых, это наличие среднего класса, в чьи ценности входит свобода слова. Вторая предпосылка вытекает из первой: довольно сильная экономика в сочетании с независимой судебной системой обеспечивают торжество закона. Эти факторы обусловили возникновение сложных отношений между ветвями власти. Но структурные факторы сами по себе не учитывают одного важного аспекта - политических лидеров и их потенциальные возможности объявления чрезвычайное положения, что делает пределы их власти практически безграничными. Этот факт также сближает Россию и Канаду в ситуации взаимоотношений СМИ и государственной власти.

В Канаде отсутствует всеобъемлющее законодательство о прессе, но к ней имеет отношение ряд федеральных и провинциальных законов. Кроме того, в рамках общего права общие правые нормы, регулирующие свободу печати в Канаде, формируются из практики решений федеральных и провинциальных судов. В федеративных государствах (Канада, США, Австралия) основные законы, определяющие деятельность СМИ, включая законы о клевете и вмешательстве в частную жизнь, принимаются на уровне субъектов федерации[11].

В Канаде система взаимодействия власти и вещателей строится на двух основных принципах:

  • 1) максимального невмешательства государственной власти не просто в деятельность вещателей, но и вопросы регулирования их деятельности (регулирование осуществляется специальными органами, напрямую неподконтрольными власти, в том числе исполнительной);
  • 2) коллегиальности органов, осуществляющих такое регулирование, причем формирование коллегиального органа осуществляется так, чтобы учесть интересы по возможности большей части политических и социальных сторон.

Не только в Канаде, но и в ряде других национальных правовых системах, например в США, Великобритании, Голландии, Испании, Австралии, не признается особое массово-информационное право в прямом смысле этого слова. В этих странах средства массовой информации регулируются нормами гражданского и иного законодательства[12]. Также по различным законам и кодексам разбросаны статьи, касающиеся журналистской деятельности. Именно поэтому все страны, в которых конституции особое внимание уделяют свободе массовой информации, имеют специальные законы о печати. В российском законодательстве, наоборот, говорится о привилегированном положении редакций СМИ и журналистов.

С помощью средств массовой информации все граждане осуществляют своё право на поиск и получение информации[13]. Об этом говорит статья 5 Основного закона ФРГ и Конституция Испании[14]. В этих государствах журналисты приравнены к врачам и адвокатам, поэтому имеют право на сохранение «профессиональной тайны». В России журналист традиционно имеет больше прав на доступ к государственным информационным ресурсам, чем рядовой гражданин. Такое положение дел косвенно нашло отражение в российском законодательстве. В РФ в Законе о СМИ, в статье 38 («Право на получение информации»), отмечено: «...граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц»[15]. То есть граждане обладают таким правом, но только через средства массовой информации.

Статья 39 Закона о СМИ уточняет процедуру реализации права редакции на получение информации о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Но фактически она предоставляет журналистам права, которых нет у остальных российских граждан, и предполагает получение информации обществом именно через институт средств массовой информации[16].

Канадские средства массовой информации управляются центральным правительством посредством ряда законодательных актов о теле- и радиовещании и создания специального органа государственного регулирования: Канадской Комиссии по радио- и телевещанию и телекоммуникациям (the CRTC). Это агентство не только выдает лицензии на теле- и радиовещание, но и отслеживает содержание предлагаемой ими информации и даже устанавливает тарифы на телефонную связь в стране.

В законодательном регулировании деятельности СМИ в Канаде большую роль играет контроль над доступом к информации, особенно из рук государственных структур, журналистов и обычных граждан, которые могут стать источниками информации.

В Российской Федерации существуют некоторые проблемы относительно реализации права граждан на информацию, закрепленного в пятичленной конституционно-правовой норме части 4 статьи 29 Конституции РФ[17], что представляет собой одну из самых трудных для российского законодательства проблем. По оценкам специалистов, только на конституционном уровне эта проблема рассматривается более чем в десяти конституционно-правовых установлениях, а на более широком, законодательном уровне в этот институт входят нормы свыше трех десятков законодательных актов. Такие статьи есть в законах РФ «О государственной тайне»[18], «Об информации, информатизации и защите информации»[19], «Об основных гарантиях избирательных прав граждан»[20], «О референдуме Российской Федерации»[21], а также в действующих Кодексах. В части, касающейся права доступа, эти законы являются продолжением Закона «О СМИ», согласно статье 38 которого «граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений и должностных лиц»[13].

Однако само по себе наличие большого количества правовых норм лишь запутывает ситуацию. Среди множества этих норм до сих пор нет консолидирующего, системообразующего законодательного акта.

Нужно отметить, что Канада проделала долгий путь по становлению информационной открытости в обществе. СМИ и общественность также сталкивались с многочисленными трудностями, желая больше узнать о работе государственных органов или пытаясь обнародовать правительственные решения и документы. Так, одним из эффективных инструментов стало учреждение специальных контрольных органов и органов надзора за соблюдением законодательства в сфере получения доступа к информации.

В Канаде существует должность Специального уполномоченного по информации. Так, любое лицо, от которого исходил запрос, может обратиться с апелляцией, в случае отказа в доступе к информации, к Специальному уполномоченному. В его компетенции находится право посещать любое правительственное учреждение, исследовать всю документацию и информацию кроме документов, защищенных грифом «тайны Кабинета». Он также может рекомендовать обнародовать информацию или дать обратный совет - не спешить и отказаться «открыть» документ. Федеральный суд - последняя инстанция, которая решает судьбу документа - обнародовать его или нет, если с таким решением Специального уполномоченного не согласен подавший запрос.

В Канаде сфера отношений между государством и структурами, которые описывают либо комментируют его деятельность, регулируется посредством отношений и договоренностей, которые могут быть формальными (кодифицированными) или неформальными (т.е. существовавшие только в виде негласных правил поведения)[23]. К формальным относятся писаные законы и прецеденты общего права, с помощью которых устанавливаются критерии клеветы, цензуры, доступа к общественной информации и т.д.

Безусловно, высшим регулирующим правовым документом на уровне государства является Конституция Канады. Помимо нее, деятельность СМИ и свободу слова в стране регулируются канадской «Хартией прав и свобод», а именно параграфом 2 («свобода мысли, убеждений, мнений и их выражения, включая свободу прессы и других СМИ» является фундаментальной свободой). Однако в 2009 г. Совет Европы подписал «Конвенцию о доступе к официальным документам», под влияние которой попадают все упомянутые

11^

выше категории правовых документов .

В Канаде проблематично разделение полномочий между правительством федерального уровня и местного (на уровне провинций). Так, некоторые области права отданы полностью в ведение правительства провинций (например, право собственности, право законотворчества в сфере гражданских прав и правосудия). Таким образом, каждая провинция, несмотря на действующий Закон о доступе к информации, обладает рядом своих собственных законов по этому поводу. Следовательно, средства массовой информации подчиняются таким законам, которые определяют правовое поле на территории провинции, где эти СМИ распространяются. А так как большинство ежедневных изданий распространяется в Канаде на провинциальном уровне, то и подчинение законодательству будет идти на провинциальном уровне.

Большое значение в правовом регулировании государственной информационной политики Канады играет Закон «О доступе к информации». Федеральный Закон о доступе к информации вступил в силу в 1982 г. Во-первых, данный закон регулирует право частных лиц на доступ к определенным видам правительственной информации. Также Федеральный Закон о доступе к информации требует, чтобы властные органы своевременно и за разумную плату предоставляли информацию лицам, сделавшим запрос. Закон распространяется на деятельность всех министерств федерального правительства, государственных учреждений и корпораций.

Закон «О доступе к информации» в Канаде предоставляет ее гражданам иметь право доступа к информации на государственном уровне, к записям государственных органов, а не только к данным личного свойства. Это право каждый может реализовать с помощью официального публичного запроса в государственные структуры[24] [25]. Ежегодно Специальный уполномоченный по информации в Канаде предоставляет годовой отчет о работе с запросами о доступе к информации граждан Канады. Данные годовых отчетов находятся в свободном доступе в Интернет на официальном правительственном сайте[26]. Это так же позволяет независимым исследователям, СМИ и другим общественным структурам осуществлять мониторинг деятельности Специального уполномоченного и всех государственных структур, в которые поступают соответствующие запросы, и делать выводы относительно эффективности работы данных структур и закона о доступе к информации в целом.

Со дня вступления в силу Закона «О доступе к информации» количество запросов росло. В 2000-2001 гг. федеральные органы власти получили 20789 запросов, а это на 64 % больше, чем в 1995- 1996 гг.[16]

На основании годовых отчетов Администрации Канады по реализации прав канадцев на доступ к государственной информации по сравнению с данными за 2004, 2005 и 2008 гг. можно констатировать, что наблюдается устойчивый значительный спад активности в отношении реализации права на доступ к информации среди всех источников запросов (табл. 1). Это объясняется, с одной стороны, усилением прозрачности и открытости правящих органов, с другой стороны, эффективной работой информационной магистрали и другими мерами канадского правительства, в итоге повышающих уровень доверия населения курсу государственной политики и государственным органам в частности, что лишает смысла граждан Канады запрашивать информацию.

Таблица 1

Активность основных категорий источников запросов_

Источник

запросов

Количество запросов

2009-2010 гг.

2010-2011 гг.

2011-2012 гг.

2012-2013 гг.

СМИ

46

8 (17,39 %)

1

4

Вузы

3

1 (2,17%)

1

0

Бизнес-структуры

51

2 (4,35 %)

3

8

Организации

15

2 (4,35 %)

3

0

Общественность

116

33 (71,74 %)

40

32

Всего

231 (100 %)

46 (100 %)

48 (100%)

44(100%)

Источник: Annual Report on the Administration of the Access To Information Act from April 1, 2012 to March 31, 2013 / from April 1, 2011 to March 31, 2012 / from April 1, 2010 to March 31, 2011 / from April 1, 2009 to March 31, 2010 // http://www. oic-ci. gc. ca/eng/rp-pr_ar-ra. aspx.

Так как количество жалоб за исследуемый период крайне незначительно ни одной или 1-2 (0,8 %), это значит, что проблема спада количества запросов кроятся не в плохой работе структур, предоставляющих информацию, а в системных недочетах. Анализ отчетов за 2009 по 2013 г. показал, какие общественные и политические структуры активнее всего реализуют свое право на доступ к информации, сколько запросов поступает и сколько из них удовлетворяется. Самой активной запрашивающей категорией по- прежнему остается общественность.

Основным методом предоставления информации в изучаемый период является выдача копии запрашиваемых документов, а также консультации по интересующим вопросам (в малом количестве). Для сравнения хочется привести данные по источникам запросов за 2004-2005 гг.[28], их можно разделить на несколько категорий и представить в виде диаграммы 1.

Диаграмма 1. Категории запросов за 2004-2005 гг.

Наблюдается значительное уменьшение количества запросов. Представляется возможным объяснить такой спад активности некоторыми недостатками законодательного регулирования и, как следствие, появление аберрации в практике делопроизводства. На начальном этапе функционирования законодательного механизма информационной политики Канады чиновники четко и отлажено переносили свои рекомендации и мысли на бумагу под воздействием законодательства по доступу к информации. Однако на современном этапе сейчас ситуация изменилась: правительство стало ориентировать государственных служащих не фиксировать все на бумажных носителях. Чиновники получили инструкцию практически всю свою работу осуществлять устно под предлогом сокращения государственных расходов. Однако мы предполагаем, что истинная причина таких изменений заключается в том, что устное общение, рекомендации и предложения не подпадают под действие закона «О доступе к информации»[29].

На спад активности, по нашему мнению, влияет и то, что в законодательной базе не был разработан четкий перечень исключений. Согласно закону, правительство имеет существенную привилегию не разглашать «тайны Кабинета» и, соответственно, любой документ может попасть под данное правило и быть объявленным «документом Кабинета». Также в данном законе присутствует перечень сфер, попадающих под обязательные исключения, которые могут быть объявлены секретными в случае судебного пересмотра, и двенадцать поводов для исключений, предоставленные на усмотрение властей[30]. Правительство не всегда с охотой раскрывает информацию. Многие эксперты полагают, что при всей неопровержимой значимости Закона о доступе к информации описанные выше исключения и ситуация с «тайнами Кабинета» в целом лишают его действенности[5].

Таблица 2, составленная на основе Годового отчета о Доступе к государственной информации, демонстрирует следующие количественные показатели. В период с 1 апреля 2010 г. по 31 марта 2011 г. из всех поданных запросов полная информация была предоставлена только для 9 запросов из поступивших 48, что представляет собой довольно низкий показатель - 19,57 %.

В канадском законе, регулирующем доступ к правительственной информации, в статьях 13-19 обговариваются случаи и сведения, которые глава ведомства может или должен отказаться обнародовать. В основном, это оправданно, так как это такие сведения, обнародование которых может повлечь нежелательные последствия в военно-стратегической, политической и законодательной и научной сферах (ст. 13-17) или нанести ущерб личности (ст. 18) или финансовому положению (ст. 19). К сведениям, не подлежащим разглашению, относятся также сведения, полученные конфиденциально по международным каналам: от международных организаций или организаций в других странах (ст. 15). Исключения составляют случаи, когда на обнародовании сведений настаивает или просто разрешает их обнародовать организация, предоставившая эти сведения.

Таблица 2

Количественные показатели реализации Закона о доступе к информации за 2010-2011 гг.

Кол-во

запросов

Метод доступа к информации

Результат

Выдача копии документа

Консультации

Другое

Предоставлена полная информация

Информация частично раскрыта

Запрос перенаправлен в другое учреждение

Информация не раскрыта

48

29

3

16

  • 9
  • (19,57%)
  • 20
  • (43,48 %)
  • 10
  • (21,74%)
  • 3
  • (6,52 %)

Источник: Годовой отчет о Доступе к государственной информации. URL: http://www.nrc-nrc.gc.ca/eng/transparency/access_information/annual_report/2010_ 2011/index.html.

Если государственные органы обладают необходимой информацией или возникла необходимость получить информацию через прессу, то общественность Канады имеет право на информацию о результатах проверки состояния окружающей среды и качества потребительских изделий. Сведения об окружающей среде не могут стать достоянием общественности, кроме случаев, если ведомства проводили платные испытания или по заказу третьего лица. Информация, принадлежащая третьей стороне, может быть раскрыта только с ее согласия или если общественный интерес в таком обнародовании перевешивает любые финансовые выгоды или потери третьего лица.

Если какая-либо правительственная структура отказывает в предоставлении сведений, то обязательно должны быть соблюдены формальности. Такой отказ в первую очередь должен быть законодательно обоснован (Закон о доступе к информации, ст. 10)[16]. Глава отказавшего учреждения обязан назвать причину отказа и непременно указать, что сторона, от которой исходил запрос, имеет право подать жалобу по поводу данного отказа Специальному уполномоченному по информации.

Еще одним барьером для установления свободного доступа к правительственной информации стал Канадский закон «О служебной тайне», являющейся «потенциальной дубинкой», которая может быть использована элитами для предотвращения распространения практически любой информации, если они сочтут ее секретной. По существу, этот закон придает силы бюрократии, при этом он «перекрывает кислород» прессе.

Закон «О праве на невмешательство в частную жизнь» (1982 г.) является частью федерального законодательства о правах человека, он был принят в качестве части Закона о доступе к информации. Данный закон не предоставляет в полном смысле права на невмешательство в личную жизнь, но дает частным лицам свободу требовать доступа к информации о них, которую хранит государство. Важной поправкой к Уголовному кодексу Канады является Закон «О защите личной жизни», согласно которому нарушение тайны частной переписки считается преступлением. Но при этом общим правом на федеральном уровне нарушения законных прав частного лица при вмешательстве в его личную жизнь не регулируются.

Однако в законодательстве Канады произошли изменения в области защиты персональной информации коммерческого сектора. В 2004 г. был принят Закон «О защите частной информации и электронных документах» (Personal Information Protection and Electronic Documents Act). Теперь нормы нового закона стали доступными для канадских граждан, в частности особо заинтересованных в законе бизнесменов, в провинциях, где не существуют свои собственные законы по защите частной информации. Однако некоторые провинции, например Альберта, Квебек и Британская Колумбия, ввели свои собственные законы по защите частной информации. Эти акты предназначены для закрытия всех персональных данных потребителей и клиентов, и обеспечения их достоверности. Такая информация может включать любые данные: имя, адрес, номер телефона, номера социальной и кредитной карточек и даже ДНК, так как она может быть использована для идентификации конкретного человека.

В связи с данным нововведением руководители, которые собирают личную информацию о своих сотрудниках или клиентах, должны обеспечить ее безопасность и быть уверенными, что она не причинит им вреда. Если кто-либо воспользуется такой информацией в незаконных целях, то ее разглашение может привести к потере репутации и убыткам. Теперь в канадских компаниях предусматривается создание специальных отделов, которые следят за сохранением тайны частной информации и занимаются обучением этим своих сотрудников. Примером такой компании является канадская корпорация “Blackenterprise”.

В большинстве стран мира информационное пространство и информационная политика являются объектом регулирования со стороны органов государственной власти и других политических акторов. И в данных условиях роль государства состоит в установлении баланса между регулированием и конкуренцией, свободой на шифрование в целях защиты личной жизни и персональных коммуникаций и обеспечением защиты общественных интересов от террористов, свободой слова и защитой интересов несовершеннолетних и нравственности. Этот баланс должен устанавливаться и пересматриваться самим государством, так как рыночные силы этого сделать не могут.

Таким образом, изучив практический опыт Канады по правовому обеспечению и реализации государственной информационной политики, которая ставит основной целью обеспечение транспарентности институтов власти, можно извлечь некоторые уроки относительно создания эффективных институциональных систем доступа к официальной информации. Главным выводом является тезис о том, что государство в Канаде представляет собой главный субъект управления всеми информационными потоками, используя при этом разные приемы и механизмы регулирования (экономические, правовые и т.д.). Политические структуры, элита и общественность Канады за последние 30 лет создали одну из лучших в мире, притом, постоянно развивающуюся, институциональную систему обеспечения информационной политики. Она включает в себя создание единого информационного пространства; создание электронного правительства; свободного доступа к информации; государственное регулирование деятельности СМИ; развитие Интернета; нормативное регулирование всех информационных отношений и процессов; перевод большинства государственных услуг в электронный вариант. Это стало возможным благодаря реализации концепции «Нового государственного менеджмента». Все это обеспечивает в Канаде публичную прозрачность и подотчетность государственных органов. При этом доступ к официальной информации стал новым политическим и правовым институтом, который гарантирует гласность правления в современных социальных условиях и в современном понимании и поэтому составляет неотъемлемый компонент информационной политики государства. А информационная политика, в свою очередь, становится конституционно важной институциональной подсистемой национального государства.

  • [1] Афанасьев M. Н. Императив постиндустриальной демократии - информационнаяоткрытость власти // Общественные науки и современность. 2010. № 3. С. 111-117.URL: http://ecsocman.hse.ru/data/2011/11/28/1270196716/М.Н.%20Афанасьев.рс1Т
  • [2] 9' Мелюхин И. С. Информационное общество и государство Информационное общество: необходимость государственного подхода // Информационное общество. 2011.Выл. 1. С. 50-58.
  • [3] Там же. С. 53.
  • [4] Там же. С. 54.
  • [5] Там же.
  • [6] Тимашова Т. Н. Канадская модель федерализма. М., 2002. С. 65. 49
  • [7] Акимов Ю. Г. Современное канадское общество. СПб., 2000. С. 118.
  • [8] Там же. С. 132.
  • [9] Канада: краткая справка. 29.08.2008. URL: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_3231000/3231850.stm.
  • [10] Там же.
  • [11] Комаровский В. С. Государственная служба и средства массовой информации. Воронеж, 2003. С. 65.
  • [12] Там же. С. 66.
  • [13] Закон о средствах массовой информации (Закон о СМИ) от 27.12.1991 г. № 2124-1(действующая редакция от 01.09.2013 г.) // Консультант Плюс. 1992-2014. URL:http://www.consultant.ru/popular/smi/.
  • [14] Комаровский В. С. Государственная служба и средства массовой информации.С. 69.
  • [15] Закон о средствах массовой информации (Закон о СМИ) от 27.12.1991 г. № 2124-1(действующая редакция от 01.09.2013 г.).
  • [16] Там же.
  • [17] 06 Конституция Российской Федерации. URL: http://www.constitution.ru/.
  • [18] Закон РФ от 21.07.1993 г. № 5485-I «О государственной тайне» (с изменениями идополнениями). URL: http://base.garant.ru/10102673/.
  • [19] Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». URL:http://www.rg.ru/2006/07/29/informacia-dok.html.
  • [20] Федеральный закон от 12.06.2002 г. № 67-ФЗ (ред. от 25.07.2011 г.) «Об основныхгарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РоссийскойФедерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_117409/.
  • [21] Федеральный конституционный закон от 28.06.2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_76i494/.
  • [22] Закон о средствах массовой информации (Закон о СМИ) от 27.12.1991 г. № 2124-1(действующая редакция от 01.09.2013 г.) // Консультант Плюс. 1992-2014. URL:http://www.consultant.ru/popular/smi/.
  • [23] Хант В. Система взаимоотношений СМИ, общества и государства в Канаде: проблемы и решения. URL: http://www.librari.cjes.ru.
  • [24] Конвенция Совета Европы о доступе к официальным документам. URL:http://mosmediator.narod.ru/index/0-30812.
  • [25] Access to Information Act, R.S.C., 1985. С. A-1. URL: http://laws-lois.justice.gc.ca/PDF/A-1.pdf.
  • [26] Annual Reports. URL: http://www.oic-ci.gc.ca/eng/rp-pr_ar-ra.aspx.
  • [27] Там же.
  • [28] Лемье Д. Закон о доступе к информации (ATIA). Канада. URL:http://www.myshared.ru/slide/141111/.
  • [29] Access to Information Act, R.S.C., 1985.
  • [30] Ломакин Д. Доступ к информации: сравнительно-правовой анализ на примере России и Канады И ПРАВО ЗНАТЬ: история, теория, практика. № 9-12 (93-96). сентябрь-декабрь 2004 г. URL: http://www.svobodainfo.org/en/node/152.
  • [31] Там же.
  • [32] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы