ИССЛЕДОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Теории информационного общества и информационной политики

Изучение информационной политики и ее инструментов невозможно без всестороннего анализа базовых понятий информационного общества, его моделей и теорий. Социополитические, технологические аспекты, а также информационная природа постиндустриального общества была изучена такими зарубежными авторами как 3. Бжезинский, Э. Тоффлер, Д. Белл, М. Кастельс, П. Дракер, Ф. Фукуяма, А. Этциони, Дж. Гэлбрейт, Дж. Несбитт, Л. Туроу, И. Валлерстайн, Н. Винер, Э. Гидценс, Э. Дюркгейм, С. Хантингтон, Й. Хейзинг, Ф. Махлупа, Т. Умесао, А. Турен, М. Порат, Й. Ма- суда, Т. Стоуньер, Р. Кац, X. Эванс, Дж. Мартин, Г. Кан, Т. Эрик- сен[1] и др.

Проблемы информационной стадии общественного развития, становление информационной цивилизации нашли отражения в работах таких отечественных исследователей, как И. Алексеева, В.Г. Афанасьев, В.И. Вернадский, Л.Н. Гумилев, В.С. Егоров,

A. П. Ершов, И.А. Ильин, В. Иноземцев Н.Н. Моисеев, А.И. Ракитов,

B. Ф. Ницевич, Г.Л. Смолян, Г.Г. Почепцов, А.Д. Урсул, В.Н. Цыгичко, Р.И. Цвылев, Д.С. Черешкин, И.И. Юзвишин и т.д.

2

Определением сущности информационного пространства, изучением его качеств и возможностей занимались такие отечественные исследователи, как И.М. Дзялошинский, Е.П. Прохоров, С.Э. Зуев и др.[2]

Теоретическое осмысление места и роли информационных технологий в государственном управлении, анализ роли Интернета для политики и общественных структур стало возможным благодаря трудам М.Х. Анохина, В.В. Иванова, Е.Ю. Журавлевой, О.Н. Забузо- ва, К.Н. Кеннета, В.С. Комаровского, М.Ю. Лавлютенковой, С.Л. Липатова, С.В. Малахова, И.А. Пенькова, Д.Н. Пескова, Ю.Г. Савостиц- кого, С.Г. Туронок, А.В. Чугунова, А.Н. Шеремета и др.

2

Множество работ посвящено анализу теоретических аспектов информационной политики, в большинстве из них информационная политика рассматривается в качестве механизма регулирования информационных процессов и отношений: в работах В.А. Аннико- вой, В.О. Богомолова, О.И. Забузова, Е.П. Прохорова, Е.В. Карасёвой, А.Г. Киселева, С.С. Комиссарова, С.В. Коновченко, Ю.А. Нисне- вича, В.Ф. Ницевича, Д.П. Прудникова и др.[3] Некоторые авторы предлагают свое видение сущности, структуры и процессов институционализации информационной политики[4].

Следует обратить внимание на наличие теоретических пробелов в определении дефиниции «информационная политика», ее институциональной структуры, а также механизмов ее формирования и реализации. Фактически пока в отечественных научных изысканиях не удалось соединить достаточно глубокий теоретический анализ с исследованием практики реализации информационной политики, не удалось предложить целостную концепцию и модель развития государственной информационной политики.

Канадские ученые рассматривают ее в двух плоскостях - технологической и политической. Из всех подходов выделяются теории информационной политики М. Даунинга, К. Нильсена, Д. Брауна, Д. Карона, Дж. Кромити, У. Стрикера, Дж. Роя, М. Нельсена и др.[5] Различные аспекты информационного менеджмента как практического воплощения информационной политики нашли отражение в работах

С. Чу, С. Детлора, П. Бергерона, Л. Хитона, Т. Давенпорта, Л. Прусака, К. Десуза, Дж. Манчини, Б. Мортона, С. Зинка, С. Парка и др.[6]

Достаточное количество работ зарубежных, и в том числе канадских и американских исследователей (Л. Бленджер, Ван Дорзен, Ван Дейк, Ф. Картер, И. Моргенсон, Ф. Моргенсон, К. Мосбергер, М. Стансбури, С. Толберт, И. Ферро, Н. Хельбиг, Дж. Хиль-Гарсиа, С. Чан, С. Шульман и др.[7]) посвящено проблеме «информационного неравенства» или «цифрового разрыва», изучению его причин и подверженных ему категорий населения.

Вопросы доступа граждан к правительственной информации, открытость государственных органов, а также политико-правовые аспекты регулирования информационной политики рассматривали следующие авторы: С.А. Модестов, В.Д. Попов, И.Н. Панарин, О.А. Судоргин и др.[8]

В рамках исследования отдельным блоком были изучены работы, сосредоточившие особое внимание на исследовании проблемы возникновения и развития электронного правительства, электронного и виртуального государства. Среди них центральное место занимают научные труды А.Н. Авдулова, В.А. Алексунина, К. Барроу, Б. Берковича, Т.А. Бурениной, М.И. Богдановской, Л.А. Василенко, Н. Вулкан, М.М. Вирина, Ю.В. Ирхина, В. Йордона, В.Ж. Келле, Н. Керстинга, М. Китсинга, О.А. Кобелева, М.В. Кузнецова, А.Н. Кулика, А.М. Кулькина, В.А. Лисичкина, М.В. Леоновой, К. Мак- ната, Р. Миллера, Б.З. Мильнера, В. Михалски, И.В. Павлова, З.В. Родигиной, Е.Е. Рябцевой, В.И. Савинкова, В.Н. Садовского, В.И. Сарафанова, Л.В. Сморгунова, Дж.Е. Фонтэйна, Ц. Чжана, Ю. Шибалова, В. Яковец, В.А. Яковлевой и др.

2

Электронное правительство Канады также является предметом изучения как теоретиков-политологов, так и практиков в правительственных структурах. История появления электронного правительства и отдельные аспекты его функционирования изучены в работах С. Айкинса, Дж. Берлота, Дж. Браунинга, Р. Гера, И. Каната, Ф. Моргенсона, Т. Райли, С. Фрейзера, Б. Янга и др.[9]

Таким образом, в зарубежной и отечественной научной литературе проблема информационной политики Канады не рассматривалась комплексно с учетом всех аспектов ее реализации. Не изучены каналы связи между гражданами Канады и правительственными структурами в рамках многоканального доступа, остаются не рассмотренными новые законы, регулирующие информационное политическое пространство Канады, вступившие в силу после 2008 г. Самые поздние исследования, как отечественные, так и зарубежные, по вопросу информационной политики Канады относятся к 2008 г. Однако в период с 2008 по 2013 г. в функционировании канадской информационной политики произошло немало изменений. При этом интерес к канадской информационной политике со стороны правительства Российской Федерации становится все более значимым. С 2004 по 2010 г. реализовывалась Российско-канадская «Программа содействия реформированию государственного управления в Российской Федерации», в рамках которой проходили конференции, стажировки российских государственных служащих и исследователей. Все вышеизложенное определило интерес к изучению темы, избранной для диссертационного исследования.

Информационная глобализация, которая является современной тенденцией мирового развития, поделила все государства на информационно бедные и информационно богатые[10]. Первые процветают и развиваются, а вторые либо пытаются их догнать, либо вынуждены зависеть от информационно богатых стран и подчиняться их воле. На сегодняшний день для определения оптимального политического курса руководство любого государства пытается учитывать все новые тенденции для укрепления государственной мощи. Если в недавнем прошлом для ведущих странах мира была характерна гонка вооружений, то сегодня - это гонка информатизации. Этот процесс приводит не просто к обогащению в технической и информационной сферах, но и к построению единого информационного пространства и созданию информационного общества[11]. Успех в конкурентной борьбе между странами в большей степени стал зависеть от выработки и реализации эффективной государственной информационной политики. С одной стороны, она определяет условия развития информационной сферы общества, способность этой сферы содействовать интенсификации общественного развития, повышению качества жизни граждан, укреплению обороноспособности страны и безопасности государства. С другой стороны, способствует привлечению наиболее социально активных сил к укреплению духовного потенциала общества, что повышает общую конкурентоспособность государства. Отсюда и рост значения информации и знаний в современном обществе резко возросло. Информация теперь не только одна из важнейших человеческих потребностей, она стала фундаментом для любой социальной организации, а также базовым ресурсом для достижения целей социально- экономического развития страны в целом. Именно поэтому важно, чтобы каждое современное государство большое внимание уделяло информационной политике, как одному из важнейших направлений внутренней политики.

С понятием «информационная политика» неотрывно связаны такие явления, как «информационное пространство» и «информационное общество». Прежде всего, информационное пространство государства, в котором протекают процессы информационного взаимодействия, представляет собой совокупность информационных сфер гражданского общества, государственной власти и местного самоуправления.

И.М. Дзялошинский определяет информационное пространство как «пространство информационных отношений, создаваемое взаимодействующими по поводу информации субъектами, но вместе с тем имеющее свое особое (системное) качество, отсутствующее в самих субъектах»[12]. По мнению профессора Е.П. Прохорова, в информационном пространстве должен быть отлажен механизм устойчивого взаимодействия между потребителями информации, с равными возможностями доступа к ней, и компонентами информационных ресурсов[13]. Отношения регламентируются определенными принципами и правилами, их основа и суть - упорядоченное получение и обмен информационными ресурсами. Смысл создания и функционирования информационного пространства - реализация конституционного права граждан на информацию, которое обеспечивает развитие демократического массового сознания. Необходимо правовое регулирование информационного обмена в информационном пространстве, исключающее ущемление прав граждан и возникновение информационных угроз личности, обществу и государству.

В современном обществе роль и политическое значение информационного пространства постоянно возрастает. Это происходит из-за его постоянного расширения с помощью вовлечения в себя новых субъектов, сетей, институтов. Таким образом, происходит постоянное усложнение структуры информационного пространства. По вышеизложенным причинам властные структуры все больше интересуются информационным пространством современного общества, становясь ее объектом. Меняется также и политическая роль и назначение современного информационного пространства, что происходит за счет его способности изменять власть и преобразовывать политическую систему[14].

Информационное пространство приводит к возникновению в государствах информационного общества. Термин «информационное общество» первоначально обозначал общество, в котором наиболее важными видами экономической и культурной деятельности являются создание, распространение и обработка информации. Информационное общество обычно противопоставлялось обществам, в которых основой экономики становятся в первую очередь промышленность или сельское хозяйство. Вслед за определениями «постбуржуазного общества», «посткапиталистического строя», «постпредпринимательского» и «пострыночного» общества практически одновременно Ф. Махлупа и Т. Умесао в США и Японии ввели термин «информационное общество», а французский социолог А. Турен - «программируемое общество»[15]. Их подход апеллировал к новой технологической и информационной природе современного общества.

Теория информационного общества была развита в дальнейшем такими авторами, как М. Порат[16], Й Масуда и др. Эта теория была поддержана теми исследователями, которые на первый план в развитии нового типа общества выдвигали не собственно прогресс информационных технологий, а становление технологического (технотронного) общества, которое должно развиваться под воздействием усиливающейся роли знаний.

В основе концепции постиндустриального общества лежала оценка нового общества, которое резко отличается от прежнего за счет развития сектора услуг и информации, снижения значения материального производства, изменения характера человеческой деятельности, новых типов вовлекаемых в производство ресурсов и модификации традиционной социальной структуры.

Концепция информационного общества является разновидностью теории постиндустриального общества, основу которой положили 3. Бжезинский[17] и Д. Белл[18]. Авторы теории информационного обществ рассматривали общественное развитие в целом как «смену стадии», что связывали со становлением и доминированием «четвертого», информационного сектора экономики. Сторонники данной теории утверждали, что информация и знания станут основой для нового типа общества - информационного, вместо труда и капитала, которые были основой индустриального общества.

Американский социолог Д. Белл внес один из самых значимых вкладов в развитие концепции постиндустриального общества.

В основу своей концепции Д. Белл положил идею, что новое общество будет определяться в своих главных чертах развитием науки, знания, причем сама наука, знание будут приобретать со временем все более возрастающее значение. Он считал, что постиндустриальное общество - это, прежде всего, общество знания, которое характеризуется двумя аспектами:

  • 1. В первую очередь, именно исследования и разработки становятся первостепенным источником инноваций. А так как центральное место отводится теоретическому знанию, это создает платформу для новых взаимоотношений между наукой и технологией.
  • 2. Прогресс общества в современном мире стал измеряться в первую очередь успехами в области знания, а не только возрастающей долей ВВП и увеличивающейся занятостью рабочей силы[19].

Исследователь А. Турен при формулировке понятия «информационного общества» особый акцент ставил на новые экономические отношения. Для него особую важность составляли изменения в инвестиционной и управленческой политике, которые происходят во время телекоммуникационно-информационной революции[20].

Е. Масуда особое внимание обращал на социальный аспект информатизации общества. Так, по его мнению, действие информационной технологии привело к революционному изменению в структуре информационного общества, в результате чего социально недифференцированные «информационные сообщества» были заменены классами[21].

3. Тоффлер пристальное внимание обращал на внешнюю организацию информационного общества, в которой противопоставлял «малые» экономические формы (индивидуальную деятельность на дому, «электронный коттедж») традиционным громоздким корпорациям. Малые формы он включал в общую структуру информационного общества с его «инфо-», «техно-» и другими сферами человеческого бытия. Тоффлер в работе «Шок будущего» утверждал, что «супериндустриальное общество» придет на смену «индустриальному обществу», что будет отличительной чертой принципиально нового характера следующего типа цивилизации[22]. «Многое в этой возникающей цивилизации противоречит традиционной индустриальной цивилизации. Это одновременно и в высшей степени технически развитая, и антииндустриальная цивилизация. «Третья волна» несет с собой подлинно новый образ жизни... Формирующаяся цивилизация несет с собой новый кодекс поведения и выводит нас за

w 29

пределы концентрации энергии, денежный средств и власти» .

В теории информационного общества социальные и политические изменения рассматриваются как явный результат «микроэлектронной революции». При этом распространение информационной техники влияет на перспективы развития демократии в современном обществе. Главную роль в этом Э. Тоффлер отводит телекоммуникационной «кабельной сети». Ее основной функцией, на его взгляд, становится обеспечение двусторонней связи между гражданами и их правительством. Все это позволяет учитывать их точки зрения при выработке политических решений[19] [24].

Философ Т. Стоуньер дал развернутую характеристику понятию «информация». В ней содержатся принципиальные отличия этого феномена от других видов социальных и экономических ценностей. Таким образом, он обосновал неизбежность кардинального перелома в истории человечества с наступлением новой стадии развития[25].

Г. Кан в своем исследовании разграничил понятия «интеллект» и «информация», что является весьма важным для понимания сущности «информационного общества». Данные выводы позволяют выявить четкие различия между духовной (человеческий разум) и материальной (информация) сферами жизни нового общества. Это доказывает, что информация сама по себе, без человеческой эмоциональности, не способна двигать вперед цивилизацию, культуру или способствовать прогрессу духа[26].

Многие ученые и философы выступили с критикой в адрес новой теории информационного общества, характеризуя ее как антигуманистическую, отмечая несостоятельность технологического детерминизма и указывая на отрицательные последствия компьютеризации социума. Противники теории информационного общества признают, что информации стало больше, но отказываются рассматривать её в разрыве от содержания, не соглашаются, что производство информации привело к возникновению информационного общества.

Другие ученые, например, представители неомарксизма (Герберт Шиллер), регуляционной теории (Мишель Альетта, Ален Ли- пиц), теории гибкой аккумуляции (Дэвид Харви), рефлексивной модернизации (Энтони Гидденс), публичной сферы (Юрген Хабермас,

Николас Гарнэм), не отрицают, что в современном мире информация играет ключевую роль, но в отличие от ученых из первого списка они полагают, что ее формы и функции подчиняются давно ус- тановившимся принципам и практикам .

Таким образом, большинство современных политологов определяют информационное общество как вид (тип) открытого общества, для которого характерным признаком в первую очередь является доступность информации для всех граждан. Это подтверждает «Всеобщая декларация прав человека», в которой провозглашается, что свобода и возможность получения и передачи информации являются основной потребностью и неотъемлемым правом каждого человека[27] [28].

Доступ к информации имеет основополагающее значение для всех сфер нашей жизни - для обучения, трудовой деятельности, поддержания здоровья, развития прав отдельных граждан и групп граждан, получения поддержки окружающих, знания собственной истории, сохранения языков и культур, активного участия в демократическом обществе. В документах, принятых Всемирным саммитом по информационному обществу, прослеживается четкая взаимосвязь человеческих и более широких социальных, демократических, культурных и экономических факторов доступности информации и ее использования. Возникает понятие «информация для всех». «Информация для всех» может предполагать наличие информационно грамотных сообществ, в которых «у представителей всех профессий и слоев есть возможность эффективного поиска, оценки, использования и создания информации для достижения личных, общественных, профессиональных и образовательных целей»[29].

Таким образом, в информационном обществе все большую роль в управлении общественными, политическим процессами играет информатизация, а управленческая деятельность строится на контроле производства, обмена и потребления информации.

«Информационная политика» в настоящее время является привычным термином для современной отечественной политологии. Эксперты, практики и политологи по-разному определяют основные направления деятельности и проблемную область информационной политики.

Исследователи С.В. Коновченко и С.Г. Колесник при рассмотрении вопросов государственной информационной политики основное внимание уделяют взаимоотношениям средств массовой информации и коммуникации и публичной власти[30]. Д.Ф. Мезенцев (бывший заместителя Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, бывший председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике) полагает, что государственная информационная политика должна ориентироваться на обеспечение «все более расширяющегося окна возможностей для уже действующих СМИ, принципа “недавимости”, невмешательства, но при этом и принципа поддержки действия закона, в том числе, регулирующего хозяйственную деятельность и ее открытость»[31]. Данная политика «включает вопросы формирования единого информационного пространства, выравнивания государственных гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина на доступ к информации, материальной помощи районным газетам»[19].

Близкую точку зрения высказывают заместитель Руководителя Роспечати В.С. Козлов, выделяющий в качестве направлений государственной информационной политики развитие независимых, свободных, экономически сильных, отражающих весь спектр мнений и идей СМИК, развитие материально-технической базы, развитие института подписки на продукцию средств массовой информации, финансовую поддержку периодической печати, книгоиздания и электронных СМИ[33] [34].

С.А. Марков, член Общественной палаты Российской Федерации, относит к проблематике государственной информационной политики реализацию «концепции социальной ответственности СМИ»

40

и организацию демократического контроля их деятельности .

В обыденном сознании термин «информационная политика» ассоциируется, прежде всего, со средствами массовой информации и охватывает круг явлений, связанных с общей направленностью деятельности данных средств, проявляющейся в содержании публикуемых материалов[35].

С научной точки зрения существует несколько определений «информационной политики»:

  • 1. Это возможность или способность субъектов политики воздействовать на поведение людей, их сознание, психику или деятельность с помощью информации, причем в интересах государства и гражданского общества[36].
  • 2. Это определенная деятельность субъекта по реализации своих интересов в обществе через формирование, преобразование, хранение и передачу всех видов информации[37].
  • 3. Это своеобразная сфера жизнедеятельности политиков, ученых, аналитиков, журналистов, слушателей и читателей и т.д., в первую очередь, связанная с воспроизводством и распространением информации, которая удовлетворяет потребности социальных групп и общественных институтов[38].
  • 4. Близкое к предыдущему определение: государственная информационная политика - это деятельность людей по воспроизводству и распространению информации, которая удовлетворяет интересы государства и гражданского общества и направлена на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями[39].

Согласно данным определениям субъектами информационной политики могут выступать отдельные лица или социальные группы, коммерческие компании, предприятия, субъекты гражданского общества, а она сама не рассматривается как направление государственной политики. В данном случае под политикой понимаются все вопросы и события общественной, государственной жизни.

В диссертационном исследовании под «политикой» понимается особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с властными отношениями, с государственным устройством, социальными институтами, действие которых ведется в соответствии с законом и призвано гарантировать жизнеспособность граждан, сообществ людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей. Поэтому определяя сущность информационной политики, следует рассматривать ее как сферу деятельности органов государственной власти и государственного управления, отражающая общественный строй и экономическую структуру страны. Это именно государственная информационная политика как одна из важнейших отраслей внутренней государственной политики. Далее речь пойдет об информационной политике, субъектом которой является центральный институт политической системы - государство.

Такую информационную политику в рамках политической литературы принято обозначать как государственную информационную политику (ГИП). Государственная информационная политика в условиях глобализации, открытости и политического плюрализма является сложным, многоаспектным явлением. Государство должно адекватно освещать свою политику, конструктивно взаимодействия при этом со структурами гражданского общества, а также находить адекватные информационные ответы на вызовы как внешних, так и внутренних информационных оппонентов.

Таким образом, принимая во внимание все перечисленные выше характеристики государственной информационной политики, ее можно определить как комплекс политических, правовых, экономических, социально-культурных и организационных мероприятий государства, направленный на обеспечение конституционного права граждан на доступ к информации.

Нам представляется, что субъектами государственной информационной политики могут быть названы все политические и социальные органы, институты, лидеры, которые активно участвуют в социально-политической жизни и для достижения поставленных целей используют информационно-коммуникационные технологии.

Не все субъекты одинаково активны и полномочны в информационной и политической сферах, а в политической и информационных сферах: между ними не может быть равенства. В последнее время в информационных процессах появляется много новых активных участников, например, печатные СМИ, электронные СМИ, транснациональные корпорации, различные лоббистские группы, а иногда и незаконные организации. В этой ситуации информационный процесс нуждается в постоянном государственном контроле и регулировании. Однако при этом реализовывать государственную информационную политику необходимо с учетом общественно значимых интересов граждан, общественных объединений, органов местного самоуправления и т.д.

Представляется возможным условно разделить субъекты информационной политики на два вида. К первому виду относятся субъекты, непосредственно участвующие в политической жизни общества, а ко второму - субъекты, опосредованно участвующие в политике.

Таким образом, к первому виду субъектов государственной информационной политики относятся:

  • • постоянно действующие субъекты политики, претворяющие ее в жизнь или уполномоченные на то структуры от имени государства, коалиции государств, международных организаций (государство и его органы, политические партии, общественно-политические организации и движения);
  • • средства массовой информации, оппозиция, лоббистские структуры, транснациональные корпорации.

Неформальные или незаконные организации, которые не являются легальными субъектами политики, но могут оказывать на нее влияние (бандформирования, террористические и экстремистские организации).

Ко второму вид субъектов информационной политики можно отнести различные группы интересов, а также крупные социальные группы и общности.

Применительно к деятельности субъектов политики термин «информационная политика» еще не получил значительного распространения и может трактоваться как минимум двумя способами - в широком и узком смысле. В широком смысле данный термин может обозначать политику в поле информационной сферы общества[40]. Оно образуется как совокупность общественных отношений в сфере информации и информационной инфраструктуры, которые выступают в качестве объектов интересов государства, общества и индивида. Данный подход определяет информационную политику как универсальный социальный механизм выявления общественных приоритетов в развитии информационной сферы, основанный на борьбе субъектов политики за право использования ресурсов публичной власти для реализации своих представлений о наиболее острых проблемах развития информационной сферы и наиболее эффективных путях их решения.

В узком смысле «информационная политика» - это универсальный механизм выявления общественных приоритетов в поддержке мировоззренческих позиций субъектов политики, их представлений о наиболее острых проблемах социально-политического развития общества и эффективных средствах их разрешения[41]. Борьба субъектов политики за общественную поддержку их идейных и идеологических программ определяет общественно приемлемый уровень участия государства в рассматриваемой деятельности. Сущность государственной информационной политики таким образом можно рассмотреть в двух измерениях - в общественном и субъектном.

В общественном измерении целью государственной информационной политики является создание такой информационной сферы, которая могла бы обеспечить конкурентоспособность общества, его стабильное развитие и объединение для сохранения нравственных ценностей общества и его культурной эволюции.

В субъектном измерении под государственной информационной политикой понимается явление жизни субъекта политики - обладателя публичной власти, направленное на удовлетворение его политических интересов и реализации идеологической программы для разрешения самых опасных общественных противоречий.

В результате конкурентной борьбы субъект политики получает возможность использования публичной власти для реализации его идеологической программы, объективно отражающей нужды большей или самой активной части общества. Государство в данном случае вынуждено с помощью правовых и организационных механизмов помогать субъекту, наделенному публичной властью, в реализации его программы.

Таким образом, государственная информационная политика в субъектном измерении может быть определена как деятельность государственных органов и должностных лиц в информационной сфере по реализации положений идеологической программы субъекта, обладающего публичной властью, связанных с развитием политического сознания общества и обеспечением общественной поддержки его деятельности.

Сущность государственной информационной политики в субъектном измерении заключается в привлечении субъектов политики и использовании публичной власти для воздействия на общественную информационную сферу и разрешению острых противоречий политического и социально-экономического развития.

Сущность государственной информационной политики определяется ее содержанием и формой.

Содержание государственной информационной политики - это совокупность ее цели, задач, принципов и направлений деятельности властных органов и государственных деятелей, формирующих и реализующих данную политику.

Форма государственной информационной политики - это внешнее проявление политической деятельности государства по воздействию на процессы развития политического сознания и формирования общественного мнения. По мнению специалистов, дея1

тельность государства, в том числе по реализации политики, осуществляется в форме механизмов нормативного правового регулирования общественных отношений в областях, связанных с развитием политического сознания, формированием общественного мнения и закрепленных в соответствующих нормативных правовых актах (правовая форма), а также в форме организационноуправленческих мероприятий, выполняемых государственными органами и должностными лицами в приоритетных областях государственной информационной политики (организационная форма)[42].

В целом, в зависимости от отношения к вопросу об объекте государственной информационной политики ученые и специалисты могут быть условно разделены на пять групп. Первая группа объединяет специалистов, полагающих, что объектом государственной информационной политики являются процессы «информационного» развития общества, вторая группа - специалистов, полагающих, что объектом государственной информационной политики являются государственные гарантии прав и свобод человека и гражданина в области доступа к информации и, соответственно, свободы массовой информации. Третья группа - специалистов, полагающих, что объектом государственной информационной политики является развитие информационного пространства, информационной инфраструктуры, создающей условия для доступа граждан к информации. Четвертая группа политологов относит весь социум с социальными группами и общностями, элементами гражданского общества, национальными и наднациональными структурами, государствами и их коалициями или союзами с их связями и взаимоотношениями. Пятая группа специалистов считает, что основными объектами информационной политики выступают, прежде всего, конкретные политические мероприятия и политические лидеры и определенные политические силы. Наконец, шестая группа политологов называет объектами государственной информационной политики печатные средства массовой информации (газеты, журналы, книгоиздание); электронные средства массовой информации (телевидение, радио,

Интернет); средства связи; информационное право; информационную безопасность.

На наш взгляд, объектом государственной информационной политики, с одной стороны, являются общественные отношения, связанные с процессами развития политического сознания и формирования общественного мнения, так как именно эти социальные явления определяют «предрасположенность» общества к поддержке тех или иных политических установок и выдвигающих их политических сил. С другой стороны, в качестве объекта государственной информационной политики выступают печатные средства массовой информации (газеты, журналы, книгоиздание); электронные средства массовой информации (телевидение, радио, Интернет); средства связи; информационное право; информационная безопасность.

Предмет государственной информационной политики можно определить как методы и средства государственного воздействия на политическое сознание и общественное мнение в целях привлечения граждан к поддержке мероприятий государственной политики, к участию в этих мероприятиях, а также методы и средства противодействия «информационному давлению» на государство и общество со стороны нелегитимных политических сил общества и политических сил зарубежных государств.

Применяя данные теоретические выкладки к современной действительности, стоит обратиться копыту Российской Федерации. На протяжении длительного времени в России государственная информационная политика в основном занималась вопросами, связанными с деятельностью средств массовой информации. Однако за последние пять лет содержание государственной информационной политики было углублено за счет включения в ее спектр отдельных элементов защиты прав граждан и организаций на общедоступную информацию, а также многие аспекты информационной безопасности .

С начала 1990-х гг. в России развивались и облекались в формулировки основные положения и принципы государственной политики информатизации, которые выражались в программах информатизации. В основном центральное место в содержании этой политики отводилось обеспечению производственно-технологических, научно-технических, и организационно-экономических условий для создания и применения системы формирования информационных ресурсов, информационной инфраструктуры и информационных технологий. Однако политика информатизации при этом была отде- [43]

лена от политики, проводимой государством в отношении средств массовой информации, связи и телекоммуникаций[44].

Важное значение для выработки правильного представления о процессе информатизации и государственной информационной политике в целом имеют процессы формирования и развития мирового информационного сообщества и поступательное движение развитых стран от индустриального к постиндустриальному (информационному) обществу.

Цель государственной информационной политики является одним из самых важных элементов содержания данной политики, так как определяет степень проявления сущности рассматриваемой политики, достижимую в реальных условиях социально- политического развития общества.

Цель государственной информационной политики определятся субъектом, обладающим публичной властью, исходя из того, что ее достижение, с одной стороны, будет способствовать реализации его идеологической программы, а с другой - может быть поддержано необходимым финансовым, кадровым, методическим и техническим потенциалами государства.

Задача государственной информационной политики - это желаемый результат деятельности органов власти и должностных лиц в информационной сфере в определенный временной интервал или в некоторый конкретный момент общественного развития по достижению цели государственной информационной политики.

В связи с этим субъект, обладающий публичной властью, вынужден в рамках достижения цели государственной информационной политики периодически корректировать формулировки политических задач и, соответственно, уточнять и видоизменять принципы, методы и направления политики, способы использования ресурсов государства.

Наличие задач государственной информационной политики позволяет разбить на интервалы процесс достижения цели государственной информационной политики и выделить наиболее важные мероприятия, для которых могут быть сформулированы желаемые результаты деятельности субъектов государственной информационной политики.

Функциями информационной политики являются: стимулирование с помощью информационных средств гармоничного развития личности, общества и государства, регулирование личностных и общественных отношений, отношений между обществом и государством со стороны высшей власти информационными средствами, облегчение и упрощение информационных взаимоотношений между личностью, обществом и государством, обеспечение объективной информацией личности, общественности и органов государственной власти, создание оптимальных возможностей в информационном пространстве для эффективных действий личности, общества и государства[45].

Организационная форма осуществления мероприятий государственной информационной политики представляет собой способ упорядочения, согласования и организации деятельности исполнительных властных органов и должностных лиц по выполнению задач политики.

К числу наиболее часто используемых способов организации этой деятельности относятся следующие:

  • • отдельные, самостоятельные мероприятия;
  • • проекты;
  • • информационные операции;
  • • государственные программы;
  • • функции органа исполнительной власти.

Самостоятельные мероприятия представляют собой определенную совокупность действий, которые осуществляются одним или несколькими органами исполнительной власти в интересах выполнения краткосрочной задачи государственной информационной политики[46]. Эти мероприятия выполняются в течение непродолжительного времени выделенным для этого подразделением органа исполнительной власти на основе единичного решения уполномоченного должностного лица, оформленного в виде правового акта. Они представляют собой наиболее простую форму реализации государственной политики и могут также осуществляться в рамках выполнения проектов, информационных операций, программ или реализации специальных функций органа исполнительной власти[19].

Например, в качестве отдельного мероприятия государственной информационной политики может выступать процесс подготовки пресс-конференций и других выступлений главы государства или руководителей органов государственной власти по наиболее важным проблемам социально-экономического развития общества, по проблематике международных отношений или социально значимых событий внутренней жизни государства или происшествий во внешней политике. Чаще всего такие пресс-конференции разъясняют официальную позицию государства, поясняют его трактовки происходящих событий, дают оценки возможным экономическим и политическим последствиям. Отдельные, самостоятельные мероприятия организуются по решению руководителя, проводящего мероприятие, подразделениями соответствующего органа власти.

Проект - это более сложная форма организации деятельности субъектов реализации государственной информационной политики. Он представляет собой упорядоченную совокупность действий органов исполнительной власти, ориентированных на выполнение краткосрочной или среднесрочной задачи данной политики в течение более продолжительного времени[48].

Применение этой формы предназначено для выполнения таких задач, как создание материально-технических, финансовых, кадровых и инфраструктурных условий информирования общества о государственной политике в области решения ключевых проблем социально-политического развития общества, формирования ценностных ориентиров для общественного развития, формирования положительного политического имиджа государства, информирования общества о важных мероприятиях государственной политики.

В реализации проекта, как правило, принимают участие несколько органов исполнительной власти или несколько подразделений одного органа власти.

Данные проекты могут быть направлены на создание таких видов государственных информационных ресурсов, как электронное правительство для информирования граждан и общественных организаций, а также средств массовой информации и коммуникации о нормативно-правовой базе, действующей на территории государства, а также на создание библиотечных, архивных и иных фондов, содержащих документы, другие печатные и электронные материалы по различным аспектам жизни общества, по культуре, включая литературу и искусство. Подобные мероприятия осуществляются уполномоченными органами исполнительной власти по решению руководителя, которому они подчиняются.

Информационная операция представляет собой согласованную по времени, силам и целям деятельность субъектов реализации государственной информационной политики в течение относительно длительного времени, направленную на выполнение среднесрочной или краткосрочной политической задачи. Применение этой формы в большей степени характерно для выполнения задач нейтрализации угроз проведения зарубежными государствами и экстремистскими организациями информационных акций, направленных на дискредитацию мероприятий государственной политики.

Государственная программа реализации государственной информационной политики представляет собой комплекс увязанных по ресурсам, исполнителям и срокам научно-исследовательских, производственных, социально-экономических, организационных и иных мероприятий политики[49]. Программа, как правило, направлена на выполнение среднесрочной политической задачи в течение относительно продолжительного времени. Программный вид реализации государственной информационной политики характеризуется особой процедурой разработки и принятия программы уполномоченными органами исполнительной власти.

Таким образом, значение и роль государственной информационной политики, как одного из главных компонентов государственного управления, особенно возрастает при проведении значительных политических или социально-экономических реформ и преобразований.

Принимая во внимание то, что именно информация является главным ресурсом для развития государства и общества, а информационные процессы - это важнейшие составляющие как внутриполитических, так и внешнеполитических процессов жизнедеятельности страны, государственную информационную политику следует рассматривать как совокупность всех целей, отражающих национальные интересы в информационной сфере, а также стратегии и тактики управленческих решений и методов их реализации. Данные стратегии разрабатывает и реализует государство с помощью властных органов, которые непосредственно регулируют и совершенствуют не только процессы информационного взаимодействия во всех сферах жизнедеятельности общества и государства, но и процессы технологического обеспечения такого взаимодействия[50].

Политика информатизации является ядром государственной информационной политики, а политика информационной безопасности - это ее внешняя оболочка[51]. Основные принципы государственной информационной политики отражают способность государственных структур, исходя из текущих и перспективных возможностей с учетом обстоятельств, обеспечить информационную безопасность в государстве.

Также в структуре информационной политики выделяют несколько компонентов, влияющих на ее реализацию.

Во-первых, это мировоззренческо-ценностный компонент. Он включает две составляющие: мировоззренческую и ценностную. Участники политического процесса неодинаково воспринимают и осмысливают процессы в информационном пространстве, соответственно, по-разному их используют, затем принимают решения и действуют, что подтверждает влияние информационного пространства на социум. Второй компонент государственной информационной политики - нормативно-правовой. Институционально-организационный компонент является третьим компонентом государственной информационной политики. Деятельность государства в информационном пространстве заключается в интегрированном волеизъявлении большинства субъектов политики, заинтересованных в реализации собственных интересов в информационном пространстве. При этом государственные органы устанавливают четкие, понятные другим участникам, правила, а также следят за их обязательным выполнением.

Функционально-деятельностный компонент государственной информационной политики показывает степень активности различных субъектов в информационном пространстве. Это та часть механизма, которая приводит его в движение, придает остальным компонентам динамику. Его рассмотрение осуществляется путем анализа принципов информационной деятельности, процесса выработки, принятия и выполнения решений в сфере информационной политики. Этот компонент включает систему мобильного правительства (т- government), электронного правительства (e-government), которые являются практической реализацией информационной политики[52].

Модели, разработанные политологами, значительно расширили представление об электронном правительстве, показав, что сетевая деятельность правительств включает в себя не только технологические функции, но и участников, структуру, цели и процессы. В то время как полномасштабная реализация электронного правительства могла бы облегчить интеграцию новых технологий, существуют многочисленные препятствия их применению в общественном секторе. Например, институциональные соглашения, встроенные в отдельные отрасли политики, могут ограничить воплощение сетевых технологий, поскольку формальные организации могут оказаться устойчивыми к преобразованию. Государственные служащие могут использовать информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), чтобы обеспечить клиентов услугами и информацией, однако стратегии электронного правления также во многом способствуют продвижению определенных политических решений. Сможет ли электронное правительство увеличить демократическое участие, зависит от доступности предлагаемых услуг и осведомленности граждан о правительственных программах.

Обновление правительства в эпоху Интернета было достигнуто при помощи новых информационных технологий. Общение с государством традиционно осуществлялось посредством личных контактов, письменной корреспонденции или по телефону, однако теперь к этим каналам связи добавляются электронные, которые используют технологии интерактивных услуг и сетевой коммуникации, а также Интернет-технологии для предоставления услуг, распространения информации и содействия диалогу между заинтересованными акторами. Для достижения этих целей страны разрабатывают стратегии э-правительства со своей национальной спецификой.

В связи с этим в научный оборот также начинают входить термины «виртуальное государство» и «сетевое управление». Виртуальное государство не существует физически. В данном контексте государство выстроено из программного обеспечения и компьютерных сетей и не имеет временных и пространственных границ. Виртуальное государство включает как электронное правительство, которое обеспечивает институциональную основу разработки и реализации политики во Всемирной сети и в Интернете, так и электронное правительство, которое относится к управлению информацией административной системой в сетевом пространстве[53]. Сетевое управление является не только необходимой частью виртуального государства, также оно является важным новым инструментом государственной политики. Сетевое управление реализуется через каналы электронного правительства, дает возможность стратегически управлять его инициативами, использует правительственные сайты в качестве основного инструмента и основано на процедурах информационной политики.

Таким образом, сущность государственной информационной политики в значительной степени зависит от позиции исследователя, который может рассматривать данное явление как с точки зрения общества, так и с точки зрения субъектов политики. В данном параграфе структура информационной политики исследована через субъект-объектные отношения.

Информационная политика современных государств формируется и реализуется в социальной, информационной и технической областях жизни социума. Для информационной политики основной средой является информационное пространство. Оно составляет нематериальную, невидимую часть общественной жизни. Изменившейся характер человеческой деятельности, развитие сектора услуг и информации при явном снижении роли материального производства, новые типы производственных ресурсов, а также существенные изменения традиционной социальной структуры - все это социально-политические трансформации, определяющие изменения в информационной политике. Постепенно форсирование социального развития стало сопрягаться с ростом значения науки, образования, технологического фактора, а также с усилением роли информации и теоретического знания в общественном производстве.

Государство занимает особое место среди субъектов информационной политики. Это обусловлено его специфической ролью в обеспечении функционирования политической системы общества.

Государство выступает в качестве активного субъекта политики и, следовательно, политической борьбы в связи с тем, что обеспечивает законодательное закрепление правил, форм и границ этой борьбы, осуществляет правоприменительную и правоохранительную практику в этой области, а также в установленных законом рамках участвует в этой борьбе на стороне субъекта, обладающего публичной властью.

Таким образом, изучив теоретические подходы к сущности и структуре информационной политики в условиях постиндустриального общества, рассмотрев ее аспекты с учетом международного опыта, следует обратиться к анализу государственной информационной политики Канады, находящейся в авангарде реализации информационной политики и использованию сетевого управления.

  • [1] Тоффлер Э. Метаморфозы власти : пер. с англ. М., 2003; Тоффлер Э., Тоффлер X.Создание новой цивилизации. Политика Третьей волны. Новосибирск, 1996; ТоффлерЭ. Шок будущего. М., 2001; Bell D. The Coming of Post - Industrial Society: A Venture inSocial Forecasting. New York, 1996; Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество.Опыт социального прогнозирования. M., 1999; Castells М. The Rise of the Network Society. London, 1996; Castells M. The Information Age: Economy, Society and Culture. Maiden(Mac); Oxford (UK). Vol. 1: The Rise of the Network Society, 1996; Vol. 2. The Power ofIdentity, 1997; Vol. 3. End of Millennium, 1998; Drucker P. F. Managing Challenges for the21st Century. New York, 1999; Castells M. The Internet Galaxy: Reflections on the Internet,Business and Society. Oxford, 2001; Fukuyama F. The Great Disruption: Human Nature andthe Reconstitution of Social Order. New York, 1999; Etzioni A. The End of Privacy. NewYork, 1999; Galbraith J.K. The Good Society: The Human Agenda. Boston ; New York, 1996;Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. Luttwak E.Turbo-Capitalism: Winners and Losers in the Global Economy. London, 1998; Naisbitt J.Global Paradox. New York, 1995; New York, 1996; Thurow L. C. The Future of Capitalism.London, 1996; Toffler A., Toffler H. Creating a New Civilization. Atlanta, 1995; Touralne A.The Post-Industrial Society. New York, 1974; Wallerstein I. Utopistics or Historical Choices ofthe Twenty First Century. New York, 1998; Эриксен T. X. Тирания момента. Бремя в эпохуинформации. М., 2003 и др.
  • [2] Дзялошинский И. М. Информационное пространство России: структура особенностифункционирования, перспективы эволюции. М., 2000; Дзялошинский И. М. Информационное пространство России: политическая метафора или научное понятие. URL:http://www.ksdi.m/ripht/2001_57_58f9-IOVdzyaloshinskii pr_9_10.html; Зуев С. Э. Измерения информационного пространства (политики, технологии, возможности) // Музей будущего: информационный менеджмент / сост. А. В. Лебедев. М., 2001. С. 230-250;Прохоров Е. П. Журналистика и демократия. М., 2001.
  • [3] Анникова В. А. Информационная политика в системе властных отношений: региональный аспект : дис. ... канд. полит, наук : 23.00.02. М., 2001; Богомолов В. О. Проблемы выработки и реализации информационной политики в современной России :дис. ... канд. полит, наук : 23.00.02. М., 1996; Информационная политика в аналитическом обеспечении законодательной деятельности. URL: www.duma.gov.ru; Карасёва Е. В. Информационная политика органов исполнительной власти современного мегаполиса: особенности ее формирования и реализации (на примере деятельности правительства Москвы): дис. ... канд. полит, наук: 23.00.02. М., 2004; Комисаров С. С. Государственная информационная политика в условиях реформирования российскогообщества : дис. ... канд. полит, наук : 22.00.05. М., 1998; Коновченко С. В., Киселев А. Г.Информационная политика в России. М., 2004; Кочетков А. А. Информационная политика НАТО; концепция и реализация : дис. ... канд. полит, наук : 23.00.04. М., 2003;Нисневич Ю. А. Информационная политика России: проблемы и перспективы. М., 1999;Нисневич Ю. А. Информация и власть. М., 2000; Нисневич Ю. А. Системный подход вгосударственной информационной политике // Научно-техническая информация. Ежемесячный научно-технический сборник. Серия 1. Организация и методика информационной работы. М., 2000. № 5. С. 4-9; Ницевич В. Ф. Императивы и приоритеты военноинформационной политики. М., 2001; Прудников Д. П. Государственная информационная политика Российской Федерации в области обороны : дис. ... канд. полит, наук : 23.00. 02. М„ 2008 и др.
  • [4] Кастельс М., Киселева Э. Россия и сетевое общество / пер. с англ. С. Ю. Барсуковой// Мир России. 2000. № 1. С. 3-12; Коновченко С. В., Киселев А. Г. Информационнаяполитика в России. М., 2004. С. 34-35; Попов В. Д. Информационная политика. М.,2003; Ракитов А. И. Информационная технология и информационная политика: научноинформационное исследование. М., 1994; Халипов В. Ф. Власть. Основы кратологии.М., 1995; Плитко А. Г. Государственная информационная политика Российской Федерации: понятие, принципы и направления реализации : дис. ... канд. полит, наук : 23.00. 02. М., 2005; Мартин Дж. Информационное общество. М., 1989. С. 8; Маной-ло А. В. Государственная информационная политика в особых условиях. М., 2003.
  • [5] Dowding М., Nilsen К. Defining the information policy in the Canadian context. Toronto,1998; Brown D.C.G. Coming to terms with information and communications technologies: therole of the chief information officer of the government of Canada. Ottawa, 2011; Brown D. C.G. The unfulfilled promise of information management in the government of Canada // Journal of Parliamentary and Political Law. 2012. P. 107-128; Cromity J., de Strieker U. Silo Persistence: It's not the technology, it's the culture! // New Review of Information Networking.2011. P. 167-184; Roy J. e-Govemment in Canada: Transformation for the digital age. Ottawa. 2006; Nelson M. Federal Government Information Policy: An Introduction, TreasuryBoard Secretariat. 2013. URL: http://library2.usask.ca/gic/v1n3/nelson/nelson.html. Дата обращения: 10.08.2013.
  • [6] "Choo C. W., Detlor B., Bergeron P., Heaton L. Working with information: information management and culture in a professional services organization // Journal of Information Science. Davenport. P. 491-510; Prusak L. Blow up the corporate library // International Journalof Information Management. 1993. P. 405-421; Desouza К. C. Information and knowledgemanagement in public sector networks: The case of the US intelligence community // International Jouranl of Public Administration. 2009. P. 1219-1267; Morton B., Zink S. D. Contemporary Canadian federal information policy// Canadian Public Administration. 1991. P. 312-338; Park S., Neal D. R. A New Wave of Government Information Management: The Development of a Function-Based Classification Structure in a Canadian Government Organization // Journal of Library Metadata. 2012. P. 23-38.
  • [7] Helbig N., Gil-Garcia J. R., Ferro E. Understanding the complexity of electronic government: Implications from the digital divide literature // Government Information Quarterly.2009. P. 89-97; Van Deursen A. M., Van Dejk J. A. Improving digital skills for the use ofonline public information and services // Government Information Quarterly. 2009. P. 333-340; Morgeson F. V., Van Amburg D., Mithas S. Misplaced trust? Exploring the structure ofthe e-government-citizen trust relationship // Journal of Public Administration Research andTheory. 2010. P. 1-27; Mossberger K., Tolber, C. J., Stansbury M. Virtual inequality: Beyondthe digital divide. Washington D.C: Georgetown University Press, 2003; Thomas J. C.,Streib G. The new face of government: Citizen-initiated contacts in the era of e-government//Journal of Public Administration Research and Theory. 2010. P. 83-102; Belanger F.,Carter L. The impact of the digital divide on e-government use // Communications of the ACM.2009. P. 132-135; Chun S. A., Shulman S., Sandoval R., Hovy E. Government 2.0: Makingconnections between citizens, data and government. Information Polity. 2010. P. 1-19.
  • [8] Афанасьев М. Н. Императив постиндустриальной демократии - информационнаяоткрытость власти // Общественные науки и современность. 2010. № 3. С. 111-117.URL: http://ecsocman.hse.ai/data/2011/11/28/1270196716/М.Н.%20Афанасьев.pdf; Ветрова Е. Н. Доступ к информации как условие обеспечения прозрачности государственного управления // Исторические, философские, политические и юридические науки,культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов : Грамота,2012. № 9 (23), ч. 2; Модестов С. А. Информационное противоборство как фактор геополитической конкуренции. М., 1998; Информационная политика / под ред. В. Д. Попова. М., 2003; Панарин И. Н. Информационная война и власть. М., 2001; Государственная информационная политика: концепции и перспективы / под ред. Е. П. Тавокина. М.,2001; Попов В. Д. Информациология и информационная политика. М., 2001; СудоргинО. А. Современная информационная политика государства: мировой опыт и российская практика : автореф. ... д-ра полит, наук : 23.00.02. М., 2011.
  • [9] Aikins S. К., Krane D. Are Public officials obstacles to citizen-centered egovemment? Anexamination of municipal administrators' motivations and actions // State and Local Government Review. 2010. P. 87-103; Bertot J. C., Jaeger P. T., McClure C. R. Citizen-centered e-govemment services: benefits, costs, and research needs / The Proceedings of the 9th Annual International Digital Government Research Conference, 2008. URL:http://portal.acm.org/citation.cfm?id=1367858; Browning G. Electronic Democracy: Using theInternet to Influence Politics. Wilton : C.T, 1996; Fraser C. E-Govemment // The CanadianExperience. Spring 2009. Vol. 4. URL: http://djim.management.dal.ca; Morgeson F. V.,Mithas S. Does e-govemment measure up to e-business? Comparing end user peceptions ofU.S. Federal Government and e-business web sites // Public Administration Review. 2009.P. 740-752; Riley T. B. Electronic Governance and Electronic Democracy: Living and Working in the Connected World. 2001.210 p.
  • [10] Гринин Л. Е. Глобализация тасует мировую колоду (Куда сдвигается глобальныйэкономико-политический баланс) // Век глобализации. 2013. Выл. № 2 (12). URL:http://www.socionauki.rU/joumal/articles/162983/.
  • [11] Информационная политика Российского государства на современном этапе. Опубликовано Anonymous. 11 июля 2007. 19:19. Сайт Фонда Свободы информации. URL:/http://www.svobodainfo.org/ru/nocle/226.
  • [12] Дзялошинский И. M. Информационное пространство России: политическая метафора или научное понятие // ПРАВО ЗНАТЬ: история, теория, практика. Июль-август2001. №7-8(56-57). С. 36.
  • [13] Прохоров Е. П. Средства массовой информации и информационная безопасность// Информационное общество. 1997. Вып. 4-6. С. 36-42.
  • [14] Информационная политика Российского государства на современном этапе. Опубликовано Anonymous. 11 Июля 2007. 19:19. Сайт Фонда Свободы информации. URL:/http://www.svobodainfo.org/ru/nocle/226.
  • [15] Machlup F. The production and Distribution of Knowledge in the United States. Princeton,1962; Турен А. Постиндустриальное общество 1969. URL: http://christsocio.info/content/view/138/49/.
  • [16] Porat M., Rubin M. The Information Society: Development and Measurement. Washington,1978.
  • [17] Бжезинский 3. Меж двух эпох. Прага, 1982.
  • [18] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1998. Т. 1-2. Новая постиндустриальная волна на Западе / под ред. В. Л. Иноземцева.
  • [19] Там же.
  • [20] Touraine A. Critique de la modemite. Paris : Fayard, I992.
  • [21] Masuda Y. The Information Society as Post-Industrial Society. Wash., 1981.
  • [22] Тоффлер Э. Шок будущего : пер. с англ. М., 2002.
  • [23] Там же.
  • [24] Мартин У. Дж. Информационное общество. М., 1989. С. 8.
  • [25] Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики// Новая технократическая волна на Западе. М., 1986. С. 396.
  • [26] Кан Г. Грядущий подъем: экономический, политический, социальный. URL:http://www.philosophy.nsc.ru/BIBLIOTECA/PHILOSOPHY_OF_SCIENCE/KAHN/Kahn.htm.
  • [27] Уэбстер Ф. Теории информационного» общества. М., 2004.
  • [28] Всеобщая декларация прав человека. Ст. 19. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml.
  • [29] Ежегодный всемирный доклад Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» за2009. URL: http://www.ifapcom.ru/files/Documents/ifap_report_2009.pdf.
  • [30] Коновченко С. В., Киселев А. Г. Информационная политика в России. М., 2004. С. 34-35.
  • [31] Мезенцев Д. В. Информационная политика Российской Федерации в условиях формирования информационного общества. URL: http://emag.iis.ru/arc/infosoc/emag.nsf/BPA/88191 ef79090a5a0c3256d5700419с84.
  • [32] Там же.
  • [33] Козлов В. С. Роль СМИ в формировании гражданского общества. М., 2006. С. 20.
  • [34] Марков С. А. Роль СМИ в формировании гражданского общества. М., 2006. С. 23-26.
  • [35] 4' Стрельцов А. А. Государственная информационная политика: основы теории. URL:http://lib.convdocs.org/docs/index-258233.html?page=11.
  • [36] Манойло А. В. Государственная информационная политика в особых условиях. M., 2003.
  • [37] Попов В. Д. Информациология и информационная политика. М., 2001.
  • [38] 4' Попов В. Д. Государственная информационная политика: состояние и проблемыформирования // Массовые информационные процессы в современной России : очерки/ отв. ред. А. В. Шевченко. М., 2002. С. 20.
  • [39] Информационное общество: Информационные войны. Информационное управление. Информационная безопасность/ под ред. М. А. Вуса. СПб., 1999. 18
  • [40] Вершинин М. С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб., 2001.
  • [41] Забелин П. В. Информационная безопасность Российского государства: социально-политические и социокультурные проблемы. М., 2006. 20
  • [42] Дьякова Е. Г. Роль гражданских институтов в построении информационного общества // Сети и системы связи. 2006. № 8. С. 13-19; Гришина В. В. Правовое обеспечениеинформационной безопасности II Административное и муниципальное право. 2008.№ 5. С. 22-25; Карасева Е. В. Информационная политика органов исполнительной власти современного мегаполиса: особенности ее формирования и реализации (на примере деятельности г. Москвы) : дис. ... канд. полит, наук : 23.00.02. М., 2004; Бачило И. Л.«Электронное правительство» и инновации в области государственных функций и государственных услуг II Информационные ресурсы России. 2010. № 1. С. 13-17.
  • [43] Государственная программа «Информационное общество (2011-2020)». URL:http://minsvyaz.ru/ru/directions/?direction=41.
  • [44] 5' Концепция государственной информационной политики России URL:http://www.iis.ru/library/sip/; Доктрина информационной безопасности России. URL:http://www.rg.ru/oficial/doc/min_and_vedonn/mim_bezop/doctr.shtm.
  • [45] Курносов И. Н. Концепция федеральной информационной политики России в области электронных информационных ресурсов и технологий. URL:http://emag.iis.ru/arc/infosoc/emag.nsf/BPA/e779ed1a341a1e3fc32575c5003c6f1f.
  • [46] Судоргин О. А. Современная информационная политика государства: мировой опыти российская практика : дис. ... д-ра полит, наук. М., 2011.
  • [47] Там же.
  • [48] Стрельцов А. А. Государственная информационная политика: основы теории.М„ 2010. С. 138.
  • [49] Стрельцов А. А. Государственная информационная политика: основы теории. С. 154.
  • [50] Нисневич Ю. А. Информационная политика России: проблемы и перспективы.М„ 1999. С. 22.
  • [51] Нисневич Ю. А. Национальная безопасность: информационная составляющая.М„ 2005. С. 156.
  • [52] Каневский М. От электронного государства к мобилизации власти! // CONNECT! Мирсвязи. Вып. от 01.2006. URL: http://www.connect.ru/article.asp?id=6351. 28
  • [53] Макнат К. Виртуальное государство Канады II Политическая наука. 2007. № 4. С. 82. 29
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >