Убийственная конверсия

В 90-х годах в Российской Федерации проводилась политика конверсии военного производства и сокращения вооружений. Усилиями «радикальных реформаторов» оборонный комплекс был доведен до ручки. Выпуск продукции ВПК с 1992 по 1996 год сократился па 77,8 процента, в том числе ПВН - на 87,8 процента, а изделий гражданского назначения (предприятиями ВПК) - на 71 процент. Был прекращен выпуск целых классов вооружения, в частности ракет «воздух- воздух», пятисот видов электронного оборудования. Производство военных самолетов, вертолетов, танков, средств ПВО, стратегических ракет исчислялось буквально единицами. Военные корабли и подлодки отправлялись на лом чуть ли не со стапелей.

Была подорвана возможность использования существующего в рамках ВПК научно-технического потенциала для производства гражданской продукции и подъема экономики в целом, особенно таких наукоемких отраслей, как гражданская авиация, электроника, вычислительная техника, телевидение, освоение космоса. Общие расходы на НИОКР сократились более чем в 11 раз, а их доля в общих военных расходах упала до 3,6 процента в 1996-м по сравнению с 18,6 процента в 1990-м. Были фактически остановлены важнейшие исследования в области радио- и оптоэлектропики, новой вычислительной техники, машиностроения.

С начала 90-х резкое сокращение ассигнований привело к деградации оборонных предприятий, оттоку квалифицированных кадров в другие сферы деятельности. По оценкам Минэкономики, в 1991-1995 годах из «оборонки» ушли 2,5 миллиона работников. Военная продукция сократилась за это время почти на 90 процентов. В бедственном финансовом положении оказались и Вооруженные Силы.

Пришла в негодность научно-техническая база разработки новейших видов вооружений. Обновление оборудования на предприятиях не превышало 1,5 процента в год, его физический износ составлял более 60 процентов. Увеличилось военно-техническое отставание от иностранных государств.

Отрицательно сказалась на отрасли плохо продуманная приватизация, вследствие которой оказались нарушенными сложившиеся связи предприятий ВПК с поставщиками. Покупка иностранными инвесторами акций ряда приватизированных предприятий не только не улучшила положение, но и привела к закрытию некоторых заводов. Инвестиции в модернизацию предприятий не выросли, надежды на приток западного капитала не сбылись.

В 1997 году около 50 процентов собственности предприятий российского ВПК было акционировано, из 1 700 предприятий ВПК (не считая тех, которые числились на балансе Министерства по атомной энергии) только 40 процентов полностью принадлежали государству, 31 процент представляли акционерные общества с участием государства, 29 процентов стали полностью частными. В приватизации ВПК приняли участие и иностранные компании, как правило, конкуренты российских производителей на внешнем рынке.

Даже в тех отраслях, где предприятия в советское время занимали монопольные позиции по производству товаров длительного пользования (телевизоры, холодильники, стиральные машины и т.п.), они не смогли применить свои возможности и потеряли позиции своего потребителя.

Большой урон обороноспособности страны нанесли совместные предприятия, дочерние фирмы и посредники, созданные по западным образцам и обеспечивавшие в лучшем случае обогащение узкой группы лиц путем махинаций, а в худшем - перекачку отечественных технологий различным зарубежным структурам, в том числе по демпинговым ценам (в интересах той же «узкой группы лиц»),

В результате некоторые предприятия ВПК, имевшие важное оборонно-хозяйственное значение, очутились в совместной собственности с зарубежными фирмами или даже в полном их владении. Российские технологии стали бесплатно работать в системах оружия, производимых многими нашими конкурентами. Например, корпорация

«Боинг» прямо заявила, что ей потребовалось бы 600 миллионов долларов и пять лет работы для самостоятельного воспроизводства незапатентованных технологий российского МиГ-29.

Разрушение кооперации и технологических связей между предприятиями, отсутствие оборотных средств, неэффективность менеджмента привели к тому, что ВПК как единый научный и производственный организм практически перестал существовать. 90-е годы, когда были утрачены возможности для его развития, привели к утрате технологий и производственного потенциала. Ушли лучшие кадры, развалилась наука.

Экономическая политика не ставила своей задачей эффективное использование имеющегося потенциала страны. Главным было как можно быстрее сломать плановую и построить рыночную экономику. Результат не замедлил сказаться: богатейшая страна оказалась отброшенной в разряд развивающихся. При этом отечественные политики и экономисты внушали населению мысль, что военные расходы являются тяжелейшим бременем для страны, которая вынуждена регулярно тратить огромные средства на проекты, не приносящие прибыль и несущие весьма ограниченную социальную нагрузку. Поэтому нужно отказаться от производства вооружений, а деньги вкладывать в добывающие отрасли.

 
Посмотреть оригинал