Истоки и сущность «японского экономического чуда».

Во второй половине 1950-х годов в Японии начался период, который получил название «японского экономического чуда». Прежде всего это было связано с невиданными до тех пор высокими темпами экономического роста, составлявшими в 1951—1970 гг. в среднем 15,2% в год (в то время как в ФРГ и Италии они равнялись 7,4%, во Франции — 6,2%, в США — 4%, в Англии — 3%). Удельный вес японской промышленности в мировом капиталистическом хозяйстве постоянно увеличивался: с 1,7% в 1950 году до 10,1% — в 1970 году. К 1970 году Япония вышла на 2-е место в мире по объему ВНП, на 4-е — по объему экспорта, на 1-е — по уровню накопленного капитала. Весь мир заговорил о «японском чуде». Действительно, достигнутые показатели производили огромное впечатление, поэтому следует более подробно остановиться на основных факторах стремительного роста японской экономики.

Небывалые успехи в ее развитии прежде всего можно объяснить относительно низким стартовым уровнем, с которого начинался бурный рост промышленного производства. В числе факторов, определявших «японское экономическое чудо», следует назвать и общую благоприятную обстановку первых послевоенных десятилетий: появились новые технологии, научные разработки; сырьевые ресурсы были сравнительно недорогими, в то время как цены на промышленную продукцию оставались достаточно высокими.

В условиях, когда Япония оказалась среди «догоняющих» стран, в качестве одного из методов решения экономических проблем был выбран протекционизм. Японское государство создало систему максимального благоприятствования для отечественных производителей. В нее входили политика льготных кредитов {«низкого процента»), дотации на НИОКР, высокие таможенные тарифы на ввоз готовых изделий, льготные условия импорта иностранных технологий и ограничения на внешние капиталовложения, демпинг на внешних рынках и др.

Государство также санкционировало создание крупнейших финансово-промышленных групп. Это позволило японским предприятиям в короткий срок наладить выпуск конкурентоспособной промышленной продукции, в частности автомобилей. Если в первые послевоенные годы Япония почти не выпускала легковых автомобилей, то через несколько лет она заняла ведущие позиции на мировом рынке. За 1959—1969 гг. их производство увеличилось в 33 раза, что позволило Японии стать второй автомобилестроительной державой в мире после США, а в начале 1970-х годов доля автомашин фирмы «Тоёта мотор» на американском рынке составила уже 16%. Но даже в тот период, когда японская автомобильная промышленность обрела устойчивость, зарубежные инвестиции в эту отрасль находились под строгим государственным контролем. Важную роль в проведении политики, направленной на соединение инициативы частного бизнеса с государственным регулированием, сыграло Министерство внешней торговли и промышленности, созданное в 1953 году специально для стимулирования обновления производства и расширения экспорта.

Следует отметить, что во второй половине XX века японская экономика развивалась в соответствии с долгосрочными и среднесрочными планами, носившими индикативный характер и являвшимися своего рода государственными инвестиционными программами. Первый из планов (1949—1952 гг.) был направлен на восстановление послевоенной экономики. Начиная с 1955 года, в стране было принято 12 подобных планов. Один из них, например, принятый в 1960 году, предусматривал удвоение национального дохода за 10 лет, но в действительности этот показатель был достигнут уже через 7 лет.

Одним из факторов экономического роста явилась относительная дешевизна рабочей силы. Среднечасовая заработная плата японского промышленного рабочего в конце 1950-х годов была в 7 раз, а в конце 1960-х годов — в 4 раза ниже, чем у американского. Доля расходов на заработную плату в общих издержках в Японии была в три раза меньше, чем в США. Но, с другой стороны, в 1960-х годах номинальная заработная плата в Японии возрастала ежегодно в среднем на 12,5%, а потребительские цены — всего на 5,9%, что вело к росту реальной заработной платы на 6,3% в год. Поэтому неудивительно, что японцы поддерживали курс, выбранный правительством страны.

Бурное экономическое развитие опиралось и ориентировалось на растущий массовый потребительский спрос, который оказывал сильное обратное воздействие на сферу производства. Это помогало японскому бизнесу быстро окупать свои затраты и получать при этом высокую норму прибыли, немедленно направляемую в производительное накопление. По размерам капиталовложений Япония в 1950— 1970-х годах опережала Англию, Францию и ФРГ в 2,6 раза, а США — в 4 раза. Это дало стране возможность ускорить масштабное обновление производственного аппарата и значительно обогнать основных конкурентов.

На японскую экономику во многом повлияло то, что после войны страна не имела права расходовать на оборону больше 1% ВНП[1] (к тому же в послевоенной конституции было записано три неядерных принципа — не иметь, не производить и не ввозить ядерное оружие). А для государства, которое традиционно на протяжении почти 100 лет тратило огромные средства на армию, такой решительный поворот к антивоенной стратегии имел большое значение, поскольку позволял поддерживать высокие темпы накопления.

Одновременно с модернизацией производства повышалась производительность труда[2]. Огромную роль в этом сыграло умелое и эффективное использование импортных патентов и лицензий: в течение 1950— 1970-х годов их было внедрено более 15 тыс. К началу 1970-х годов доля продукции, выпускаемой на основе зарубежной техники и технологии, составляла 10% от общего объема промышленного производства страны.

И хотя на закупку ноу-хау Япония тратила значительные средства, она экономила гораздо больше материальных и финансовых ресурсов, а главное — времени, благодаря тому, что не осуществляла собственных научно-исследовательских разработок. Вначале на базе иностранных разработок происходило простое копирование чужой техники, но постепенно подобная имитация переросла в глубокое переосмысление научных идей, в стремление создавать принципиально новую продукцию более высокого качества. Это позволило Японии в кратчайшие сроки совершить в промышленном развитии скачок от уровня 1920—1930-х годов к современному.

Наряду с этим в Японии имелась высококвалифицированная рабочая сила, которая формировалась на основе обязательного и бесплатного 9-летнего школьного образования и обширной системы профессиональной подготовки рабочих для передовых отраслей. Уже в 1980-х годах практически каждый рабочий имел законченное среднее образование. Широкое развитие получила система высшего образования с приоритетной подготовкой инженеров по таким специальностям, как электроника, электротехника и т.п.

Одним из факторов, обусловивших «японское экономическое чудо», была хорошо разработанная система стимулирования трудовой активности. Это проявлялось прежде всего в научно обоснованных принципах оплаты труда, где не было места уравнительной оценке его результатов, а добросовестные и трудолюбивые работники всегда поощрялись. Широкое распространение получили бригадные формы организации труда: проблемы производства при этом решались быстро и сообща, в интересах как всей фирмы, так и отдельного работника. Этим же целям служили система пожизненного найма, формирование профсоюзов не по отраслевому, а по фирменному признаку, хорошо отлаженная премиальная система, учитывавшая и конкретные результаты труда, и продолжительность трудового стажа на данной фирме.

Широкие массы японских трудящихся были вовлечены в процесс рационализации труда и производства, в систему контроля за качеством продукции. Так, на предприятиях с целью повышения конкурентоспособности продукции и престижа фирмы стали создаваться кружки контроля качества, куда помимо рабочих входили представители руководства и профсоюзов.

Нельзя не отметить и особенности японского национального характера, которые также повлияли на социально-экономическое развитие страны. Это связано прежде всего со спецификой японской культуры и философии, древними традициями, заложенными еще в эпоху сёгунатов: послушание, преданность хозяину, вера в японскую исключительность.

Период, отмеченный в истории Японии как «экономическое чудо», подготовил базу для проведения в стране современной индустриализации, которая проходила в два этапа. На первом этапе, в 1960—1970-е годы, основное внимание было сосредоточено на развитии материалоемких отраслей тяжелой промышленности: черной и цветной металлургии, нефтепереработки и нефтехимии, судостроения и т.д. Одновременно в Японии шло становление новых отраслей: радиоэлектроники, приборостроения, производства пластмасс, искусственного каучука, химических волокон. Иностранные патенты и лицензии, как правило, внедрялись в обрабатывающую промышленность лишь после существенных доработок. Быстро возрастало производство бытовой электротехники, оптических приборов, цветных телевизоров, видеомагнитофонов. К 1970 году Япония вышла на второе место в мире по количеству внедренных ЭВМ. Началось производство автоматических станков с числовым программным управлением, а также массовое внедрение на предприятиях различных роботов-манипуляторов.

Переломным событием в развитии японской экономики стал энергетический кризис начала 1970-х годов, когда она испытала «нефтяной шок», вызвавший в 1974—1975 гг. спад производства во многих отраслях промышленности и инфляцию. Это заставило Японию пересмотреть многие экономические приоритеты. Страна, не имеющая своих сырьевых ресурсов, была вынуждена срочно переходить на материало- и энергосберегающие технологии, настойчиво искать новые источники сырья и топлива.

В начале 1980-х годов Япония перешла ко второму этапу индустриального развития, в ходе которого появились технологии, не требовавшие огромных затрат электроэнергии, сырья, рабочей силы. Их характерными чертами стали наукоемкость и высокая точность. К числу новой продукции можно отнести микроэлектронику, большие и сверхбольшие интегральные схемы, измерительные приборы и др. В 1980-х годах Япония вышла на передовые позиции в мире по производству медицинского оборудования, средств связи и спутникового оборудования, оптической техники и т.д.

Большие изменения произошли и в аграрном секторе Японии. Следует напомнить, что аграрная реформа, проведенная сразу же после войны, оказала сильное влияние на эту отрасль хозяйства. Преобразования в японской деревне привели к росту устойчивого внутреннего спроса на средства механизации сельскохозяйственных работ в условиях небольших земельных участков, на удобрения, семена, племенной скот. Все это вело к расширению производств, обслуживающих аграрный сектор страны.

Но перемены, происходившие в целом по стране, ставили новые задачи и перед сельским хозяйством. Еще в 1961 году был принят Основной сельскохозяйственный закон, нацеленный на переход сельского хозяйства от мелкотоварного к крупному производству. В соответствии с этим законом предполагалось усилить государственное регулирование и широкие защитные меры против ввоза в страну продовольствия из-за рубежа. Вплоть до 1995 года японское государство являлось монопольным покупателем почти 40% валового сбора сельскохозяйственной продукции (прежде всего, риса) по фиксированным ценам, чтобы не допустить банкротств в аграрном секторе. Но вследствие этого цены на продовольственные товары в Японии традиционно очень высокие — почти в два раза выше средних мировых цен.

Так случилось, что, испытав на себе ужас атомных бомбардировок, японцы стали чрезвычайно требовательно относиться к проблемам экологии. В настоящее время в Японии применяются очень жесткие стандарты, согласно которым определяется качество воды, воздуха, сельскохозяйственных удобрений, уровень озеленения городов и пр. Кроме того, как нигде в мире высокие требования предъявляются к регулированию уровня шума, радиоволн, изменения освещенности уже существующих домов в результате строительства новых. Япония использует самые передовые в мире технологии по очистке городов от мусора, получая от его утилизации тепловую энергию, используемую потом в хозяйственных целях.

В рассматриваемый период происходили заметные изменения и во внешнеэкономической политике Японии. В 1950-х годах экспорт не играл заметной роли в японской экономике. Большинство товаров находило сбыт на внутреннем рынке, надежно защищенном протекционистскими мерами. Но в середине 1960-х годов положение в этой сфере резко изменилось. К этому времени продукция японских корпораций в основном стала отвечать мировым стандартам, поэтому им уже больше не нужна была таможенная защита. Правительство объявило о либерализации внешнеэкономических связей. Это позволило создать специфическую «внешнеторговую модель» Японии, в соответствии с которой в экспорте стала преобладать продукция перерабатывающей промышленности, а в импорте — минеральное сырье и нефть.

Решающим фактором в развитии внешнеэкономических связей стали отношения Японии и США, куда направлялось до 75% японского экспорта. Фактически возникла зависимость японской экономики от степени открытости американского рынка, а также от курса иены по отношению к доллару, и эта тенденция усиливалась вплоть до 1990-х годов. Такая ориентация ставила японскую экономику в сложное положение, поскольку она все больше зависела от малопрогнозируемых внешних факторов.

На первых порах Япония поставляла в США в основном продукцию легкой промышленности, и в середине 1960-х годов американский рынок был в значительной степени заполнен японским текстилем. Но уже в 1970 году причиной своеобразных «торговых войн» стала японская сталь, а позже — телевизоры, электротехнические приборы и автомобили.

Можно сказать, что в 1950—1980-х годах Япония сумела с выгодой для себя использовать свое географическое положение. Находясь на перекрестке торгово-транспортных путей, она объединила вокруг себя соседние страны, став инициатором создания различных региональных организаций. Особо тесные отношения сложились у Японии с ее ближайшими соседями по Дальнему Востоку и Юго-Восточной Азии: Южной Кореей, Тайванем, Гонконгом, Сингапуром, Малайзией, Таиландом, названными азиатскими «тиграми» или «драконами»'. После того как большинство этих стран получили полную независимость от своих бывших метрополий, они совершили стремительный индустриальный рывок от развития ипортозамещающих отраслей (в 1950-х годах) к созданию своего экспортного потенциала (в 1960- х годах), повторив путь, пройденный самой Японией. В этот период Япония стала оказывать им мощную экономическую и технологическую поддержку. Первоначально данная помощь была оказана странам так называемого первого эшелона (Южной Корее, Тайваню, Гонконгу, Сингапуру), потом — странам второго эшелона (Индии, Китаю, Малайзии), и лишь спустя несколько лет — странам третьего эшелона (Вьетнаму, Лаосу, Камбодже). Такая политика получила образное название «создание гусиной стаи».

' С другой стороны, неурегулированность территориальной проблемы с Советским Союзом (а теперь и с Россией) оказывает заметное влияние на внешнеэкономическую политику Японии. Речь идет о принадлежности группы южнокурильских островов (Шикотан, Итуруп, Кунашир, Хабомаи) общей площадью 9 тыс. кв. км. По условиям мирного договора, заключенного в Сан-Франциско (1951 г.), Япония отказывалась от прав на Курильские острова, которые перешли под суверенитет СССР. В ходе советско-японских переговоров (1956 г.) было принято решение о том, что после подписания полномасштабного мирного договора между двумя странами СССР передаст Японии сначала острова Хабомаи и Шикотан, а в дальнейшем — и другие южнокурильские острова (в Японии их называют северными территориями). Но в 1960 г., после развертывания в Японии крупных американских военных баз, СССР отказался от передачи островов и заявил о необоснованности территориальных притязаний с японской стороны. Данная ситуация сохраняется до сих пор, и перспективы ее разрешения представляются весьма туманными. Совершенно очевидно, что отсутствие ясных перспектив по поводу территориальной принадлежности четырех Курильских островов является для Японии основным тормозом в развитии экономических связей с Россией, хотя в настоящее время имеется ряд взаимовыгодных проектов по разработке нефтяных запасов на сахалинском шельфе, освоению лесных ресурсов Сибири, строительству газопроводов из России в Японию и т.д.

Столкнувшись в 1970-х годах с проблемами дальнейшего продвижения товаров и капиталов на рынки США и Западной Европы, Япония стала наращивать свою активность в Азии, претендуя при этом на роль региональной сверхдержавы. К концу 1980-х годов японские инвестиции в страны Юго-Восточной Азии превысили американские почти в 2,5 раза. В данном регионе Япония действовала испытанным путем, используя политику демпинга, государственных дотаций и прямой помощи этим странам в виде поставок товаров и технологий.

Характерно, что японские компании развивали там в основном низкотехнологичные предприятия с «отверточным» производством, на которых выпускалась массовая продукция, имевшая спрос во всем мире, в том числе и в промышленно развитых странах (телевизоры, видеотехника, ЭВМ, средства связи, швейное оборудование и пр.).

Такая внешнеэкономическая политика оказалась в тот период весьма успешной для Японии: ей удалось серьезно потеснить Соединенные Штаты на мировых рынках и фактически догнать их по участию в ТНК, по числу крупнейших промышленных компаний и банков и по другим показателям. Социологи и экономисты во всем мире стали искать исторические аналогии такого бурного возвышения новой великой державы, но события 1990-х годов сильно поколебали позиции Японии.

  • [1] В 1954 г. японское правительство приняло решение о создании сил самообороны, а по существу — регулярной армии, оснащенной современным оружием.
  • [2] И тем не менее, несмотря на массовое применение передовых технологий, дажек концу 1980-х гг. производительность труда в японской промышленности составлялалишь 65% от американского уровня, а в сельском хозяйстве — всего 18%.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >