ЭРБАН ВОЙТА

(Во время боев 1943 года под Харьковом - начальник разведки чехословацкого батальона.

Награжден орденом Красной Звезды. Полковник в отставке)

ПОЛКОВНИК БИЛЮТИН

Март 1943 года. Соколово. Тарановка. Фронтовые дороги. Жаркие бои. Навсегда остались они в памяти.

...На берегу реки Мжи, южнее села Соколово, чехословацкие и советские солдаты строят противотанковый узел обороны. Узкая дорога ведет в Тарановку. Смотрим на карту. Вот позиции противника, его силы и средства. Длинное село с церковью посредине лежит на главном направлении удара фашистов. Многочисленные вражеские дивизии стремятся прорваться и окружить Харьков, уничтожить в этом районе группировку советских войск. Гитлеровцы хотят нанести ответный удар за разгром па Волге, восстановить легенду о непобедимости вермахта. Нацисты стягивают войска с Западного фронта.

Тарановку держит гвардейский полк,— докладывает полковнику Свободе командир советской разведки капитан Чеку нов.

Удержат они ее? И как долго удержат? — спрашивает Свобода.

Высокий донской казак в белом маскировочном халате минуту молчит.

Как долго? — повторяет он вопрос. - День, два, трудно сказать. Но пока живы, не отступят,— и со спокойной улыбкой добавляет: — Это же гвардейцы. Понимаете, па них можно положиться...

Над передним краем мелькают трассирующие пули. Стучат пулеметные очереди. Потом гул недалекого артиллерийского огня. Слышится «ура». Первый раз так близко.

Мы приехали в штаб полка. Домик с облупленной штукатуркой северо-западнее церковки. Это, вероятно, центр тарановской обороны. Село наполовину сгорело. К югу от церкви догорают остатки нескольких хат, В воздухе воют вражеские мины.

Перед нами гвардейский полковник. Первое впечатление — непоколебимый человек. Небольшого роста, широкоплечий. Стоим перед командиром по стойке смирно. Большая твердая ладонь. Крепкое рукопожатие. Улыбается. Мелкие морщины покрывают широкое русское лицо. На груди скромный гвардейский значок и больше ничего. Чувствуем себя хорошо перед этим простым гвардии Полковником. Знаем: гвардейская часть — это такая, которая при всех условиях выполнит задачу. Здесь она в обороне. Если не получит приказа — не отступит.

  • - Докладываем звания, фамилии, задание...
  • - Ну, хорошо, пока достаточно. Куда вы так торопитесь? Я командир полка, гвардии полковник Билютин Кондратий Васильевич...

За окном утихает огонь. По улице на санях везут раненых. Мы беседуем. Полковник расспрашивает о составе и силах Первого Чехословацкого батальона, о его задании и подробно о полковнике Свободе. Известие о создании небольшой чехословацкой части уже облетело весь фронт.

- Против нас,— говорит К.В. Билютин,— стоят две танковые дивизии. Хотят у нас вырвать шоссе. Если они задумали прорваться к

Харькову с юга, то им надо взять Тарановку. А мы с вами встали им поперек дороги. У меня есть сведения, что ваши строят хорошую оборону... Вопрос решится в течение нескольких дней...

То же самое говорил полковник Свобода, когда вернулся из штаба обороны Харькова. Там генерал-лейтенант Д.Т. Козлов дал первое боевое задание чехословацкой части. Восемь — десять дней мы должны удержаться, пока другие соединения войск укрепятся па Северском Донце для того, чтобы оттуда начать контрнаступление па Запад.

Стриженая голова полковника К.В. Билютина склонилась над картой. Ему еще нет пятидесяти, но добрую половину жизни он носит военную шинель. Командир гвардеец знает, что такое не отступать. За его плечами многочисленные упорные бои на Дону. Со своими гвардейцами днем и ночью он преследовал отчаянно оборонявшегося противника. Наступление шло слишком быстро. Тылы отстали, снабжение даже самолетами не успевало. Надо было остановиться.

Сейчас полковник рассчитывает: «Силы полка — 230 солдат. Но задачу выполним, в Тарановку врага не пустим».

Гвардии полковник К.В. Билютин располагал тремя стрелковыми батальонами. Два — впереди, один — в тылу на северной окраине Тарановки, в резерве. У него была батарея 76-миллиметровых противотанковых орудий и несколько танков. В каменной церкви расположились автоматчики.

Фашисты пробивались к перекрестку перед церковью. Отрезали автоматчиков, били по церкви, хотели ворваться в нее. Но меткий огонь гвардейцев разил гитлеровцев.

К.В. Билютин выходил к батальонам на окраине села. Солдаты называли полковника «батькой». Он следил за атаками. Треск, гул усиливался и закапчивался знакомым русским «ура!». Батько шел к церкви, из которой выносили раненых и мертвых. На их место приходили бойцы из запасного батальона.

В церкви погиб командир автоматчиков, молодой лейтенант. Все сняли шапки и каски, когда его выносили.

Батько сказал:

- Церковь, как крепость, каменная, выдержит. Понятно, молодой человек?

Светловолосый паренек, новый командир подразделения, оборонявшегося в церкви, все понял по спокойному взгляду улыбающихся глаз гвардии полковника.

Чехословацкие разведчики впервые перешли передний край обороны. Они сопровождали советских разведчиков и вернулись без потерь.

...К.В. Билютин отложил в сторону карту.

Вот так,— сказал он как будто про себя.— Ну что ж, ребята. Против нас две дивизии, необыкновенные. Это эсэсовцы, которые приехали к нам откуда- то с запада... Ничего, выдержим!

- Есть держаться! — загудели люди.

Ладно, ребята. Выпьем за здоровье тех, которые выдержат. И за здоровье Чехословацкой армии, за здоровье полковника Свободы!

Гвардии полковник К.В. Билютин был не первым советским человеком, который с уважением говорил о Жижке, Коменском, Готвальде, о чехословацком народе. Крепка, нерушима дружба народов СССР и Чехословакии. Но тогда в штабном домике с облупленной штукатуркой в нескольких километрах на юг от села Соколово такой разговор имел особое значение.

Подошел решающий день, когда фашисты бросили в бой все силы, чтобы разрубить тарановский узел. Бомбардировщики и истребители летали несколько часов подряд. Их оглушающий вой сопровождался взрывами десятков бомб и снарядов. Последнее стекло в окне штаба разбито воздушной волной.

- Сволочь! — коротко комментировал сержант-связист. И продолжал разговор по телефону с командным пунктом 2-го батальона, находившимся на правом фланге обороны.

В этот момент осколок мины просверлил дверь. К.В. Билютин посмотрел на отверстие в двери, молча закурил папиросу и вышел. Он направился к батальону на правом фланге. Было еще светло, когда полковник вернулся. Он сообщил, что маневр охвата у эсэсовцев не вышел.

Своими действиями советские гвардейцы отрезали фашистам дорогу и тем самым дали нам время укрепить оборону у села Соколово. Чтобы ни один вражеский танк не прошел к Харькову с юга. Таков был приказ.

Задание мы выполнили...

...Через полтора года снова встретились с К.В. Билютиным в Черновцах. На его груди кроме гвардейского значка были Золотая Звезда и орден Ленина. Незабываемый друг чехословацкого народа и его армии, Герой Советского Союза гвардии полковник К.В. Билютин.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >