НИ ШАГУ НАЗАД!

Погибнуть в боюне большая мудрость, а выжить и победитьвот наша задача

Зимнее наступление 1942-1943гг. советских войск, выход их на подступы к Днепропетровску и Запорожью создали угрозу расчленения всего восточного немецко-фашистского фронта. Срочно перебросив резервы с запада и создав ударные группировки, гитлеровское командование подготовило контрнаступление, рассчитывая разгромить выходящие к Днепру войска Юго-Западного фронта и отбросить их за Северский Донец, затем нанести удар по войскам Воронежского фронта и вновь захватить Харьков и Белгород, после чего встречными ударами с юга от Белгорода и с севера от Орла в общем направлении на Курск нанести поражение действовавшим в этом районе советским войскам 17 февраля 1943 г. противник перешел в контрнаступление против войск правого крыла Юго-Западного фронта и оттеснил их за Северский Донец. Левый фланг Воронежского фронта оказался открытым. Перегруппировав свои войска и создав Юго-западнее Харькова сильную группировку войск, превосходящую действовавшие здесь армии Воронежского фронта по численности личного состава в два, по артиллерии почти в три, а по танкам более чем в одиннадцать раз, противник был готов нанести следующий удар.

25-я гвардейская стрелковая дивизия Юго-Западного фронта, овладев 25 февраля 1943г. городом Валки, перешла в резерв Воронежского фронта, обороняла Валки и вела разведку в направлении на Кременчуг и Полтаву. Ее 78-й гвардейский стрелковый полк оборонял юго-западную окраину города.

В конце февраля 1943 года немецко-фашистское командование, накопив резервы, двинуло на Харьков крупные танковые и мотомеханизированные части. Оторванные от своих тылов и резервов, наши войска оказывали решительное сопротивление, но вынуждены были отходить, неся большие потери в живой силе и технике. Возникла угроза обхода советских войск с флангов и окружения. Командование стало принимать меры к тому, чтобы оторваться от противника, занять новые оборонительные рубежи и не пропустить фашистские войска через Северный Донец. Вот тогда-то и было принято решение сосредоточить по всем магистралям, ведущим к Харькову, небольшие усиленные группы, завязать на этих магистралях бои и сорвать планы немецкого командования.

Одним из таких опорных пунктов было село Тарановка Змиев- ского района Харьковской области. Его оборонял 1 взвод 8 роты 1 батальона 78-го гвардейского стрелкового полка. Взводу, которым командовал гвардии лейтенант Петр Николаевич Широнин, было поручено оборонять железнодорожный переезд южнее Тарановки.

Взвод усилили противотанковой пушкой, пулеметами и гранатами. Перед ним была поставлена задача завязать бой с немецкими танками. Воины поклялись умереть, но не пропустить врага.

Из донесений разведки было известно, что в направлении Тарановки движется большая группа немецких танков, бронемашин, самоходных пушек, за которыми идет пехота.

К концу февраля 1943 года ситуация изменилась: стало ясно, что противник будет идти на Харьков через Новую Водолагу и Мерефу. В этом случае необходимо было создать основной рубеж обороны по реке Мжа и промежуточный на линии Тарановка - Змиев. С этого дня 179-я танковая бригада становилась основой обороны села Тарановка. Сюда же был направлен и 78-й гвардейский стрелковый полк 25-й гвардейской стрелковой дивизии с двумя батареями артполков дивизии. С 13 часов 50 минут дня 1 марта дивизия вошла в подчинение начальника обороны г. Харькова генерал-лейтенанта Дмитрия Тимофеевича Козлова.

После совершения 80-ти километрового марша 78-й гвардейский стрелковый полк сосредоточился в Тарановке, в Змиеве — 81-й гвардейский стрелковый полк и в районе Замостье, Зидьки — 73-й гвардейский стрелковый полк. Поддерживавшая дивизию 179-я танковая бригада (24 танка) использовалась на участке 78-го гвардейского стрелкового полка. Соседей справа и слева не было.

Из оперативных сводок 3-й танковой армии. Погода 28 февраля - 3 марта 1943 г. в зоне боевых действий была от -2° до +3°, облачность, туманы, мелкие дожди. В некоторые дни видимость составляла 500-1000 метров. Дороги на отдельных участках были труднопроходимы для автотранспорта.

Части 25-й дивизии срочно начали готовить оборону. Особое место в ее системе занимало село Тарановка, расположенное на холмистой гряде. Его пересекали шоссе и железная дорога Лозовая — Харьков. В центре Тарановки находился железнодорожный переезд, через него шла грунтовая дорога из Краснограда на Харьков. За южной окраиной села был еще один железнодорожный переезд. На него выходило шоссе Лозовая — Харьков.

Таким образом, Тарановка имела большое значение не только в полосе обороны 25-й дивизии, но и на рубеже армии по северному берегу реки Мжа от Мерефы до Замостья. Она перекрывала дороги на Харьков с юго-востока, юга и частично с юго-запада, а железнодорожный переезд в Беспаловке блокировал путь к Тарановке с юга.

Отвечал за данное направление 1-й взвод 8-й стрелковой роты лейтенанта П.Н. Широнина, который насчитывал 25 человек и был усилен 45-мм орудием.

При постановке боевой задачи взводу лейтенанту П.Н. Широнина командир 78-й гвардейского стрелкового полка гвардии полковник Кондратий Васильевич Билютин говорил:

— Учтите, товарищ Широнин, задача для взвода очень ответственная, противник обязательно направит крупные силы, чтобы овладеть железнодорожным переездом и выйти во фланг и тыл обороны полка. Поэтому любой ценой удержать железнодорожный переезд. Ваш взвод я усиливаю одной 45-миллиметровой пушкой.

И тут же добавил:

— Большими силами не располагаю. Для отражения танковых атак запаситесь противотанковыми гранатами. А теперь главное: немедленно приступайте к отрывке окопов, щелей и ходов сообщения.

Прощаясь с командиром взвода, гвардии полковник Билютин сказал:

  • — В ваших людях я уверен, не подведут.
  • — Задачу выполним, товарищ гвардии полковник,— заверил своего командира гвардии лейтенант Широнин.

На самом переезде было приказано занять оборону 3-му отделению под командованием гвардии старшего сержанта И.Г. Вернигоренко.

Для поддержки ему было выделено 45-миллиметровое орудие гвардии сержанта Комарова, уступом назад справа вдоль железно дорожной насыпи заняло оборону 2-е отделение гвардии сержанта И.В. Седых, а слева — 1-е отделение гвардии старшего сержанта А.П. Бол- тушкина. Командно-наблюдательный пункт командира взвода был оборудован в полуразрушенной железнодорожной будке.

Несмотря на большую усталость после 80-километрового марша и наступившую темноту, воины взвода П.Н. Широнина сразу же начали рыть окопы и ходы сообщения. Работали почти всю ночь. Каждый трудился с полной отдачей сил. Герой Советского Союза И.П. Букаев вспоминал позже, что П.Н. Широнин, обходя позицию взвода, говорил гвардейцам: «Поторапливайтесь, товарищи, противника лучше ждать в хорошо оборудованных окопах и траншеях, чем за бугорком или кочкой».

Уже совсем стемнело, когда на свой командный пункт вернулся командир полка гвардии полковник К.В. Билютин. А через несколько минут туда прибыли начальник штаба полка гвардии майор А.М. Потемкин и командир батареи полковой артиллерии гвардии старший лейтенант Е.Е. Амшаркин.

  • — Ну, артиллерист, — обратился командир полка к Е.Е. Амшар- кину, — хотя пушек у тебя и нет, а фашистские танки все равно нужно уничтожить. Поэтому надо будет в батарее создать группы истребителей танков, вооружив их противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью. Позиции для этих групп оборудуйте на стыке двух батальонов западнее церкви.
  • — Есть, бить фашистские танки гранатами! Но будет у нас и артиллерия, товарищ гвардии полковник. Разрешите доложить: поспешно отступая из Харькова, гитлеровцы бросила несколько орудий. Нам удалось подобрать восемь 75-миллиметровых противотанковых орудий, два из них неисправны. На станции Беспаловка стоят оставленные гитлеровцами несколько вагонов с артиллерийскими снарядами. Прошу выделить мне одну автомашину и людей для разгрузки и перевозки этих снарядов в Тарановку.
  • — Немедленно приступайте к разгрузке и перевозке снарядов. Товарищ начальник штаба, выделите людей и две автомашины в распоряжение командира батареи. К утру все шесть орудий должны занять огневые позиции в боевых порядках второго и третье го батальонов.

Всю ночь воины 78-го гвардейского стрелкового полка оборудовали занимаемые позиции. За несколько часов в мерзлом грунте были отрыты окопы полного профиля, соединенные ходами сообщения. Артиллеристам подвезли все снаряды для трофейных орудий. Только к утру, утомленные тяжелой непрерывной работой, гвардейцы полка задремали на дне окопов.

Утром 1 марта 1943г. на участке обороны 78-го гвардейского стрелкового полка возобновились оборонительные работы. Воины отрывали узкие щели, углубляли ходы сообщения. Артиллеристы полковой батареи оборудовали огневые позиции для трофейных 75-миллиметровых орудий. Командир батареи Е.Е. Амшаркин указал место каждому орудию.

Во второй половине дня командир полка гвардии полковник К.В. Билютин обошел все подразделения и проверил готовность их к бою. Командир полка одобрительно отозвался о позиции полковой артиллерийской батареи, высоко оценил позицию взвода гвардии лейтенанта П.Н. Широнина.

Однако похвала командира полка не успокоила Петра Николаевича. Он приказал каждому отделению по ту сторону железнодорожного полотна дополнительно оборудовать две-три глубоких щели, из которых можно было бы бросать противотанковые гранаты, если вражеским танкам удастся вплотную подойти к позициям взвода.

К вечеру 1 марта 1943г. подразделения полка, в том числе и воины взвода П.Н. Широнина, в основном закончили оборудование своих оборонительных позиций. Оставалось лишь замаскировать их, но сильная усталость бойцов и наступившая темнота не позволили выполнить эту работу. Воины 1-го взвода 8-й стрелковой роты были отведены на отдых в оборудованную землянку в районе железнодорожной будки. От каждого отделения было выделено по два наблюдателя.

Утро 2 марта 1943г. выдалось морозным. Сквозь разорванные облака проглядывало солнце. Воины, позавтракав, принялись маскировать позиции. Нужно было присыпать снегом свежевырытую землю. Но завершить эту работу не удалось. В небе появился вражеский самолет-разведчик. Он летел вдоль железнодорожного полотна в направлении Тарановки, затем стал кружиться над участком обороны полка.

— Высматривает, теперь жди бомбардировщиков, — заметил кто-то из бойцов, наблюдавших за самолетом-разведчиком.

И действительно, не прошло и получаса, как в небе показались две группы «юнкерсов». Одна из них устремилась в направлении железнодорожной станции и к переезду, а вторая — на Тарановку.

Сделав круг над переездом и Тарановкой, они полетели в направлении Змиева и, развернувшись, через Соколово ушли за горизонт.

В это время наблюдательный пост в составе сержанта Н.И. Кирьянова и красноармейца П.Т. Шкодина с высотки перед взводом заметил вдали вражескую колонну, двигавшуюся к переезду, который обороняли гвардейцы лейтенанта П.Н. Широнина. Впереди шло охранение — две бронемашины, два танка и до взвода пехоты.

Отправив П.Т. Шкодина с донесением к командиру взвода, Н.И. Кирьянов несколько задержался, чтобы с более близкого расстояния уточнить силы противника. За охранением шло 12 танков, самоходных орудий, 5 бронемашин и до батальона гитлеровцев на автомашинах. Кирьянов побежал к лейтенанту Широнину доложить об этом.

И вот из-за возвышенности перед позицией взвода появилось несколько бронемашин. Гвардейцы молчали. Показался еще один танк и машина с пехотой. Вместе с двумя бронемашинами они осторожно спускались с возвышенности к переезду. В этот момент раздался сильный взрыв, и из-под шедшей впереди бронемашины вырвался столб пламени и дыма. Это сработала наша противотанковая мина. Машины остановились. Прозвучал одиночный выстрел 45-миллиметровой пушки, и вторую бронемашину заволокло дымом. Расчет орудия стрелял без промаха. Шедший сзади танк открыл огонь по переезду, пехота спешилась и залегла, а потом постепенно стала отходить назад вместе со своим танком.

П.Н. Широнин рассказывал потом, что он удивился тогда: с чего бы это гитлеровцы сразу испугались и стали пятиться?

Вскоре пришла разгадка — в небе появилось свыше трех десятков «юнкерсов», которые шли двумя эшелонами. Первый эшелон ушел на Тарановку, второй, построившись в карусель, стал бомбить позиции взвода, захватывая весь район переезда.

В этот налет вышел из строя расчет 45-миллиметровой пушки. Командир поставил за орудие старшину Нечипуренко и красноармейца Тюрина.

Потом на какое-то время стало тихо, фашисты готовились к атаке.

Вдруг гвардейцы увидели, что перед танками огненной стеной встали разрывы наших снарядов — это открыла подвижный заградительный огонь дивизионная артиллерийская группа. Сразу загорелся один танк и самоходное орудие, но остальные машины и пехота проламывались вперед, стреляя с ходу по переезду.

В отделениях гвардии старшего сержанта Вернигоренко и гвардии сержанта Сухина появились раненые, но никто не ушел в тыл — после перевязки все остались в строю. Был ранен в руку и лейтенант П.Н. Широнин, но продолжал командовать взводом. Несмотря на ранение, командир взвода во время короткого затишья обошел позицию взвода, говорил с бойцами, подбадривал их. Спокойствие и уверенность П.Н. Широнина подняли боевой дух солдат.

— Главное берегите себя, — говорил он. — На каждого из нас приходятся десятки врагов. Погибнуть в боюне большая мудрость, а выжить и победитьвот наша задача.

Все ближе танки и вражеская пехота. По ним уже ведет огонь полковая артиллерийская группа, включились и батальонные минометы. По смотровым щелям танков и гитлеровцам били бойцы взвода.

П.Н. Широнин заметил двигавшуюся в обход позиций взвода группу танков и самоходных орудий. Он сразу определил, что они направляются к дальнему переезду у Беспаловки, который прикрывал подвижный отряд заграждения полка. Потом он увидел, как из-за танков выскочили две бронемашины. Одна из них устремилась к валам, насыпанным на пруду, и сразу провалилась под лед, другая, стреляя на ходу из пулемета, направилась к левому флангу взвода. Ее подбил расчет орудия. Стало ясно — опасность грозила взводу еще с фланга и тыла.

Начиная наступление с фронта, вражеские танки двигались клином. В голове шел тяжелый танк. Но оттаявший уже грунт замедлил их движение, и они начали скучиваться у шоссе. Это позволило Нечипу- ренко и Тюрину из своей сорокапятки в считанные минуты подбить два танка. Но вот слева, со стороны Беспаловки, они увидели мчавшуюся прямо на них вражескую самоходку. Бойцы пытались повернуть орудие. Но почти в упор прогремел выстрел самоходки, и тут же она наскочила на орудие. Нечипуренко был убит, а Тюрина тяжело ранило.

Когда орудие было раздавлено, навстречу танкам противника на смертельный поединок пошли гвардейцы с гранатами и зажигательными бутылками.

Между тем вражеское самоходное орудие, покончив с пушкой, рванулось на переезд. Навстречу ему, на виду у своих боевых товарищей и противника, пополз сорокадевятилетний «папаша» взвода, бывший председатель сельсовета коммунист А.А. Скворцов.

— Пулеметчикам — прикрыть Скворцова! — крикнул Широнин.

Но гитлеровцы усилили огонь. А.А. Скворцов был, видимо, ранен, но у него еще хватило сил бросить противотанковую гранату под гусеницы самоходки. Окутанная дымом, она, наехав на него, как будто бы споткнулась и остановилась.

Подвиг Андрея Аркадьевича Скворцова, славного представителя нашей старой гвардии, стал мерой поведения широнинцев. Заставил он, наверное, задуматься и гитлеровцев. Они понесли большие потери, их пехота залегла, а когда вырвавшийся вперед танк подорвался на мине, остальные машины остановились и стали пятиться. Первая атака была отбита.

...Идут бесконечно длинные часы неравного боя. Горят перед позицией взвода фашистские танки, бронемашины. Один за другим выходят из строя наши бойцы, но их рубежи остаются неприступными. Уже пали смертью храбрых подбившие гранатами вражеские танки старшина С.Г. Зимин и красноармеец В.М. Павлов.

Гвардеец И.М. Чертенков, уничтожив танк, продолжал вести меткий огонь по вражеской пехоте. Лишь в ходе рукопашной схватки он был сражен выстрелом сзади, в горячке боя не заметив подкравшегося фашиста.

Накопившись за подбитыми машинами, гитлеровцы, не считаясь с потерями, прорвались к позициям взвода. В рукопашной схватке смертью героев пали гвардии сержанты А.И. Сухин, И.В. Седых и В.С. Грудинин, красноармейцы С.П. Фаждеев, Я.Д. Злобин и Н.И. Субботин. Гвардейцы И.П. Букаев, И.Г. Вернигоренко, А.Ф. Торопов, А.Н. Тюрин и В.Л. Исаков в том числе и командир взвода гвардии лейтенант П.Н. Широнин были ранены. Но враг снова не прошел.

Ведя огонь до последней минуты своей жизни по наседавшим фашистам, геройски погибли на поле боя уже многократно раненные гвардии сержант Н.И. Кирьянов, гвардейцы И.П. Визгалин, П.А. Герт- ман, И.И. Силаев, В.Д. Танцуренко и А.И. Крайко.

Из танка, подбитого у самой позиции взвода, продолжал стрелять из пулемета засевший в нем фашист. Это грозило гибелью остаткам взвода. Тогда старший сержант И.Г. Вернигоренко, схватив кусок разбитой гусеницы, вскочил на танк и сильно ударил им по стволу пулемета. Огонь прекратился.

Раненный и контуженый Петр Николаевич Широнин, продолжал управлять боем.

Но вот опять из-за сада, прямо на окоп П.Н. Широнина, несется самоходка с десантом на броне. Лейтенант открыл огонь. Несколько гитлеровцев свалилось на землю. Ведет огонь и отделение Болтушки- на, расположенное невдалеке от взводного. Самоходка остановилась. Гитлеровцы спрыгнули, залегли и открыли стрельбу из автоматов. Потом в ход пошли гранаты. Две из них разорвались позади и сбоку от П.Н. Широнина. Осколок попал ему в лицо и выбил несколько зубов. Потом лейтенант почувствовал сильную боль в ноге. Неожиданно он увидел, как связной Шкодин, умело маскируясь, быстро ползет к самоходке. Ствол ее орудия зашевелился и направился, как казалось лейтенанту, прямо на него. Раздался выстрел. Снаряд ударил в стену метеопункта. В этот момент Шкодин, чуть привстав, метнул под гусеницы самоходного орудия противотанковую гранату и сразу упал лицом вниз. Когда во взводе остались только тяжело раненные, коммунист старший сержант Александр Павлович Болтушкин бросился со связкой гранат под наползавший на него танк и подорвал его.

Так закончился этот легендарный бой.

Когда сюда подошли бойцы других подразделений, они увидели перед позицией взвода 16 дымившихся танков, самоходных орудий, бронемашин и до сотни убитых гитлеровцев. Погибшие и тяжело раненные широнинцы лежали между ними на своей неприступной позиции. Стальная мощь фашистов разбилась о мужество советских гвардейцев.

В жестокой схватке с фашизмом воины армии и флота проявили беззаветную преданность народу, любовь к Родине, массовый героизм. Так было на всех этапах войны, на всех фронтах.

Благодаря массовому героизму, проявленному нашими воинами, высокому уровню боевого мастерства военных кадров планы гитлеровского командования были сорваны: реванш за Сталинград не состоялся.

Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардейцам старшему сержанту Александру Павловичу Болтушкину, рядовому Ивану Прокофьевичу Букаеву, старшему сержанту Ивану Григорьевичу Вернигоренко, рядовому Ивану Петровичу Визгалину, рядовому Павлу Андреевичу Гертману, сержанту Василию Семеновичу Грудинину, старшине Сергею Григорьевичу Зимину, рядовому Якову Дмитриевичу Злобину, рядовому Василию Леонтьевичу Исакову, сержанту Николаю Ивановичу Кирьянову, рядовому Алексею Ивановичу Крайко, старшине Сергею Васильевичу Нечипуренко, рядовому Василию Михайловичу Павлову, сержанту Ивану Викторовичу Седых, рядовому Ивану Николаевичу Силаеву, рядовому Андрею Аркадьевичу Скворцову, рядовому Николаю Ивановичу Субботину, сержанту Александру Ивановичу Сухину, рядовому Василию Демидовичу Танцуренко, рядовому Александру Федоровичу Торопову, рядовому Ачександру Николаевичу Тюрину, рядовому Степану Петровичу Фаждееву, рядовому Ивану Матвеевичу Чертенкову, лейтенанту Петру Николаевичу Широнину, рядовому Петру Тихоновичу Шкодину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Советский народ свято чтит память гвардейцев-героев.

Слава о героях-широнинцах и их командире, воспитавшем бесстрашных воинов, вечно останется в наших сердцах. Их имена будут бессмертны. На их боевом опыте учатся наши воины-гвардейцы. Их стойкость, мужество и отвага стали боевым знаменем для всех патриотов Великой России.

***

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >