ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ И МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ

Сущность познания

Познание и проблема познаваемости мира.

Процесс отражения и воспроизведения действительности в мышлении субъекта, результатом которого является новое знание о мире, называется познанием. Термин «знание», как правило, употребляется в трех основных смыслах: 1) способности, умения, навыки, которые базируются на осведомленности как что-либо сделать, осуществить; 2) любая познавательно значимая информация; 3) особая познавательная единица, существующая во взаимосвязи с практикой. Понятия «истинное знание» и «знание» не совпадают, поскольку последнее может быть недоказанным, непроверенным (гипотезы) или неистинным (заблуждение). Знание может подразделяться на достоверное и гипотетическое, проблематичное, не являющееся ни истинным, ни ложным.

На заре развития цивилизации потребность в познании мира удовлетворялась в форме обыденного, мифологического и религиозного объяснения окружающего мира. Однако ростки научного знания довольно быстро начали формировать научную картину мира. Возникла потребность в осознании сущности научного знания, чего не было в прежних формах мировоззрения [20].

Уже с античных времен остроту приобрели проблемы сущности познания и его принципиальной возможности, отношения знания к реальности, всеобщие предпосылки познания, а также условия его достоверности и истинности. Проблема познаваемости мира занимала многих крупных мыслителей на разных этапах развития общества (Аристотель, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, С.Л. Франк, Н. Гартман, Л. Витгенштейн и др.). При этом постоянно происходило столкновение различных точек зрения: агностицизм и гносеологический оптимизм, сенсуализм и рационализм, дискурсивизм (логицизм) и интуитивизм и т.п.

Проблема принципиальной познаваемости мира и границ этой познаваемости выросла из реальных трудностей познания. Область внешнего проявления сущности вещей отражается органами чувств, но часто достоверность их информации может оказаться сомнительной или вовсе не верной. Полагаться же на органы чувств при постижении сущности природных объектов тем более невозможно. Например, нельзя непосредственно постичь элементарные частицы или атомы. Также обстоит дело с процессами, совершающимися в мегамире.

Одним из направлений интерпретации проблемы познаваемости является агностицизм, в рамках которого выдвигаются и обосновываются положения о том, что сущность материальных и духовных объектов непознаваема. Изначально это положение касалось богов, а с развитием научного мировоззрения и природных явлений. Так, древнегреческий философ Протагор (ок. 490 — ок. 420 до н.э.) сомневался в существовании богов, а древнегреческий философ Пиррон (360—270 до н.э.) считал, что человек должен воздерживаться от проникновения в глубь вещей.

В Новое время, характеризовавшееся развитием экспериментального естествознания, сложились две наиболее влиятельные разновидности агностицизма — юмизм и кантианство, названные по имени ведущих представителей Д. Юма(1711—1776)иИ. Канта (1724—1804). Юм, анализируя причинно-следственные связи, пришел к выводу, что объективной причины нет, а есть лишь наша привычка, наше ожидание связи данного явления с другими и фиксация этой связи в ощущениях, так как в принципе нельзя знать, существует или нет сущность предметов как внешний источник ощущений.

Кант, исследуя познавательные способности человека и специфику естественно-научного познания, обратил внимание на познавательную активность человека, создание им форм, отсутствующих в природе, соединение «субъективного» и «объективного» в познании. Он полагал, что материальные объекты воздействуют на человека, вызывают множество ощущений, которые приводятся в порядок без участия рассудка, посредством априорных (т.е. не выводимых из опыта) форм живого созерцания — пространства и времени. Обретая пространственно-временные характеристики, представления оформляются посредством категорий рассудка (количество, причина и т.д.) и предстают перед субъектом в качестве явлений, соотносимых с воздействовавшими на органы чувств «вещами в себе». Сами явления — это результат взаимодействия объектов и субъектов. В процессе познания мы имеем дело фактически не с «вещами в себе», а с явлениями, а сами «вещи в себе» (сущность воздействующих на человека объектов) остаются непознанными [11]. Кантианский агностицизм получил развитие в физиологическом идеализме физиолога И. Мюллера (1801—1858) и теории иероглифов (теория символов) немецкого физика и физиолога Г. Гельмгольца (1821—1894). В дальнейшем разновидностью агностицизма был конвенционализм А. Пуанкаре (1854—1912), согласно которому наши теории и гипотезы являются соглашениями между учеными и не способны отражать достоверно сущность исследуемых предметов и предметных областей действительности [6]. В XX в. появилось достаточно много разновидностей агностицизма. Так, технический агностицизм Г. Башляра (1884-1962) связывает познавательную деятельность преимущественно с созданной человеком технической реальностью [3]. В настоящее время можно говорить о квантово-механическом, кибернетическом, психиатрическом, социальном агностицизме. Тем не менее во всех своих разновидностях агностицизм сохраняет основную свою черту - полное или частичное отрицание возможности достоверного познания сущности материальных систем. Не отвергая возможности познания мира, он не идет дальше признания познаваемости явлений (как проявлений сущности материальных объектов).

Противоположной агностицизму точкой зрения является гносеологический оптимизм, представителями которого были Демокрит, Платон, Аристотель, Фома Аквинский, Николай Кузан- ский, Ф. Бэкон, Р. Декарт, Ф.В. Шеллинг, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс, Ж.П. Сартр и др. Для них характерна вера в познаваемость не только явлений, но и сущности объектов, т.е. признается положение о познаваемости мира, хотя мир в целом непостижим, так как бесконечен. Последователи гносеологического оптимизма, признавая непостижимость бесконечности при уверенности в возможности познания сущности вещей, не отвергают способность человека адекватно постичь сущность любого явления. Признавая сложность познания, они приводят различные аргументы, доказывающие несостоятельность агностицизма. Одни опираются на ясность и отчетливость мысли об объектах и их сущности, другие — на универсальность получаемых результатов, третьи — на невозможность существования человека без адекватного отражения законов объективного мира, четвертые указывают на практику как на ведущий критерий при определении достоверного знания о сущности вещей.

В наиболее общем виде человек обладает способностью к познанию через свои органы чувств и к абстрактному, понятийному мышлению. При решении проблемы познания появились еще две крайние точки зрения: сенсуализм и рационализм. Согласно положению сенсуализма, в разуме нет ничего, чего бы прежде не было в чувствах. Сенсуализм возвышает чувственную познавательную способность и абсолютизирует ее в ущерб рассудку и разуму. Его представителями были Протагор, Эпикур, П. Гассенди, Т. Гоббс, Дж. Локк, Дж. Беркли, Д. Юм, Ж.О. Ламетри, Э.Б. Кондильяк, Л.А. Фейербах и др. Противоположной точки зрения придерживались сторонники рационализма (Парменид, Р. Декарт, Б. Спиноза, Н. Мальбранш, Г.В. Лейбниц, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель и др.), которые признавали разум основой познания и поведения людей, выражая недоверие к чувствам как источнику достоверной первичной информации.

В конечном счете можно принять точку зрения, что познавательная способность чувств ограниченна, но это единственный канал, посредством которого человек непосредственно связан с материальной действительностью, поставляющий информацию, необходимую для рационалистической деятельности. Последняя относительно самостоятельна, она развивается благодаря действию законов логического мышления. Понятийное мышление (и в этом его качественное отличие от чувственного познания) способно проникать в сущность вещей, в законы объективного мира. Рациональное познание в своем взаимодействии с практикой способно преодолевать недостатки чувственного постижения действительности и обеспечивать развитие знания. Если рациональное невозможно без чувственного, то и полнота чувственного достижима лишь в его дополненности рациональным. Так, в рациональном (например, в физических теориях) присутствует чувственно-наглядное (в виде схем, чертежей и других изображений). Безусловно, в одних познавательных ситуациях преобладает чувственное, а в других — рациональное начало. Иногда высказывается другая точка зрения, что за основной или единственный источник познания следует принимать иррациональное. Действительно, среди иррациональных форм познания для науки особое значение имеет интуиция — постижение истины путем непосредственного ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства. Иными словами, интуиция может быть определена как субъективная способность выходить за пределы опыта путем мысленного «озарения» или обобщения в образной форме непознанных связей, закономерностей. Однако вряд ли научно-технический прогресс ушел бы далеко в познании действительности исключительно на интуиции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >