Пятый уровень. Расширение жизненных целей

После того как клиент насколько возможно отстранился от конфликта (увидел его со стороны), проработал его (разложил по полочкам на составляющие), постарался увидеть все, что возможно, в позитивном смысле, научился спокойно обсуждать свой конфликт, он переходит к завершающему уровню позитивной психотерапии — расширению жизненных целей.

Клиент с помощью психотерапевта видит, как много энергии (в основном отрицательной) он безуспешно тратил на преодоление конфликта. После осознания этого факта могут быть намечены два пути действования. Первый — расширить сферы воздействия на конфликтную ситуацию, т.е. решать ее не через одну из вышеупомянутых сфер (тело, деятельность, контакты и фантазии), а оптимально задействовать каждую из них — пойти на решение конфликта более широким фронтом и не стихийно, а по намеченной (вместе с психотерапевтом) стратегии.

Может быть и второй выход (по аналогии с фрейдовской сублимацией энергии либидо), когда клиент отказывается от разрешения фрустрирующей его ситуации (прямого решения конфликта) и направляет высвободившуюся энергию на достижение более важных жизненных целей. Естественно, что такому решению может хорошо помочь добавление элементов психоанализа, поведенческой и других видов психотерапии при их квалифицированном осуществлении.

Важно видеть, как шло развитие психологии, как почти параллельно с психоанализом в Америке начал развиваться бихевиоризм, чем они отличались, почему появилась гуманистическая психология. Так, позитивная психология занимает особое место потому, что, с одной стороны, ее можно отнести к гуманистической психологии, а с другой стороны, она не противопоставляет свои подходы подходам психоанализа или бихевиоризма. Она также подчеркивает некоторую опасность: несмотря на то, что все классические направления психотерапии значительно расширили и обогатили знания о психологии человека, в то же время они склонны к ошибке концентрировать свое внимание лишь на отдельных его проявлениях, пытаясь вписать человека в некие схемы своих подходов, что мешает воспринимать его целостно во всех его взаимосвязях. Об этом предупреждают гештальт-психология и гештальт-терапия, гуманистическая и экзистенциальная психология, мультимодальная психотерапия и др. Об этом же говорит позитивная психотерапия Н. Пезешкиана.

Мне повезло познакомиться с семьей Пезешкиана, это дружные, спокойные, скромные, трудолюбивые люди.

О многих, даже великих психологах можно сказать: «Сапожник без сапог».

Говорят, что когда в конце жизни Фрейд, увенчанный всеми лаврами, пригласил на официальную юбилейную церемонию всех тех, кто считает его другом, то почти никто не пришел. Это очень огорчило и удивило его: «Почему они все отошли от меня?» На это его мудрая еврейская тетушка со вздохом сказала: «Это потому, Зиги, что ты совсем не разбираешься в людях».

Юнг всю жизнь боролся с собственной шизофренией, Адлер с комплексом неполноценности и т.д. А вот Н. Пезешкиан всей своей жизнью демонстрирует гармонию и с собой, и в семье и с окружающими. Может, в этом сказались его восточный корни: культ семьи, старших, уважения к детям, людям вообще, терпимость и т.д. Во всяком случае он и вся его семья полностью олицетворяют собой его «позитивную психотерапию».

Позитивную психотерапию можно в значительной мере отнести к философской терапии. Но эта житейская философия Пезешкиана берет все лучшее не только из народной восточной мудрости, но и из классической, античной, средневековой и современной философии (в вопросах которой он исключительно образован, не говоря уже обо всех основных направлениях психологии, психотерапии и психиатрии).

Мы все время повторяем, что уровень философской (и религиоведческой) культуры исключительно расширяет возможности психотерапии, да и личность самого психотерапевта. Поэтому мы постоянно обновляем и лекционный цикл «Практическая психология философии и религии». Мы знаем, что и великий Фрейд требовал от учеников постоянного совершенствования в этих дисциплинах (фактически личностного и профессионального роста). Юнг неоднократно повторял, что по-настоящему серьезные психологические проблемы в принципе не разрешимы, но их можно перерасти. За счет чего? Конечно же за счет духовно-философского личностного роста.

Позитивная психотерапия начинает все более завоевывать популярность. В мире сейчас уже более 300 центров. У нас такие центры существуют в Петербурге, Казани, Екатеринбурге, Москве; сам Носсрат Пезешкиан, а также его жена и соратница, и сын Хамид нередко проводят у нас различные семинары. В частности, по моему приглашению в 2006 г. Н. Пезешкиан с супругой приняли участие в вечере, посвященном позитивной психотерапии, и проводившемся в главном лектории России — «Политехническом музее».

Сейчас очень многие психологи стали называть себя представителями позитивной терапии, например те, что пишут в духе Луизы Хэй. Почему нет? У нее есть много интересного и доступного широкой публике. Однако напоминаю: избегайте учения смотреть на мир через «розовые очки» — оно опасно, поскольку человек лишается знания о различных неприятностях и несчастьях и тем самым теряет некоторый иммунитет к ним.

Очень важно для самого человека, чтобы он не прятался от сложностей, подобно страусу, зарывающему голову в землю, а вдыхал жизнь полной грудью, как писал Пушкин: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать». Все события в жизни нужны, как витамины — печальные и радостные. Этого требует полноценная жизнь. Она требует переживать и счастье, и страдания. Если человек решит отгородиться от всего страшного и неприятного, то рано или поздно он все равно столкнется с чем-нибудь из них, но будет безоружным, не подготовленным встретить и пережить тяжелые события. И чем больше человек будет отгораживаться от всего плохого, тем травматичнее будут встречи с реальной действительностью. Ведь он лишил себя возможности трезво воспринимать мир и быть готовым к различным трудностям, которые являются неотъемлемой частью жизни. Потому необходимо следовать принципу «не ждать опасностей, но и не отгораживаться и игнорировать их». Хорошо расширять свой кругозор, широко смотреть на мир, принимая его таким, какой он есть — с радостями и горестями и т.д. Сознательный уход в некую одну позицию чреват развитием невроза (или впадением в крайности).

Я всегда предупреждаю: если к вам придет на консультацию человек, который с порога начнет слишком эмоционально говорить, что у него все прекрасно в жизни, то ждите, что через какое-то время у него начнется депрессия, когда он скажет, как все очень плохо у него. Скорее всего такой клиент потом просто исчезнет из вашей жизни на определенный период, но однажды ворвется вновь, также в гиперманиакальном состоянии. И так он чувствует себя все время: то лучше некуда, то хуже не бывает, тем самым безумно выматывая этими постоянными перепадами настроения и себя, и окружающих его людей.

Задачей позитивного терапевта будет (хотя это не всегда легко и быстро можно выполнить) выравнивание настроения такого человека ближе к середине между гиперрадостыо и гиперотчаяньем; в период благополучия стараться не разочаровывать человека, но постепенно готовить его к тому, что его настроение может измениться. Когда эти мягкие предупреждения делаются в период хорошего настроения, они не снижают его, а лишь формируют некоторую защиту, которая поможет в трудную минуту справиться с депрессией. «Ведь маятник обязательно пойдет и в другую сторону, надо только потерпеть, не раскисать и тем ускорить этот процесс».

Вот в этом плане позитивная психотерапия и есть терапия реальностью, здравым смыслом, принятие в полной мере истинного положения вещей, но со знаком «плюс», поскольку и в недостатках (в пределах убедительности и реальности) можно отыскать ресурс, положительную сторону для данного момента или на будущее.

Позитивная психотерапия придерживается принципа «негативный опыт — тоже опыт». В этом смысле подход Пезешкиана находится под влиянием традиционного иранского (и вообще восточно-философского) восприятие жизни: «Жизнь все время посылает тебе учителей, даже в виде неприятностей — поблагодари ее за урок, возьми из него все, что можно для будущей жизни и отношения к ней, к себе, к людям».

Важно помнить следующее:

  • 1. Позитивный подход к клиенту, к его проблеме или заболеванию — это, с одной стороны, рассмотрение ее с точки зрения реальности, а с другой — поиск в минусах определенные плюсы.
  • 2. Пезешкиана отличает от других то, что в терапии он делает акцент на содержательную сторону конфликта, а не на его эмоциональную оценку. (Вспомним, в рамках многих психотерапевтических подходов, особенно в психоаналитических школах, принято отслеживается именно эмоциональную реакцию человека на проблему, а не ее саму).
  • 3. Пезешкиан считает, что зацикливание на переживаниях уводит от реальной оценки конфликта, проблема «раздувается». Терапевт должен максимально тактично помочь клиенту справится с эмоциями и взглянуть на проблему более спокойно, реалистично и даже увидеть в ней некоторые плюсы.
Практикум

Проиллюстрируйте конкретными примерами (желательно личными) каждую из пяти ступеней позитивной терапии:

первое — это дистанцирование от конфликта (взгляд на проблему со стороны);

второе — проработка конфликта (под конфликтом подразумевается любая проблема, нечто неразрешенное);

третье — ситуативное одобрение (правильных решений, действий и отношения к проблеме);

четвертое — вербализация (четкая словесная формулировка проблемы);

пятое — расширение жизненных целей (за пределы проблемы).

Вопросы для самопроверки
  • 1. В чем заключается суть позитивной психотерапии?
  • 2. Как в позитивной терапии понимается термин «позитивный»?
  • 3. Каковы истоки позитивной психотерапии?
  • 4. Перечислите основные средства позитивной терапии.
  • 5. Что такое кросс-культурный подход?
  • 6. Что такое пятиступенчатая терапия?
  • 7. Проиллюстрируйте конкретными примерами работу психотерапевта на каждой из пяти ступеней позитивной терапии.
 
Посмотреть оригинал