Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Основы психотерапии
Посмотреть оригинал

Позитивная психотерапия И. Пезешкиана

В этой главе с разрешения Носсрата Пезешкиана использованы некоторые материалы из его книги «Позитивная психотерапия» (Пезешкиан Н., 2005).

«Если ты хочешь иметь, то чего никогда не имел, то сделай то, чего ты никогда не делал» (Н. Пезешкиан).

Позитивная психотерапия — это терапия, центрированная на конфликте. Это направление было разработано Носсратом Пезешкианом, который также основал в Германии Международный центр позитивной психотерапии. В дальнейшем эта работа была успешно продолжена сыном Н. Пезешкиана Хамидом Пезешкианом, который издал в 1993 г. монографию «Основы позитивной психотерапии».

Сложно отнести позитивную терапию к какому-либо существующему направлению, поскольку она уникальна в своем роде, и все же она близка к гуманистическому подходу:

Позитивная психотерапияметод, который учит «понимать скрытые в каждом из нас возможности творческого воссоздания мира и потрясающую перспективу раскрытия самого себя» (Н. Пезешкиан).

Название позитивной психотерапии происходит от латинского слова positum«фактический», «данный» (это первое значение данного слова, а второе — положительный) и означает реалистичное отношение к клиенту и его проблеме.

В том смысле, в котором в фотографии говорят «позитив», в отличие от «негатива», или как «позитивные науки», объединяющие точные естественно-научные (статистически — экспериментально доказуемые) и научные исследования, в отличие, например, от философии.

Важно увидеть человека действительно таким, какой он есть, но с положительным вектором, используя даже недостатки как уроки и подсказки для решения проблемы (в пределах его реальных возможностей).

Пезешкиан приводит высказывание Гете: «Если мы будем видеть людей не просто такими, какие они есть... но обходиться с ними, опираясь на имеющийся в каждом потенциал, то люди начнут развиваться духовно, и мы приведем их туда, куда можно привести». Очень интересное окончание цитаты «куда можно привести», т.е. в пределах реальных возмож- ностей(!) а не к «воздушным замкам», ибо: «Ничего не стоит строить воздушные замки, но разрушение их обходится слишком дорого», — напоминает Носсрат Пезешкиан.

У нас и за рубежом нередко к позитивной психологии стали относить и учение о восприниятии мира через «розовые очки», это не только не научно, но и вредно. Человек начинает терять ощущение реальности, «разоружается» психологически перед лицом различный неприятностей и несправедливостей, теряет стресс-толерантность.

К таким же ошибкам многих современных и популярных (особенно американских) психологов относится призыв «Больше любить себя», от этого такая же польза, как и от призыва: «Не быть эгоистом и не любить себя» — в обоих случаях вы сосредотачиваетесь на своем «Я» — главной мишени всех неврозов. Здесь лучше занять среднюю позицию — проявлять заботу о ближних, уважать их, но и про себя не забывать! Переключайте свое внимание на интересные дела, на помощь другим, думайте о своих интересах, перестаньте зацикливаться на «болячках своих обид и эгоистических переживаний», и они сами собой начнут проходить.

Я специально заострил внимание Пезешкиана на этом вопросе... Он подтвердил, что главная причина более значительной «невротизации» западных людей по сравнению с восточными заключается в большей концентрации внимания на проблемах собственного Эго («Я»). Поэтому призыв больше любить свое Эго лишь повысит эту невротизацию («Я себя люблю, а другие меня не ценят» и т.п.).

К корням позитивной психотерапии Н. Пезешкиана, безусловно, надо отнести то, что он «озападненный» представитель Востока (Ирана) и очень гуманной религии Бахай. Бахай не противопоставляют себя представителям других религий, уважают их и определяют свою веру как «религию единства», верят в абсолютное единство Бога: «Единство в многообразии, земля есть единая страна, а все людиее граждане».

Бахай считают, что у Бога только одно божественное воле- излияние и одна правда, о которых проповедуют все религии, различия только в обусловленных временем исторических формах и проявлениях, находящихся в русле единого эволюционного процесса. Возник бахаизм в середине XIX в. в русле шиитского направления ислама. Его основатель — Бахчулла — жил с 1817 по 1892 г. По данным Британской энциклопедии, бахаизм проповедуют около б млн человек на всех континентах. Считается, что после Бахауллы человечество достигло зрелости, что означает не только больше свободы, но и больше ответственности. У бахай нет священнослужителей, каждый призван совместно и самостоятельно искать истину.

Каждая работа, которая выполняется с мыслью о служении Богу, является богослужением (это близко к ессеям, кабале, протестантам и староверам). Главное служение Богу — это честный труд. Молитвами этого отношения не заменишь.

Исламская притча: «Когда одна хозяйка, поставив угощение перед священнослужителем, сказала: “Я готовила это, читая Коран”, священнослужитель, попробовав еду, отодвинул тарелку и ответил: „В следующий раз читай поваренную книгу “ ».

Бахай подчеркивают равноправие мужчин и женщин, стремление к хорошему воспитанию и обучению детей, постоянное стремление к самоусовершенствованию, гостеприимство. Молитвы и медитации — благоговение, в которых могут участвовать и дети.

К этому влиянию следует добавить, что Н. Пезешкиан с детства любил музыку, сначала народную, а потом и классическую. Он всю жизнь занимается спортом — борьба, альпинизм, велосипед.

Разработал систему упражнений, некий интервальный метод, который очень мобилен, поскольку его можно применять где угодно: дома, в офисе, гостиничных номерах (2 раза по 15 минут: до 1000 прыжков на месте плюс различные упражнения). Этот метод позволяет ему поддерживать форму в постоянных переездах для проведения лекций и семинаров по всему миру.

Н. Пезешкиан пишет: «Важной мотивацией появления „Позитивной психотерапии" является, возможно, то, что я нахожусь в транскультурной ситуации. Будучи персом (иранцем), я живу с 1954 г. в Европе. В этой ситуации я обратил внимание на то, что многие формы поведения, привычки и представления по- разному оцениваются в разных культурах. Этот опыт я в какой- то мере приобрел уже во время моего детства в Тегеране. Речь идет о предубеждениях, прежде всего религиозного характера, которые я мог наблюдать в то время. Из-за своей принадлежности к бахай мы находились всегда в поле напряженности между нашими исламскими, христианскими и еврейскими школьными товарищами и преподавателями. Это подталкивало меня как к размышлениям о взаимоотношениях меду религиями, так и взаимоотношениях между людьми. Я знакомился с семьями моих школьных товарищей и учился понимать их поведение исходя из их мировоззрения и семейных традиций. Позднее я столкнулся с подобной конфронтацией и в профессиональной сфере: во время моего обучения на врача я часто наблюдал напряженные отношения между психиатрами, невропатологами и пихотерапевтами. И я постепенно научился отказываться от предубеждений» (Пезешкиан Н., 2004).

Позитивная психотерапия очень большое внимание уделяет транскультуральному подходу, т.е. изучению и учету взаимовлияния различных культур в многокультурном и многонациональном обществе. Этот подход очень важен и для нашей многонациональной страны. Не зря в США наибольшее количество будущих психологов хотели бы стать консультантами именно в области этнической психологии.

Свои коренные национальные, религиозные и семейные традиции не так-то легко гармонизировать с западной и, в частности, с немецкой культурой и обычаями. Такая ассимиляция происходила не так уж и легко. И потому люди, переживающие подобную ситуацию в жизни, часто обращаются к Н. Пезешкиа- ну (его жене и сыновьям), поскольку тот испытал это все сам когда-то и может понять их.

Пример кросс-культурной философии дал еще Махатма Ганди:

«Я не желаю окружать мой дом каменной стеной и баррикадировать мои окна.

Культуры всех стран должны беспрепятственно овевать мой дом.

Но никто не должен, однако, отрывать меня от моей родной земли».

Пезешкиан считает, что в первую очередь мать заложила в нем способности, которые он называет «первоначальными», — это любовь к людям, трудолюбие, терпение, умение общаться с разными людьми, доверчивость, эмоциональность, юмор, мужество, оптимизм. «От нее, — воспоминает он мать — мне больше запомнились интересные поучительные истории (притчи) и заповеди, чем приказания. А главное — подала личный пример делом — простым повседневным трудом, который воспринимается не как наказание, а как естественная потребность служения любимым и своему очагу».

Мой (А.Р.) анализ показывает, что большинство хороших (не просто любящих) матерей являются хорошими поварихами, рукодельницами и гостеприимными хозяйками (тест). Причем они не воспримимают свой труд как «тяжелый крест», а просто живут с радостями и горестями и другой жизни себе не хотят. Если этих качеств или стремления их развить, или сожаления об их отсутствии нет — это тревожный признак и может по-разному негативно отразиться на детях — они могут стать лентяями, потребителями и истероидными невротиками.

Фридрих Шлегель: «Только тот, кто находится в согласии с миром, может находиться в согласии с самим собой» (и наоборотТЕСТ — А.Р.).

Жан Поль: «Благодаря детству, полному любви, можно еще полжизни выдерживать холод окружающего мира».

Позитивная терапия — это направление в психологии не академического уровня, какими являются психоанализ, бихевиоризм, но заслуживает внимания своим истинно гуманистическим подходом и уже известным практическим эффектом, а также продолжающимся распространением в Германии и Северной Америке. Есть сторонники этого направления и в России.

Основу позитивной психотерапии составляют три принципа:

  • ? позитивное отношение пациента к своей болезни, а клиента — к своей проблеме (неврозу) (позитивное — значит — «реалистичное, действительное»);
  • ? содержательная оценка конфликта (т.е. того, что беспокоит клиента);
  • ? пятиступенчатая терапия самопомощи (под умелым руководством психотерапевта; психологическое консультирование при этом Пезешкиан рассматривает как процесс сотрудничества и раскрытия в клиенте внутренних резервов без советов со стороны терапевта).

С точки зрения приверженцев позитивной психотерапии считается, что в основе любого человека заложены две ведущие способности и потребности — познавать и любить.

Способность и потребность к познанию они относят к рациональной, интеллектуальной сущности человека. Этой сферой, как известно, «ведает» левое полушарие головного мозга. Способность и потребность любить они относят к эмоциональной, духовной сущности человека, которой «ведает» правое полушарие.

Действительно, нельзя не согласиться, что любой нормальный человек в любом сознательном возрасте испытывает как те, так и другие потребности и страдает от их неудовлетворения, даже если не признается в этом не только другим, но и самому себе.

Интересно наблюдение позитивных психотерапевтов, что в Западной Европе и Северной Америке большинство людей в основном ориентированы на рациональное, интеллектуальное познание мира, людей и самих себя, тогда как у представителей Востока (Китай, Япония) развита способность к духовному, чувственному познанию. Эти наблюдения привели к выводу о важности межкультурального подхода в психотерапевтической работе с клиентом, с учетом его этнических и культурно-исторических предрасположенностей.

Например, важно учитывать, что в разных странах отношение к алкоголю, супружеству, детям и т.д. различное, что должно учитываться психотерапевтом при анализе проблем (если они связаны с этими вопросами).

Термин «позитивная психотерапия» наиболее наглядно объясняется взглядом его сторонников на различные заболевания. В какой-то мере это созвучно тому, что российский психолог, академик Ю.М. Орлов называет саногенным мышлением (от лат. sano — здоровье). Можно сказать, что позитивная психотерапия старается помочь пациенту или клиенту в каждом минусе увидеть свой плюс.

Например, боль рассматривается как полезный сигнал о неблагополучии какого-то органа, позволяющий принять своевременные меры к его лечению. Такой подход, безусловно, положительно влияет на больного, особенно со склонностью к ипохондрии (преувеличению опасности заболевания).

Данный прием, как известно, используется и в философии (особенно в древнегреческой и древневосточной), где имеется немало притч, в которых неприятность и даже несчастье оборачивались в конечном итоге благом.

В позитивной психотерапии очень широко используются подобные притчи и терапевтические сказки, поучительные истории, в том числе из личного опыта психотерапевта.

Этот прием можно назвать философотерапией. Он в той или иной форме содержится во всех религиях. Однако перенос этого приема в сферу медицинской (или психосоматической) психотерапии дает больше возможностей если не для удовлетворительного, то по крайней мере для рационально-утешительного взгляда на то, что в бытовом смысле принято воспринимать лишь с негативной точки зрения.

Н. Пезешкиан постоянно пользуется притчами и так называемыми терапевтическими метафорами, чтобы передать свою мысль клиенту не напрямик, а в обход его психологических защит, как народную или чью-то авторитетную мудрость.

На Востоке издревле считают, что поучения и порицания, высказанные напрямую, не учат, а лишь озлобляют. А вот спрятанные в притчу умные слова воспринимаются намного проще и безболезненно. Как было сказано выше, Пезешкиан использует данный метод в своей практике. Рассказанная терапевтом некая поучительная притча, которая по аналогии напоминает случай пациента, воспринимается им с меньшим сопротивлением и успокаивающе, а также заставляет его хорошенько подумать о запрятанной мысли. Этот прием хоть и ближе к восточной традиции, но он успешно использовался в работе с клиентами и известным американцем Милтоном Эриксоном. Он называл такой прием «Мой друг Джо», Эриксон также рассказывал клиенту близкую ему историю, хотя, разумеется, в более западной интерпретации.

Этот метод передачи поучительной информации очень действенен. К тому же он способствует установлению контакта с клиентом и созданию атмосферы неформального общения. Также по ходу реакций клиента на ту или иную историю, терапевт может определить его отношение к ситуации и понять направление своей работы.

В роли притчи также могут выступать и разные истории (произошедшие с другими людьми или с вами). Собирайте их для своей будущей работы и всегда пополняйте свой профессиональный арсенал, беря на заметку ту или иную интересную историю, с которой вы столкнулись в жизни! Отмечайте их или записывайте в отдельном блокноте. Профессионал обязательно ведет записи в той или иной форме.

Н. Пезешкиан хорошо знает и умело использует народную мудрость и метафоры.

Например:

«Жизнь слишком коротка для длинного (в смыслеунылого) лица»; или

«Учиться никогда не рано и никогда не поздно, это всегда вовремя»; или

«Щедрость облегчает сердце».

(Наш замечательный офтальмолог Святослав Федоров говорил о «наркомании совершения бескорыстного добра».)

А вот замечательное высказывание о чрезмерной принципиальности (а точнее — упрямстве):

«Можно иметь свою точку зрения, но не следует на нее садиться».

Принципы для людей, а не люди для принципов. Нередко излишняя принципиальность приносит больше вреда, чем уместная уступчивость.

Еще одно интересное изречение, теперь про любовь:

«Любовь как стеклянный стакан: будешь держать легко — выскользнет и разобьется, зажмешь слишком крепкораздавишь».

Про деньги:

«Деньги — металл, который хорошо проводит, но и хорошо изолирует».

Но Н. Пезешкиан прекрасно знает не только народную мудрость, но и современную психологию и психотерапию.

Вот, например, как он выражает творческую смесь экзистенциального подхода с поведенческим:

«Страдать или действовать?» (Близко к Шекспиру: «Быть или не быть?»)

Действительно, именно активное действие снижает страдание, разряжает невротическое напряжение и отвлекает психологически от наболевшей проблемы.

Приведем также пример небольшой притчи.

Сцена 1.

Я иду по улице. Вдруг глубокая яма, и я падаю в нее. Я не понял, куда попал, испуган и расстроен. Но ведь это не моя вина. Я долго выбираюсь из ямы.

Сцена 2.

Иду по той же улице. Снова неожиданно возникает та же яма, и я снова в нее падаю. Я шокированне могу поверить, что опять попал в ту же яму. Но ведь это не моя вина! Снова долго вылезаю, хотя быстрее, чем в первый раз.

Сцена 3.

Опять иду по той же улице. Вдруг вижу ту же яму. Я осознаю это, но по привычке продолжаю движение и падаю в нее. Я понимаю, куда я попал, и признаю, что сам виноват. Быстро выбираюсь.

Сцена 4.

Иду по той же улице. Вижу яму. Обхожу ее.

Сцена 5.

Иду по другой улице.

Большое внимание Н. Пезешкиан уделяет генерализации положительных эмоций, например распространению уверенности и радостного восприятия с одних ситуаций на другие.

Но бывает и нежелательная сверхгенерализация: «Ты (Я) всегда все не так делаешь»; «Ты никогда ничего толком не можешь сделать»; «Ты никогда меня не слушаешь (не слушаешь меня, не понимаешь и т.п.)»; «Мне никогда не везло, я никогда не смогу...».

Это близко к проблеме самоэффективности по Альберту Бандуре (социально-когнитивная психология). Он так же считает, что чувство самоэффективности («я справлюсь») очень важно по отношению к преодолению болезней, семейных проблем. Однако формировать его необходимо в пределах реальных возможностей. Не планируй нереального!

Я часто говорю своим клиентам (и ученикам): «Если хочешь жить счастливо, не желай того, чего не можешь достичь своими силами, честно и без перенапряжения». На этом и воспитывается чувство самоэффективности и гармонии как с внешним миром, так и внутри себя.

Н. Пезешкиан считает важнейшим искусством психотерапевта умение задавать себе и другим правильные вопросы. Часто в правильно заданном вопросе уже таится ответ.

Психотерапевт должен помочь определить границы «реально-потенциальных» возможностей и соответствующих им целей клиента, наметить этапы их достижения и не забывать закреплять даже самый маленький успех на этом пути ситуативным одобрением (или положительным подкрепление, говоря языком поведенческой терапии).

Здесь хорошей терапевтической метафорой будет пословица: «Даже после самой маленькой победы над собой человек становится намного сильнее» (человек может поверить, что способен на большее, главное — не упустить этот момент и закрепить так, как мы описали выше).

«Кто хочет иметь, должен и давать» (Мартин Лютер). Это знакомо и умным бизнесменам: ничего не вложишь — ничего не получишь. Да и в личных отношениях происходит то же самое!

Не так мало времени дает жизнь в наше распоряжение. Просто мы очень расточительно, а то и совсем неправильно его используем.

А вот пародия на «сверхгуманистическое» воспитание: «„Я слышал, что у Вас родился ребенок: мальчик или девочка?“„Это должен решить позже сам ребенок“».

Но вместе с закреплением веры в успех надо формировать и терпение. Пезешкиан напоминает: «Если человек нетерпелив в малых делах, то и большим замыслам не суждено сбыться». Я с этой же целью часто привожу японскую пословицу: «Медленно ползи улитка по склону Фудзи... на самую вершину».

Это особенно это касается нас, русских людей. Мы по своей сути в большинстве «авральщики»... А такой принцип вреден для здоровья и в общем-то не эффективен и для выполнения самой работы.

Перефразируя одну из метафор, которая есть в арсенале Пезешкиана, хочу сказать вам: «Если преподаватель, воспитатель, врач или любой другой работник оправдывается тем, что занимается „этим“ делом уже двадцать лет... не расслабляйтесь, можно и пятьдесят лет делать что-то неправильно». Более того, такого «специалиста» уже не переучишь, а главное — не переубедишь, что он не прав.

«Успех (счастье) — это следствие. Никогда нельзя ставить его целью» (Густав Флобер). Иначе всегда будет казаться — мало. Как говорится, «беден не тот, у кого мало, а тот, кому мало». И он никогда не будет счастлив, ему всегда будет мало.

А вот для тех, кто привык оправдывать свою социальную пассивность: «А что я могу? Я „маленький'* человек»:

Хочешь привести в порядок мир

Приведи в порядок свою страну.

Хочешь привести в порядок страну

Приведи в порядок свой город.

Хочешь привести в порядок свой город

Приведи в порядок свой район.

Хочешь привести в порядок район

Приведи в порядок свой дом.

Хочешь привести в порядок свой дом

Приведи в порядок свою семью.

Хочешь привести в порядок свою семью

Приведи в порядок самого себя.

А ведь именно ощущение того, что и ты что-то может изменить в этом мире, открывает двери застенков эгоистического невроза. Почти как по Сирафиму Саровскому: «Спасись сам, и спасутся многие вокруг тебя». А мы вместо этого все лезем поучать других, как жить и что делать. «Спасись сам» — становись честнее, трудолюбивее, организованнее и уже этим улучшай мир и тех, кто вокруг тебя.

Н. Пезешкиан считает, что человек свободен ровно настолько, насколько готов нести ответственность за самого себя и уважать других. Иначе это будет нездоровая «истерическая свобода», полная безразличия по отношению к другим, что в общем не принесет человеку ничего хорошего ни в делах, ни в отношениях, ни в судьбе в целом. Вспомним Гегеля: «Свободаосознанная необходимость».

В семье Пезешкиана существовал культ учебы и чтения, причем творческого, развивающего личность.

Рабиндранат Тагор: «Читать без мыслейэто то же самое, что копить строительный материал, ничего не строя».

Некоторые взгляды Пезешкиана не очень привычны, но интересны и заслуживают внимания. Например, прием алкоголя (даже в допустимых мерах) в рамках позитивной психотерапии не считается причиной жизненных неприятностей, но их следствием, острота которых под воздействием алкоголя временно снижается. Мы не говорим сейчас о том, что такой уход от проблем в вино подобен попытке страуса спрятать голову под крыло, а также о том, что привычка к алкоголю может привести к неизлечимому заболеванию и тем самым еще более усугубить жизненные проблемы.

Позешкиан не оправдывает пьянство и алкоголизм (тем более что ни он сам и никто в его семье никогда не употребляли алкоголя), а лишь указывает на то, что мы лечим не то, что болит (часто усилия специалистов направлены на лечение симптомов, а не самой болезни). Мы лечим от алкоголизма, мигрени, гастрита, импотенции, различных неврозов вместо того, чтобы исследовать их как следствия душевного и жизненного неблагополучия и направить поиск на решение этих проблем (не исключая, разумеется, попутного традиционного лечения, но и не ограничиваясь им).

Можно привести множество примеров, когда позитивная терапия помогает клиенту взглянуть на свою болезнь, невроз или проблему лишь как на симптом, сигнализирующий о каком- то скрытом неблагополучии, без разоблачения и ликвидации которого все лечебные и психотерапевтические меры не будут достаточно эффективными. Фигурально говоря, в отношении ко многим нашим болезням и проблемам мы принимаем вершки за корешки и, срезав их, удивляемся, почему они вырастают снова.

Можно сказать, что одной из важных задач позитивной психотерапии является снятие страха пациента (клиента) перед своим заболеванием (неврозом, проблемой), а также обнаружение в них положительного момента — подсказок к поиску истинных причин недуга в правильном направлении.

Например, аннарексия у человека может быть рассмотрена как аскетизм, умение довольствоваться малым, организм перешел на экономный режим работы. А лишь потом, после снятия панического отношения к болезни (проблеме), можно начать работу по поиску истинных причин этого отклонения, возможно, даже посоветоваться со смежными специалистами и наметить план реальных действий.

Другой пример с депрессией. Здесь можно сделать акцент на то, что человек обладает тонкой натурой, способностью более глубоко чувствовать, а также подбодрить его тем, что своими переживаниям он уже прошел часть пути к выздоровлению.

То есть жизненный тонус клиента необходимо поднимать, конвертировать «мелочную тоску» в «высокую творческую грусть». (Мы знаем, что большинство великих произведений создавалось в период больших душевных мук авторов.)

Таким образом, позитивная психотерапия — это актуальнореалистичная интерпретация проблемы (психотерапевт должен увидеть проблему как она есть, со всеми плюсами и минусами, потому что клиенту необходимо получить реальную картину), с одной стороны, и снятие страха по отношению к проблеме и привлечение к работе негативных моментов с целью извлечения из них определенной пользы — с другой.

Позитивный подход к своему заболеванию или проблеме включает три этапа (реализующихся как последовательно, так и одновременно):

  • ? учет не только индивидуальных, но и межкультуральных (или субкультурных) особенностей пациента (клиента );
  • ? позитивная интерпретация заболевания или проблемы;
  • ? разговорная рациональная терапия (включая поучительные истории, притчи).

Обычно цикл позитивной психотерапии составляет около 10—20 занятий примерно по часу. Если увеличивать время работы, то может произойти перегрузка информацией и суть проблемы потеряется. Работа с клиентами предполагает обязательные домашние задания. «Подумайте не спеша, а через неделю придете ко мне и мы с Вами это обсудим». Очень часто человек сам по ходу терапии начинает находить решения.

Позитивная психотерапия наиболее успешно применяется как основной и сопровождающий метод при профилактике и лечении неврозов и психосоматических нарушений. Обычно она осуществляется в виде так называемой кратковременной конфликтоцентрированной (т.е. сконцентрирована именно на актуальном конфликте) терапии. Ключевой частью позитивной психотерапии является так называемый анализ конфликта.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы