Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Основы психотерапии
Посмотреть оригинал

Когнитивная терапия А. Бека

Бихевиоризм, сосредоточившись на изучении наблюдаемого поведения, не учел такие важные психологические сферы, как мысли и чувства. Этот пробел попыталась восполнить когнитивная (от слова когниции — мыслительные процессы) психология и психотерапия.

Понятие когнитивная терапия в 60-е гг. XX в. ввел Аарон Бек. Исходная позиция когнитивной терапии Бека была в том, что эмоции, мышление и поведение человека определяются его представлениями, т.е. мыслительными конструкциями мира и себя в нем.

Бек начинал с терапии депрессивных состояний, но в дальнейшем этот подход стал использоваться и для работы с различными фобиями, неврозами навязчивых состояний, рядом психосоматических, а также для решения психологических проблем.

Он не разделял взглядов психоаналитиков о том, что все проблемы в бессознательном, бихевиористов — о работе только с очевидными проявлениями и традиционной нейропсихиатрии — о физиологических и биохимических причинах расстройств.

В отличие от психоаналитиков Бек считал, что высказывания человека о себе, своих установках, убеждениях и идеалах заслуживают доверия (хотя и критического).

В течение жизни у людей формируется набор шаблонов восприятия и переработки информации, а также приемов совла- дания (копинга) с нежелательными поведенческими реакциями и психическими состояниями в стрессогенных ситуациях. Эти знания возникают в процессе собственной жизнедеятельности, люди учатся здравомыслию, уточняют свою интуицию и фантазии (мечты), наблюдают за другими людьми и моделируют свое поведение.

Нельзя сказать, что Бек полностью не согласен с психоаналитическим подходом. Он признавал, что далеко не все эмоциональные расстройства можно объяснить с позиции здравого смысла. Например, поведение и когниции депрессивных пациентов противоречат основному инстинкту природы — инстинкту жизни. (Здесь можно вспомнить об инстинкте мортидо по Фрейду.) Однако Бек объяснял это тем, что мышление таких пациентов контролируется их ошибочными, болезненно-негативными представлениями о себе, других и жизни в целом.

Если сравнивать когнитивную терапию с гуманистическим подходом К. Роджерса, то можно отметить ее директивность и активность терапевта, поскольку время требует краткосрочных форм, при гуманистическом же подходе может пройти много времени, пока клиент наконец-таки раскроется и найдет себя.

Разумеется, такое ускорение активизации клиента что-то упускает, но имеет и свои плюсы — снижается риск возникновения зависимости от терапевта, появляется больше возможностей проверки правильности подхода — по прохождению краткого курса следует экологическая проверка в быту, после чего можно повторить курс с внесением корректив.

От А. Эллиса Бек взял на вооружение примеры некоторых неконструктивных установок — категоричность требований к себе, другим, обществу и жизни в целом («я должен», «они должны», «мир должен быть таким-то») и переживания от того, что эта абсолютная категоричность не воплощается.

Бек полагал, что представления (когнитивные конструкции) являются синтезом внутренних и внешних стимулов. Выявленные у клиента типичные мысли и образы позволят прогнозировать его поведенческие и эмоциональные реакции в различных ситуациях. (Близко к теориям черт личности Г. Оллпорта, Р. Кеттела, Г. Айзенка и др.)

По мнению Бека, терапия должна состоят в коррекции когнитивных искажений, а точнее — в оптимизации представлений. Клиента необходимо научить более адекватному когнитивному конструированию, альтернативному мышлению с целью повышения уровня «самоосуществления».

По Беку, депрессия имеет несколько уровней расстройств, каждому из которых характерны свои симптомы.

  • 1. Поведенческий или внешний (наблюдаемый) уровень. Характеризуется аномальными изменениями, происходящими на уровне поведения. Симптомы: повышенная утомляемость, приступы плаксивости, суицидальные мысли и даже попытки и т.п.
  • 2. Мотивационный уровень. Характеризуется нарушениями здоровой мотивации, которая в свою очередь вызывает неконструктивное поведение. Симптомы: нежелание заниматься каким-либо видом деятельности, стремление к уходу от участия в социальной и жизни вообще и т. п. В качестве сопротивления надвигающейся депрессии у человека начинают включаться механизмы психологической защиты (рационализация, сублимация и др.). Например, может убеждать себя и других, что он не просто бездействует, а, глядя в потолок, ищет решения глобальных задач, более важных, чем повседневная деятельность. Чтобы проверить это, необходимо спросить: «Как давно ты этим занимаешься и каковы конкретные плоды этой деятельности?»
  • 3. Когнитивный уровень (уровень мыслей и представлений). Характеризуется неконструктивными убеждениями, порождающими нарушения в мотивационной сфере, а те — аномальное поведение. Симптомы: убежденность в бессмысленности любых попыток изменить жизнь к лучшему, собственной ущербности (или неадекватности) и обреченности. Здесь также действуют механизмы психологической защиты невроза, человек как будто ищет достойный уровень приложения своих сил. Говоря словами героя М. Горького: «Для великого дела я мал, а для малого дела велик».

Бек считал решающим когнитивный уровень. Однако коррекционная работа терапевта может быть начата на любом уровне, поскольку все уровни взаимосвязаны, и изменения на каждом из них будут вызывать изменения на других либо в сторону улучшений (на выход из депрессии), либо ухудшений (на ее усугубление).

При этом, работая на одном уровне, желательно (в зависимости от степени квалификации специалиста) корректировать или хотя бы учитывать (отслеживая динамику симптоматики) и другие уровни, потому как если поведенческая коррекция не будет подкреплена когнитивной — убеждений, жизненной философии (по отношению к себе, другим, окружающей действительности) — успех терапии будет временным.

Когнитивная терапия фокусируется на установках человека, хотя при тяжелой депрессии первоочередным предметом лечения обычно становится поведение пациента. Здесь применяются такие приемы, как:

  • 1) планирование деятельности. Составление распорядка дня — структурирование времяпрепровождения;
  • 2) градуированные по степени сложности задания, успешное выполнение которых позволяет изменить впечатление о себе;
  • 3) терапия мастерства и удовольствия. Успешно выполненные дела помечаются буквой «М», приносящие удовольствие — «У»;
  • 4) когнитивный пересмотр своих взглядов. Выявление неадаптивных когниций и установок;
  • 5) терапия поиска альтернатив. Подыскивая альтернативные объяснения своим переживаниям, клиенты учатся видеть иррациональность своих убеждений. Рассматривая различные способы разрешения психологических и ситуационных проблем, они находят выходы из казавшимися безвыходными положений;
  • 6) когнитивная репетиция. Представляя проблемные ситуации, клиенты сообщают о трудностях и конфликтах, которые затем подробно обсуждаются;
  • 7) домашние задания (по противодействию симптомам депрессии). Сделать запись: негативных когниций в одной колонке, рациональных — в другой.

Поведенческие техники в терапии депрессии применяются для того, чтобы преодолеть пассивность болеющего человека и занять его чем-либо конструктивным. Например, заставить выполнять свою социальную роль (мужа, жены, матери, студента и т. п.). Здесь важно показать клиенту, что только уныние и пессимизм мешают реализовать имеющиеся ресурсы.

Первой задачей когнитивной коррекции является помощь пациенту в осознании иррациональности его убеждений (жизненной философии), говоря психоаналитическим языком — в разоблачении механизмов психологической защиты. Эти убеждения (заблуждения) совместно с терапевтом обсуждаются, дискутируются и пересматриваются.

Если в гуманистической терапии по Роджерсу рекомендуется доброжелательное, но нейтральное выслушивание клиента, в процессе которого он сам приходит к решению своей проблемы, то Бек рекомендовал более активное участие терапевта, задающего наводящие вопросы и предлагающего варианты решения проблем (хотя решение должен принять клиент).

Одним из важнейших открытий Бека стали так называемые автоматические мысли. Он описывал их как непрерывный комментарий того, что люди делают или чувствуют. Такие мысли присутствуют у всех: и у психологически здоровых людей, и у невротиков. Но они различаются по своему содержанию и тем, насколько они доставляют беспокойство. Негативные автоматические мысли забирают энергию и отвлекают от другой деятельности. Когда такие мысли сочетаются с неприятными физическими или эмоциональными симптомами, то образуется порочный круг. Так, тревожные автоматические мысли о смерти могут вызвать усиленное сердцебиение и головокружение, а эти ощущения в свою очередь как бы подтверждают его опасения.

Но ситуация не столь безнадежна. Бек указывал на то, что человек может научиться (с помощью психотерапевта) осознавать автоматические мысли, анализировать, купировать и изменять их при помощи логики и здравого смысла. Он пишет: «Если бы не способность человека столь умело фильтровать и прикреплять соответствующие ярлыки к лавине внешних стимулов, его мир был бы хаотичным и один кризис в нем сменял бы другой. Более того, если бы он не мог контролировать свое высокоразвитое воображение, то периодически попадал бы в некую сумеречную область, терял способность проводить грань между реальностью какой-то ситуации и образами и личными намерениями, которые она инициирует. В своих межличностных отношениях он, как правило, может находить скрытые ключи, которые позволяют ему отделять своих врагов от друзей. Он вносит в свое поведение едва уловимые поправки, помогающие ему сохранять дипломатические отношения с людьми, которые ему не симпатичны или которым не симпатичен он. Он, как правило, может проницать взглядом социальные маски других людей, отличать искренние послания от неискренних, видеть разницу между дружелюбным притворством и замаскированным антагонизмом. Он настраивается на значимые события в сильнейшем гуле звуков, с тем чтобы можно было организовать и модулировать собственные реакции. Эти психологические операции, по-видимому, срабатывают автоматически, не свидетельствуя о каком-то интенсивном познании, обдуманности или рефлексии...

Давайте предположим на секунду, что сознание человека содержит элементы, которые несут ответственность за эмоциональные потрясения и спутанное мышление, которые заставляют его обращаться за помощью. Более того, давайте допустим, что пациент имеет в своем распоряжении разнообразные рациональные средства, которые он может использовать при должном инструктировании, чтобы справиться с этими беспокойными элементами в своем сознании. Если эти предположения верны, тогда к эмоциональному расстройству можно подойти с совершенно другой позиции: «Человек имеет ключ к пониманию и разрешению своей психологической проблемы, спрятанный внутри его собственного сознания...»

Когнитивный подход приближает понимание и излечение эмоциональных расстройств к повседневному опыту пациента. Пациент может рассматривать свое беспокойство как связанное с тем неправильным пониманием, которому он предавался в своей жизни множество раз. Более того, ранее он, без сомнений, успешно исправлял неправильную интерпретацию, либо признавая более адекватную информацию, либо признавая логическую ошибочность своего неправильного понимания. Когнитивный подход наполнен для пациента смыслом, поскольку он некоторым образом связан с его предыдущим познавательным опытом и может способствовать тому, что пациент станет больше доверять своей способности познания эффективных приемов борьбы с нынешними неправильными представлениями, которые и вызывают болезненные симптомы. Кроме того, вводя эмоциональные расстройства в рамки области повседневного опыта и применяя знакомые приемы разрешения проблем, терапевт может тотчас же установить с пациентом связь» (Бек А., 1976).

В когнитивной терапии Бека и Эллиса часто использовался сократовский диалог, когда путем последовательных вопросов удается «загнать клиента в ловушку», когда он должен будет сам увидеть неправильность своих убеждений.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы