Экзистенциальная психология и психотерапия

Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь.

Суть экзистенциализма

Жизнь человека имеет только тот смысл, который он сам ей придает, и за который несет ответственность.

Жан-Поль Сартр

Многие проводят знак равенства между гуманистической и экзистенциальной психологией, и это вполне оправдано. Экзистенциальная психология очень популярна последние десятилетия, особенно в творческой среде. Можно сказать, что это квинтэссенция гуманистической психологии и психотерапии. Напоминаю, что гуманистическое и экзистенциональное направления не противопоставляют себя другим направлениям по методам и техникам. Они лишь подчеркивают опасность теоретической схематизации человека, потому что человек уникален, неповторим и изменчив.

Можно провести аналогию с фотографией. Сфотографировали человека, и через секунду у него уже изменилось выражение лица, а мы будем всю жизнь говорить о его внешности только по этой фотографии. Поэтому гуманисты одними из первых выступили не только против теоретических схем и различных моделей, но и против тестирования и даже диагнозов. Безусловно, тестирование, психодиагностика — это достижения научной психологии, но не надо забывать, что не человек создан для теста, а тест для человека и что ни один тест не имеет стопроцентной прогностичности и может использоваться только в качестве примерно огрубленной гипотезы, которая должна уточняться.

Перейдем к ключевому термину: экзистенция. Его можно понимать и как существование, и как сущность. Какая разница? Для экзистенциалиста разница принципиальная. Позитивные (в смысле — фактологические) науки пытаются «запротоколировать» сущность явления (а в психологии — человека, характера, эмоции и т.п.). Экзистенциалисты считают, что это невозможно, так как все живое находится в постоянном изменении, и мы можем получить о нем лишь косвенную информацию через его проявления в динамическом процессе существования. Иными словами, внимание экзистенциалистов, в отличие от представителей других направлений, переключается с объекта на процесс (зафиксированная жизнь уже не жизнь, а фотография одного из мгновений прошедшей жизни). И пока мы эту фотографию проявляем и изучаем, думая, что изучаем жизнь, она уже не та.

Таким образом, сущность — это некая фиксация, а существование — живой, постоянно изменяющийся процесс. Этот философский подход имел важное значение и для естественных наук, но особенно он важен в психологии и психотерапии, где теоретическая схематизация, а порой даже практическая диагностика привязывает не только психолога, но клиента к «фотографии» прошлого, мешая видеть и реализовывать настоящее.

Те, кто интересуется восточной философией и соответствующими духовными практиками, наверняка заметили созвучие экзистенциализма с даосизмом. Дао — это то, что существует и не существует вечно, бесконечно, но неуловимо. С позиции западной науки это кажется какой-то заумью, но для экзистенциалиста тут все ясно. Дао — это же сама жизнь, которая существует, но сущность ее неуловима и объективно невыразима. Она может косвенно характеризоваться лишь ее проявлениями. Тем более это относится к тонкому душевному миру человека.

Не зря многие известные западные психологи (Юнг, Хорни, Фромм) серьезнейшим образом интересовались даосизмом и медитационными практиками, позволяющими если не познать истинную сущность дао (что невозможно), то, по крайней мере, освободиться от условных стереотипов восприятия жизни и себя, которые, возможно, и нужны для социального сосуществования, но отдаляют нас от своей сущности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >