Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Основы психотерапии
Посмотреть оригинал

Психодрама Я. Морено

Одним наиболее ярких и популярных воплощений групповой терапии является психодрама Якоба Морено.

Психодрама — широко распространенный метод не только лечения нервно-психических расстройств, но и раскрытия личностного потенциала и творческих способностей был разработан Якобом Морено.

Даже среди выдающихся психологов и психиатров Морено выделяется своей неординарностью. Эта неординарность начинается прямо с его биографических данных. Обычно с этого забавного факта и начинаются все популярные работы о Морено. Биографы указывают, что несомненным фактом его рождения является только дата — 20 мая, тогда как год рождения оказывается то 1890-й, то 1892-й, чего теперь уже никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть. Местом его рождения считается Бухарест, хотя фактически он родился на пароходе во время путешествия его родителей Ниссима Леви и Паулины Морено по Черному морю. В справочниках указывается, что Якоб (Джекоб) Морено американский ученый, хотя в США он переехал лишь в 1925 г., а гражданство получил в 1935-м, будучи к этому времени уже известным австрийским психиатром и исследователем социальных проблем и даже изобретателем аналога будущих магнитофонов.

В Вену его родители перебрались из Бухареста в 1897 г., когда Якобу было то ли пять, то ли семь лет. Там он и прожил до эмиграции в США в 1925 г. После гимназии он поступил в Венский университет сначала на философский факультет, а в 1912 г. перешел на медицинский. Возможно, на этом решении сказалось увлечение работами Зигмунда Фрейда. Особенно интересовали Морено скрытые мотивы поведения людей. Хотя в отличие от Фрейда, который занимался в основном индивидуумами, Морено интересовался поведением людей именно под влиянием их взаимоотношений с другими. Тем не менее теоретические подходы Морено можно с полным правом назвать психоаналитическими, что дало основание многим исследователям считать психодраму одним из направлений неофрейдизма.

Таким образом, к корням психодрамы в первую очередь относится психоанализ.

Zeitgeist (дух времени) подтолкнул к смещению акцентов с индивидально-биологических на социально-психологические проблемы.

Третьей составляющей психодрамы безусловно является личность самого автора.

Морено с детства обладал артистической натурой, уже в юности писал стихи, рассказы, но особенно интересовался театром. Его интересовал не столько классический театр, сколько собственные импровизации участников, возникающие не по готовому сценарию, а по ходу действия, как это бывает в детских играх.

Уже в студенческие годы он обожал устраивать такие импровизированные мини-спектакли в венских парках с детьми, увлекаясь их спонтанностью и готовностью к импровизации, которую мы с годами утрачиваем.

Причем это были не просто игры, а поиск будущего научно-практического направления. Уже на первом курсе университета он издает интересную брошюру «Царство ребенка» (1908). Вслед за ней появляются другие, сначала популярные, но затем все более научные публикации.

Вместе с друзьями-единомышленниками (Альфредом Адлером и др.), считавшими необходимым развернуть психоанализ в сторону социологии, Морено начинает издавать журналы популярной психологии и социологи «Совесть», «Новая совесть», «Спутники» (1918—1920 гг.). В это же время он публикует сборник стихов «Завещание отца» и научно-художественную прозу «Речи», «Театр импровизации», «Королевский роман», в которых уже вырисовываются основные идеи психодрамы.

Научную глубину психодрамы Морено, как и телесной психотерапии Райха, можно понять только с позиции психоанализа, видящего причины всех неврозов в неотреагирован- ных эмоциях, которые, будучи «выдавлены» в подсознание, ведут там свою разрушительную работу, проявляющуюся в нервно-психических и психосоматических расстройствах. Поэтому

главная задача психодрамыотреагировать эти эмоции, выплеснуть их из себя, очистить от них свое подсознание, обрести первоначальную естественность и спонтанность жизни. Это поможет устранить или хотя бы снизить не только личную психическую напряженность, но и напряженность в общении с другими.

Будучи человеком «социальным» не только в духе времени, но и по душевной доброте, Морено стремился применить свой метод в первую очередь для помощи социально ущемленным людям, маргиналам, отвергаемым обществом.

В 1913 г., еще в студенческие годы, он попробовал применить свой метод по отношению к проституткам города Шпи- тельберга.

«Зачем проституткам психотерапия?» — спросите вы. И тут мы сталкиваемся с интересным фактом: оказывается, у проституток наибольшее количество заболеваний нервно-психического характера (истерии, депрессии), а не мочеполовой системы, как может показаться на первый взгляд. В таких случаях говорят, что «на людях — все хорошо, а наедине с собой — хоть на стену лезь». Отсюда и нервно-психические, и психосоматические отклонения, как результат неотреагированных эмоций. Иногда удается убедить других, что ты живешь лучше их, а на мораль тебе наплевать, но где-то в подсознании сидит то табу, которое ты нарушаешь и оно тебя непременно достанет и накажет не так, так эдак (не внешне, так внутренне). Даже при внешнем благополучии они чувствуют себя изгоями общества, при этом они вынуждены «на работе» демонстрировать беззаботность и обаяние, а вне работы скрывать свою основную профессию. Эта постоянная ложь себе и другим становится непереносимой для сознания и вытесняется в подсознание, откуда возвращается тяжелыми нервно-психическими расстройствами. Помните Фрейда: «Не лгите себе, и вы станете свободны».

Морено, применяя элементы еще не оформившейся психодрамы, старался помочь этим женщинам понять себя и других, чтобы отказаться от своей профессии или честно принять ее как осознанный выбор вместе со всеми вытекающими последствиями. Трудный контингент, трудная проблема. Вряд ли Морено удалось решить ее, но это была первая попытка применения идей психодрамы для конкретной практической психотерапевтической помощи маргиналам.

Во время Первой мировой войны Морено работал врачом в местечке Миттендорф под Веной, где размещались поселения беженцев, тирольских крестьян, вынужденных покинуть свои уютные домики и поселиться в убогих бараках. Именно здесь Морено понял бессмысленность войн и социальных революций, лживость и нереальность красивых политических идей. Ему хотелось хоть как-то помочь этим несчастным людям, и он придумал свою знаменитую социометрию как средство изучения и улучшения взаимоотношений и сосуществования.

Морено удалось убедить правительство предоставить ему возможность для таких исследований в поселениях беженцев. Однако не пошло. Видимо, беженцам, озабоченным более первостепенными нуждами, было не до научной помощи, которую чистосердечно навязывал им молодой симпатичный врач. Да и правительство не поддержало более широкое внедрение этого проекта. Эту неудачу Морено отнес на счет европейской косности и стал думать о внедрении социометрии в более открытой к новым идеям Америке. И он не ошибся.

Однако для того, чтобы переехать в Америку и убедить американцев вкладывать деньги в его проект, ему нужен был начальный капитал. В этом ему помогла его замечательная разносторонность — он изобрел и запатентовал так называемый радиофильм, который был предвестником магнитофонных записей. Изобретение привлекло к себе внимание, но Морено не стал продолжать его совершенствование, а использовал полученные за патент деньги для организации социометрических исследований. И он добился признания и финансирования своих крупномасштабных проектов. Этому «помогла» разразившаяся в это время в США Великая депрессия, разорившая множество фермерских хозяйств.

К чести американцев надо сказать, что большинство из них не смирились под ударами судьбы и, не ожидая помощи правительства, целыми семьями снимались с насиженных мест, меняли профессии, делали все возможное, чтобы выжить в условиях кризиса. В это время миграция населения в поисках лучшей доли приобрела такие масштабы, что была взята под контроль специальным объединением министерства внутренних дел и министерства сельского хозяйства. Морено, умевший заражать своими идеями и энтузиазмом, был включен в этот проект как организатор социометрической помощи, поставленной по значимости один ряд с экономической и правовой помощью переселенцам.

В чем же сущность социометрии? Ее принципы достаточно просты и предполагают:

  • ? выявление внутренних влечений (притяжений и отталкивания) между людьми, взаимных и односторонних симпатий, антипатий или безразличных отношений;
  • ? на основе этого — разработку рекомендаций по совместимости представителей различных этнических и социальных групп для бесконфликтного проживания, подбор членов коллектива, наиболее подходящих для эффективного сотрудничества, уменьшения конфликтов и психического напряжения.

Процедура социометрического исследования проста и может проводиться как в малой группе, так и в виде опроса служащих крупных предприятий и даже населения целых регионов. Разумеется, в каждом случае в опросник включаются те вопросы, которые необходимы для решения проблем данного контингента.

Так как нас в деятельности Морено более интересует психотерапевтическое направление, то приведем примеры вопросов, применявшихся в малых группах, причем не только взрослых, но и детских.

Членам группы раздается опросник на выявление личностных предпочтений и антипатий. Обычно это самые простые вопросы. Например: «Кого бы ты пригласил на свой день рождения (первым, вторым и т.д.)?»; «С кем ты хотел бы выполнять такую-то работу (в первую очередь, во вторую и т.д.)?».

Незамысловатая процедура обработки результатов опроса позволяет составить наглядные графики притяжений и отталкиваний, которые могут быть использованы как для диагностики социометрической диагностики данной группы, так и для выявления индивидуальных психологических особенностей и статуса его отдельных членов. Эти результаты, в свою очередь, позволяют проводить научно обоснованный подбор, расстановку и перестановку кадров, давать конкретные рекомендации по улучшению взаимоотношений и взаимодействия не только в трудовых, но и в бытовых социумах, вплоть до отдельных семей.

Морено подходил к социумам как истинный психоаналитик, считая, что внешняя структура групп не является решающей, а управляется ее незримыми притяжениями и отталкиваниями (как у Фрейда, невидимое бессознательное более определяет поведение индивида, чем сознание).

И так же как для того, чтобы прогнозировать и направлять поведение индивида, психоаналитик пытается проникнуть в его бессознательное, так и для оптимизации взаимоотношений в социуме (от семьи до государства) нужны социометрические исследования, выявляющие неформальную, т. е. истинную картину.

Универсальность социометрического подхода Морено доказывал, проводя в течение 25 лет исследования в больницах, школах, тюрьмах, везде, где психологическая напряженность и конфликты могут иметь особенно пагубные последствия.

Распространению социометрии во многом способствовала личность Морено, про которого известный немецкий социолог Л. фон Визе писал: «Необыкновенный человек с удивительными организаторскими способностями, большой оптимист, психиатр, врач, естествоиспытатель, человек искусства, поэт и даже артист».

Воодушевленный своими успехами и растущей популярностью социометрии Морено разработал систему социономиясоциодинамикасоциометрия — социатрия как самостоятельное научное направление.

Морено так раскрывал эти понятия: «Социономия (наука об основных социальных законах) должна реализовать себя в социодинамике (науке более низкого уровня о процессах, прежде всего в малых группах), в социометрии (системе выявления и количественного измерения межличностных взаимоотношений в малых группах) и социатрии (системе методов излечения людей, чьи проблемы возникли от недостатка навыков поведения в группах)».

Термином социатрия Морено, как психиатр, хотел подчеркнуть важность социальных факторов психокоррекции.

Психодрама, которую он начал разрабатывать, разыгрывая импровизированные спектакли с детьми в венских парках и с которой никогда не расставался, явилась основным методом социатрии.

Морено утверждал, что психическое здоровье, адекватное поведение человека зависят от его положения во внутренней неформальной структуре отношений в малой группе. Недостаток симпатий порождает жизненные трудности. Коррекция душевного состояния осуществляется психодрамой: пациент получает облегчение через проигрывание определенных психических состояний и социальных реалий, обучается необходимым навыкам действия в условиях каждого момента и спонтанного творчества. (Чувствуете взаимовлияние психодрамы и геш- талъттерапии«здесь и теперь»?)

Морено, как и другие психоаналитики (а он прошел полную психоаналитическую подготовку), исходил из того, что многие проблемы, загнанные в подсознание, порождают неврозы. И для того, чтобы излечиться, человеку необходимо спонтанно и естественно выразить свои чувства, чего многие сделать не могут. Это близко к идеям Вильгельма Райха, но если Райх высвобождал неотреагированные эмоции специальными физическими упражнениями, то Морено стимулировал спонтанность проявления эмоций, вовлекая пациентов (термин «клиент» в психотерапию Карл Роджерс введет позже) в различные игры.

Морено считал, что у большинства людей не реализована детская потребность играть перед публикой, причем играть импровизационно, фантазируя по ходу и выплескивая накопившиеся эмоции. И он предоставлял такую возможность всем желающим, организуя самодеятельные уличные театры, где актеры-любители играли для себя и для местных жителей. Здесь он сделал много интересных открытий психотерапевтического эффекта таких спектаклей.

Вот лишь один из многих примеров. Красивая девушка все время играла только положительные роли, а дома постоянно ругалась с мужем, который тоже был членом этой любительской труппы и жаловался на характер своей супруги. Морено предложил ей поиграть в уличном театре роль скандалистки. Через некоторое время они с мужем радостно отметили, что, разряжая свои отрицательные эмоции на сцене, она стала куда милее и спокойнее дома.

Мы столкнулись с подобным компенсаторным замещением еще в 80-х гг. XX в. во время проведения углубленных комплексных обследований (УКО) сборных команд СССР. Скрытая агрессивность, выявляемая ситуативно-фрустрационным тестом Розенцвейга оказалась наименьшей у представителей наиболее агрессивных видов спорта — боксеров и хоккеистов, так как они постоянно выплескивали свою агрессию в поединках и не испытывали потребности проявлять ее в быту.

Работая с пациентами, Морено старался, чтобы процесс психотерапии был нескучным, чтобы люди, увлекаясь игрой, уходили от своих проблем, стереотипов, становились раскованными, освобождались от внутренних «зажимов», давали свободу чувствам, т. е. возвращались к естественной жизни из «скорлупы», в которую загнали сами себя страхами и общественными традициями.

Конечно, надо уважать определенные традиции, но в то же время не следует связывать себя больше, чем того требует законная необходимость, и т.д. Как сказал один греческий философ: «Мы рождаемся свободными, а в процессе жизни добровольно навешиваем на себя столько лишних грузов и обязанностей, что это нас сгибает до самой земли и мы еле доползаем до гробовой доски с этой ношей, которую сами на себя взвалили».

При этом мы обманываем себя тем, что жертвовали собой ради других, а фактически мы и другим не очень-то помогли своей безрадостной физиономией, своим кряхтением на четвереньках под этой ношей и постоянными жалобами на то, что никто этого не ценит.

Для того чтобы занятия психодрамой (как и гешталь- ттерапией) не превращались в бессмысленные игры взрослых чудаков, впавших в детство, важно постоянно помнить, что игры психодрамы направлены в первую очередь на то, чтобы обрести внутреннюю свободу и спонтанность проявления эмоций и движений, а уже потом на проигрывание значимых жизненных ситуаций.

Будучи врачом по основному образованию и в то же время представителем гуманистической психотерапии и психиатрии, Морено прекрасно работал как с больными, так и со здоровыми людьми. Он умел перестроиться в работе таким образом, чтобы не переносить модель взаимодействия с больными людьми на здоровых, что, к сожалению, является частым и опасным признаком профессиональной деформации многих психиатров.

Сейчас во всех цивилизованных странах не только психиатры, но и представители медицинской психотерапии обязаны проходить переучивание и аттестацию на допуск к работе с клиентами без диагноза психического заболевания, т. е. на умение работать методами гуманистической психотерапии.

Морено считал социометрический подход универсальным, позволяющим проводить диагностику как больших социумов, так и малых групп и даже отдельных индивидов. Тем более, что в психотерапии Морено соединил социометрию с психодрамой.

Он объединил их в тандем, который характеризовал так: социометрия — это диагностика, психодрама — непосредственно терапия. Иными словами, сначала желательно провести социометрию (поставить диагноза), тогда психодрамма (психокоррекция) будет более научно обоснованной.

Следует предупредить, что психодрама, несмотря на ее популярность, подходит далеко не всем, а лишь тем, кто «не убил в себе ребенка», кто склонен к игре, импровизации взрослой серьезностью и озабоченностью. А мудрее ли такая взрослая психология, чем непосредственное восприятие жизни? Вспомните Христа: «Будьте как дети, иначе не узрите Царства небесного».

Если способность к игре в вас жива, психодрама обязательно расшевелит ее и позволит вам вновь обрести радость естественных, открытых переживаний. К сожалению, многие из нас слишком «отяжелели» в процессе жизни и не нужно тащить их на занятие психодрамой, так как они могут отравить атмосферу всей группы своей угрюмостью и неспособностью играть. А люди, легкие на подъем, которые с удовольствием могут и хотят поимпровизировать, найдут великолепную отдушину для неотреагированных эмоций и нереализованного творческого потенциала.

Психотерапевт, в отличие от психиатра, работает не с неадекватным объектом, а с сознательным субъектом и должен обязательно сначала настроить клиента на сотрудничество, и только когда тот с надеждой и интересом пойдет на такой взаимный контакт, будет какой-то толк.

Не зря во всех контрактах на терапию вы подписываетесь, что песете равную ответственность с психотерапевтом за результат лечения и обязуетесь всячески стараться помогать этому процессу. Позиция «я вам заплатил, вы и работайте, а я посмотрю, послушаю и подумаю, что из ваших советов выполнять, а что необязательно» изначально неприемлема. Толку не будет.

В процессе психодрамы свобода и раскованность дают нам возможность лучше почувствовать себя и других. Морено любил приводить пример различия эмоционального воздействия обычного спектакля и психодрамы. В первом случае зритель со стороны наблюдает за извержением вулкана, в психодраме он сам находится у его подножия.

В обычном спектакле актеры реализуют замысел автора, а психодраму они творят по ходу действия, как дети, которые, начиная игру в войну или в дочки-матери, сами не знают, чем она закончится. У детей это получается естественно, им как раз куда труднее играть по сценарию, тогда как взрослые, утратив детскую способность к спонтанному творчеству, довольно трудно «расшевеливаются» на первых занятиях психодрамы, ожидая указаний и подсказок. Но постепенно эта спонтанность все-таки «расшевеливается», и ваши загнанные в подсознания желания и страхи начинают постепенно высвобождаться и высвобождать вас от неотреагированных эмоций, являющихся главной причиной неврозов и психосоматических нарушений.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы