Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Основы психотерапии
Посмотреть оригинал

Психоанализ Зигмунда Фрейда. Великое и спорное

Обычно с Зигмунда Фрейда, как с автора, начинаются все книги и лекции по психоанализу. Для того чтобы понять и лучше оценить вклад Зигмунда Фрейда, необходимо иметь представление о животном магнетизме Месмера и порожденном им гипнозе.

К сожалению, очень часто даже в серьезной литературе Фрейду приписывается роль первооткрывателя чуть ли не всех основных понятий современной психотерапии: бессознательного, сексуальности, ранних детских переживаний и т.п. Однако Зигмунд Фрейд, как и все гении человечества, при всей его революционности был лишь звеном эволюционного развития человеческой мысли. Но решающим звеном. Такие люди как бы посылаются нам, чтобы подвести итог какому-то этапу развития, систематизировав все лучшее, но разрозненное в одно гениальное творение.

Понятие бессознательного и его влияние на нашу жизнь уже рассматривалось до Фрейда: Лейбницем — в категориях физики (близко к современной квантовой); Дарвином — с позиции сравнительной эволюционной биологии (он же указывает на важнейшую роль сексуального инстинкта и сновидений) и др.

Психоанализу Фрейда предшествовало достаточное количество публикаций о влиянии на психику человека и его бессознательного и подавленной сексуальности и даже детской сексуальности (начиная с трех лет). Но величие Фрейда состоит именно в том, что он смог объединить разрозненные работы в самостоятельное научное направление, которому он нашел и теоретическое обоснование, и экспериментальное подтверждение.

Знаменитые последователи Фрейда (особенно Юнг) были умнейшими и очень культурными людьми, но его необъятный труд позволил им сэкономить много времени и энергии и направить свою мысль дальше или в прошлое (как у Юнга), но уже с плацдарма, завоеванного Фрейдом.

Фрейд понимал величие своего научного подвига. Он был очень честолюбивым человеком, но у него не было мании величия, он объективно оценивал свою личность, свой выдающийся вклад в развитие науки и общества. Можно сказать, что он ценил себя главным образом за поставленную еще в молодости величайшую цель — избавить человечество от большинства душевных страданий. А для этого надо глубоко понять их природу и причины, разработать максимально объективные методы их анализа и преодоления переживаний.

Поставив перед собой эту задачу, он поверил, что если не придет к ее решению до конца своей жизни, то проложит путь к ее решению последующим поколениям. Поэтому при скромности личной жизни, в которой все было подчинено работе, он объективно оценивал себя как великую историческую личность, подчеркивая, что он оказался одним из трех, кто нанес удар по самомнению человечества, или, как он называл, «центропу- пизму».

Первый удар нанес Коперник, который показал, что Земля — это не центр Вселенной, а одна из множества планет, которая сама крутится вокруг Солнца.

Дарвин нанес второй, состоящий в том, что человек — это не уникальное божественное создание, а высший (на данном этапе развития человечества) продукт эволюции животного мира.

И третьим был Фрейд, который показал, что «наш разум не всегда является хозяином в собственном доме».

Мы видим на своем примере, на примере своих близких, что нам не всегда удается совершать поступки только «по уму» и очень часто мы, даже заранее понимая, что что-то делать не надо, все равно это делаем. Как говорят, умом понимаем, но ничего не можем с собой поделать.

При изучении и оценке серьезного научного направления следует рассматривать его корни, цайтгайст и личность автора.

Для того чтобы открытие привлекло общее внимание и было признано великим, необходимо совпадение ряда факторов, когда нужная личность оказывается в нужном месте и в нужное время. Причем эти факторы действуют не последовательно, а одновременно и трудно отделимы друг от друга.

Наверное, очень многие потенциально выдающиеся люди так себя и не раскрыли, потому что они со своими замечательными идеями не попали на тот замечательный момент, когда эта волна бы их подхватила.

К теоретическим корням психоанализа Зигмунда Фрейда можно отнести труды выдающихся ученых: Лейбница (о монадах бессознательного), Фехнера о порогах ощущений (а значит, есть и подпороговое, неосознаваемое), Гельмгольца (о возможности довести анализ человека до физико-химических реакций), Дарвина о роли инстинктов (в том числе сексуального) и сновидений и т.д.

К практическим корням психоанализа в основном относятся лечебная и экспериментальная работа таких выдающихся неврологов, как Бернгейм, Шарко, Иосиф Брейер и собственная работа Фрейда с истериями и неврозами с применением гипнотерапии (которая в свою очередь берет начало от магнетизма Месмера и его последователей).

Разумеется, это лишь основные «корни», так как все источники психоанализа у ученого такой колоссальной научной эрудиции, как Фрейд, перечислить просто невозможно.

Цайтгайст (дух времени) показывает, какая общественная, научная атмосфера того времени способствовала возникновению и распространению того или иного направления в науке или искусстве.

Цайтгайст науки того времени (XIX в., особенно на рубеже XX в.) был пронизан преклонением перед открытиями в области точных наук и стремлением врачей и психологов внести максимальную научную точность в свои доказательства. В какой-то мере на интерес к работам Фрейда повлиял и культурный цайтгайст европейского общества, где на смену пуританской морали пришло время более свободного отношения и повышенного интереса к сексуальным проблемам.

И конечно же на любом научном (особенно философско- психологическом) направлении лежит отпечаток личности (судьбы и характера) самого автора. В знаменитом споре с Лениным Плеханов говорил о роли личности в истории как решающей, а Ленин возражал — «при чем здесь личность, есть исторические процессы, которые порождают ту или иную личность». Однако большинство политических историков уверены, что именно личность Ленина, его фантастическая энергия проведения в жизнь только своего видения ситуации и только своей трактовки марксизма оказали решающее влияние на судьбу России и половины человечества.

Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 г. в небогатой (хотя и не бедствующей) еврейской семье в Моравии. Теперь это Чехия, а тогда Моравия входила в состав Австрии. Спустя некоторое время семья Фрейда переезжает в Вену, в небогатый район.

Фрейд растет в многодетной семье, у очень любящей, красивой и легкой по характеру матери и тоже любящего, но строгого, а скорее основательного, отца. Ему ни в чем не отказывают, но он рано осознает, что для того, чтобы чего-либо добиться в жизни, необходимо много работать, хорошо учиться.

Зигмунд в раннем детстве любил играть в солдатики и мечтал стать великим полководцем, как Ганнибал или Наполеон. Нельзя сказать, что в Австрии в это время господствовал антисемитизм, но тем не менее государство проводило такую политику, при которой евреи могли реализовать себя в основном в трех сферах — это коммерция, юриспруденция и медицина. Подобное положение вещей вынудило его отказаться от военной карьеры, но амбиции остались и нашли путь к реализации. Фрейд не смог стать великим завоевателем «извне» и завоевал человечество «изнутри», став властителем мощного и таинственного царства нашего бессознательного, оказав на общество колоссальнейшее влияние наравне с другими великими представителями человечества.

Зигмунд был старшим и наиболее способным в семье, лучшим учеником своей школы. Родители ценили его способности и старались создать хорошие условия для учебы. Он единственный из детей учился при масляной лампе, а остальные при свечах, чтобы не тратить масло.

После школы Фрейд идет учиться на врача, но при этом мечтает стать ученым. Однако, чтобы содержать семью (а он собирается жениться), ему было необходимо стать врачом-прак- тиком. Фрейд всегда говорил, что эта работа ему не нравилась, что всегда его тянула исследовательская стезя. Каждый случай он анализировал. Некоторые пациенты даже жаловались, что, когда Фрейд чувствовал, что с этим пациентом он для себя ничего нового не откроет, в глазах его угасал интерес и он доводил сеанс формально.

Уже тогда у него установился строгий режим, который он будет соблюдать до конца дней. В первой половине дня он работал с пациентами не только как врач, но и как пытливый исследователь. Он не просто лечил, а постоянно что-то уточнял, опровергал, закреплял, корректировал. Во второй половине дня, после прогулки и обеда, Фрейд напряженно анализировал результаты работы с пациентами, сверяясь с литературными источниками и опытом коллег. Фрейд изыскивал любые возможности для получения новых знаний, практического опыта, научно-практических стажировок.

Неоценимый опыт для выявления и проверки основных положений будущего психоанализа дали ему стажировки в Париже и Нанси, где он получает бесценный опыт совместной работы, общения и личной дружбы с такими выдающимися авторитетами невропатологии, как Шарко и Бернгейм, основателями двух самых известных школ гипнотерапии.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы