Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Основы психотерапии
Посмотреть оригинал

Месмеризм

Рассмотрим такую яркую фигуру, как Франц Антон Месмер (конец XVIII — начало XIX вв.). Родился в Швабии 23 мая 1734 г. Рано обращает на себя внимание общества, демонстрирует разносторонние таланты.

С шестнадцати лет занимается теологией и философией, интересуется астрологией и оккультизмом (которые официально были запрещены). Переехав в Вену, изучает право и медицину, получает диплом врача.

Месмер пишет медицинскую диссертацию на основании работ выдающегося врача Парацельса (конец XV — начало XVI вв.).

Чем же Парацельс заинтересовал Месмера?

Парацельс был выдающейся личностью, он обобщил приемы лечения больных у различных народов, в различных традициях, уделяя при этом большое внимание энергии.

Он изучает древнекитайский подход — энергия ци и древнеегипетский — энергия ка, древнеиндийский — прана.

Это практически одно и то же — космические энергии, объединяющие в себе космос, пространство и человека.

Парацельс выводит, что у человека существует и циркулирует внутри некий флюид.

Болезни человека идут от нарушения гармоничного расположения этого флюида, и обязанность врача правильно расположить этот флюид, гармонизировать энергию ци в теле человека с космосом и с самим человеком. В этом случае остальные процессы сами восстановятся (это, по существу, гештальт — целостность).

Месмер пишет об этом в своей диссертации и блестяще защищает ее. Он начинает лечить людей равномерным распределением флюида.

Месмер считает, что определенные люди (магнетизеры) обладают большей энергетикой, чем другие, и могут помогать людям, обладающим меньшей энергетикой, распределять энергию равномерно, ликвидируя очаги застоя. Это очень близко к тому, что почти через два столетия будет проповедовать Вильгельм Райх, который так же столкнется с научным непониманием и потерпит в конце жизни еще более сокрушительный крах. Но об этом мы поговорим в лекции о Райхе.

Имея серьезное медицинское образование и будучи блестяще эрудирован практически во всех сферах науки и искусства, он начинает внедрять свои идеи в практическое исцеление людей.

Причем он делает это открыто, а его пациентами являются образованные люди высшего общества. Его сеансы начинают пользоваться большой известностью. Слава Месмера распространяется по всей Европе и, конечно, порождает огромное количество завистников, которые всячески пытаются дискредитировать его деятельность.

Немаловажную роль во славе Месмера и порожденной ею зависти играла его личность. Это был красивый человек, артистичный, очень высокой культуры, невероятного обаяния, способный оказывать влияние на других. Он дружил с отцом Моцарта, музицировал и выступал с юным Вольфгангом Амадеем Моцартом на придворных концертах.

Будучи артистической натурой, он уделяет большое внимание режиссуре своих сеансов, окружающей обстановке, которая должна заранее воздействовать на людей, создать соответствующее настроение. Помните у К.С. Станиславского: «Театр начинается с вешалки».

Он проводит сеансы в прекрасном помещении, где горят свечи и тихо играет камерный оркестр. Когда Месмер входит в зал, на нем лиловый плащ, золотая атрибутика, в руках — хрустальный жезл.

Сначала идет индивидуальная работа с отдельными людьми. Он подходит и пытается прикосновением рук снять напряжение.

Месмер, как и Фрейд, в основном работал с истерическими проявлениями и конверсиями (так Фрейд впоследствии назовет определенный тип психосоматических и психотических нарушений, которые даже в начале XX в., не говоря уже о временах Месмера, врачи считали только органическими).

Среди его пациентов (опять же как и у Фрейда) большинство составляют дамы истероидного психотипа, характеризующиеся, как известно, высокой внушаемостью.

После индивидуального расслабления, при котором Месмер при необходимости применяет сочетание словесного внушения и легких расслабляющих поглаживаний, типа массажа (аналоги этому мы найдем у Райха и других телесных терапевтов), участники рассаживаются вокруг ярко сверкающего чана. (Мы увидим, как в последующем гипнотизеры буду использовать блестящие предметы для утомления фиксированного взгляда и наведения транса.) Из чана торчат металлические стержни, он наполнен металлической стружкой и бутылками с магнетизированной водой (с эти мы тоже сталкивались у А. Чумака и др.). От стержней тянутся веревочки, за которые берутся уже психологически «обработанные» дамы.

Сам Месмер ходит и периодически ударяет хрустальным жезлом по чану.

Идет резонанс, происходит целительство, хорошо распределяется энергия. Месмер считает, что в это время обеспечивается наилучший приток космической энергии — «астрального флюида», который передается участниками сеанса друг другу путем «животного магнетизма».

Количество получивших исцеление от различных психосоматических недугов, облегчение истероидных состояний и проявлений стремительно росло вместе со славой Месмера и завистью к нему со стороны врачей и ученых.

К чести некоторых из них нужно сказать, что в связи с трудностью научного доказательства «астрального флюида» и «животного магнетизма», идущих в разрез с понятиями современной науки и врачебной практики, многие из них имели основания для критики и опасений за здоровье своих пациентов, увлекшихся этим новшеством.

Через некоторое время противодействие деятельности Месмера стало настолько серьезным, что ему пришлось переехать из Австрии во Францию, где его лично принимает сам король, на которого Месмеру удается произвести блестящее впечатление.

Однако теперь уже французские врачи и ученые начинают убеждать короля, что «у нас век науки, а тут какое-то шаманство».

По «делу Месмера», по просьбе самого Месмера, который был уверен в своей правоте, создается комиссия, подавляющее большинство голосов которой в конечном итоге склоняется к тому, что никакого животного магнетизма не существует, все дело только в воображении — когда человек «внушается», его воображение доделывает остальное.

Это с точки зрения современной практической психологии не имеет особого значения, что мне помогло — реальный флюид или то, что я в него поверил. Но в то время Месмер принципиально настаивал на великом научном открытии вполне материального астрального флюида, животного магнетизма и их целительного воздействия. Это очень близко к тому, что мы сегодня начиная с Александра Лоуэна называем биоэнергетикой, которая тоже весьма неоднозначно оценивается наукой и медицинской практикой.

Стоит упомянуть переданную королю записку председателя данной комиссии, в которую входили лучшие ученые Франции (в том числе Лавуазье). В ней среди прочих критических замечаний было упомянуто, что эксперименты Месмера таят опасность для нравственности общества.

Это, казалось бы, несущественное с научной точки зрения замечание имело большие последствия, с которыми будут сталкиваться все последователи Месмера, гипнотерапевты и психоаналитики.

Нравственный аспект, проблема сексуальности в психопатологии и психотерапии имеет большое значение как в теоретическом, так и в этическом взаимоотношении психоаналитика со своими пациентами и клиентами (Фрейд назовет это «трансфером»).

Итак, были ли у критиков Месмера основания для нравственных опасений?

Надо сказать, что тут было некоторое основание.

Критики утверждали, что хотя Месмер, известный своей высокой нравственностью, не использует свое магнетическое влияние на женщин, с которыми работает, но где гарантия, что и другие окажутся такими же добросовестными?

Дело в том, что во время сеансов Месмера многие дамы доходили до экстаза. Освобождающие от излишнего напряжения конвульсии и последующее исцеляющее облегчение часто сочеталось с оргазмом.

При этом Месмер, как и в последующем Вильгельм Райх, считал эти конвульсионные подрагивания (Райх прямо называл их оргазмом) важнейшим моментом выхода застоявшейся энергии перенапряжения, мешающей свободному прохождению астрального флюида (у Райха — «органа»).

Отсюда Фрейд выведет взаимосвязь между подавленной сексуальной потребностью (или энергией) и чуть ли не всеми неврозами.

Кстати, этот же эффект, на целительности которого настаивал через сто с лишним лет Вильгельм Райх, станет одной из причин и его травли.

Помня о записке «месмеровской комиссии», Фрейд, разделяя в определенной мере взгляды Месмера, всю жизнь панически боялся подобных обвинений в использовании «служебного положения» психоаналитика в провоцировании пациенток к сексуальным контактам.

Он написал резкую записку одному из своих учеников, в которой говорится, что он слышал, как тот со своими пациентками при встречах и прощании целуется и обнимается, хотя и чисто по-отечески.

Более того, писал он, «если вы чувствуете, что пациентка в вас эмоционально заинтересовалась, вы должны передать ее другому врачу, потому что уже не может идти объективный процесс лечения».

Итак, Месмеру запрещают проводить сеансы. Надо сказать, что он был разносторонним человеком и мог заняться чем угодно. И хотя даже король Франции не считал себя вправе вмешиваться в решение комиссии Парижской академии наук, у Месмера оставалось много друзей, поклонников и высокопоставленных покровителей.

Но Месмер обиделся. Он был настолько уверен в важности своего открытия астрального флюида и животного магнетизма и их целительных возможностей (многократно подтвержденных им на практике), что гордо удалился в деревенское поместье и доживал свои дни.

Уходит Месмер, но остаются его последователи. В частности, Арман де Пюисегюр. Это очень интересная личность, богатый маркиз, преданный Месмеру и абсолютно уверенный в гениальности и полезности открытия Месмером астрального флюида и животного магнетизма.

Не обращая внимания на запреты в силу своего титула и богатства, он начинает проводить исцеление и показывает, что телесный контакт не обязателен. Эффект может быть достигнут перемещением рук относительно тела, т.е. бесконтактный массаж. Этим он подчеркивает несправедливость обвинений в адрес Месмера в том, что не астральный флюид, а именно контактный массаж, поглаживание (легкий массаж через одежду различных частей тела) в атмосфере, провоцирующей эротизм у «озабоченных» пациенток, приводил к органистическому облегчению.

Несмотря на то что Пюисегюр, как его учитель, настаивали на том, что целительное воздействие производится объективно существующей энергией животного магнетизма и не зависит внушения и самовнушения, введенный Пюисегюром бесконтактный массаж явился одним из шагов к обоснованию воздействия гипноза именно через внушение. Но это будет чуть позже.

А пока щедрый и бескорыстный ученик Месмера маркиз де Пюисегюр, чтобы помочь как можно большему количеству простых людей, магнетизирует ясень, проводит от его веток веревки. Многочисленные посетители, крестьяне из всех соседних деревень, у которых есть какие-либо недуги, держатся за веревки и впоследствии рассказывают об излечении.

Одновременно Пюисегюр этим как бы еще раз подчеркивает независимость воздействия флюида от присутствия магнетизера. Но хочет он этого или нет, вопрос о том, что главным фактором явного или воображаемого излечения является самовнушение, не только не отпадает, но звучит все настойчивее.

У Месмера было очень много интересных последователей. Например, Лафонтен и аббат Фариа. Они прилежно изучили учение Месмера, но сместили свои акценты в сторону гипнотического воздействия, от которого Месмер всячески хотел открестится, стараясь доказать (так же как и Фрейд), что дело не в гипнотическом влиянии его личности, а в объективном научном открытии. Это были очень яркие личности.

Лафонтен, известный к тому времени швейцарский врач, кстати, внук знаменитого баснописца, демонстрирует гипнотическое (хотя тогда это так еще не называли) усыпление льва в лондонском зоопарке в присутствии королевских особ и высшего общества Великобритании. Это не было эстрадным представлением, он пытался продемонстрировать универсальность месмеровского животного магнетизма), т. е. присутствия его не только в человеке, «которому можно заморочить голову» всякими внушениями, но и во всех живых существах). Но опять остается вопрос: может быть, это не животный магнетизм, а внушение (в том числе мысленное) является силой, способной воздействовать не только на человека, но и на животных.

Итак Месмеру, Пюисегюру, в некоторой мере Лафонтену нужна не слава магической личности, им важнее доказать научную объективность своего открытия. Абсолютно то же самое будет всю жизнь доказывать Фрейд — что все дело не в личности психоаналитика и внушаемости пациента, а в объективности метода. Хотя этот вопрос не снят и поныне.

Правда, что касается Лафонтена, то его трюк со львом показывает, что он не возражал против некоторого артисти- чески-мистического ореола. Его можно было бы причислить к «чистым» гипнотизерам, если бы он не настаивал на научной объективности животного магнетизма. Как известно, научный подход к гипнозу не только не отрицает, но подчеркивает, что все воздействие происходит именно в результате слияния процессов внушения и самовнушения.

Первым ясно провозгласил это другой выходец из школы месмеризма, аббат Фариа, который был настолько яркой личностью, окружившей себя такой мистической славой и ореолом таинственности, что Александр Дюма использовал его имя в романе «Граф Монте-Кристо».

Аббата Фариа можно назвать первым эстрадным гипнотизером (хотя слова «эстрада» в те времена еще не было). Он не только не отрицал роли личности магнетизера (гипнотизера) в эффекте исцеляющего действия, но именно всячески подчеркивал свои уникальные способности, оформлял свои публичные сеансы, а фактически моноспектакли с поразительным артистизмом, достойным Месмера, но пропагандируя при этом не объективное открытие, а именно внушающую роль своей личности, производя впечатление сверхчеловека.

Итак, Древний Китай, Индия, Парацельс, Месмер и его последователи вплотную подвели нас к проблеме о целительного воздействия на человека во время наведенных трансовых состояний.

Что это — результат реального воздействия космических энергий или эффект внушения, пробуждающего внутренние резервы организма?

Сразу скажем, что до настоящего времени не существует строгих научных данных, которые бы заставили бы сдаться представителей противоположной точки зрения.

Но это в теории. А на практике целительные возможности трансовых состояний находили все больше подтверждений. Те, кто испытывал на себе серьезное прохождение классического психоанализа в качестве пациента (клиента), неоднократно испытывали на себе эти состояния и во время применения метода свободных словесных ассоциаций и в некоторые моменты «трансфера» с психоаналитиком. Но чтобы лучше понять эти феномены, мы должны вслед за Зигмундом Фрейдом пройти через его серьезный научный интерес к гипнозу, который можно считать мостиком между «животным магнетизмом» Месмера и классическим психоанализом Зигмунда Фрейда. Но все по порядку.

Итак, под непрекращающиеся дискуссии о реальности существования «животного магнетизма» начинается борьба за научное признание и применение во врачебной практике такого интересного и до сих пор такого таинственного явления, как гипноз.

Об этом, а также о том, какую роль сыграл гипноз в рождении психоанализа, мы поговорим после.

Вопросы для самопроверки

  • 1. Каковы теоретические корни психоанализа?
  • 2. Почему Фрейд считается третьим, кто нанес удар по самомнению («центропупизму») человечества? Кто нанес первый и второй удары?
  • 3. Практические корни психоанализа Зигмунда Фрейда.
  • 4. В чем суть месмеризма?
  • 5. Что общего и различного между магнетизером и гипнотизером?
  • 6. Почему для правильного понимания психоанализа Фрейда важно знать о месмеризме и гипнозе?
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы