О необходимости усиления мер ответственности за посягательства на информационную безопасность детей

Все чаще правоохранительные органы фиксируют в телекоммуникационных сетях массированное распространение противоправного контента, все больше угроз выявляется при осуществлении трансграничного обмена информацией, что позволяет некоторым ученым и политикам говорить о тупиковой ситуации, связанной с гарантиями прав человека, в первую очередь детей, в сети «Интернет»[1] [2].

По мнению О.С. Безугленко проблема защиты детей и юношества от негативного, в некоторой степени - аморального, влияния информации является одной из актуальнейших проблем современного законодательства России'. Как указывает В.В. Андрианова - на современном этапе особую важность имеет обеспечение прав человека в агрессивной информационной среде[3], т.е. право несовершеннолетних на защиту от информации, способной нанести вред их здоровью и нравственному развитию.

В российском праве пет самостоятельного акта об обеспечении информационной безопасности личности и даже не сформулировано определение понятия «информационная безопасность личности». Многие вопросы, касающиеся совершенствования правового регулирования информационной безопасности детей, должна была решить Концепция информационной безопасности детей (далее Концепция), утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 02.12.2015 N 2471-р «Об утверждении Концепции информационной безопасности детей». В ней указывается, что обеспечение информационной безопасности детей возможно исключительно при условии эффективного сочетания государственных и общественных усилий при определяющей роли семьи, а так же определяется, что стратегической целью государственной политики в области информационной безопасности детей является обеспечение гармоничного развития молодого поколения при условии минимизации всех негативных факторов, связанных с формированием гиперинформациопного общества в России.

В соответствие с текстом Концепции, она является ключевым актом в области формирования государственной политики по защите детей от негативной информации. Уровень поставленных в пей целей и задач, позволяет нам сделать предположение, что данный акт может в определенной мере рассматриваться как документ стратегического планирования.

Удачный в целом документ не смог в полной мере разрешить все проблемы в сфере защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в информационной сфере, а скорее породил ряд новых. В первую очередь, надо отметить, что приведенное в Концепции понятие «информационной безопасности детей как защиты ребенка от дестабилизирующего воздействия информационной продукции и создания условий информационной среды для позитивной социализации и индивидуализации, оптимального социального, личностного, познавательного и физического развития, сохранения психического и психологического здоровья и благополучия, а также формирования позитивного мировосприятия», противоречит принятому понятию информационной безопасности как определенного состояния, сформулированному в действующей па момент ее принятия Доктрине информационной безопасности.

При этом немаловажно, что при решении вопросов в области информационной безопасности личности, а тем более в концептуальных документах, необходимо стремиться к единству терминологии, при этом - информационная безопасность детей должна рассматриваться как часть централизованной системы: информационная безопасность - информационная безопасность личности - информационная безопасность детей.

Политологами и социологами в нашей стране выявлена опасная тенденция принятия политически ангажированных "сырых" законов, которые впоследствии невозможно реализовать из-за противоречий и нестыковок, т.к. власть интересуют не правовые последствия, а политический эффект[4]. К сожалению, данная тенденция прослеживается и в Концепции в действующей на момент написания статьи редакции.

Вторым существенным недостатком Концепции, по нашему мнению, является отсутствие в ней упоминания об ответственности за правонарушения, посягающие на информационную безопасность детей. Законодатель подходит к решению такой сложной и насущной задачи не совсем эффективно, потому что вместо комплексного регулирования информационных отношений в области обеспечения информационной безопасности детей, решает отдельные текущие задачи. Так, рассматривая механизмы реализации государственной политики в области информационной безопасности детей, ведется речь: об оценке вредного воздействия информационной продукции; о созданию условий, обеспечивающих позитивную социализацию и индивидуализацию ребенка, его психологическое благополучие и позитивное мировосприятие; о продолжении активной деятельности контролирующих и правоохранительных органов по пресечению фактов незаконного распространения па территории страны печатной и аудиовизуальной продукции, запрещенной к обороту законодательством; о совершенствовании механизма блокировки сайтов в сети "Интернет"; о взаимодействии со средствами масс-медиа. Однако вне поля зрения авторов концепции остались такие механизмы реализации государственной политики в области информационной безопасности детей, как усиление (либерализация) ответственности за нарушение законодательства в данной сфере и обеспечение неотвратимости наказания за правонарушения.

По нашему мнению, Концепция должна была расставить приоритеты в области развития института ответственности за посягательства на информационную безопасность детей. К сожалению, эта проблема осталась неразрешенной.

В настоящее время, как правило, правонарушения в области информационной безопасности детей ассоциируются со ст. 6.17 КоАП РФ «Нарушениями законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию». Но одна статья не может решить всех существующих проблем. Так, неразрешенными остаются проблемы ответственности за допуск детей к потреблению информационной продукции, способной причинить вред их здоровью и развитию, по мнению А.К. Полянииой необходимо установление административной ответственности родителей (законных представителей) за присутствие детей при воспроизведении аудиовизуальной продукции либо демонстрации информационной продукции посредством зрелищного мероприятия, возраст которых не соответствует возрастной категории, для которой предназначена такая информационная продукция. При этом данное предложение коррелирует с положениями Концепции, согласно которым, негативным фактором, влияющим на информационную безопасность детей признаются случаи, когда родители (законные представители) отстраняются от своих обязанностей по воспитанию и развитию детей и перекладывают их па внешних игроков.

Также не разрешен вопрос об ответственности поставщиков систем контентной фильтрации за ненадлежащее оказание услуги по ограничению доступа обучающихся к видам информации, распространяемой посредством сети Интернет, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, а также не соответствующей задачам образования[5].

Распространение порочащей информации в сети «Интернет» стало серьезной проблемой практически для каждого из нас и несет реальную угрозу информационной безопасности личности, и в силу особенностей психического развития способно нанести невосполнимый ущерб личности ребенка. В настоящее время законодательно закреплены процедуры по ограничению доступа к сайтам, содержащим пророчащую ребенка информацию. Однако только блокирование доступа к сайту с порочащей человека информацией является половинчатой мерой и не подменяет собой процедуру ответственности. Именно поэтому, в настоящее время назрела необходимость усилить ответственность за размещение и распространение (тиражирование) порочащих материалов в сети Интернет[6].

Требуют проработки вопросы ответственности, за ненадлежащее формирование идеологии информационного взаимодействия па детей и формирование контента как непосредственно у владельцев платформ, онлайн-сервисов или веб-сайтов, предназначенные для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений в сети «Интернет», а так же у владельцев личных страниц в социальной сети, по отношению к диффамационным материалам.

Анализируя зарубежное законодательство Т.А. Полякова, замечает, что "информационное законодательство США прошло эволюцию от декларации идеи "свободной личности" до "максимального учета национальной безопасности"[7]. Подобное развитие информационного законодательства в настоящий момент прослеживается и в национальной правовой системе. Таким образом, прогнозируется усиление правовых ограничений па деятельность в областях связанных с информационной безопасностью детей.

Мы считаем, что реальный заслон распространению материалов можно поставить путем именно правового воздействия на субъектов, распространяющих негативную информацию и нарушающих установленный порядок деятельности в информационном пространстве, путем усиления ответственности за информационные правонарушения. Для этого, на наш взгляд, необходима скоординированная административно-правовая, а так же по необходимости и уголовно-правовая охрана всех аспектов информационной безопасности детей, что является наиболее действенной и эффективной мерой.

По нашему мнению, сегодня можно ставить вопрос о выработки единой государственной политики в области усиления мер ответственности за посягательства на информационную безопасность детей. Основные направления данной политики должны получить закрепление в концептуальных документах и документах, таких как Концепция информационной безопасности детей и повой Доктрине информационной безопасности Российской Федерации 2016 года. Так же законодателю стоит провести определенную работу для устранения противоречий в терминологии в уже принятых документах.

БИБЛИОГРАФИЯ

Примак Т.К. Совершенствование законодательства и судебной деятельности в Российской Федерации // Мировой судья. - 2014. - № 4.

  • 7. Кречетников А. Почему в России не работают новые законы. URL: http://inosmi.ru/social/20130129/205188030.html (дата обращения: 10.02.2016)
  • 9. Артемова И.В. Информационная безопасность детей // Советник в сфере образования. - 2014. - № 6.
  • 10. Рассолов И.М. Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию // Представительная власть. - 2007. - Спецвыпуск (М9 73).
  • 11. Остроушко А.В., Букалеров А.А.. О необходимости разработки мер административной и уголовной ответственности к лицам, размещающим в сети «Интернет» порочащую граждан информацию // Административное и муниципальное право. - 2015. - № 11.
  • 13. Остроушко А.В. Актуальные вопросы ограничения доступа к сайтам в сети «Интернет» с информацией, распространяемой с нарушением законодательства РФ // Актуальные проблемы информационного права. - М.: Юстиция, 2016.

  • [1] Актуальные проблемы информационного права : Учебник / под ред. И.Л. Бачило,М.А. Лапиной. - М.: Юстиция, 2016.
  • [2] Безугленко О .С. Правовая защита детей от информации, способной нанести вредих здоровью и нравственному развитию // Вопросы ювенальной юстиции. - 2013. -№5.
  • [3] Андрианова В.В. Информация и информационные права человека в системеобеспечения личных прав // Государственная власть и местное самоуправление. -2011.-№5.-С. 46-48.
  • [4] Кречетников А. Почему в России не работают новые законы. URL:http://inosmi.ru/social/20130129/205l88030.hlml (дата обращения: 10.02.2016)
  • [5] Артемова И.В. Информационная безопасность детей // Советник в сфереобразования. - 2014. - № 6.
  • [6] Остроушко А.В., Букалеров А.А.. О необходимости разработки мерадминистративной и уголовной ответственности к лицам, размещающим в сети«Интернет» порочащую граждан информацию // Административное имуниципальное право. - 2015. -№ 11.
  • [7] Полякова Т.А. Правовое обеспечение информационной безопасности припостроении информационного общества в России: Дне. ... д.ю.н. - М., 2008. - С. 58.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >