Анализ спроса на страхование рисков человеческого капитала в контексте поведенческих финансов

Страхование жизни возникло в качестве метода управления любыми рисками, связанными со смертью. Традиционно оно было нацелено па преодоление финансовых трудностей, возникающих у родственников умерших. Согласно теории Хыобнера жизненными ценностями человека можно управлять по аналогии с имуществом. В данном контексте Хыобиер и другие экономисты[1] определяли смерть, как «все события, лишающие человека трудоспособности»[2]. Согласно этой же точке зрения, болезнь представляет собой «амортизацию жизненных ценностей», что полностью соответствует нашей концепции страхования финансовых рисков человеческого капитала.

В решении многих задач управления рисками человеческого капитала важную роль играют различные виды страхования. Здоровье - это характеристика, необходимая для жизни человека и являющаяся неотъемлемым условием, обеспечивающим ее качество. ВОЗ трактует здоровье как позитивное состояние, характеризующее личность в целом, и определяет здоровье как состояние полного физического, духовного (психологического) и социального благополучия. Потребность в здоровье присуща как индивидам, так и обществу в целом. Здоровье - это еще и экономическая категория, поскольку установлена взаимосвязь между здоровьем и эффективностью производства, благосостоянием общества. На индивидуальном уровне здоровье влияет на процесс принятия решений об инвестициях. Кейнс утверждал, что здоровый человек не думает о смерти, что мотивирует развитие предпринимательства[3].

«Здоровье с позиций экономического анализа можно представить, как потребительское благо, на которое существует спрос, и как инвестиционное благо, которое определяется чистой стоимостью потока выгод, приносимых данным благом. В частности, увеличение продолжительности жизни означает добавление дополнительных периодов деятельности, во время которых индивид получает доход, а также иивестирует в свой капитал»1'1. В нашем исследовании мы будем рассматривать категорию здоровья с двух точек зрения (рис. 42).

Уровни исследования страхования здоровья

Рисунок 42 - Уровни исследования страхования здоровья

Источник: разработано автором

  • 1. Здоровье - как потребительский товар, обладающий определенной полезностью. Если же мы нездоровы, т.е. нетрудоспособны, то товар обладает отрицательной полезностью.
  • 2. Здоровье - как инвестиционный актив, поскольку он определяет общее время, которое мы можем затратить на производство.

Страхование здоровья - это совокупность видов страхования, направленных на защиту от финансовых рисков, связанных со ухудшением или полной утратой здоровья. Механизм страхования позволяет финансировать убытки, являющиеся следствием негативного воздействия на здоровье таких рисков, как: заболевание или травма, в том числе профессиональные, посредством объединения большого числа лиц, подверженных аналогичным рискам, что и делает их убытки прогнозируемыми. Покупка страхования сокращается текущее потребление (затраты па уплату премии), но ее цель - защитить будущую возможность потребления для человека и его иждивенцев.

|7|Асланов Д. И. Системные представления о здоровье как основном компоненте человеческого капитала //Фундаментальные исследования. - 2011. - №. 12-1. - С. 202-206.

Применительно к экономической категории здоровья его страхование целесообразно рассматривать на макро- и микроуровне. На макроуровне интерес вызывает роль страхования в финансировании здравоохранения и подходы к формированию систем страхования здоровья. На микроуровне мы исследуем причины, которые побуждают индивидуальных граждан покупать полисы страхования медицинских расходов (далее медицинское страхование) или отказываться от них. В этой главе мы остановимся па микроуровне и выявим факторы формирования спроса па медицинское страхование.

В условиях неопределенности страхование является одним из наиболее эффективных инструментов управления рисками. Медицинское страхование создает возможность распределить расходы па медицинские услуги между группой индивидов или домохозяйств, что делает услуги учреждений здравоохранения доступными.

Важность и ценность медицинского страхования на микроуровне обусловлены существованием непрогнозируемых медицинских расходов. Несмотря на то, что индивид может предполагать, что рано или поздно ему потребуются определенные медицинские услуги, их стоимость представляет собой существенную проблему из-за неопределенности. Медицинские расходы могут колебаться в значительных пределах. В такой ситуации функция медицинского страхования как механизма распределения риска приобретает особую важность.

Нерасположенные к риску индивиды стремятся обеспечить себя защитой на случай потенциальной необходимости производить крупные расходы па оплату медицинской помощи. Одним из способов управления подобным риском является получение займов в случае заболевания и возвращение денег после выздоровления. Но получение займа в случае ухудшения здоровья может оказаться затруднительным, поскольку у кредитора возникают сомнения относительно будущего возврата долга (если заемщик из-за плохого здоровья не сможет достаточно долго работать, чтобы вернуть долг, или умрет раньше его возврата). Более того, процесс получения займа может длиться дольше, чем заболевший человек может себе позволить. Поэтому более разумным способом управления риском становится осуществление сбережений в период хорошего здоровья, чтобы оплатить медицинскую помощь при заболевании. Но вероятность возникновения тяжелого заболевания, требующего дорогостоящего лечения, делает этот метод предупреждения риска неэффективным. Немногие пожелают существенно урезать свое текущее потребление в пользу сбережений из-за небольшой вероятности возникновения серьезных медицинских расходов в будущем. Поэтому самым подходящим вариантом является страхование - разделение риска с большим количеством людей. В этом случае текущее потребление будет сокращено только па сумму уплачиваемой ежегодной страховой премии.

Несмотря па тот факт, что риск утратить здоровья всегда являлся неотъемлемым, медицинское страхование является сравнительно молодым видом страховой деятельности. Оно приобрело особую актуальность только с появлением дорогостоящих методов лечения. Медицинское страхование является одним из наиболее технически сложных видов страхования, зачастую для него характерен крайне высокий уровень выплат. Кроме того, для страховщиков всегда существовала проблема контроля объема и видов медицинских услуг, потребляемых застрахованными.

С тех пор, как медицинская помощь превратилась в дорогостоящий товар, медицинское страхование стало пользоваться спросом у потребителей из-за своей неизбежности. Существуют как объективные, так и субъективные предпосылки, влияющие на формирование спроса на медицинское страхование. К объективным предпосылкам мы относим:

  • 1. Старение население, что приводит к увеличению числа заболеваний среди лиц пожилого возраста и параллельному росту их расходов на медицинские услуги;
  • 2. Инфляция медицинских услуг, которая выражается в развитии новых медицинских технологий, усложнении и удорожании медицинской помощи;
  • 3. Повышение уровня образования населения (чем выше уровень образования, тем больше спрос на качественную и дорогостоящую медицинскую помощь) и его финансовой грамотности;
  • 4. Государственная политика в сфере здравоохранения (объем государственных гарантий при оказании медицинской помощи, ее доступность и качество);
  • 5. Развитие рынка медицинского страхования (ассортимент страховых продуктов, разнообразные условия страхования и цепы на страховые полисы).

Субъективные предпосылки включают в себя различные поведенческие характеристики индивидов, которые сложно оценить, но которые в значительной степени формируют спрос на страховые услуги. В первую очередь, к субъективным факторам спроса относятся отношение индивида к риску, уровень его доходов и состояние здоровья на момент принятия решения о покупке полиса. Эти субъективные факторы изложены в экономических теориях. Изначально спрос на страхование исследовался в контексте теории ожидаемой полезности, но затем она была расширена. Далее мы проанализируем, каким образом в различных экономических теориях трактуется поведение индивида и его спрос на медицинское страхование в условиях неопределенности.

Неоклассическая экономическая теория предполагает, что индивиды принимают рациональные решения с целью максимизации полезности, а компании - с целью максимизации прибыли. Продавцы страховых услуг (страховщики) также стремятся улучшить свое благосостояние (получить прибыль), поэтому они будут проводить селекцию риска и предлагать наилучшие условия страхования здоровым и обеспеченным страхователям. Но тем самым распределение риска среди населения не будет полноценным, и малообеспеченные слои населения останутся без страхового полиса, который бы соответствовал их состоянию здоровья.

Медицинская помощь способна восстановить здоровье человека, но она весьма дорогостоящая. В отличие от прочих товаров и услуг человек не может купить для себя здоровье. Мы можем купить только медицинские услуги (полис медицинского страхования), которые способны улучшить или поддержать наше здоровье. При этом измерить предельную выгоду от потребления медицинских услуг очень сложно.

Теория потребления предполагает, что если потребители идеально осведомлены, то они будут стремиться максимизировать полезность как функцию потребления различных товаров, при условии сопоставимости цен, их доходов и предпочтений. Максимизация полезности подразумевает попытки потребителей распределять на протяжении своей жизни доход таким образом, чтобы достичь оптимальной структуры потребления. Это включает в себя планирование будущего, а не жизнь сегодняшним днем. Изменения в ценах и доходах влияет па то, как много различных товаров купит рациональный потребитель.

Медицинское страхование, предположительно, является обычным товаром с положительной эластичностью спроса по отношению к доходу. Поэтому маловероятно, что лица с низким доходом будут активно страховаться. Повышение цен на альтернативы медицинского страхования предположительно приведет к росту спроса на страхование также, как и снижение страховых премий. Однако из-за неопределенности относительно своего здоровья в будущем, спрос на страхование не формируется исключительно согласно теории ожидаемой полезности. На спрос будут влиять предположения потребителя о своем будущем здоровье.

При изучении спроса на страхование чаще обращаются к теориям принятия решений в условиях неопределенности. Среди таких теорий следует выделить теорию ожидаемой полезности; теорию полезности в зависимости от статуса; кумулятивную теорию перспектив; «эффект вклада»; «стремление к статус-кво»; теории сожаления и разочарования; теорию социального капитала.

Согласно теории ожидаемой полезности[4] спрос на страхование - это выбор между неопределенностью потерь, которые вероятно могут возникнуть при отсутствии страхового полиса, и убытками, возникающими при уплате страховой премии. Теория ожидаемой полезности предполагает, что люди негативно относятся к риску и их выбор - рисковать или нет - зависит от материального положения. В момент принятия решения о страховании потребители испытывают неопределенность: заболеют они или нет, а также в отношении будущих финансовых последствий. Страхование сокращает эту неопределенность. Через страхование они могут выровнять свой доход, независимо от состояния «здоров» или «нездоров», что в целом позволяет сделать доход относительно стабильным. Эта определенность позволяет застрахованному извлечь большую полезность в случае заболевания, чем при отсутствии страхования. Соответственно, спрос на страхование отражает неприятие индивидом риска и его спрос на определенность. Чем выше неприятие индивидом риска, тем больше он склонен к страхованию. Следует отметить, то эта теория ничего не говорит об уровне дохода потребителя и его влиянии па решение.

В Великобритании, где учреждена система здравоохранения с всеобщей бесплатной медицинской помощью, финансируемой за счет налогообложения, существует тенденция к увеличению спроса па частное медицинское страхование (ЧМС). Частный сектор функционирует параллельно с государственной медициной. Анализ показал, что спрос па полисы ЧМС определяются доходом, демографическими характеристиками, качеством государственной медицины и политическими взглядами[5]. Годдарт и Смит[6] представили упрощенную модель спроса па медицинскую помощь при наличии частного и государственного сектора. Модель может быть использована, чтобы исследовать влияние дохода, цены и качества медицинских услуг в государственном секторе, а также отношение к роли государства в предоставлении медицинской помощи. Согласно модели, индивид стоит перед выбором: не пользоваться медицинской помощью вообще, прибегнуть к частному сектору или воспользоваться государственным. Этот выбор будет определяться тяжестью заболевания, стоимостью и качеством услуг Национальной службы здравоохранения, а также ценой и качеством услуг в частном секторе. Спрос на страхование коррелирует с доходом, а также с прочими переменными, которые связаны с доходом (уровень образования, место жительства, социальный статус и т.д.). Существует позитивная корреляция между спросом на страхование, уровнем дохода и тяжестью заболевания и негативная корреляция с уровнем премий. Эти учения не противоречат теории полезности при условии, что медицинское страхование - это обыкновенный товар.

В дальнейшем теория ожидаемой полезности была подвергнута критике. Лабораторные исследования показали, что модель прогнозирования выбора несостоятельна. В нее должны быть включены дополнительные факторы, такие как социальный контекст осторожного поведения или возможность сожаления[7]. Решение индивида о покупке страхования формируется не только под влиянием его неприятия риска, но и фактора доступности медицинских услуг для застрахованных. Фактор доступности отражает выгоду, которую можно извлечь из доступности медицинской помощи, недоступной для лиц с низким доходом при отсутствии страхования.

Теория полезности в зависимости от статуса предполагает, что предпочтения потребителей и степень полезности зависят от их состояния па текущий момент (например, их состояния здоровья или социально-экономического класса). Согласно теории, люди могут характеризоваться различной степенью неприятия риска, которая повлияет на их решение относительно страхования и на значимость для них ожидаемой страховой выплаты. Большинство людей страхуется, когда они здоровы. Для здорового человека характерно оптимистичное ожидание, что он останется здоровым и в ближайшем будущем, что и влияет на решение о покупке страхования. В результате объем страхового покрытия может оказаться заниженным. Таким образом застрахованный получит страховое возмещение ниже своих реальных убытков, понесенных в случае заболевания. Следовательно, ожидаемая потребность в медицинской помощи при условии определенного состоянии здоровья и значимость для застрахованного страховой выплаты при возникновении заболевания и будет влиять на его спрос на медицинское страхование.

В 1973 году Фелпс представил математическую модель спроса на медицинское страхование. В своей модели он показал полезность договора медицинского страхования в условиях ограниченного бюджета потребителя с позиции объема страхового покрытия, стоимости медицинской помощи, страховой премии, уровня участия страхователя в компенсации расходов на свои медицинские услуги и времени, затраченного па восстановление здоровья. «Большинство предполагает, что страховые выплаты представляют собой денежное возмещение, сумма которого привязана к наступлению определенного события, а страховые убытки могут носить только денежный характер. Медицинское страхование не соответствует подобным рассуждениям. Во-первых, страховые выплаты в нем пропорциональны сумме покупаемых медицинских услуг. Во-вторых, категория «убытки» не всегда носит финансовый характер. Убытки можно рассматривать как ущерб, причиненный капиталу здоровья, который можно скорректировать посредством

176

покупки медицинских услуг» .

Мэннинг и Маркес 77 оценивали спрос на медицинское страхование, добавляя ценность медицинской помощи к ценности избегания риска в функции полезности потребителя. Согласно их исследованиям, на спрос на медицинское страхование влияют не доход домохозяйства и уровень страховой премии, а ожидаемая выплата при наступлении заболевания. Домохозяйства с низким уровнем дохода ожидают выплату меньшего размера, что влияет на их решение при покупке страхования. Они скорее предпочтут прибегнуть к самолечению или самостоятельной покупке лекарств, не покрываемых страховым полисом. В свою очередь, обеспеченные граждане также могут оказаться не заинтересованными в солидарном медицинском страховании, так как для них ожидаемый размер выплат может показаться «недостаточным». Они склонны самостоятельно оплачивать свои расходы па медицинские услуги или купить полис ЧМС, дающий им возможность получать дорогостоящее лечение. [8] [9]

Теория перспектив оспаривает предположения, сделанные в теории ожидаемой полезности, утверждая, что выбор зависит от перспективы выигрыша или проигрыша, а не от уровня неопределенности. Индивиды оценивают для себя оптимальный уровень риска отдельно для каждого случая выигрыша и проигрыша. В зависимости от того, как индивид относится к выигрышу или проигрышу, будет зависеть его выбор. Желание же рисковать оценивается в условиях отклонения от оптимального риска (Каннеман и Тверски 1979)[10]. Применительно к страхованию теория перспектив предполагает, что люди страхуются из-за перспективы выиграть, а не потому, что страхование снижает неопределенность. При определенном уровне страховых премий люди сначала будут оценивать свой индивидуальный уровень риска, связанного со здоровьем, и возможности отклонения от этой перспективы. Риск состоит в том, что отклонение может оказаться больше, чем ожидается, и привести к убытку. Таким образом, теория перспектив утверждает, что в отношении убытков индивиды предпочитают риск. В результате индивиды будут страховаться, если убытки произойдут с некоторой степенью определенности, а не из-за самого неприятия риска, как утверждает теория ожидаемой полезности.

Кумулятивная теория перспектив объединяет теории полезности в зависимости от статуса и перспектив. Суть ее состоит в том, что люди по-разному взвешивают вероятность наступления того или иного события. Поэтому они делают выбор между несколькими вариантами исходя из взвешенной вероятности выигрыша или проигрыша. При этом существует тенденция к переоценке малых вероятностей и недооценке больших вероятностей. Например, переоценка малых вероятностей объясняет, почему люди покупают лотерейные билеты[11]'9. Применительно к спросу на страхование кумулятивная теория перспектив предполагает, что люди страхуются из-за того, что они переоценивают относительно малую вероятность заболевания. Однако, малообеспеченные домохозяйства, которые не могу себе позволить болеть и пропустить работу, склонны недооценивать вероятность заболевания и остаются незастрахованными[12].

«Эффект вклада» предполагает, что на процесс принятия решения влияет неприятие индивидом риска чего-то новое. Люди острее воспринимают отказ от чего-либо, чем приобретение чего-то нового. Следовательно, они готовы назначить более высокую цену при продаже товара, нежели заплатить при покупке его же. Они скорее останутся на старой позиции, чем окажутся в неведении в отношении того, превысит ли выгода от неизвестной для них альтернативы затраты при

181

отказе от чего-то хорошо известного .

Под влиянием эффекта вклада малообеспеченные домохозяйства будут страховаться, если они оценивают выгоду от страхования (например, доступ к более качественной медицинской помощи) выше, нежели свои расходы в случае отсутствия страховки. Но они скорее откажутся от страхования, если оно не обеспечивает их доступом к более качественной помощи и не исключает неформальные платежи врачам. Неформальные платежи особенно важны в тех странах, где солидарное медицинское страхование предполагает, что застрахованные оплачивают определенную долю счета за медицинские услуги. В странах, где доля финансово неграмотного населения высока, пациенты не могут самостоятельно рассчитать долю расходов, которые они должны покрывать самостоятельно. Элемент софипансирования медицинских расходов ставит пациентов в заведомо невыгодное положение. Они, как следствие, перестают доверять врачам и отказываются страховаться.

«Стремление к статус-кво» сходно с «эффектом вклада». Исследования предполагают, что потребители предпочитают положение статус-кво, т.е. остаться с чем-то им знакомым, нежели подвергнуться чему-то неизвестному, например, новой медицинской процедуре. Отклонение от прежнего положения рассматривается как нечто вредное, а не полезное. То есть, люди склонны усматривать в таком отклонении скорее недостатки, нежели преимущества. Кроме того, люди предпочитают ничего не менять в ситуации, когда существует тенденция к росту альтернатив, поскольку выбор становится сложнее[13] [14]. При увеличении числа альтернатив ценность положения статус-кво только возрастает. Особенно это справедливо в условиях недостаточной информации об этих альтернативах. Исследования показали, что если людям предложить купить дополнительное страховое покрытие, то, скорее всего, они продемонстрируют инерцию. Это позволяет сделать вывод о том, как важна для потребителей информация (особенно для малообеспеченных и малообразованных слоев население), если концепция страхования

183

для них нова .

Теории сожаления и разочарования основаны на предположении, что для людей характерно неприятие риска и консерватизм в предпочтениях. Люди стремятся избежать сожаления и разочарования и не рассчитывают па случайный результат, как предполагает теория ожидаемой полезности. Они предвидят чувство сожаления, если решение окажется неверным, и чувство разочарования, если результат не будет соответствовать ожиданиям[15] [16] [17]. Таким образом, индивид может предпочесть остаться без страховки, лишь бы не сожалеть потом о своем решении, или оказаться разочарованным, если он не заболеет и не получит от полиса никакой выгоды. Или он, наоборот, застрахуется, чтобы не сожалеть потом, когда он заболеет, и у него не будет страхового полиса.

Теория предполагает, что потребители будут страховаться на случай возникновения катастрофических медицинских расходов, а незначительные расходы будут покрывать самостоятельно. На практике же страхователи обычно выбирают полисы с низкой долей собственного участия в расходах, что и объясняется стремлением избежать «сожаления». Страхователь выберет полис без франшизы, чтобы избежать необходимости идти на компромисс между медицинскими услугами и деньгами. Компромисс - это и есть причина сожаления .

Теорию сожаления и разочарования можно объединить с теорией полезности, зависящей от состояния: индивид с менее уязвимым состоянием здоровья может в меньшей степени думать о возможном сожалении, принимая решение о страховании.

На наш взгляд, теории, объясняющие принятие решений в условиях неопределенности, следует рассматривать вместе с теорией благосостояния, относящейся к разделу экономики, посвященному изучению того, насколько обеспеченно живут или насколько обеспеченными чувствуют себя люди в различных общественно-социальных условиях.

К. Эрроу в своей работе[18] [19] рассматривал экономические проблемы медицинского обслуживания как способы приспособления к существованию неопределенности относительно возможности болезни и действенности лечения.

Экономическая теория благосостояния опирается па основанный на способностях человека подход, который представляет собой альтернативу неоклассический экономической модели. Подход оценивает благополучие индивида и социальное обеспечение, используя термины «жизнедеятельность» и «способности». Жизнь человека можно рассматривать как комбинацию различных событий и деяний, что общими словами можно назвать жизнедеятельностью18'. Жизнедеятельность - это достижения индивида, то есть то, что он может сделать или кем он может быть, его работа и статус. В свою очередь термин «способность» относится к различным альтернативным комбинациям его жизнедеятельности, любую из которых человек может свободно для себя выбрать. Способность- это свобода индивида вести тот образ жизни, который он сам ценит.

Таким образом, способности относятся одновременно и к фактической, и к потенциальной жизнедеятельности, принимая в расчет индивидуальные возможности человека, даже если в настоящий момент он живет ниже уровня своих возможностей. Например, индивид, выздоравливающий после болезни, в целом сохранил способность к полноценной жизнедеятельности, хотя в настоящее время он не может работать в полную силу. В то же время, если индивид получил тяжелую травму, он может утратить способность к полноценной жизнедеятельности в будущем.

По мнению К. Эрроу, «наиболее очевидной отличительной характеристикой спроса индивида па медицинские услуги является то, что они изначально не стабильны, как, например, пища или одежда, а нерегулярны и непредсказуемы. Медицинские услуги, за исключением профилактических услуг, приносят удовлетворение только в случае болезни, отклонения от нормального положения вещей». При этом медицинские услуги несопоставимы с другими товарами, поскольку спрос на них определяется многими факторами. Риск нарушения работы функций организма рассматривается как «дорого обходящийся риск», вызывающий не только финансовые потери для индивида, но и уменьшение его способности зарабатывать. С финансовой точки зрения, риски, связанные с медицинским обслуживанием, приобретают следующие аспекты:

  • -вероятность заболеть;
  • -наступление полной или частичной нетрудоспособности; -потери производительного времени из-за болезни;
  • -длительное выздоровление;
  • -длительная утрата функций организма;
  • -смерть.

С точки зрения экономики благосостояния, в условиях неопределенности все эти потери являются рисками, от которых индивиды хотели бы застраховаться. Отсутствие подходящих страховых полисов для любых рисков означает потери в благосостоянии»[20]. С точки зрения теории основным допущением является ошибочность факта, что благосостояние в своей основе опирается на желание индивида оплачивать товары (медицинское страхование). Подход, основанный на способностях, большее значение придает человеческим возможностям и их развитию, а не тому, что индивид стремиться максимизировать полезность.

В своей теории идеального страхования в качестве основы для анализа К. Эрроу предполагает, что каждый индивид действует так, чтобы максимизировать ожидаемое значение функции полезности. Таким образом расходы на медицинские услуги приводят к снижению дохода. Средства, оставшиеся после оплаты медицинских услуг, могут быть направлены на альтернативное потребление. В результате можно сделать вывод, что заболевание снижает полезность дохода[21]. Индивид принимает решение о покупке медицинского страхования, сравнивая величину страховой премии, объем страхового покрытия и затраты на медицинскую помощь. Если полис будет покрывать все медицинские расходы, а премия будет актуарно эквивалентна, то индивид получает выигрыш в благосостоянии и, следовательно, купит полис. Даже в случае, если премия превышает актуарно справедливую цену, но выигрыш в благосостоянии сохраняется, по сравнению с принятием риска на себя, индивид предпочтет застраховаться (фактор неприятия риска).

В экономической литературе существует термин «равенство в здоровье». Равенство в здоровье является отсутствие систематических различий в состоянии здоровья (или его социальных детерминантах) между более и менее обеспеченными социальными группами населения19 . При этом под социальными преимуществами тех или иных групп населения подразумевается богатство, власть и прочие атрибуты, определяющие построение социальных иерархий. Неравенство в отношении здоровья приводит к тому, что уязвимые группы населения ставятся в невыгодное положение по отношению к здоровью, что сокращает их возможности быть здоровыми.

Факторы, влияющие па принятие решений малообеспеченными домохозяйствами о медицинском страховании, изложены в концепции временных предпочтений и неприятия риска малообеспеченными домохозяйствами. Предполагается, что домохозяйства характеризуются все большим неприятием риска по мере приближения к границе бедности, поскольку любой дополнительный расход сделает их доход ниже прожиточного минимума. Малообеспеченные домохозяйства предпочтут пожертвовать текущим доходом и застраховаться, чтобы подвергаться меньшему риску в будущем. Согласно концепции временных предпочтений лица, которые будущую защищенность оценивают выше, чем текущее потребление, с большей вероятностью купят страхование[22] [23]. С другой стороны, лица с низким доходом не будут страховаться, если для них настоящее потребление важнее будущего. Кроме того, малообеспеченные домохозяйства могут прибегнуть к альтернативным механизмам управления финансовыми рисками: микрострахование, самострахование, диверсификация доходов, кредиты и сбережения.

Еще одним аспектом, который необходимо исследовать при анализе спроса на страхование, является доверие граждан к страховым институтам, поскольку одной из проблем современного российского страхового рынка является недоверие граждан к страховым компаниям. Для этого обратимся к теории социального капитала, объясняющей широкий круг явлений. Известно, что от запасов социального капитала зависит экономическая эффективность, поскольку он обуславливает доверие взаимодействующих сторон, делает возможным саморегулирование отраслей экономики[24].

Доверие населения к страхованию может быть рассмотрено в

193

трех направлениях :

I. Доверие пациентов к медицинским учреждениям, которое основывается на их предшествующем опыте (постановка правильного диагноза, способность вылечить заболевание, действие в интересах пациента);

II. Доверие к страховщикам, которое основывается па репутации страховой компании, организации доступа пациента к медицинским услугам;

III. Доверие к контролирующим механизмам (правовое регулирование договорных отношений в страховании, страхового рынка в целом).

Доверие пациентов к медицинским учреждениям (ожидание того, что учреждения и специалисты будут выступать в интересах пациента) способствует повышению эффективности медицинской помощи. Меры государственного регулирования могут повысить доверие населения, как к медицинским учреждениям, так и к страховщикам. В свою очередь, страховые компании могут создать себе репутацию и завоевать доверительное отношение страхователей посредством демонстрации экспертизы качества медицинской помощи, ответственности перед потребителями.

  • [1] l6SDubIin L. I., Lotka A. J. The money value of a man //AJN The American Journal ofNursing.- 1930,-T. 30. - №. 9.-C. 1210.
  • [2] Huebner S. S. 1924. Proceedings of the 35th Annual Convention of the National Association of Life Underwriters. New York: National Association of Life Underwriters.
  • [3] Ь0Антология экономической классики. В 2-х томах. Т.2. -М.: МП «ЭКОНОВ»,1993.- кн. 4, разд. IV, кн. 5. - с. 261-262
  • [4] Например, Фон-Нейман Д., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. - М., «Наука.- 1970. — 707 с.
  • [5] |73Propper С. The demand for privatehealth care in the UK //Journal of Health Economics. - 2000. - T. 19. - №. 6. - C. 855-876.
  • [6] l ,4Goddard M., Smith P. C. Equity of access to health care. - Centre for Health Economics, University of York, 1998. -№. 032cheop.
  • [7] Phelps C. Demand for health insurance: a theoretical and empirical investigation. -1973.
  • [8] 176 Phelps C. Demand for health insurance: a theoretical and empirical investigation. -1973.
  • [9] Manning W. G., Marquis M. S. Health Insurance: The Trade-Off Between Risk Pooling and Moral Hazard. - RAND CORP SANTA MONICA CA, 1989. - №. RAND/R-3729-NCHSR.
  • [10] l7!itCahneman D., Tversky A. Prospect theory: An analysis of decision under risk//Econometrica: Journal of the Econometric Society. - 1979. - C. 263-291.
  • [11] Tversky A., Kahneman D. Advances in prospect theory: Cumulative representation ofuncertainty //Journal of Risk and uncertainty. - 1992. - T. 5. - №. 4. - C. 297-323.
  • [12] lso Case A., Deaton A. Consumption, Health, Gender and Poverty //World Bank PolicyResearch Working Paper. - 2002. - №. 3153.
  • [13] lslKahneman D., Knetsch J. L., Thaler R. H. Anomalies: The endowment effect, lossaversion, and status quo bias //The journal of economic perspectives. - 1991. - T. 5. - №.l.-C. 193-206.
  • [14] ls2Kahneman D., Knetsch J. L., Thaler R. H. Anomalies: The endowment effect, lossaversion, and status quo bias //The journal of economic perspectives. - 1991. - T. 5. - №.l.-C. 193-206.
  • [15] Marquis M. S., Holmer M. R. Alternative models of choice under uncertainty anddemand for health insurance //The Review of Economics and Statistics. - 1996. -C. 421-427.
  • [16] Bell D. E. Regret in decision making under uncertainty //Operations research. - 1982.- T. 30. - №. 5. - C. 961-981; Bell D. E. Disappointment in decision making under uncertainty //Operations research. - 1985. - T. 33. - №. 1. - C. 1-27.
  • [17] Ruger J. P. The moral foundations of health insurance //QJM. - 2007. - T. 100. - №.l.-C. 53-57.
  • [18] |н6Эрроу К. Неопределенность и экономика благосостояния в здравоохранении//Американский Экономический Обзор. - 1963. - Т. 53. - С. 941-973.
  • [19] ls'Sugden R. The quality of life. - Oxford : Clarendon Press, 1993. - C. 1-6.
  • [20] |8ХЭрроу К. Неопределенность и экономика благосостояния в здравоохранении//Американский Экономический Обзор. - 1963. - Т. 53. - С. 941-973.
  • [21] Подход Эрроу аналогичен точке зрения Фелпса, который оценивал полезностьздоровья для индивида.
  • [22] Braveman Р., Gruskin S. Defining equity in health //Journal of epidemiology andcommunity health. - 2003. - T. 57. -№. 4. - C. 254-258.
  • [23] Schneider P. Why should the poor insure? Theories of decision-making in the contextof health insurance //Health policy and planning. - 2004. -T. 19. - №. 6. -C. 349-355.
  • [24] Г1олищукЛ., Меняшев P. Экономическое значение социального капитала//Вопросы экономики. - 2011. - №. 12. - С. 46-65.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >