Взаимодействие гражданского общества и государства как основное движущее противоречие общественного прогресса

Для реализации па практике рассмотренных выше социальнофилософских принципов недостаточно только провозгласить их. Это будет не более чем благими пожеланиями, которыми, как говорят, вымощена дорога в ад. Нужны соответствующие организационные формы, которые будут создавать благоприятные условия для деятельности по проведению современных социально-философских принципов в жизнь. Только в этом случае они могут превратиться из утопического пожелания в реальный инструмент социальной модернизации, а ныне существующего социального организма в лучшее общество.

Новые, лучшие организационные формы должны быть созданы в материальной жизни общества и прежде всего в таких ее фундаментальных сферах, как экономика и политика. Решение этой задачи - дело специалистов в области экономики и политики. Однако, они пытаются решать ее, как правило, без учета социально-философских принципов вообще и современных принципов в частности. Поэтому зачастую к решению этой задачи подключаются социальные философы. Так, например, в последнее десятилетие успешно работает в области экономики известный социальный философ В. Г. Федотова.[1] В области политики и права также активно работают социальные философы совместно с социологами, политологами и правоведами, разрабатывая специальные социально-философские теории - философию политики и философию права.

Однако, при этом разные авторы руководствуются (сознательно или интуитивно) разными социально-философскими принципами. Классическое содержание основных принципов, выработанных в эпоху Нового времени (рационализма, гуманизма, свободы, демократии и др.) обусловило и классические организационные формы для их реализации. С этими формами человечество существует уже более двух веков. Страны Запада, наиболее последовательно придерживавшиеся этих форм и соблюдавшие лежащие в их основе социально- философские принципы достигли впечатляющих успехов в сравнении с остальными, менее последовательными странами. Эти страны обладают паилучшими условиями для комфортного проживания в них граждан. Поэтому туда уж много лет направляются наибольшие миграционные потоки.

Вместе с тем глобальные процессы, происходящие в современном мире (и прежде всего экономические и политические) создают угрозы для некоторых традиционных принципов, иа которых основываются развитые страны мира. Так, 3. Бауман, исследуя современное состояние принципа демократизма, отмечает, что демократия сегодня «подвергается угрозе с двух сторон. Одна опасность исходит от... общественных структур, утрачивающих способность узаконить «то, что признается хорошим», а также выполнять узаконенное. Другая, связанная с первой, проистекает из постепенной деградации... искусства соотнесения общественных вопросов и личных проблем. Судьбы демократии решаются сегодня па двух фронтах, где ей противостоят эти две угрозы».[2] 3. Бауман приходит к печальному заключению: «Сегодня мы не видим в исторической перспективе ничего даже отдаленно напоминающего глобальную демократию».[3]

Аналогичным образом вряд ли можно говорить о появлении глобального гуманизма в современном мире, скорее наоборот, жестокость, агрессия, насилие и т.п. все более усиливаются. И перед ними выглядят слабыми ростками немногочисленные попытки гуманного отношения к бедным, больным, бездомным и т.д. Определенным угрозам подвергаются и иные социально-философские принципы.

Однако при всем при том паилучшие условия для жизни людей созданы все-таки в тех странах, где давно уже укоренились и последовательно проводятся на практике современные социально- философские принципы. Поэтому нет серьезных оснований для отказа от них и замены их какими-то другими. Речь, пожалуй, может идти лишь о защите и укреплении их в каких-то новых организационных формах, чтобы противостоять современным рискам и угрозам. В таких, например, формах, которые предоставляют новые информационные технологии в виде различных социальных сетей. Они дают возможность наиболее активной части парода достаточно быстро реагировать на те или иные события, на антинародные действия власти, сооргани- зовываться па проведение митингов, демонстраций и других протестных выступлений. Таким образом, информационные технологии дают новые возможности гражданскому обществу для его развития и повышения эффективности в борьбе со злоупотреблениями государственной власти, в борьбе за укрепление современных социально- философских принципов в реальной социальной действительности.

Понимание гражданского общества, проблем его формирования в современной России, отношений его с государством является далеко не однозначным и вызывает в последние годы живейший интерес исследователей, что показало, например, проведение в конце 2011 года в Москве круглого стола журнала «Полис».[4] Обсуждение этих проблем выявило прежде всего несостоятельность современной российской государственной власти и даже враждебность ее ко всем инициативам по созданию гражданского общества. Это отмечает большинство исследователей. Так, А. И. Соловьев констатировал: «Что касается нынешнего российского социум а, то можно утверждать, что правящий режим, мягко говоря, не стимулирует образование и поддержание жизнедеятельности структур гражданского общества. Более того, по существу, мы наблюдаем политику прямо противоположного толка, демонстрирующую поддержание режима правовой несправедливости (и даже прямого вырождения государственных структур, свидетельствующего, к примеру, о практической переориентации МВД и судебной системы на открытое обслуживание интересов политико-административной элиты и крупного бизнеса), вытеснения общественно-политической активности населения па глубокую периферию публичной жизни, насаждение форм контролируемого участия граждан, усиление полицейского контроля за НКО и другие действия, подрывающие сами основы гражданского позиционирования индивида. Учитывая масштабность этих стратегий правящего режима, можно констатировать, что в стране сегодня практически нет социальных площадок, где люди были бы способны свободно создавать структуры гражданского общества. По существу, каждый факт гражданской самоорганизации населения - результат конфронтации и преодоления сопротивления властей, не заинтересованных в наличии такого социального партнера».[5]

С А. И. Соловьевым полностью солидаризировалась В. Г. Федотова: «Государство не реагирует на те инициативы, которые исходят от журналистов, граждан. Например, какие меры последовали за телепередачи «Развод по-русски», в которых показано, не как власть и контрольные органы «кошмарят» пищевой бизнес, а как этот бизнес «кошмарит» нас, не принимаются меры и по вопросу об ужасах переделки высшей школы. Как могла дойти страна высокой культуры, науки и образования до того, что на федеральном уровне образования существует только физкультура, основы безопасности жизнедеятельности и россиеведение, когда образовательный «Макдоналдс» парализовал творческое начало образования, поставив его под изматывающий контроль слабопрофессиональпых начальствующих команд».[6]

Дискуссия показала, что генеральная тенденция в политическом развитии современных обществ заключается, с одной стороны, в политическом раскрепощении граждан, в создании максимальных условий для проявления каждым индивидом своей индивидуальности, для участия каждого гражданина в управлении обществом, в контроле над государством, а с другой стороны, па международной арене проявляется не только в глобализации, «но также в последовательном падении авторитарных, автаркичных, клептократических режимов и сокрушении этатистского подавления личности. А в международном праве - в расширении рамок суверенитета от исключительных прав па него государства к легитимации суверенности, прав и свобод меньшинств. Вплоть до права не только на гражданское сопротивление, но также па призыв в исключительных случаях к гуманитарной интервенции».[7]

Главной проблемой формирования гражданского общества в России является образование среднего класса. История возникновения и развития гражданского общества в передовых странах Запада и в предреволюционной (до 1917 года) России связана, как показывают исследования, с формированием многочисленного класса мелких и средних собственников, которые в определенной мере были самостоятельны и независимы от государства. Советская власть выбила этот активный, ответственный, нравственный слой, который начинал складываться в дореволюционной России. С точки зрения А. Б. Зубова, вопрос о собственности является важнейшим, поскольку и в современной России он не решен: «Если мы не сумеем диффузировать собственность, т. е. опустить ее в общество..., то мы не будем иметь гражданского общества. Мы будем иметь общество «хлеба и зрелищ», люмпенское общество, собственно говоря, римское общество, на что и рассчитывает нынешняя власть. Эгалитаризация собственности - залог демократии и важнейшая, совершенно необходимая составляющая гражданского общества в любой культуре, в любой части света, в том числе, конечно, и в России».[8]

Совершенно правильный вывод, сделанный А. Б. Зубовым, объясняет, почему нынешняя власть в России много говорит о проблемах малого и среднего бизнеса, по ничего не делает для того, чтобы сломать все те непроходимые государственно-властные барьеры, что существуют фактически па пути малого и среднего бизнеса и душат его па корню.

Поскольку самой мощной социальной силой, влияющей на характер общества и состояние в нем социально-философских принципов является государство, постольку борьба за развитие его форм, за внедрение в деятельность его органов современных социально- философских принципов является первостепенной задачей парода. В нынешней России задачи государственного строительства заключаются во внедрении и последовательном организационном оформлении тех принципов, которые были выработаны западноевропейскими философами и юристами еще в 18 веке и прочно вошли в жизнь наиболее развитых стран мира (западной Европы, Северной Америки и Дальнего Востока). Такими задачами являются:

  • 1. Последовательное осуществление принципа разделения государственных властей: законодательной, исполнительной и судебной.
  • 2. Принятие законов, надежно обеспечивающих проведение честных выборов в законодательные органы и президента, адекватное выражение волеизъявления народа; введение уголовной ответственности за любые мошенничества на выборах.
  • 3. Законодательное обеспечение фактической независимости судебных органов.
  • 4. Усиление антикоррупционного законодательства во всех органах государственной власти и в первую очередь в исполнительных.
  • 5. Существенное ограничение власти президента, чтобы исключить возможность превращения его в диктатора, как по срокам избрания и длительности пребывания па этом посту (не более двух сроков вообще), так и по функциям. Переход к парламентской республике.
  • 6. Усиление контроля за силовыми органами.
  • 7. Законодательная поддержка (материально-техническая, организационная и информационная) наиболее популярных оппозиционных СМИ федерального значения, определяемых Государственной Думой (телевизионных каналов, радиостанций, газет, журналов).
  • 8. Создание правовых условий для активизации, организации и функционирования политической самодеятельности парода на федеральном и местных уровнях по развитию гражданского общества.

Существующее сейчас в России законодательство имеет репрессивный характер по отношению к возможной политической активности народа. И власть использует его в качестве уголовной дубинки для уничтожения малейших ростков политической самодеятельности народа. Вследствие этого государственная власть не только не способствует развитию гражданского общества, но, более того, все делает для фактического уничтожения в зародыше любых его элементов.

Таким образом, в обществе не возникает противоречие между государством и гражданским обществом как двигатель политического развития. Отсутствие в пашей стране гражданского общества, которое призвано удерживать государственную власть от злоупотреблений, ведет к деградации этой власти. Признаки этого очевидны: неэффективность экономической политики, увлеченность показушными проектами (олимпиада, универсиада, чемпионат мира по футболу, строительство моста на остров Русский, Сколково и т.п.), вредительский характер реформ в образовании и здравоохранении, коррумпированность всех уровней и форм государственной власти, ее бюрократизм и неэффективность, тотальное разворовывание бюджета и т.д. и т.п.

История развития человечества в целом и особенно история 20 века убедительно подтверждают политическую аксиому, открытую мыслителями 18 века: власть развращает людей, абсолютная власть развращает абсолютно. В 18 веке, исходя из этого постулата, философы и политики разработали систему мер по удержанию государственной власти от развращения. Эти меры были введены в практику при формировании государственности Соединенных Штатов Америки великими «отцами демократии». Последовательное, неукоснительное соблюдение их обеспечило современным США самый высокий уровень демократии в мире.

Система сдержек и противовесов государственных органов власти, удерживающая их от злоупотреблений, обеспечивается не только тщательно продуманной организацией государства, но и наличием постоянно действующего противоречия между государством и гражданским обществом. Гражданское общество, как показывает политический опыт США и других наиболее развитых демократических стран Западной Европы, является важнейшим инструментом, удерживающим государственную власть от злоупотреблений. А противоречие между государством и гражданским обществом выступает двигателем прогрессивного политического развития этих стран.

Понятие «гражданское общество» появилось еще в античной философии и уже тогда получило различные трактовки у разных авторов.[9] Историческое развитие взглядов на гражданское общество обусловлено в конечном счете такими фундаментальными детерминантами политической жизни общества, как уровень развития экономики, характер производственных отношений, социально-классовая структура общества, состояние политической элиты и государственной власти, ее направленность и др. Современное воззрение на гражданское общество, по справедливому замечанию В. В. Мартыненко, исходит из признания «в качестве свершившегося факта уже успевшее укорениться в сознании значительной части людей понимание «гражданского общества как некой отличной и противостоящей государству субстанции».[10]

В современном представлении политологов гражданское общество - это система негосударственных организаций, объединений, социальных общностей (экономических, политических, религиозных, нравственных, досуговых, молодежных и т.д.), с помощью которой фиксируются и удовлетворяются интересы индивидов и других социальных субъектов, защищая их от злоупотреблений государственной власти.[11]

Существование всех авторитарных, тоталитарных и диктаторских обществ в 20 веке (от коммунистических до фашистских) наглядно демонстрировало в качестве их существенной черты отсутствие гражданского общества и жестокую расправу с малейшими попытками создать хоть какой-то элемент гражданского общества. И напротив, в демократических странах об уровне развития демократии свидетельствует степень развитости гражданского общества. При высокой степени развития гражданского общества оно выступает действенным оппонентом государства, осуществляя эффективную борьбу со всеми злоупотреблениями государственных органов: нарушениями законов, коррупцией, неразумными расходованиями бюджетных денег и т.д.

Никакое государство не заинтересовано в создании и развитии гражданского общества, ибо чем выше власть, тем сильнее она стремится к своей абсолютизации и тем нетерпимее относится ко всяким покушениям па нее и стремлениям ограничивать ее и контролировать. Это - следствие, вытекающее из политической аксиомы о развращающемся характере власти. Поэтому создание и развитие гражданского общества - дело не государства, а народа. Если представители государственной власти говорят о необходимости создания гражданского общества, каких-то его элементов, то это означает только одно - неискренность власти и стремление ее подмять под себя эти элементы и все гражданское общество. История и положение советских профсоюзов и других общественных организаций (например, творческих союзов) в СССР являются убедительными доказательствами этого.

Строительством и развитием гражданского общества должны заниматься наиболее активные представители парода, полностью независимые от государства. Их деятельность возможна лишь при массовой поддержке определенных больших социальных групп, оппозиционных политических партий, широких слоев населения. Положение российского народа в этом плане является весьма сложным потому, что в России нет устойчивых, исторически выработанных демократических традиций. В течение многих веков парод подавлялся царским самодержавием, а в 20 веке - сначала сталинской диктатурой, а затем советским тоталитаризмом. Современное российское государство дрейфует от авторитаризма к неототалитаризму. Это движение маскируется пропагандистскими идеями развития «суверенной демократии», защиты отечества от козней «глобальной закулисы» и прочих внешних врагов, необходимостью борьбы с внутренней «пятой колонной» и других типичных для всякого тоталитаризма приемов обмана народных масс. Пропаганда дополняется политикой изощренной расправы со всякой оппозицией (например, уголовное преследование Ходорковского, Навального, Удальцова, участников «болотного дела» и других), реформами «оптимизации» образования и здравоохранения, которые приводят к существенному снижению их качества и доступности, усилением экономического давления па население за счет повышения тарифов ЖКХ, налогового бремени, созданием труднопреодолимых барьеров в развитии малого и среднего бизнеса и многими другими способами.

Наличие в стране противоречия между государством и гражданским обществом является иаилучшим организационным условием для практической реализации современных социально-философских принципов. Полное отсутствие гражданского общества закономерно ведет к абсолютизации власти со всеми вытекающими отсюда последствиями: установление диктатуры либо тоталитаризма, утверждение одной господствующей в обществе политической партии, уничтожение оппозиции, расправа со всяким инакомыслием, бегство наиболее образованных и талантливых людей из страны, сковывание предпринимательской инициативы и т.д. и т.п. Все это, называя философским языком, есть следствия метафизической организации общественной жизни, которая устраняет главное движущее противоречие в развитии общества.

Именно противоречие между государством и гражданским обществом является основным движущим противоречием, поскольку оно, во-первых, действует в сфере власти и управления обществом. А власть, будучи вторичной по отношению к экономике, может оказывать на нее сильное обратное воздействие. Положительное воздействие, соответствующее объективным тенденциям развития экономики, делает власть сильной, прогрессивной, и очень устойчивой (пример такой власти демонстрирует современный Китай). Но даже когда государственная власть отрицательно воздействует на экономику, субъективно, не учитывая объективных тенденций экономического развития, она благодаря репрессивному политическому режиму либо за счет превращения экономики в сырьевой придаток наиболее развитых стран мира, может загнивать очень долго (это подтверждают многочисленные примеры диктаторских режимов в современной Африке и Латинской Америке).

Во-вторых, из всех противоречий в сфере власти и управления противоречие между государством и гражданским обществом является наиболее общим и самым фундаментальным. Все остальные противоречия либо конкретизируют данное, либо касаются одной из его противоположностей. Например, противоречие между властью и отдельными средствами массовой информации (СМИ), которые выступают в качестве элементов гражданского общества, конкретизирует фундаментальное противоречие между властью и гражданским обществом. Примерами противоречий, действующих лишь в одной из противоположных сторон фундаментального противоречия, могут быть противоречия между разными группировками властвующей элиты или противоречия между разными видами СМИ (телевидением и прессой, радио и телевидением), или противоречия между государственными и общественными СМИ, или противоречия между разными политическими партиями, общественными организациями и т.д.

В-третьих, от характера противоречия между государством и гражданским обществом зависит состояние многих сфер общественной жизни. Если гражданское общество неразвито, слабое и не может эффективно влиять па государственную политику, то власть беспрепятственно делает все, что считает нужным. Таково положение в современной России: государство проводит «оптимизацию» образования и здравоохранения вопреки выступлениям видных ученых, академиков, педагогической и медицинской общественности; с помощью зависимого от исполнительной власти суда превращает законы в «дышло» и осуждает невинных оппозиционеров, но освобождает от наказаний проворовавшихся высокопоставленных государственных чиновников. И напротив, развитое, сильное гражданское общество, которое является равным партнером государства, может удерживать власть от непродуманных, антинародных, реакционных реформ (как это например, неоднократно было в последние десятилетия во Франции с попытками реформирования образования).

В-четвертых, слабое, неразвитое, гражданское общество (и тем более отсутствие его в обществе) не может удержать государство от развращения, и оно закономерно приобретает диктаторский либо тоталитарный характер. А это в свою очередь перекрывает обществу все возможности прогрессивного развития, более того, с необходимостью ведёт его по пути деградации, упадка и в конечном счёте к краху, развалу, а то и исчезновению с политической карты мира.

В-пятых, отсутствие действенного противоречия между государством и гражданским обществом (из-за слабости, неразвитости последнего) существенно уменьшаются возможности индивидов (либо совсем ликвидирует их) для развития и реализации своей индивидуальности. Государство, таким образом, поощряет эмиграцию наиболее активных, талантливых членов общества в развитые страны мира, лишая свою страну творческих сил, которые способны вести общество по пути прогресса, но опасны для государственной власти.

Отсутствие возможностей у индивидов для развития и реализации своей индивидуальности, в свою очередь, превращает индивидов в глубоко несчастных людей. Ведь высшее счастье человек обретает только тогда, когда он при наличии достаточных условий жизни (соответствующих современному уровню технико-технологического, материального и духовного развития человечества) свободно и в полной мере реализует свою индивидуальность, проявляет себя как уникальную, неповторимую, общественно полезную личность.

Современная эпоха характеризуется переходом наиболее развитых стран мира от индустриальной к информационной цивилизации; установлением не только в развитых, но даже во многих развивающихся странах демократии; действием глобализации, которая сближает страны и народы, сплачивает их в единое человечество; свободным циркулированием в мире людей, идей и информации (во многом благодаря СМИ и Интернету) и другими преобразованиями. В свете этих процессов для всех образованных людей становится все более очевидной архаичность, неэффективность, нерациональность и бесперспективность авторитарных, тоталитарных и диктаторских политических режимов. В 21 веке хорошо образованные люди уже не могут не видеть в таких формах власти нечто просто неприличное. Это чувствуют сами правители, которые в процессе всё усиливающегося развращения начинают мечтать об установлении единоличной власти. И они пытаются как-то маскировать, оправдывать свои действия в направлении установления недемократических режимов какими-то благими намерениями. Выдумывают, к примеру, будто они устанавливают ие авторитаризм, а эффективную в управлении страной вертикаль власти, не тоталитаризм, а суверенную демократию и тому подобное.

Если в предшествующие века правители не озабочивались вуалированием, оправданием своих диктаторских устремлений, поскольку необразованный народ довольствовался религиозными сказками о правителе как наместнике бога на земле, то в 20 веке исторические, социально-культурные условия в Европе настолько изменились, что диктаторы вынуждены были большое внимание уделять разработке таких идеологий, которые могут увлечь народы и вдохновить их на реализацию предлагаемых правителями планов. В этих условиях огромное значение приобрела соответствующая идеологическая пропаганда, направленная на оболванивание народа. Наибольших успехов в этом достигли немецко-фашистская национал-социалистическая и советская коммунистическая пропаганды. Борьба между ними, а каждой из них с демократическими идеями в конце концов вылилась во вторую мировую войну, в тяжелейшие бедствия и страдания не только немецкого и советского народов, но и многих других пародов мира.

Оголтелая, прямолинейная пропаганда заменяется в современном мире более тонкими приёмами идеологического воздействия власти на свой народ и в борьбе против идейных противников па международной арене. При этом используются самые изощренные формы и способы идеологической обработки народа от снижения качества образования за счет проведения бесконечных формалистических реформ (и, разумеется, прикрытых благородной целью - необходимостью вхождения в Болонский процесс) до приспособления символов старой власти к потребностям новой (например, постсоветское празднование Дня Победы[12]).

Огромная роль в формировании и развитии гражданского общества принадлежит политической элите общества. Элита, по определению С. И. Ожегова в словаре русского языка, - это «лучшие представители какой-нибудь части общества, группировки и т.п.»[13] Следовательно, политическая элита общества - это лучшая часть людей, занимающихся в обществе политикой. Здесь важно определить смысл понятия «лучшая». В каких отношениях лучшая часть? Вероятно, прежде всего в профессиональном отношении, т. е. эта часть людей получила специальное политическое образование, которое позволяет ей профессионально заниматься управлением общества, осуществлять властные функции. Помимо специальных знаний политическая элита должна иметь опыт применения этих знаний на практике.

Однако знания и опыт могут использоваться в политической практике с самыми разными целями, причём как во внутренней, так и во внешней политике. Этими целями могут быть: интенсивное или экстенсивное развитие страны, традиционное или модернизационное, научное или обыденное (так сказать, здравосмысловое), направленное на наукоёмкое, технико-технологическое развитие или на сырьевую ориентацию, поиск своей ниши в международном разделении труда или разбазаривание общественных ресурсов на бесплодные проекты, подъём уровня и качества жизни населения или ничтожные поиски объединительной идеи для общества, развитие малого и среднего бизнеса или забота о макроэкономических показателях и т.д.

Чтобы правильно определять цели деятельности властвующей элиты, нужно постоянно помнить, в чём заключается сущность власти в обществе, каково её назначение. В современном мировом политологическом сообществе прочно утвердилась концепция договорной сущности власти, которая обосновывается договорной теорией общества, разработанной еще в 17-18 веках западноевропейскими философами Гоббсом, Локком, Монтескьё, Вольтером, Руссо и другими. В соответствии с нею, сущность власти связывается с тем, что парод передал ей часть своих естественных прав, чтобы она наилучшим образом гарантировала их обеспечение. Если раньше это понималось буквально, то теперь это трактуется фигурально, т. е. никакой публичной передачи народом своих прав и свобод власти с заключением письменного договора не происходило и не происходит. Но по своей сути власть должна обеспечивать народу реализацию им своих прав и свобод. Власть должна служить интересам народа. В этом весь смысл её существования. И, соответственно, если власть плохо служит, не обеспечивает его права и свободы, то она не имеет права па существование.

В наиболее развитых странах так и происходит: если одна властвующая элита плохо выполняет свои обязанности перед пародом либо, используя своё служебное положение, начинает заниматься личным обогащением, то она тотчас уходит в отставку и на её место приходит другая группировка из политической элиты. Кроме этого предусмотрена периодическая замена властвующих групп на выборах законодательных органов и президента. Порядок ротации в каждой развитой стране закреплен в конституции и неукоснительно соблюдается. При этом развитое гражданское общество решительно пресекает все попытки изменить его и открыть путь к политическому разврату: покушению па гражданское общество, ограничению прав и свобод граждан, коррупции, беззаконию, стремлению к авторитаризму, тоталитаризму или диктатуре и т.д.

В развивающихся странах, где слабое гражданское общество, против попыток властвующей группировки конституционно увековечить свою власть, узаконить те или иные лазейки к политическому разврату эффективно выступить не может никто, кроме парода, терпение которого не безгранично и в какой-то момент лопается, взрывается стихийными возмущениями - массовыми демонстрациями, поджогами автомобилей и уличными погромами, «майданами» и тому подобными выступлениями. В результате происходит нецивилизованная смена властвующей группировки.

В современной России властвующая элита ведёт себя так же, как и в других развивающихся странах. Помимо усилий по сдерживанию развития гражданского общества и приручения его, она пытается внедрять социально-информационные технологии. И, разумеется, в своих интересах - установления тотального контроля за населением. Реализуемые в настоящее время общероссийские проектные направления по форсированному переходу общества на электронные деньги и электронные платежи, па электронные документы и электронный документооборот, по массовому размещению в стране электронных (цифровых) камер видеонаблюдения очень напоминают реализацию Оруэлловских антиутопий. Причём делается это без общественного обсуждения, часто в ущерб интересам граждан, без гуманитарной экспертизы социально-гуманитарных технологий.[14] Если советскую Россию называли в мире «Верхняя Вольта с ракетой», то современную Россию скоро будут, вероятно, называть «Верхная Вольта с гаджетом». Состояние современной российской властвующей элиты вызывает глубокие опасения у передовых стран мира из-за её наплевательского отношения к своему пароду и непредсказуемого поведения па международной арене.

В России у власти находится путинская группировка, которую в оппозиционной прессе справедливо называют кооперативом «Озеро», поскольку поставил на ключевые посты в государстве своих друзей (и в том числе по дачному товариществу «Озеро»), однокашников, хороших знакомых по принципу личной преданности, а не по деловым качествам. Отсюда закономерно снизилась эффективность управления народным хозяйством (экономика практически не развивается) и возросла коррупция во власти, произошло сращивание власти с криминалом, усиливается поляризация общества (количество миллиардеров растёт, а жизненный уровень парода стоит на месте).

Надо заметить, что не только властвующая группировка, но и вся политическая элита в нынешней России обладает далеко не лучшими качествами. Причина этого видится в том, что перестройка в пашей стране была начата сверху и проведена советской номенклатурой. Именно ей, управляющей народным хозяйством, лучше всего было видно, что социализм проиграл в историческом споре с капитализмом, что надо перестраивать экономику на капиталистический лад. И в этих условиях она сделала всё для того, чтобы ограбить народ и получить в собственность все народные богатства. Такое могли сделать только люди с низким уровнем моральных качеств, не любящие свой парод и с презрением относящиеся к нему, готовые ради личного обогащения па любые преступления, лишённые патриотизма по отношению к своей Родине. По своей сути нынешняя политическая элита - это советская номенклатура (с её родственниками, друзьями, однокашниками, холуями и т.п.), соединённая с криминалом. И поскольку советская номенклатура, как и весь социализм, была без человеческого лица, постольку и у нынешней элиты его не оказалось.

Политическая элита в современной России оказывает негативное воздействие на другие элиты (научную, художественную, образовательную, техническую и т.д.), вступая с ними в противоречие. Например, осуществляя реформу Российской академии наук, политическая элита вступила в противоречие с научной элитой, которая, соглашаясь с необходимостью реформирования РАН, категорически выступила в основной своей массе против правительственной реформы. Аналогичным образом значительная часть образовательной элиты выступила против правительственной реформы среднего и высшего образования. Однако давление политической элиты на иные при проведении реформ столь велико, что всё больше представителей специализированных элит (научной, образовательной) вынуждены соглашаться, хотя понимают разрушительный характер этих реформ. Таким образом, политическая элита развращает другие элиты нашего общества, ухудшая качество тех или иных сфер общественной жизни.

Существуют большие специфические различия между столичной элитой и провинциальными. В меньшей мере они сказываются в политической сфере, а в большей - в иных (в образовательной, художественной, технической и т.д.). Причем в каждом субъекте Российской Федерации элиты обладают специфическими особенностями. Например, в Дагестане национальный момент элиты (особенно политической) является чрезвычайно важным и острым, а в Ярославской области он не имеет особого значения. Однако при всех различиях между провинциальными элитами есть у них общие черты, отличающие их от столичной элиты. В ряду этих черт можно отметить следующие:

  • - тесная связь с народом. Провинциальная элита вырастает из народа и живёт в народной среде. В то время как столичная и формируется прежде всего из элитных семей, и живёт в отрыве от народа, зачастую не зная его;
  • - не забывает, как правило, свою основную задачу - служение народу;
  • - занимается решением конкретных, малых задач, связанных с проблемами региона, и уже через них выходит па федеральные и глобальные проблемы;
  • - задачи, решаемые провинциальной элитой, имеют персонифицированный характер, выходят на конкретных лиц, с которыми элита вступает в контакт;
  • - в деятельности провинциальной элиты очень сильна опора на лучшие традиции русской (или соответствующей для данного региона национальной) интеллигенции;
  • - среди провинциальной элиты чаще можно встретить интеллигентов в классическом понимании этого слова, в то время как в столичной элите господствуют интеллектуалы, а интеллигенты являются белыми воронами и быстро вытесняются из неё.

Развращённая элита страны не может не действовать развращающе как на специфические столичные, так и на провинциальные элиты. Москва, как говорят в пароде, - это не Россия. И это не случайно, ибо всегда в советские времена столица была на особом положении, играя роль витрины первой страны социализма. И сейчас Москва, обирая провинцию, все деньги стягивает на себя. Поэтому и сейчас жизненный уровень москвичей гораздо выше, чем провинциалов. Правда, если раньше (в советские времена) провинциалы ездили в Москву за всем необходимым (от колбасы до мебели), то теперь и в провинции, куда проникли все отечественные сетевые супермаркеты и даже мировые торговые фирмы, они могут купить всё, что хочется. При этом жизненный уровень москвичей остаётся значительно более высоким, чем уровень жизни провинциалов, за счёт разной оплаты труда. Таким образом, самый мощный - материальный фактор, побуждавший провинциалов устремляться в Москву, несколько ослаб и сохраняет своё значение не для провинциальной элиты, а лишь для безработных и малооплачиваемых работников.

Для провинциальной элиты, пожалуй, самым важным побудителем переезда в столицу является карьерный фактор. Но здесь действует жёсткая конкуренция (провинциалов в России много, а хороших мест для приложения сил талантливым людям даже в столице мало). Творческая провинциальная элита крайне редко перебирается в столицу и только благодаря выдающемуся таланту. Остальные представители творческой провинциальной элиты трудятся в меру своего таланта в провинциальных городах и весях.

Что же касается нетворческой провинциальной элиты (и прежде всего политической), то она ради карьеры готова и идёт на многое: возит московским начальникам роскошные подарки, устраивает обильные угощения с банями и девочками, организует развлечения с охотой или рыбалкой (иногда даже в нарушение соответствующих законов) и т.д. И лишь немногие представители политической элиты в силу разных причин трудятся и честно делают карьеру в провинции, не мечтая перебраться в столицу. Но те, кто мечтает о Москве, просто не могут, даже если бы и хотели, остаться не развращёнными политиками.

Противостоять этому разврату на всех уровнях может только гражданское общество. Чем более развито гражданское общество, чем больше самых различных общественных организаций и движений входит в него, тем больше возможностей имеет оно для контроля за государством, для удержания его органов и отдельных представителей от злоупотребления служебным положением, от нарушений законов, от ущемления, ограничения прав и свобод граждан. Гражданское общество в столице и Петербурге (который справедливо называют второй столицей) является наиболее развитым, поскольку в них находятся федеральные офисы и представительства всероссийского гражданского общества. В провинциальных городах представлены даже не все политические партии (за исключением партии власти «Единая Россия»),

В то же время в провинции могут возникать такие общественные организации и движения, которые получая большую поддержку граждан, обретают широкую известность в стране. Примером этого может служить общественный фонд «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Председатель его Евгений Ройзман, благодаря поддержке граждан, был избран мэром города Екатеринбурга. Став частью государства, он не утратил связей с общественным фондом «Город без наркотиков». И эта связь является надёжным средством удержания его самого от политического развращения. Более того, приход во власть таких людей, как Евгений Ройзман способствует оздоровлению государственных органов, удерживанию их и отдельных чиновников от развращения, укрепляет связь государства с пародом, повышает доверие парода к государственным органам, возвращает государству истинный смысл его существования - служение народу.

Пример деятельности общественного фонда «Город без наркотиков» убедительно показывает, что:

  • - провинциальное гражданское общество, порождаемое самодеятельностью народа, выражает его насущные интересы;
  • - оно выражает такие интересы народа, которые не может (а иногда не хочет) выражать тот или иной орган власти;
  • - гражданское общество, занимаясь конкретными, насущными проблемами граждан, вскрывает недостатки, упущения и пороки деятельности государственных органов;
  • - провинциальное гражданское общество в состоянии проследить и вмешаться в каждый конкретный случай злоупотребления властью (конкретным чиновником) своим служебным положением, добиваться наказания виновных и соответственно очищения государственной власти. Сама власть, пропитанная круговой порукой и ложно понимаемой защиты «чести мундира», не в состоянии делать этого. Практика демонстрирует, что никакие государственные контрольноревизионные органы и службы собственной безопасности не гарантированы от развращения, продажности и слияния с криминалом. Гражданское же общество благодаря поддержке народа, прозрачности и публичности своей деятельности, каждого своего действия, по сути своего существования и предназначения неподкупно, антикоррупционно и антикримипально;
  • - функционирование гражданского общества есть самая лучшая школа политического просвещения, образования и воспитания народа. Только гражданское общество может эффективно противодействовать государственной политике отвлечения народа от острых политических проблем (чем особенно рьяно и весьма успешно занимается телевидение со своими развлекательными шоу, бесконечными конкурсами и т.п.), идеологического промывания мозгов народа, откровенного обмана и оболванивания.

Отмеченные и другие функции гражданского общества (как столичного, так и провинциального, в большей или меньшей мере) свидетельствуют о его огромной, ничем и никем не заменимой роли в борьбе со злоупотреблениями государственной власти, в развитии и совершенствовании государственных органов, в защите интересов, прав и свобод граждан, в политическом просвещении и воспитании народа, в подъёме его политической активности и самодеятельности, в прогрессивном развитии не только политической системы, но и общества в целом.

Обязательным условием эффективности гражданского общества является его тесное взаимодействие со средствами массовой информации (СМИ). Каждый шаг каждой организации гражданского общества не должен быть замалчиваем; каждый случай злоупотребления государственной властью должен становиться достоянием общественности. Ведь ни один злоупотребляющий властью чиновник добровольно не сознается в своём преступлении, напротив, будет делать всё для его сокрытия, будет угрожать расправой и пытаться делать это в отношении конкретных членов гражданского общества, которые раскрыли его преступление. И только СМИ, информируя общественность о том или ином злоупотреблении властью, делают его публичным и тем самым спасают активистов гражданского общества от расправы.

Гражданское общество может наиболее успешно взаимодействовать с оппозиционными и независимыми от власти СМИ, т. е. такими, которые по своей сути являются элементами гражданского общества. Однако вследствие противоречия между государственными и оппозиционными СМИ часто возникает между ними полемика по тем или иным актуальным вопросам, событиям, ситуациям, что может быть на пользу гражданскому обществу. Через такую полемику можно привлечь к актуальным политическим и социально-культурным проблемам внимание широкой общественности, дать правильную трактовку событий, ситуации и найти наилучшее решение проблемы.

Особняком от всех СМИ стоит Интернет с его всемирными социальными сетями. Он буквально мгновенно может разнести информацию по всему миру, обеспечить широкий резонанс любому важному для людей событию. Однако и здесь государства не могут спокойно смотреть па большие возможности социальных сетей для сплочения народа вообще и по конкретным событиям, ситуациям в частности. И оно пытается как-то ограничить деятельность людей в Интернете. Например, недавно государственные налоговые органы Венгрии предприняли попытку ввести налог на пользование Интернетом, но массовые демонстрации протеста пресекли эту попытку. В пашей стране государство ввело правило, что если какой-то блог посещают более трёх тысяч человек в день, то этот блог считается средством массовой информации и к нему предъявляются все соответствующие требования и ограничения. Разными способами все недемократические государства либо с неразвитой демократией всячески пытаются поставить под свой контроль новейшие средства коммуникации, ущемляя тем самым права и свободы граждан, ограничивая возможности гражданского общества.

Таким образом, в настоящее время наилучшие организационные условия для реализации современных социально-философских принципов с целью модернизации, улучшения, совершенствования общества создаёт гражданское общество. Поэтому в организационном плане первейшей задачей парода и прежде всего его наиболее активных представителей является формирование и развитие гражданского общества, создание его элементов (организаций, фондов, товариществ, объединений, комитетов, сообществ и т.п.) во всех сферах общественной жизни и по всем проблемным направлениям. Каждый элемент гражданского общества будет жизнеспособен только тогда, когда будет выражать, защищать и удовлетворять тот или иной конкретный интерес какой-либо социальной общности или народа в целом.

Далее встаёт вопрос о методах, способах, методиках претворения в жизнь гражданским обществом современных социально- философских принципов. Исследованию этого вопроса и посвящён следующий раздел данной работы.

  • [1] См.: Хорошее общество: социальное конструирование приемлемого для жизниобщества / Отв. ред. В. Г. Федотова. - М.: ИФ РАН, 2003; Федотова В. Г. Хорошееобщество. - М.: Hpoipecc-Традиция, 2005; Федотова В. Г. Социальные инновациикак основа процесса модернизации общества // Вопросы философии, 2010, № 10;Федотова В. Г., Колпаков В. А., Федотова Н. Н. Меняющаяся социальность: будущее капитализма // Вопросы философии, 2011, №6; Федотова В. Г., КолпаковВ. А., Федотова Н. Н. Какая модернизация и какой капитализм нужны России? //Вопросы философии, 2013, № 10 и др.
  • [2] Бауман 3. Индивидуализированное общество. - М.: Логос, 2005. - С. 254.
  • [3] Там же. - С. 255.
  • [4] Материалы его см.: Перспективы становления гражданского общества в России //Полис. - 2012. -№ 2, № 3.
  • [5] Соловьев А. И. Российское общество как форум |ражданских ассоциаций //Полис.-2012,-№2.-С. 127.
  • [6] Федотова В. Г. Непостороенная демократия. Поучительные уроки. И Полис. -2012.-№ 2.-С. 135.
  • [7] Неклесса А. И. Генетика гражданского общества // Полис. - 2012. -№ 3. - С. 81.
  • [8] Зубов А. Б. Восстановление гражданского общества в России // Полис. - 2012. -№ 3. - С. 88.
  • [9] Подробнее об этом и о последующем историческом развитии содержания данногопонятия см.: Мартыненко В. В. Государство и гражданское общество - дихотомияили единство// Вопросы философии, 2011, № 10.
  • [10] Указ. соч. - С. 26.
  • [11] См., например: Зеленков М. К). Политология для юристов в таблицах и схемах:Учебное пособие. - Ростов н/Д, 2009. - С. 78.
  • [12] Подробнее об этом см.: Поцелуев С. П. Феномен символического диалога в политике: условия возможности и российские практики // Вопросы философии. - 2014.- № 7.
  • [13] Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1988. - С. 741.
  • [14] Подробнее об этом см.: Малков С. М. Информационные технологии: «старшийбрат смотрит на тебя» // Человек. - 2014. - № 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >