Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История
Посмотреть оригинал

ПРОЦЕСС САМОИДЕНТИФИКАЦИИ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ: РУССКАЯ СПЕЦИФИКА (XIII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVI В.)

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ

Рассмотрение общественного развития через призму идентичности является одним из наиболее актуальных направлений современной туман итаристики. Данный аспект высвечивает глубинные явления исторического процесса, а значит, наиболее объективно отражает его. В основе аспекта лежит понятие идентичность (от позднелат. identifico — отождествляю), которое выражает идею тождества и постоянства индивида и его самосознания, сохраняющиеся или изменяющиеся в результате средовых воздействий. Благодаря трудам историков и социологов XIX—XX вв. И.Тэна, Ж-.А. Гобино, Э. Гидденса, психологов XX в. — 3. Фрейда, К-Г. Юнга, Э. Эриксона, Р. Баумайстера, отечественного историка Б.Ф. Поршнева и других ученых, понятие идентичность в современных научных исследованиях рассматривается в трех модальностях. Первая — означает единство и преемственность психофизиологических процессов, а также свойство организма, благодаря которому он отличает свои клетки от других. Вторая — предполагает восприятие личности самой себя субъектом деятельности, в которой цели, мотивы и установки формируют самость, рефлектирующую в терминах собственной биографии. Третья — выражает осознание человеком своей принадлежности к определенным общностям, превращающее его из биологической особи в социального индивида, позволяющее ему оценивать свои социальные связи в терминах «мы» и «они». При этом главным условием определения модальностей является историчность. Таким образом, проблема идентичности изучается с учетом психологического, биологического и социального факторов, лежащих в основании историко-генетического подхода к истории.

Учет индивидуальных особенностей, опыта и мироощущения личности как субъекта истории, равно как и осмысление народом или нацией себя как самотождественного и единственного в своем роде объединения, важен для понимания процесса самоидентификации. Он харастеризуется политико-экономическими и национально-культурными особенностями, которые могут быть как устойчивы, так и переменчивы. Коренные изменения социума, обусловливающие самоидентификаци- онный процесс, происходят на этапе кризиса или в «переломное время» (Р. Козеллек1), когда распадаются привычные связи, разрушаются культурные традиции и формируется новая идентичность. Свойственные культуре духовные установки, образцы мышления и поведения определяют формы социального поведения индивидов и групп, отражаемые в языке, символах, жизненном укладе, ритуалах и социальных институтах, литературе и искусстве. Поскольку каждое новое поколение отклоняет или заново усваивает, транформирует и переосмыливает культурные установки, ценности и нормы, постольку культура выступает условием самоидентификации.

Р. Баумайстер (р. 1941) выделяет пять этапов складывания исторической идентичности: первый этап — идентичность предписания (первобытный род); второй — единичной транформации (ранее средневековье); третий — иерархии критериев (позднее средневековье); четвертый — необязательного выбора (XVIII в.), а пятый — необходимого выбора (современность)[1] [2]. Осмысление человеком своей идентичности выступает главным признаком любого из этапов. В Средние века это привело к единичной трансформации, проявившейся в возникновении сельской (принадлежность к земле) и городской (принадлежность по занятию) идентичностей, существенным образом повлиявших на общественную практику и ход исторического развития. В целом Средневековье создало новую, искусственную, но достаточно стабильную форму религиозной идентичности, акцентирующей идеалы Бога и ставшей культурной доминантой.

Немецкий историк К. Лампрехт, используя культурологический подход, предложил внутреннюю периодизацию Средневековья (X—XIII вв. — эпоха «типизма», XIII—XIV вв. — «конвенционализма» и XV — первая половина XVI в. — «индивидуализма»). Рассматривая каждый этап как культурную эпоху, К. Лампрехт подчеркивал решающее значение «психогенетических» движущих сил в истории, которые создают в каждом из них специфическую духовную общность, названную им «культурным диапазоном»[3]. Так, отличительной чертой эпохи «типизма» считалось сильно ограниченное «национальной орнаментикой» духовное настроение, проявлявшееся не в индивидуально-умственном содержании, а в типично-национальных формах восприятия окружающей действительности (легендах, фольклорных сказаниях и народных танцах). В эпоху «конвенционализма» лейтмотивом духовности становится осознание обществом понятий человеческой судьбы и Бога, что приводит к изменениям во взаимоотношениях между соплеменниками, выражавшимся в формировании правовых отношений, подъеме литературы и искусства. Активизация диалога между городом и деревней, постепенное укрепление «денежно-хозяйственных тенденций» в экономике, а также борьба за инвеституру1 и политическое лидерство между римскими папами и императорами стали видимым результатом этого процесса в первой половине XII в. Средневековые города становятся территориями нерушимого мира Средневековья. Постепенное вытеснение и, наконец, полная замена на протяжении всего XV в. натурального хозяйства рыночными отношениями являлись экономическими факторами, подготовившими наступление новой эпохи, в которой индивидуализм как основополагающий принцип общественной жизни вызвал «полный, навеки неизгладимый разрыв со средневековым духом».

  • [1] Козеллек Р. (1923—2006) — знаменитый немецкий историк и теоретик исторической науки.
  • [2] Заковоротпая М.В. Идентичность человека. 1999. URL: http://filosof.historic.ru>books/item/f00/s00/z0000729/
  • [3] Лампрехт К. История немецкого народа: в 3 т. СПб., 1898.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы