Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История
Посмотреть оригинал

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ В СРЕДНИЕ ВЕКА

СПЕЦИФИКА РОССИЙСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Вопрос о правомерности использования применительно к российской истории термина «Средневековье» вызывает на сегодняшний день споры в исторической науке. Если это использование правомерно, то будут ли меняться значение самой дефиниции и временные рамки данного исторического периода именно в контексте русской истории? Необходимо признать, что окончательные, сколько-нибудь однозначные ответы на эти вопросы дать невозможно. Специфика российского Средневековья тесно связана со следующим комплексом проблем:

  • ? периодизация Средневековья как отдельного исторического периода;
  • ? сопоставимость таких дефиниций, как «Средневековье» и «феодализм», специфика русского феодализма;
  • ? зарождение и эволюция государственности на Руси.

Определяя средневековую эпоху как время господства феодальных

отношений, а подобная точка зрения была характерна для советских историков, следует иметь в виду, что понятие «Средние века» и «феодализм» не совсем тождественны даже для Европы. Феодальные отношения в известной мере сосуществовали с патриархальным укладом, а позднее с капиталистическим. Исходя из этого, хотя с общепринятой в отечественной историографии точки зрения, в России феодальный период приходится на IX—XIX вв., это время в целом нельзя назвать эпохой Средневековья. Ж. Ле Гофф пишет: «В славянских и скандинавских странах местные традиции придали феодализму другие нюансы»[1]. На Руси присутствуют все три составляющие феодализма: условность землевладения, связь власти с землевладением, иерархическое деление. Но эти черты имеют особенности, выраженные в следующем:

  • ? во-первых, боярин мог служить не тому князю, у которого брал землю;
  • ? во-вторых, далеко не все княжества были связаны между собой договорами, как это было с западными сеньориями;
  • ? в-третьих, существовали особая трансформация боярского иммунитета и иной характер феодальной иерархии.

Все это является нюансами русского феодализма, отнюдь его не отменяющими. Кроме того, следует иметь в виду, что феодальное общество аграрно, города и торговля находятся в упадке. Именно возрождение городов и вызванный им рост торговли — одна из многих причин разрушения феодализма в Западной Европе. На Руси же сложилось иначе. По мнению Б.А. Рыбакова, именно в XII в. одновременно с распадом Киевской Руси исконная замкнутость хозяйства начала частично разрушаться. «Городские мастера все больше переходили к работе на рынок, их продукция все в большей степени проникала в деревню, не меняя, правда, основ хозяйства, но создавая принципиально новые контакты города с возникающим широким деревенским рынком»[2], — заключает академик. Иначе говоря, русские города вовсе не теряют своего значения, более того, появляются новые города, такие как Москва. Таким образом, на Руси, скорее всего, был феодализм, но с некоторыми особенностями, обозначенными выше, и высокий по сравнению с Западом уровень роста городов представляется одной из них.

На протяжении тысячи лет жизни феодальный строй в России прошел несколько фаз:

  • ? раннефеодальную монархию, объединявшую старые племенные союзы;
  • ? период феодальной раздробленности, когда кристаллизуются политические образования меньших размеров и на более прочных основаниях;
  • ? фазу преодоления феодальной раздробленности и создания национального централизованного государства.

На первое место среди таких народов история поставила русский народ, создавший в XV в. Московское великое княжество, превратившееся в 1480 г. в самостоятельное централизованное государство, объединившее сотни мелких княжеств и отдельных народностей, судьбы которых надолго оказались связанными с Россией. Еще одной опорной точкой в определении начала Средневекового периода может служить на Руси образование государства у восточных славян. Данные «Повести временных лет» (начало XII в.) легли в основу так называемой норманнской теории, разработанной в XVIII в. немецкими учеными, состоявшими на русской службе. Ее сторонники приписывали создание государства варягам. Крайние норманисты делали вывод об извечной отсталости славян, якобы не способных к самостоятельному историческому творчеству. Некоторые дореволюционные и большинство советских историков оспаривали эту теорию, сформулировав, таким образом, антинорманнскую теорию. Так, академик Б.А. Рыбаков доказывал1, что варяги появились в Восточной Европе тогда, когда Киевское государство (возникшее якобы в VI в.) уже сложилось, и использовались лишь как наемная военная сила. Летописные сведения о мирном призвании варягов он считал поздней вставкой. Кроме того, в середине XIX в. сложилась так называемая государственная школа, сторонники которой вообще отрицали наличие государственных отношений в Древней Руси, где господствовали родовые отношения. Например, С.М. Соловьев считал[3] [4], что государство появилось только в XVI в.

Современные исследователи, преодолевая крайности этих теорий, пришли к следующим выводам.

  • 1. Формирование основ государства началось до варягов, сам факт приглашения которых на княжение свидетельствует о том, что эта форма власти была уже известна славянам.
  • 2. Рюрик — реальная историческая личность; будучи приглашенным в Новгород на роль арбитра и, может быть, защитника от заморских варягов, он захватывает власть, подавив восстание под руководством Вадима (скорее всего, местного племенного князя). Его появление в Новгороде (мирное или насильственное) никак не связано с зарождением государства.
  • 3. Норманнская дружи на активно использует элемент насилия для сбора дани и объединения славянских племенных союзов, что в определенной степени ускоряет формирование государства. Одновременно происходит консолидация местной княжеско-дружинной верхушки, ее интеграция с варяжскими дружинами и славянизация самих варягов.
  • 4. Олег, объединив Новгородскую и Киевскую земли и сведя воедино путь из варяг в греки, подвел экономическую базу под складывающееся государство.
  • 5. Этноним «русь» северного происхождения. И хотя летопись относит его к одному из норманнских племен, скорее всего, это собирательное имя (финск. Ruotsi — гребцы). Оно скрывало не этническую, а этносоциальную группу, состоящую из представителей различных народов, занимающихся морским разбоем и торговлей[5].

Особенности древнерусской раннефеодальной монархии проявлялись в сохранении элементов догосударственной системы организации общества, пришедших из эпохи военной демократии и ограничивающих княжескую власть. К ним относится вече, которое, например, активно действует в Новгороде на протяжении всего XI в. и позднее. В Киеве же о его существовании нам известно меньше, так как летописи фиксируют его созывы только в кризисные моменты. Двоякую роль играла и княжеская дружина. С одной стороны, она была носительницей принципа государственности, а с другой — сохраняла традиции племенной демократии. Дружинники воспринимали себя не подданными, а соратниками и советниками князя. Владимир не только советовался с дружиной в делах государственных и военных, но и в повседневной жизни вынужден был считаться с ее мнением. Так, летописец приводит случай, когда дружина выразила свое недовольство скупостью Владимира, выставившего во время пира деревянную посуду. Князь, посчитав, что «потеря дружины стоит дороже злата и серебра», удовлетворил ее требование. Наиболее авторитетные, старшие дружинники, которые составляли постоянный совет (думу) князя, назывались боярами. Младшие дружинники — рядовые воины — именовались отроки и гриди. В Древней Руси власть великого князя не обязательно передавалась от отца к сыну. К элементам догосударственных отношений следует отнести и то, что Древняя Русь воспринималась сознанием современников как владение всего рода Рюриковичей. Оно предполагало так называемое лествичное право наследования, т.е. передачу власти по старшинству (например, от умершего князя не к его старшему сыну, а ставшему старшим в роде следующему брату). Таким образом, согласно господствующим вечевым представлениям людей той эпохи, князь имел власть только как представитель всего рода. Складывался не монархический, а родовой, или династический, сюзеренитет, ставший стержнем государственной системы Древней Руси. Подводя итог, следует отметить многообразие точек зрения на российское Средневековье, общепринятой же является та, что относит начало периода к моменту образования у восточных славян государственности, а конец — к преобразованиям Петра Великого.

  • [1] Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М. : Изд. гр. Прогресс ; Прогресс-Академия, 1999. С. 89.
  • [2] Рыбаков Б А. Киевская Русь и киевские княжества XII—XIII веков. М.: Наука,
  • [3] Рыбаков Б А. Указ. соч.
  • [4] Соловьёв СМ. История России с древнейших времен. В 18 кн. М.: Голос; Колокол-Пресс, 1993—1998. URL: http://www.magister.msk.ru/library/history/solov/
  • [5] История России с древнейших времен до конца XVIII века. М.: Изд. МГУ, 1997.С. 59-60.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы